Санкции против кремлевского режима, вызванные прежде всего его агрессией против Украины, действуют уже почти четыре года.

Российская сырьевая клептономика стагнирует с 2010 года и не способна ни на какое творческое развитие. Санкции, ограничивающие доступ к внешнему финансированию и западным технологиям, усугубляют это состояние. Коллапс экономики может теперь наступить быстрее, скажем, не через 6 лет, а через 3 года. Теоретически это неприятно, но никак не влияет на текущее поведение правящей верхушки.

Тем более, что кремлевская пропаганда до самого последнего времени блестяще справлялась с санкциями, круглосуточно конвертируя их в теленаркотик национальной гордыни, высокомерия и победобесия — бездуховный Запад тщетно пытается унизить и остановить неудержимо встающую с колен Великую Россию. Причем правящая верхушка, порождающая это пойло для окормления масс, сама же наиболее жадно его и потребляет, заглушая мучительный комплекс неполноценности.

Но в гибридной информационной войне за умы и сердца российских граждан, казалось бы начисто выигрываемой кремлевской клептократией, произошло свое "чудо на Марне" или "чудо на Висле". Назовем его "чудом на Потомаке". В который раз прав оказался Черчилль, говоривший, что американцы обязательно найдут правильное решение, предварительно испробовав все остальные. Вняв, наконец, десятилетним призывам российской оппозиции бороться с отмыванием криминальных русских денег на территории США, 6 апреля Минфин США заморозил активы 24-х представителей высшей путинской "элиты".

А чудо заключается в том, что вот уже три недели кремлевская пропаганда не может выбрать "правильного" тона в освещении санкций 6 апреля, а, напротив, находясь в состоянии цугцванга, совершает политические и психологические ошибки. Санкции, да, строго говоря, и не санкции даже, а просто рутинное применение давно существующего американского законодательства, нанесли чувствительный удар по самой уязвимой конструкции путинской системы власти.

Наши духовные скрепы, цементирующие российский социум, включают два обязательных постулата веры: есть ограбившие страну олигархи и есть национальный лидер, вот уже 18 лет неустанно сражающийся с ними и их западными покровителями.

В этом хрупком когнитивном диссонансе страна и живет все 18 лет, что является, конечно выдающимся технологическим достижением отечественной социальной инженерии.

А теперь разберем пошагово, как эти скрепы сегодня последовательно разрушаются самим Кремлем.

Первая его спонтанная реакция на пресс-релиз Минфина США от 6 апреля — негодование по поводу грубейшего попрания священного права частной собственности капитанов российского бизнеса, обеспечивающих десятки тысяч рабочих мест простым американцам; внесение в Думу закона о контрсанкциях против США; заявления высоких чиновников о готовности возместить из российского бюджета финансовые потери двадцати четырех распятых в США олигархических мальчиков.

Страшно далеки эти люди от народа и живут, под собою не чуя страны. Они посягнули сразу на обе сакральные скрепы нашего хрупкого национального согласия. Ограбившие народ преступники, отмывающие в США 1 000 000 000 000 долларов, никогда не станут во мнении народном капитанами российского бизнеса.

Под угрозой оказалась и вторая скрепа — беззаветная вера в отца нации, непримиримого борца с коррупционерами. Если МИД, Дума, Правительство защищают ограбивших народ олигархов, то почему молчит Владимир Владимирович?! Где Путин?

Путин молчит по этому поводу до сих пор, что для него характерно в сложных ситуациях. Но уже 8 апреля два высших правоохранительных чиновника — Генеральный прокурор РФ Чайка и председатель Следственного комитета Бастрыкин — предложили радикально иной взгляд на действия американского Минфина и аналогичные планы британских властей в отношении частных российских активов в юрисдикции Великобритании. 24 капитана российского бизнеса (по версии МИДа и Думы) превратились у Чайки-Бастрыкина в 24 преступника:

"Люди получают огромные объемы блага и везут в США, Великобританию. Ну хоть бы там арестовали их счета и отправили сюда. Расстрела нет, и слава богу".

Эта новая концепция (неожиданно весьма лестная по отношению к действиям США и Великобритании) гораздо более благожелательно была встречена в соцсетях, но и она имеет свои фатальные для политической стабильности режима слабости. Прежде всего это снова касается фигуры нашего непримиримого борца с коррупцией. Все 24 преступника (по Чайке и Бастрыкину) — люди близкие к Путину, а 4 из них фактически члены его семьи: зять Шамалов, личный охранник с 25-летним стажем генерал армии Золотов, сын друга детства и ближайшего партнера Ротенберга и, наконец, самый главный личный кошелек Путина номинальный владелец "Сургутнефтегаза" Богданов.

Кроме того, справедливо назвав преступниками первую партию мошенников, упакованную американцами 6 апреля, Чайка и Бастрыкин тем самым авансом объявляют преступной всю российскую политическую верхушку, финансовая информация о которой будет теперь постепенно всплывать наружу из засекреченной части Kremlin report в следующих пресс-релизах Минфина.

Итак, санкции 6 апреля впервые вызвали в Кремле растерянность, смятение и даже раскол. Были выдвинуты две диаметрально противоположные концепции отношения к ним, обе разрушительные для ключевых идеологем режима. Что, видимо, в Москве поняли, и тема санкций 6 апреля и реакции на них была стыдливо приглушена.

Далее последовали вещи еще более удивительные. Из Думы был отозван правительственный законопроект о контрсанкциях. Прекратились любые разговоры о компенсациях пострадавшим капитанам российского бизнеса. На телешоу был резко снижен уровень антиамериканской истерии. О Трампе было дано указание говорить исключительно в положительном ключе. Его письмо в российское посольство от 15 апреля об отказе от дальнейших санкций в обозримом будущем вызвало в Москве новый взрыв трампнашизма. После шока 6 апреля, на который российская клептократия не нашла ответа, она вдруг увидела свет в конце тоннеля. Пацаны живут теперь в ожидании стрелки, на которой Трамп и Путин, как два авторитетных пахана, перетрут тему санкций.

Трамп будет, конечно, пытаться тормозить санкции, как он это сделал 15 апреля. Но он не сможет противостоять единодушному мнению американского политического истеблишмента. Тем более он не сможет противостоять энтузиазму подавляющего большинства российского общества.

Да, да! Поразительный и парадоксальный эффект санкций от 6 апреля (замораживание зарубежных активов российской верхушки) в том, что они горячо одобряются именно подавляющим большинством российского общества. Провал кампании солидарности с капитанами российского бизнеса, радикальные заявления Чайки и Бастрыкина — адекватное отражение единодушного мнения народного.

Месседж из Вашингтона 6 апреля оказался по факту очень эффективным и грамотным, ломающим сложившиеся стереотипы:

Мы не противостоим России и русскому народу. У нас конфликт с российской клептократией, ограбившей свой народ и отмывающей свои огромные средства на нашей территории. Мы намерены, следуя требованиям нашего законодательства, to freeze the assets of corrupt individuals and, at the right point, to return ill-gotten assets to the Russian pеople.

По правящей верхушке (100-200 семей) наносится сокрушительный финансовый удар — запускается процесс конфискации украденных ими 1 000 000 000 000 долларов. Единственная перспектива, которая у них остается на Западе, — пыль глотать в американских (и британских) судах. Разрушается социальный контракт кремлевской мафии — лояльность крестному отцу в обмен на его гарантии безопасности зарубежных активов. Какие там гарантии, когда closeness to Putin становится на Западе, наоборот, официальной черной меткой.

Страна в целом, напротив, получает впечатляющий позитивный сигнал. Прошедшие после 6 апреля недели показали, что лучше всех чувства глубокого удовлетворения миллионов рядовых россиян решением Минфина США выразил такой нерядовой россиянин как г-н Бастрыкин: Ну хоть бы там арестовали их счета и отправили сюда.

Что касается "отправили сюда", то граждане России, соглашаясь с Бастрыкиным, понимают, разумеется, что украденные у них активы должны быть возвращены не сегодняшним властям (тем же самым грабителям, включая Чаек и Бастрыкиных), а первому посткриминальному правительству России.

Что же дальше? Теперь, когда эффективная стратегия найдена, властям США и Великобритании остается только последовательно выполнять требования своего собственного законодательства, представляя urbi et orbi новые порции высокопоставленных грабителей. Возвращая, если хотите, свой долг российскому обществу. Запад слишком долго сотрудничал с кремлевской клептократией, предоставляя ей возможности отмывать у себя награбленные в России средства.

P.S. А вот уже и самый гибкий кремлевский внешнеполитический интеллектуал Федор Лукьянов мудро и прозорливо заметил: "Несменяемость становится фактором риска, а не стабильности. И это не только Армении касается".

Вот что санкции животворящие делают!

Андрей Пионтковский, Каспаров.ру

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 голос)