Юлия Латынина в передаче «Код доступа» на сайте радиостанции «Эхо Москвы». И пока мы тут все протирали штаны жаловались на взятки гаишникам, грязь на дорогах, убогую медицину, вдруг оказалось, что Россия скоро аннексирует Юпитер, построит «Свезду Смерти» и уже практически выиграла Третью галактическую войну с рептилоидами с Сириуса. Все это сделали мы с помощью новейших фантастических, упор на фантастических, систем вооружения, которые Путин демонстрировал наглядно Федеральному Собранию, он называл демонстрации видео. Не совсем, понимаю, кстати, почему эти системы не имеют аналогов. Вообще, в компьютерных играх всё гораздо круче.

Но было очень интересно видеть, как они все там замерли при виде этого величия Дарта Вейдера, который вот ща раз раздолбает пиндосов «Звездой Смерти». Вот было видно по этому старшему поколению, что они никогда не играли в Doom и спецэффектов не видели. Непонятно только одно: почему при наличии у нас космических кораблей с гипердрайвом и гравикомпенсаторами нас раздолбали под Дейр-эз-Зором просто как туземцев с обсидановыми топорами.

Вообще, забегая вперед скажу, что если бы я была оптимист, то на меня речь Путина произвела бы очень положительное впечатление, потому что она в какой-то мере знаменует окончательный перенос соревнований с Западом в область виртуальной реальности. Ведь мы все время делали какие-то реальные вещи. Мы воевали с Грузией, мы аннексировали Крым, вмешивались в американские выборы. И вот нам сказали – нельзя. А что делать, если нельзя, но очень хочется? Правильно — сказать, что у нас есть кварковые бомбы и плоскостные мечи.

Это такая новая игра, которую Путин предлагает США, которыми, как он считает, правит военно-милитаристский комплекс: «Я вам скажу, что у нас есть супероружие. Вы страшно возбудитесь, начнете кричать, что Путин сейчас всех сделает, чтобы получить новые ассигнования на собственное супероружие. Воспользуюсь я этим, чтобы сказать в очередной раз: Видите, как они нас не любят и как они агрессивны. И все будут счастливы».

И, кстати, вот это поведение Путина, знаете, чем странно? Вот СССР, он никогда не бряцал супероружием. Там не то чтобы можно припомнить, чтобы за много лет до ввода системы в строй объявляли, что мы что-то такое разрабатываем. Система уже, была, система уже существовала. Американская разведка слюной исходила, но она не то что ее не видела, она даже не знала, как она называется.

И вот, собственно, это разница между супердержавой и виртуальной, реальностью. Это такой вечный крик Путина: «Вот обратите на меня внимание!» Он, собственно, так и сказал: «Теперь с нами придется разговаривать». Но, вообще, разговаривают со странами, когда у них могучая инновационная экономика. А поскольку Путин этого не может обеспечивать, поэтому он все время пытался заставить разговаривать с помощью войны с Грузией, с помощью вмешательства в выборы и так далее.

И в значительной степени он добился реакции, хотя я не уверена, что он добился такой реакции, какой он хотел, потому что, с одной стороны, американцы отнеслись ко многому, что он сказал, весьма скептически. Вот один из экспертов Ричард Абулэфия даже в комментарии CNN назвал то, что происходило, «слегка потемкинской деревней», представитель Госдепартамента сказала, что это демонстрация дешевого видео.

Но, понимаете, это с одной стороны, а, с другой стороны, в общем, конечно, США пришли в замешательство не при виде этой военной угрозы, а при виде степени иррациональности. Потому что все-таки к Путину даже после вмешательство в выборы не относились как к Ким Чен Ыну. Это у нас в России Ким Чен Ын считается – Путин просто говорил про Ким Чен Ына, — что это такой хороший политик, потому что, получается, что он заставил Запад с собой разговаривать.

И, конечно, с Ким Чен Ыном – там мы понимаем, что с ним американцы ведут только тактические переговоры. С ним никакие стратегические переговоры невозможны, потому что единственно, что можно желать по отношению к такому безответственному человеку, как Ким Чен Ын со всеми его видео, несмотря на то, что он не представляет собой, большой опасности для США, — это как сделать, чтобы Ким Чен Ына больше никогда не было. Все договоренности с Ким Чен Ыном – это как договоренности с террористами: с ними ведут переговоры только тактические. То есть вот теперь с Россией разговаривать не о чем.

Собственно, заявление президента Путина о наличии этих фантастических видов секретного оружия замечательные тем, что их очень трудно проверить: они же секретные.

Меня только задумчивость берет, потому что не далее как неделю назад ваша покорная слуга рассказывала тут о том, что отечественные достижения военной криптографии свелись к появлению отечественного «криптокирпича» ценой 2 тысячи долларов, то есть под лозунг создания безопасного средства связи произошло банальное «освоялово» денег, а получившийся продукт даже не являлся смартфоном. И если у нас есть ракета с ядерным реактором, которая способна поразить любую цель, то зачем еще недавно, опять же на прошлой неделе – я об этом говорила – Путин подписал совершенно фантастическую бумагу о возобновлении производства стратегического бомбардировщика Ту-160, который разработал 40 лет назад и тогда же, еще 40 лет назад устарел, потому что он виден на любом радаре, еще 40 лет назад? Он даже колумбийским радаром был виден, когда он один раз там полетел.

И вообще, как-то, знаете, президент Путин у нас демонстрирует режиссеру Оливеру Стоуну видео со словами: «Это работа нашей авиации». А потом оказывается, что на видео этом американцы фигачат талибов в Афганистане Ему же кто-то это видео приносит.

Или помните интересную историю, когда в Генштабе выдали сканы игры Gunship Simulatorза грузовики ИГИЛа* в Сирии. Вот как мы может быть уверены, что эти радужные планы, нарисованные нации Владимиром Владимировичем, это не очередной Gunship Simulator? Не ввели ли снова в заблуждение президента? Не выдали ли ему часом американскую картинку за нашу?

И вот как волшебная история о ракетах, которые могут поразить любую цель, согласуется с реальной историей ракеты «Ангара», которая разрабатывается аж с 95-го года, и с эпопеей строительства космодрома «Восточный», на котором космическими пока являются только масштабы воровства?

Тем не менее, президент Путин предложил нам красивую версию, которая заключается в том, что Россия живет плохо не потому, что начальство ворует, лжет строит, дворцы, а потому, что нам пришлось затянуть пояса, потому что мы в это время строили новейшее оружие – фантастическое, сверхсупер… И я уже сказала, что все эти гиперпространственные двигатели, кварковые бомбы и телетранспортирующиеся ракеты, — очень важно, что все они стратегические. Вы меня спросите, почему, например, в этом списке нет светового меча джедаев или плоскостного меча как в романе Сергея Лукьяненко «Лорд с планеты Земля»? Потому что спросят, я не знаю, о какой-нибудь броне, которая отражает всё, экзоскелетах – а где эти световые мечи и экзоскелеты было под Дейр-эз-Зором?

Вот это оружие, если оно стратегическое, оно играет такую роль Царствия Небесного. Христиане, если вы не помните, сначала обещали физическое воскресенье всех мертвых и преображение непосредственно природы, существовавшей не земле. Даже был такой замечательный человек, которого звали Папий Иерапольский, который рассказывал, что когда наступит Царствие Божие на земле, то будет виноград, у которого на каждом кусте будет 10 тысяч лоз, на 10 тысяч лозах будет 10 тысяч ветвей, на каждой ветви будет 10 тысяч, гроздей, а на каждой грозди будет 10 тысяч ягод. И в какой-то момент, видимо, встала проблема у христиан, потому что их спрашивали: «А где же этот волшебный виноград?» И тогда они начали говорить очень умную вещь: на Небесах. Поди проверь.

Вот то же самое у Владимира Владимировича. Потому что помните «Единой России» перед предыдущими выборами? К 2008 году превратим Кавказ в курортную Мекку России. Ну, в Мекку превратили, правда, но я не уверен, что она курортная.

А вот с супероружием всё прекрасно. Потому что когда вам говорят – «Единая Россия» — что до 2008 года каждая семья получит свой дом, то даже тупой избиратель замечает, что дома нет. А когда ему говорят, что до 2008 года мы создадим такое супероружие, которым мы сможем в один момент уничтожить США, то как тут проверить?

Итак, попытаемся все-таки проверить, потому что первый пример, который Владимир Владимирович называл, это новая межконтинентальная баллистическая ракета «Сармат», которые преодолевает сопротивление любой ПРО «Сармат» уже летит, пиндосы уже трепещут и возникает тут маленькая деталь. Потому что, казалось бы, что, видимо, в доказательство необыкновенной мощи системы Путин должен был бы показать торжественные кадры пуска «Сармата». Он вместо этого показывают компьютерную анимацию из фильма «Первого канала» 2007 года. Там тоже эта ракета летит во Флориду – такой миролюбивый намек.

А если вернуться в реальный мир из компьютера и посмотреть как к суперпередовым «Сарматом» обстоит дело в реальной жизни, то ответ такой, что история запусков: ноль. То есть «Сармат» ни разу не испытывался в полете. Были только бросковые испытания, прошли не очень удачно. А бросковые испытания – это когда болванка (не ракету) выталкивают из шахты.

Обещали это принять в каком-то 2015 и так далее году. Сейчас говорят, что в 2020 примут. Мы знаем, что у Маска 2020-й – э то 2020. А у Рогозина 2020-й – это или шах сдохнет или ишак. То есть ракета ни разу не летала. Чего уж так скромничать, грозить «Сарматом»? Давайте сразу грозить сразу кварковой бомбой из того же романа «Лорд с планеты Земля». И вообще, вы прикиньте, компьютерная симуляция 2007 года. Напомню, что Илон Маск начал свой Falcon Heavy в 2011 и запустил в 2018. Значит, еще в 2007 показывали картинку по «Первому каналу» — а воз и ныне там. Ребята, вы уверены, что эта черепаха может обогнать Ахиллеса? Это какая-то совсем новая апория Зенона.

Теперь вы скажете, неужели я не верю, что «Сармат», — «Сармат» — это улучшенная версия ракеты «Воевода» и, кстати, в этом смысле не представляет из себя ничего принципиально нового, – преодолеть любую американскую ПРО, когда будет построена? Верю сто процентов. Знаете, почему? Потому что предшественник «Сармата» «Сатана» тоже преодолевал любую американскую ПРО. Вот система ПРО США не может отразить массированный налет баллистических ракет. Максимум одновременно поражаются не более 3-4 ракет. То есть США могут защититься только от стран-изгоев типа Ирана или Северной Кореи. Мы имеем более 700 МБР. То есть просто не рассматривается вопрос, что любая российская ракета еще со времен Советского Союза преодолевает систему защиты ПРО. И с момента зарождения ядерного оружия как было, так и остается полное понимание с обеих сторон, что ядерное оружие неостановимо, что советская СС-20 была гарантирована взаимным ядерным уничтожением.

Вот теперь понятно, откуда взялась наша страшная идея ПРО, что американская ПРО – это против нас. Мы сначала страшно кричали про несуществующую угрозу, что американцы хотят нас, загнать в угол, в теперь мы с блеском заявляем, что ее преодолели. Это примерно, как гадалка приходит в дом и говорит: «Родненькая, вот сейчас на этот дом свалится метеорит. Отдай всё золотишко». Метеорит не сваливается. «Но видите, — говорит гадалка, — я же предотвратила». То есть мы победили американскую ПРО, для которой и дальше мы были неуязвимы.

Правда, тут, конечно, я сделаю оговорку, потому что американская ПРО, которая направлена против государств-изгоев – это, собственно, было ранее, предыдущая американская военная концепция. Почему она такая была? Во-первых, из-за технических сложностей, во-вторых, считалось, что не надо обороняться от России, что это нормальное государство.

Соответственно, ровно теперь, как Путин это сказал, в Белом доме уже задумались: «Слушайте, а вот если Россия — государство-изгой, то надо, действительно, подумать над расширением ПРО? Надо попытаться сделать такую ПРО, которая и 700 целей собьет». И я не знаю, несколько эта задача разрешима, но если она разрешима, то Путин запустил механизм, в котором Россия лишится своей ядерной дубинки.

Но «Сармат», который нарисован, не чуть не хуже, чем мегаракеты в компьютерной игре какой-нибудь типа Stellaris, для покорения избирателя показалось мало. Владимир Владимирович жег дальше. Оказалось у нас оказалась ракета с малогабаритной ядерной сверхмощной установкой. Мы начали разработку таких новых видов стратегического, оружия, которое вообще не использует баллистические траектории полета при движении к цели.

Тут надо сразу сказать, что если бы мы, действительно, сделали ракету с ядерными двигателем, а лучше сразу с гиперпространственным, то Маск бы сосал. Мы бы уже Альфа Центавра покоряли, пока он там с Марсом колупался.

Вот единственное, что меня смущает в этой ситуации, это слова Владимира Владимировича Путина «начали разработку», потому что я как-то не сомневаюсь, что Владимир Владимирович не врет – начали. Вопрос: когда закончили, если у нее еще названия нет до сих пор.

Более того, вот Михаил Ходорковский уже замечательно тряхнул старой ролью технаря и объяснил, что, собственно, имеется в виду. Потому что такие разработки начались еще в 60-х годах и в 70-х ученые добились остановки проекта, потому что если, я правильно, понимаю, о чем речь идет – речь идет о прямоточном ядерном двигателе. Совсем грубо говоря, вы берете нужное вам количество плутония или урана, втыкаете в него графитовые стержни или воду наливаете в качестве замедлителя, ставите на старт. Потом замедлитель вы убираете, запускаете вы ракету химическим движком. У вас есть зона, где нагревается воздух в рабочей камере, активная зона нагревает этот воздух, соответственно, он летит из сопел в одну сторону, ракета летит в другую, согласно закону сохранения импульса.

А проблемы возникают две. Во-первых, представьте, что при испытании ракета падает не туда. Это получается, что вы своими руками устроили себе Чернобыль. Вы до противника еще не добрались, а родной земле обеспечили на долгие годы чудовищный очаг радиоактивного заражения. То есть это в чистом виде мы будем «бомбить Воронеж».

И второй вариант: представьте, что во время испытаний прогорела прокладка между активной зоной и камерой, где нагревается воздух, и, собственно, вообще, какая там прокладка, как она защищает от достаточно активных частиц. И тогда летит эта ракета и обсыпает всю Россию на своем пути всем, что там образовалось в активной зоне, а она очень горячая. То есть, начиная с полония-210 и далее по прекрасной нарастающей.

И третье, насколько я понимаю – это как раз говорят специалисты – ракета эта была как раз дозвуковая, то есть маневрировать, она, действительно, может, но из-за того, что все-таки активная зона в качестве двигателя – это не самый супермощный источник энергии, как ни странно, в данной ситуации, то летит она со скоростью кукурузника. Я думаю, честно говоря, поэтому ее и остановили.

То есть, как легко, собственно, заметить из вышесказанного, вот эту суперпродвинутую ракету с ядерным двигателем, которой Путин угрожал пиндосам, вряд ли еще испытывали, потому что о месте ее испытаний иначе мы бы узнали из сводок CNN, а потом по траектории собирали бы отечественные трупы.

И опять к тому же нет у этой ракеты называния. Вместо видео нам опять демонстрируют анимацию. Ну, вот точно они там, в Генштабе потребляют аргентинскую диппочту или читают моего любимого Девида Вебера.

Идем дальше. Что у нас там в программе компьютерной анимации? Путин объявил о создании автономных мини-лодок с ядерным реактором, беспилотных подводных ядерных аппаратов. Он сказал, что средств им противостоять в мире нет, что они уже прошли испытания в декабре 17-го года, способны двигаться на сверхбольшой глубине с неограниченной дальностью, поражать все что угодно: авианосцы, береговую инфраструктуру. Называния тоже нет.

Первое сразу скажем, что подводные беспилотные аппараты в мире есть. Например, в сентябре 2017 года американские ВМФ даже создали первый их подводный эскадрон. Один такой аппарат, кстати, словили китайцы в 16-м году возле себя. Был большой, скандал. У китайцев их тоже много. Даже такого робота индусы разрабатывают называется Матсья в честь рыбы, воплощения бога Вишну. Они, правда, не работают на ядерном супер-пупер реакторе, но это, видимо, тот же прямоточный реактор 1970-х только с водой в качестве рабочего тела и перспективой загадить уже не воздух над Россией, а весь мировой океан с выплатой соответствующих миллиардных компенсаций.

Теперь, что можно прочесть об этих роботов в зарубежной печати. Тут не особого секрета. Почему эти фантастические машины неуязвимые, действительно, еще не вытеснили традиционные подводные лодки, вообще все на свете? Очень просто: связь, под водой нет связи. То есть вы запустили эту штуку. Вы не можете ей управлять и не можете ее отозвать.

Поэтому, действительно, если поставить на эту штуку ядерный заряд и запустить, то представьте себе ядерный сценарий: ядерная война, все решается в течение двух часов или даже меньше, а эту штука плывет себе и плывет еще неделю и через неделю она как взорвется в том месте, где неделю назад стоял американский авианосец. Страшное дело! То есть реальное боевое применение этой штуки, если подумать, это идеальное оружие террориста. Потому что, конечно, ни по какой подлодке, ни по какому авианосцу такую штуку нельзя запустить. Ее можно запустить, скажем, по прибрежному городу в самом начале войны. Вот в разгар мира подплывает такая штука – и пиндык! То есть Путин публично сказал, что мы разрабатываем оружие ядерных террористов.

Кстати, о том, что их нельзя перехватить – это же опять со слов компьютерных аниматоров из Генштаба под сильным влиянием аргентинской диппочты. Мы не знаем.

Лазерные комплексы, которые с прошлого года поступают на вооружения в российские боевые части. Тут опять же я совершенно не сомневаюсь, потому что боевые лазеры в мире существуют. С 2014 года стоят, к примеру, на вооружении войск США. Испытывается на американском корабле USS Ponce система, которая называется Х-1 LaWS. Она, эффективна против, беспилотников и моторных лодок. Беспилотник она может по выборы – или сбить, если это импульс большой мощности, или зажарить ему электронику. Преимущества понятны: низкая стоимость выстрела, мгновенное попадание. Недостатки: лазер стреляет только по тому, что находится в, условиях прямой видимости, бесполезен при плохой погоде, в тумане лазеры не стреляют.

Что меня смущает в рассказе Путина. Дело в том, что американцы строят свою системы на основе коммерческих разработок, потому что LaWS – это шесть сварочных лазеров, которые соединены вместе. А Россия вот как-то, мягко говоря, не лазерная сверхдержава, потому что все-таки лазер – это высокие технологии. Инвестиционный климат, связанный с аргентинской диппочтой и действиями силовиков как-то не способствует развитию этих высоких технологий. Вот не заводится в Афганистане компания Google. Из четырех крупнейших лазерных компаний мира — Coherent, Inc, IPG Photonics, Trumpf Group, это Han's Laser Technology Industry Group, кстати, последняя – китайская — ни одна не является российской, что даже обидно, потому что Валентин, Гапонцев, основатель IPG Photonics – это как раз российский бывший ученый, который как-то в Россию не собирается.

То есть, с одной стороны, свечку никто не держал. И понятно, что теоретически проблема создания боевого лазера, она вполне разрешима. Другое дело, что на современном этапе это, большие, здоровенные штуковины, которые мало являются переносными. Для них нужна гигантская боевая платформа типа военного корабля или, в крайнем случае, какая-нибудь штуковина, которая транспортирует его примерно как тот самый «Бук».

Но что-то мне все-таки подсказывает, что российские военные лазеры – это то же, что и российские военные криптотелефоны.

Ну и последнее: Путин объявил о создании гиперзвуковых самолетов и ракет. По-моему, там ракеты в основном. Он так говорил, что было не очень понятно, о чем он говорит, потому что все это было иллюстрировано исключительно компьютерные картинками. Напомню, что гиперзвук – это 5 Махов. Были сказаны какие-то фантастические слова: «Маневрировать на гиперскорости в условиях плазмообразования, число Маха превышается в 20 раз. При движении к цели планирующий крылатый блок осуществляет глубокое маневрирование на несколько тысяч, километров». Вот я не поняла: маневрирование на несколько тысяч километров – а вот как раз, когда вы маневрируете на несколько тысяч километров, понятно, что вы не очень сильно разворачиваетесь. То есть это гораздо менее впечатляюще, если вы умеете маневрировать на десятке метров, чтобы уйти от разрывов.

Тут очень сложно сказать, потому что, как я уже сказала эти удивительные слова, которыми сыпал Путин, мне они чего-то напомнили, и я вдруг поняла чего. Я уже говорила, что очень люблю американского фантаста Дэвида Вебера. У него есть целая серия романов о капитане Хонор Харрингтон, которая служит в Военно-космическом флоте королевство Мантикора. И вот Романы Вебера полны совершенно потрясающих технических подробностей.

Я даже специально попросила, когда будет монтироваться видео, показать… потому что фанаты эти подробности очень любят, и они удивительно красивые картинки рисуют ко всему этому мантикорскому флоту. Вот я специально выписала себе, что у него есть класс redoutable, honor, relient, crusade, tonied, одни это крузеры, другие дистроеры, третьи – супердредноуты. И вот можно везде кликнуть и посмотреть, сколько лазеров, сколько гразеров, сколько энергетических торпед у этого супердредноута. Ну вот только осталось построить. И мне что-то рассказы Путина о 20 Маха сложно оценить, как сложно оценить прекрасный мир Дэвида, Вебера.

Я говорила о том, что когда Путин говорит об огненных шарах и 20 Маха, мне кажется, это так же завлекательно и убедительно, когда Дэвид Вебер сообщает о том, как устроены паруса Варшавского и как мантикорское КБ разработало новый SUPERLAC и его принципы сообщает.

А вообще, нельзя сказать, что того, о чем Путин говорит, в мире нет. Вот американский беспилотник Х-43А называется. Еще в 2003 году он достиг гиперзвуковой скорости в 9,6 М. Но меня чего смущает в 20М? Вот, например, довольно открытые, данные, что NASA работает с нанотрубками из нитрида бора. И они очень довольны тем, что получается. И вот Lockheed Martinв январе, по-моему, этого года говорит о том, что они тоже разрабатывают беспилотник гиперзвуковой SR-72. И как раз в прошлом году разработчик этого беспилотника – О'Брайан его зовут, он как раз восторгался новыми технологиями и говорил – цитирую – «что мы бы еще несколько лет назад не могли бы сделать машину, потому что она бы, конечно, спеклась, но сейчас мы можем цифровым способом ее напечатать вместе с ее удивительной системой охлаждения и просто сделать это с помощью 3D-принтера».

И вот мне сомнительно, что у нас есть и, материалы, что мы можем, действительно, иметь эти 3D-принтеры, потому что я не совсем понимаю, где это всё это расположено. Потому что был, действительно, великий институт ВИАМ (Всесоюзный институт авиационных материалов) с, академиком Кишкиным, и был, который там был мозговым центром.

Но как-то так мы видим, что большинство российских ученых, которые, естественно, являются эффективными, уехали на Запад, а вот то, что осталось, как «Атласе» строят эти «криптокирпичи». Поэтому у меня есть сомнения, что если что-то в США летает со скоростью 9М, у нас может летать 20. Мне все это кажется иллюстрацией к Дэвиду Веберу.

И что комплекс «Кинжал» у нас есть, я не сомневаюсь. Он является тяжелой версией ракеты «Искандер». А насколько он модернизирован, сказать сложно, потому что я помню старую историю с комплексом С-400, очень смешным, к которому очень долго не могли разработать ракету. То есть это был фактически комплекс С-300. И вышло специальное постановление, которое позволяло его называть комплексом С-400. А при чем же было С-400? А там было специально такое примечание, что С-400 теперь у нас называется всё, что имеет какую-то деталь от С-400. То есть, грубо говоря, бампер привесили от С-400, и она теперь С-400, на не С-300. А ракеты нету.

То есть многие из вещей, о которых говорил Владимир Владимирович, не являются фантастикой, но способность путинской России их построить или даже украсть или воспроизвести, она, конечно, возбуждает серьезные вопросы. А глава государства, который всерьез демонстрирует вместо реально работающих образцов вооружения компьютерные модели, опять же возбуждает, мягко говоря, удивление.

И два принципа, мне кажется, важно отметить. Если мы такие гигантские бабки вложили в разработку всех этих видов оружия, то – о чем я вам говорила на прошлой неделе – почему не вложить это, допустим, в медицину? Почему не сказать, что, вы знаете, мы тут будем продлять жизнь до 120 лет, лечить рак и наши томографы будут еще лучше американских? Ответ очень прост, потому что это ясно опытным путем: придет любой пациент и скажет – вранье.

А про гиперпространственный двигатель проверить нельзя, соответственно, нормы отката на нем, в отличие от отечественного томографа может приближаться к 90%. К тому же, знаете, я точно скажу, что если бы у нас были такие материалы, которые выдерживают 20М, мы бы были самой инновационной экономикой мира. Не надо нам было бы никому угрожать. К нам бы в очередь становились.

Я уже говорила, что, с одной стороны, это хорошо тем, что полностью переносится конфронтация с Америкой в виртуал с нашей точки зрения. Но плохо при этом, что Америка понимает, что имеет дело окончательно со страной-изгоем, а со страной изгоем ведут только тактические переговоры. Стратегические договоренности со страной изгоем нельзя вести, потому что страна-изгой – это то, что, как и террорист, должно прекратить существование.

И, мне кажется, все, что говорил Путин… Вот у меня тут есть замечательная книга, я ее очень люблю. Ее написала Джулия Ловелл и называется она «Опиумные войны». Это книга, где очень много стебаются над тем, как реагировали китайские начальники во время опиумной войны, когда они столкнулись с абсолютным, подавляющим техническим превосходством Запада. Там было, как они бросали кости тигра в пруд, чтобы вызывать дракона, чтобы он уничтожил английские корабли; как они выдвигали грандиозную идею: собрать обезьян, привязать к хвостам паклю и поджечь.

Но самую грандиозную идею подал китайский военачальник, которого звали Ян Фан. Он раскрыл военный секрет англичан. Он считал, что они поражали цели с помощью колдовства. И он придумал хитрую контрмеру. Он по всему кантону конфисковал горшки с женской мочой, и воины его пошли в наступление вплавь по Жемчужной реке и перед собой толкали эти стратегические субмарины.

Вот, к сожалению, вся эта классика жанра, то поведение культуры, столкнувшейся с превосходящей ее технической цивилизации, это вот Ндебеле в Южной Африке рассказывали, что теперь у них есть бог Млимо, который дарует им уязвимость от пуль буров; это как индеец Вовока, который обещал своим приверженцам научить их пляске духов, которая сделает их неуязвимыми для пуль американцев, это то, что в Америке называется паровое оружие, которое существует в виде пара.

И я, конечно, понимаю, что то, что делает, Путин, это, в том числе, для внутреннего потребления, и что та часть электората, которая на это рассчитана, настолько тупа, что она видит эти картинки, и как, туземцы ндебеле при виде млимо, который обещает неуязвимость, говорят: «Вот наконец-то мы разберемся с этими проклятыми белыми». И они не понимают, что если уж будет война, то это будет война, а не победа. Это будет война, голод и смерть. Это будет тотальное уничтожение уже не только под Дейр-эз-Зором, а всей России.

То есть, получается, три варианта. Либо это полный блеф и тогда это не очень комфортно. Мы выглядим как не совсем адекватные народы в конце XIX века перед преимуществом европейцев. Либо какая-то реальная попытка за этим стоит, и затем последует полное физическое уничтожение России. Либо, собственно, ничего не будет, а будет блеф, но Западу это очень не понравится: «Это как бы не очень адекватная ситуация».

И история, которой бы я посвятила начало передачи, если бы не случился этот грандиозный спич Путина о гиперпространственных двигателях. Это, конечно, история с аргентинской диппочтой, на который я сначала не обратила внимания, потому что в моей, картине мира как-то российский МИД кокаином не торговал. Вот в Северной Корее торгуют, это известно. А наши, посольства… я как-то не могла себе представить. И я не могла себе представить ровно до той поры, пока не свалилось на наши головы какое-то немереное количество совершенно заполошного вранья, такого кондового образца советской пропаганды 37-го года. С той лишь только разницей, что в 37-м году вся эта лексика употреблялась для защиты социалистической родины, а здесь почему-то грудью встают на защиту этой аргентинской почты.

Итак, у меня нет ответов. Но я хочу вместе с вами задать некоторые вопросы и подумать о том, как могут эти ответы выглядеть. Потому что я не до конца понимаю, что там происходило.

Итак, в 20-х числах февраля появляются сообщения об операции, о том, что 13-го декабря 2016 года еще был найден кокаин в советском посольстве в Аргентине, что посол уведомил об этом аргентинскую полицию, что заменили аргентинские полицейские кокаин мукой. После чего почти полтора года простояли эти чемоданы в посольстве. И декабре прошлого года они прилетели в Россию и после чего еще несколько месяцев ничего не происходило, пока в феврале не стало известно, что что-то произошло и что арестован некий технических сотрудник посольства, которого зовут Абянов, которому принадлежали эти чемоданы.

И в этой информации обратило на себя несколько вещей внимание. Первое: размер почти полтонны. Я процитирую Евгения Ройзмана, который говорит, что значит, канал действовал давно, потому что никто в первый раз полтонны не оставляет. Второе: это какой-то гигантский размер времени, потому что всё это началось в декабре позапрошлого года. Опять же в декабре следующего года прилетел самолет в Россию, а сообщают нам только в феврале. А даты здесь, как мы увидим, критическая вещь.

Третье: очевидно, что единственная причина, по которой это могло оказаться в посольстве – это то, что это должно быть отправлено было диппочтой, и никакой другой нет. Даже мы увидим дальше, что когда вот этот человек, который называется главным наркоторговцем – Ковальчук – прилетел на частном самолете в Аргентину, — он говорит, что это была, «Сесна», — он тоже хотел забрать все это диппочтой, чтобы не идти через таможню. Было очень смешно. Я посмотрела прослушки аргентинские. Он рассказывает, какой тут маленький терминал, как вообще ничего нет и просит службу безопасности посольства отправить ему это диппочтой, и его собеседник – его зовут Олег – отвечает, что «я это не могу сделать, посол против».

Итак, по версии МИДа 12 чемоданов кокаина ценой около 50 миллионов долларов оставил некий технический сотрудник, и мы сразу понимаем, что это вранье. Потому что для начала при словах «технический сотрудник» мы думаем: уборщик или шофер… Правда странно как-то что шофера везли из России, но у МИДа свои причуды. И когда эта версия начала сыпаться, то посол Виктор Коронелли сказал, что технический сотрудник – это завхоз. Ну, конечно, завхоз формально технический, сотрудник, но все-таки согласитесь, что реально, — это все-таки не последний в посольстве человек. Он командует этим хозяйством, и, действительно, в этой связи понятно, как все это заехало в школу. Действительно, можно поверить, что он тупо привез чемоданы на своем личном авто, разгрузил, спрятал, и у завхоза никто ничего не спрашивал.

Идем дальше. Официальная версия МИДа, что он их привез и не забрал с собой, когда у него кончилась командировка, он вернулся без них и как-то пытался их получить. Ну, что с этой версией? Неправильно все. Давайте для начала представим себя на месте наркоторговца. Вы наркоторговец, у вас на руках 12 чемоданов кокаина – 5% годового потребления Европы. Вы должны уехать и вывезти их не можете. Ну, для начала: вы же не внезапно уехали, это же не то что этого Абянова машина сбила — он знал, что он уезжает. Он их ввез. Он точно так же мог их вывезти и оставить на какой-то конспиративной квартире. Значит, он их оставил там, где хотел.

А далее представьте себе на месте человека, на руках которого находятся эти 50 миллионов кокаина, и вы понимаете, что не можете сдержать обязательства перед партнерами и вывезти груз. Ваши действия? Ну, например, сейчас от фонаря. Сдать в камеру хранения, отдать партнерам ключи. Снять квартиру, поставить туда чемоданы, отдать ключи. Отвезти к знакомым, попросить поставить чемоданы. Вы это сделаете? Ответ: Никогда. Знаете, почему? Правильно. А что если один из чемоданов исчезнет? Вот вы отнесли чемодан знакомой. Завтра в эту комнату пришла ее дочь, увидела чемоданы и говорит: «Ой, мама! Я завтра еду на озеро Титикака. Мне нужен один чемодан. Давай вынем вещи, а потом сложим всё, как было.

Или вы там отнесли чемодан в квартиру снятую. Влез вор, украл чемодан. Кто-то полюбопытствовал, кто-то открыл… Вы оставили его в машине в багажнике на стоянку. Машину угнали. Вы оставили в камере хранения, пришел человек его забирать и говорит: «Нет одного чемодана. Ты, сука, его не оставлял. Вы начинаете ругаться: «Нет, я оставлял, это ты украл»… Список может множить и дальше. Понятно, в чем проблема. Ни при каких условиях вы не можете оставить 50 миллионов кокаина в любом месте, где не гарантировано цепочки передачи. Вы можете оставить только сообщнику. Вы можете только оставить в месте, которое сто процентов контролирует ваш сообщник и только и рук в руки. В противном случае вы рискуете, что он заберет чемоданы и скажет, что их украли.

То есть в переводе у завхоза Али Абянов в посольском комплексе, который включает в себя школу и жилье и охраняется вооруженными до зубов людьми, должен быть сообщник. Этот сообщник, в принципе, может занимать пост начальника службы безопасности посольства. Вот Максим Миронов в своем блоге написал, что школа непрерывно охраняется сотрудниками ФСБ, и почему при таких строгих мерах безопасности Абянов оставил там чемоданы? Ровно потому, что он оставил их под охраной, где под контролем их пересчитали и приняли из рук в руки.

Итого: у него был сообщник, этот сообщник сто процентов контролировал территорию. На эту роль подходит, например, начальник службы безопасности посольства. Заметьте, мы просто логически, к этому пришли. Задали вопрос себе: зачем оставлять чемоданы в школе? и получили единственный разумный ответ.

Что нам известно про этого логически вычисленного персонажа. А вот, собственно, он, потому что аргентинские власти публикуют прослушку этих людей, из которой следует… тут я даже сошлюсь на Миронова, который говорит, что из прослушки следует, что главным их партнером был помощник посла по безопасности Олег Воробьев. Миронов приводит выступление на митинге этого мощного запутинца. Постоянно фигурирует это имя в переговорах наркоторговцев. Ковальчук спрашивает: «Как наш там О. поживает?» Имеется в виду Воробьев Олег. – «Хорошо. Вернулся из отпуска». И, собственно, это тот самый Олег Воробьев, который не дает, машину для перевозки. Его приглашают там на обед… То есть заметим, аргентинская сторона давала с самого начала своими публикациями прослушек, что один из ключевых людей это вовсе не Абянов. Как минимум было какое-то содействие. Можем ли мы себе представить, что оно было невольное со стороны службы безопасности?

Далее в этих прослушках фигурирует другой человек – Андрей Ковальчук. Сначала этого Ковальчука совсем не упоминали. Потом, когда появился пост Миронова, вдруг начали признавать его существование. И вырисовался адвокат Абянова, который заявил, что вот этот Ковальчук представлялся другому фигуранту дела работником спецслужб.

Но, как мы знаем, в деле был другой работник спецслужб, этот самый Олег, который отвечал за службу безопасности посольства, и Абянов мог бы легко выяснить у этого Олега, даже если он ни при чем, даже если он просто считал, что они там кофе перевозят: «А слушай, вот этот чувак оставил мне тут 12, чемоданов и говорит, что он чекист под прикрытием. Правда ли это?» Очевидно, это правда, потому что ты не можешь представляться агенту спецслужб агентом спецслужб, если ты им не являешься.

Там еще другая сторона была, напомню: православные меценаты аргентинцы Близнюк и Чикало, которые руководили фирмой «Русские православные меценаты в Америке». И напомню, что РПЦ еще ничего по этому поводу не сказала. А вот, собственно, священнослужитель Герасим, который с ними постоянно работал в той самой Южной Америке, заявил, что расценивает всё происшедшее как провокацию.

Ну вот мало того, что у нас православные меценаты торгуют кокаином, так у нас еще церковь их защищает. Хотелось все-таки что-нибудь по этому случаю услышать от патриарха Кирилла, кроме того, что переход на безналичный способ расчета – это богопротивное дело. Ну. понятно, богопротивное, если у тебя, такие меценаты, которые кокаином торгуют.

Собственно, у нас уже на этом этапе все, плохо. Потому что у нас, получается, что в поставке были замешаны как минимум два чекиста. Один, который отвечает за службу безопасности посольства, другой – вот этот германский, Ковальчук.

Но обращаю ваше внимание, что на этом этапе, на самом деле, все еще ничего страшного. Потому что и сотрудник ЦРУ может попасться на торговле наркотиками. В жизни это бывает реже, чем в фильмах, но бывает. А вот плохо – что эти люди, когда они ощущают противодействие, они договариваются о том, что они снимут посла, и это тоже в аргентинских прослушах, что значит, вот Чикало, и насколько я понимаю, Ковальчук… Ковальчук говорит, что все не в порядке, но скоро, мол, «и посол будет и мне уже подтвердили». То есть вопрос, как получилось, что наркоторговцы, которые не могут увезти наркотики, могут снять посла? Наверное, у них должны быть сообщники на большом верху.

А дальше началась самая интересная вещь, которую я не понимаю, потому что, как я уже сказала – даты. Все это происходит полтора года назад. В декабре 16-го года уезжает Абянов. 13 декабря груз находит посол. А берут их всех только сейчас, после того, как в Аргентину прилетел Патрушев. И Миронов высказал предположение, что Патрушев прилетел, собственно, договариваться как раз об этой истории с кокаином, чем вызывал дикое возмущение МИДа, который опубликовал комментарий абсолютно в стиле «лживое буржуазное агентство. И главный довод МИДа заключался в том, что Патрушев не мог срочно прилететь в Аргентину, потому что сроки планирования визитов госдеятелей такого уровня занимают несколько лет. Но не это поразительное заявление… Потому что, правильно ли я понимаю наш МИД, что если случится не дай бог на Дальнем, Востоке теракт и погибнет не дай бог тысяча человек, то Патрушев туда никогда не прилетит, потому что он очень важный человек и его визиты планируются за 12 или 15 лет вперед. Как у Салтыкова Щедрина: завтра у нас пожар. На самом деле, конечно, бред. Человек, который является секретарем Совбеза, он вынужден летать и по срочным, делам.

Особенно смешно заявление МИДа звучали после того, как арестовали в Таиланде Настю Рыбку, и тут же туда полетел Патрушев, причем на тот же самом самолете. И, собственно, дальше очевидное предположение, что именно на самолете Патрушева и именно диппочтой была вывезена – обратите внимание – мука, а не кокаин. Опять оно вызывает истерику МИДа. МИД опять начинает опровергать лживую клевету. И это совершенно потрясающе. Ну как? Это официальная позиция аргентинских властей. Вот министр национальной безопасности Аргентины Патриция Булрич заявляет, что российский багаж был вывезен на российском правительством самолете. Там есть все фотографии этого самолета. Закрыли русские тут же сайт, которые публиковал фотографии этого самолета, но остались, естественно, иностранные сайты. А главное – это публично известно, что это есть в аргентинском уголовном деле.

И я стала не понимать, в чем проблема? Ну, аргентинцы врут? Фото из уголовного дела врут? Давайте тогда ругайте аргентинцев, а не Максима Миронова. И вообще, в чем проблема? Вы говорите, что это была совместная операция. Ну и отчитайтесь об этой совместной операции и расскажите, как все произошло. Вместо этого нам ничего не говорят, а то, что вы говорите и повторяете вслед за аргентинскими министрами – это клевета на российский общественный строй.

Насколько я понимаю, в чем главная проблема? А проблема в том, что Россия со своей стороны операцию провалила. Он арестовала каких-то подставных гавриков и отчиталась, что наркотики вез этот Абянов. И что происходит дальше? После того, как Россия, видимо, отчиталась об этой части операции, аргентинцы начали сливать всё это в прессу. После чего Россия представляет свою версию, что да, э то мы арестовали банду. Бывает. Но банда была очень маленькая.

После этого выходит пост Миронова, в котором написано: «А при чем тут Абянов?» В котором написано, что наркотики везли на Патрушеве. И вот после этого начинается, заметьте, совершенно другой этап. Вдруг выходит интервью нового завхоза, который рассказывает уже совсем другую историю, который рассказывает историю про Ковальчука, а не про Абянова. То есть они сдают Ковальчука.

После этого завхоз долго рассказывает, что это посол вызывал ФСБ, как оно приехало, и мы можем заметить, что это вряд ли правда, потому что аргентинские полицейские говорят, что они заменяли кокаин ночью. ФСБ не могло сразу прилететь из Москвы и сразу заменить кокаин на муку.

И дальше самое интересное: образуется вдруг этот, Ковальчук, и его внезапное появление, его внезапное интервью через своего Адвоката очень напоминает историю с Андреем Луговым, который тоже появился на «Эхе Москвы» и сказал: «Вот он я, Андрей Луговой» и, скорей всего, спас себе жизнь. А то бы покончил жизнь самоубийством, и оказался, что посмертно, признался, что он по заданию Березовского отравил Литвиненко. Вот поведение этого господина Ковальчука, который сейчас в Германии арестован, мне сильно напоминает господина Лугового.

Еще раз повторяю: я склонна думать, что, действительно, многое, что несет МИД является глупостью и страхом. Но как минимум можно сказать, что та сеть, которая, существовала, была значительно больше, чем то, что связано с техническим сотрудником посольства. Если Ковальчук бы имел отношение к безопасности посольства в Германии, очевидно, кокаин ввозился не в Россию, а в Германию, и возилось это всё, действительно, диппочтой, и все это, действительно, страшно напоминает Северную Корею. Всего лучшего, до встречи через неделю!

* деятельность организации запрещена на территории РФ

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.25 (2 голосов)