Юлия Хлобыст: Всем добрый день! Мы находимся на политической кухне «Эха», у микрофона Юлия Хлобыст, за звукорежиссерским пультом Александр Назарчук и сегодня здесь, на 91,2 Fm, на политкухне Олег Лысенко, доцент, кандидат социологических наук, проректор Пермского государственного гуманитарно-педагогического университета. Олег, добрый день!

Олег Лысенко: Здравствуйте!

Юлия Хлобыст: И Виталий Ковин, политолог, координатор пермского представительства движения «Голос», Виталий, Добрый день!

Виталий Ковин: Добрый день!

Олег Лысенко: А также он еще преподаватель по совместительству истфака нашего университета.

Юлия Хлобыст: Если уж все регалии перечислять. Ну что ж, вчера прошло заседание законодательного собрания. Пленарное заседание. И один из вопросов, который, в общем-то ожидался, я бы так сказала, демократической общественностью, это вопрос об инициативе пермского отделения партии «Парнас» о референдуме по поводу проведения прямых выборов глав муниципальных образований. Эта инициатива не была поддержана законодательным собранием Пермского края, как-то так вот политически обтекаемо вообще было сказано об этом, хотя профильный кабинет до заседания заксобрания как бы рекомендовал рассмотреть его, на сколько я помню, но тем не менее депутаты на пленарном заседании в общем-то достаточно быстро разделались с этой инициативой. По поводу чего вы, Виталий, на своей страничке в соц.сети фейсбук такой, знаете, крик души, как мне показалось..

Виталий Ковин: Ну да. Да. Потому что ну.. какой крик-то души? Закончите.

Юлия Хлобыст: Крик души по поводу того, что депутаты так быстро разделались и, собственно говоря, никто не сказал ничего по поводу вот этой инициативы, не дали никому слова, насколько я поняла.

Виталий Ковин: Да, да. Т.е. за одну минуту буквально вопрос был поставлен на обсуждение, потом тут же на голосование. Представитель комитета Бойченко зачитал проект постановления, насколько я помню, и все. И тут же проголосовали.

Олег Лысенко: А итог голосования какой?

Виталий Ковин: Отказать.

Олег Лысенко: А сколько «за», «против»?

Виталий Ковин: 51 и двое воздержались. Т.е. никакого, давайте так, как бы, никакого реального обсуждения этого вопроса в законодательном собрании не было. Т.е. депутаты не обсуждали содержательно нашу инициативу на комитете. От имени депутатов выступали представители государственно-правового управления. От депутатов не было ни одного вопроса задано. Они просто выслушали одну позицию и вторую позицию. И на самом пленарном заседании, вот как я уже сказал, за одну минуту проголосовали против.

Юлия Хлобыст: А на ваш взгляд это связано с чем? С тем, что была проведена подготовительная работа? Ведь, смотрите, до этого у нас демократическая коалиция подавала инициативу, выходила с инициативой в краевую избирательную комиссию, но там тоже все это свернулось и схлопнулось как говорится, но потом было выступление президента, который сказал о том, что везде должны быть прямые выборы. По идее многие воспряли, распрямили плечи и, наверное, восприняли это как некий шаг к действию. Но вот этого не произошло. Почему, на ваш взгляд? И более того, вас не то, чтобы начали обвинять, но стали говорить о том, что не надо манипулировать мнением президента.

Виталий Ковин: Ну, отчасти эти обвинения, я бы так сказал, правильные. Я специально вытащил эту фразу из прямой речи президента. Где он сказал о том, что надо избирать глав муниципальных образований на прямых выборах. Более того, я уж не стал приводить, но на самом деле, до того, как у нас выборы были отменены в 2012 году, если я не ошибаюсь, президент на каком-то совещании в Иваново прямо сказал о том, что мэров городов нужно выбирать. А после этого у нас прямые выборы были отменены. Т.е. апелляция к словам президента уже ничего не дает. Поэтому да, это была такая попытка политической манипуляции. Я, пожалуй, соглашусь, но дело как бы не в этом. Дело в том, что депутаты законодательного собрания, наши депутаты, они напрямую продемонстрировали, что они не хотят содержательно обсуждать этот вопрос. Они просто хотят от него уйти. И в данном случае мнение вот этого ГПУ для них был очень такой удобный повод для того, чтобы этот вопрос не обсуждать просто в принципе.

Юлия Хлобыст: А почему уйти? Почему?

Олег Лысенко: Чем обсуждение этого вопроса опасно? Чревато? Почему не соблюсти хотя бы видимость?

Виталий Ковин: Ну не знаю, сколько вот там.. Олег все-таки больше социолог, чем я.. все-таки настроение, как мне представляется, у большей части населения в пользу прямых выборов, т.е. там опросы многолетние и недавние они как бы показывают.

Олег Лысенко: Ну, скорее всего, да. Я бы не сказал, что это там стоит на первом месте в списке потребностей.. но скорее да.

Виталий Ковин: Да, но когда людям задаешь вопрос, они говорят, скорее да, что лучше выбирать, чем кто-то будет назначать.

Юлия Хлобыст : Олег, это действительно так, что большая часть наших граждан Российской Федерации идет мнение все-таки в сторону прямых выборов?

Олег Лысенко: Да, конечно, но еще раз повторяю, что не надо так думать, что вот прям-таки такое сформированное мнение, что если завтра прямых выборов не будет, то люди выйдут на площади и начнут их требовать. Но когда их спрашиваешь, что лучше, назначать или выбирать – ну конечно большинство скажет, что лучше всего выбирать.

Юлия Хлобыст: А мне вот так кажется, что большая часть наших соотечественников все равно..вот именно большая часть, мы говорим о большей части.

Олег Лысенко: Нет, нет. Именно о большей части. На самом деле нет по одной простой причине. Вот все-таки муниципальная власть она все-таки максимально близка к человеку. И большинство вопросов, которые возникают в Перми, в Лысьве, Березниках или любом другом городе и деревне тоже, она связана как раз с деятельностью местной власти. И какой-то рычаг воздействия на это многим людям хочется иметь.

Виталий Ковин: Да и потом, ну я так понимаю, что достаточно сложно все-таки объяснить, почему нельзя выбирать. Ну в данном случае мэров городов. Т.е. у нас сейчас смотрите, какая ситуация: у нас можно и мы выбираем президента, у нас можно и нам вернули прямые выборы губернатора, мы выбираем с вами практически все уровни и виды власти за исключением глав муниципальных образований. Это в нашем регионе такая ситуация. А есть регионы, где выборы глав городов и районов сохранились. Следующий вопрос, хорошо, чем пермяки хуже жителей тех регионов, где прямые выборы глав сохранились? Там что, управление стало менее эффективным или что, пермяки такие идиоты, которые выбирают все время, как нам говорят, популистов и проходимцев?

Юлия Хлобыст: И все-таки на ваш взгляд, а почему наши краевые депутаты, почему они ведут себя так? В чем причины? Какие мотивы могут быть? Это боязнь? Это перестраховка?

Виталий Ковин: Я думаю, что там есть перестраховка перед федеральным центром, что как бы чего не вышло, а правильно ли мы разгадали как бы сигнал? Что вот надо вертикаль власти построить тут всех административно чтобы она была, да? Ну там я не знаю, это установка внутри партии «Единая Россия» или.. ну опять же. В других регионах она сохраняется.

Олег Лысенко: Или авторство.

Виталий Ковин: Или авторство, да, тут какая-то.. ПАРНАС был, там же звучали …

Олег Лысенко: Подождите, это не та фигура речи «какие-то парнасы», нет. Это те самые парнасы. Определенные.

Виталий Ковин: Да, да, да. И в фейсбуке я вчера несколько дискуссий таких провел по этому поводу, что вот, если б там с инициативой это выступила какая-то другая политическая, не парнас, а это там пятая колонна и т.д., то я бы там, может, поддержал. Пишет мне, значит, депутат нашей думы, Александр Григоренко.

Олег Лысенко: Т.е. на самом деле сторонники прямых выборов просто выбрали не тот субъект подачи.

Виталий Ковин: Значит, эта кампания по всей стране развивается уже несколько лет. И инициативные группы были самые разные. Т.е. где-то «Парнас», где-то «Яблоко», где-то просто гражданские инициативные группы. Результаты примерно везде одни и те же. Т.е. под разными предлогами заворачиваются. Что касается Пермского края, это тема для меня можно сказать личная, я прекрасно понимал, что нам эту инициативу зарубят. Поэтому собирать большую гражданскую коалицию, заранее зная конечный результат.

Олег Лысенко: Нет, продать какой-нибудь фракции ЗСа эту идею, продать конечно в кавычках. Предложить.

Юлия Хлобыст: Подарить.

Виталий Ковин: Да, но при этом зная, опять же. Какой будет конечный результат. Т.е. ни одна нормальная фракция, за исключением «Единой России» на это не подпишется. Очень характерный пример сейчас происходит в Иркутске.

Олег Лысенко: Возьмите не политическую силу..

Виталий Ковин: Очень характерный пример происходит в Иркутске. В Иркутской области с инициативой о проведении подобного референдума выступил сам губернатор. Там губернатор Левченко коммунист. Естественно, его поддержала партия коммунистов. КПРФ. Ну куда уж выше. Губернатор. Так. И вот у них тоже на днях состоялось заседание. Правда там в отличие от наших депутатов были очень бурные дебаты, там были прямо на заседании пленарном экспертные выступления.

Олег Лысенко: У губернатора все-таки больше ресурсов повлиять на часть депутатов.

Виталий Ковин: Ну, в общем, чем все закончилось. Большинство депутатов «Единой России» не проголосовало ни за, ни против. Они даже не воздержались, они просто не голосовали. В результате не получилось большинства за и не получилось большинства против. Опрос подвис. Т.е. понятна такая политическая позиция, что такие референдумы проводиться сейчас не должны. И поэтому не важно, кто их будет инициировать, результат пока на сегодняшний день один. Он по всем регионам, а это что-то уже порядка 30 регионов. Я не думал, что наши депутаты будут чем-то в этом смысле отличаться от других, но они и тут сумели выделиться. За 1 минуту – без всяких обсуждений.

Юлия Хлобыст: Мы сейчас прервемся на короткую рекламную паузу, после чего вернемся на «Политическую кухню Эха», не переключайтесь.

Мы снова находимся на «Политической кухне», говорим о том, как не прошла вчера инициатива партии «Парнас» о референдуме по вопросу возвращения прямых выборов. На «Политической кухне» сегодня Виталий Ковин, политолог, координатор пермского представительства движения «Голос и Олег Лысенко, доцент, кандидат социологических наук, проректор ПГГПУ. Добрый день еще раз!

Виталий Ковин: Добрый день!

Юлия Хлобыст: Ну смотрите, какая ситуация возникает, вы рассказывали про Иркутск до ухода на рекламную паузу, у нас ведь тоже представители «Единой России», ведь никто же не говорит, что они против прямых выборов мэра. И более того, в комментариях под вашими постами в фейсбуке или где-то вы там у кого-то на страничке писали, есть такие мнения, что да, мы за. Скажем, тот же Алексей Копысов пишет, что «да, я лично за прямые выборы мэров», но при этом это отказ не прямым выборам мэра, это именно отказ инициативной группе. Которая не правильно там что-то написала или сформулировала. Вот такая история.

Виталий Ковин: Опять же, поскольку мы не первые подавали такую инициативу, мы имели возможность ознакомиться с опытом тех, кто выступал с подобными инициативами в других регионах. Я говорил, что там порядка 30 таких было инициативных групп. Соответственно, мы проанализировали все эти отказы, по каким основаниям, какие формулировки подавались, на каких недостатках депутаты или какие-то специалисты эти инициативные группы, условно говоря, ловили. Все время находились какие-то причины для того, чтобы отказать. Причем причины все время такого формально-юридического свойства. Соответственно, мы попытались по возможности максимально осложнить противникам этой инициативы аргументацию отказа. Сейчас то, что мы получили от государственно-правового управления, что депутаты фактически поддержали. Там сказано, во-первых, что да, действительно проект. Законопроект, граждане, т.е. мы с вами, можем выносить на референдум. И это касается не только темы прямых выборов, а вообще любых вопросов, которые находятся в компетенции субъекта Российской Федерации. Т.е. первое – мы получили такое подтверждение, т.е. теперь вот мы с вами на троих сейчас можем придумать законопроект и внести его в законодательное собрание, там не знаю, касаемо каких-нибудь экологических вопросов. Второе – нам сказали, что у вас нет вопроса. Т.е. у нас есть законопроект, а к нему нет вопроса. Хорошо. Сейчас мы подадим следующую инициативу, в которой будет вопрос. При этом я специально на заседании комитета спросил, у вас есть претензии к самому тексту законопроекта? Потому что в том заключении, которое нам было представлено, там этого нет. На что представители ГПУ сказали: «есть мелкие замечания, но мы их сейчас не представили». Т.е. видимо они там что-то еще оставили на потом. Для следующего нашего захода. Ну хорошо, посмотрим, что ни там оставили на потом.

Олег Лысенко: Т.е. получается, у вас такая игра с ними сейчас разворачивается.

Виталий Ковин: Ну, в общем, да.

Олег Лысенко: Т.е. и та и другая сторона не обсуждает публично вопрос об истинных причинах, а каждый говорит свою игру. Депутаты не принимают, потому что есть какой-то икс фактор, который стоит за их спинами и который им не дает отмашку. Ребята, нельзя. А вы перешли на поле формальных юридических процедур и потихоньку их доканываете. На что надеясь? Надеясь, что когда-нибудь в этой формальной юридической защите обнаружится брешь. Вы ее увидите, ворветесь через эту брешь в крепость противника и победите.

Виталий Ковин: Ну да, такая тайная надежда есть. Смотрите, опять же, по тому же Иркутскому случаю, есть заключение прокуратуры о том, что инициатива легитимна. Есть заключение комитета государственной думы, которая вообще-то большинство «Единая Россия» о том, что такие референдумы можно проводить. Претензий к самому вопросу у них нет. Т.е мы сейчас что сделаем? Мы возьмем как вариант полностью иркутский пакет и повторим его здесь. Предварительно сделаем запросы в прокуратуру нашу пермскую, еще какие-нибудь экспертные инстанции для того, чтобы все это сделать. У нас время есть. До президентских выборов еще далеко. Т.е. мы еще успеваем.

Юлия Хлобыст: Но близко губернаторские выборы.

Виталий Ковин: На губернаторские мы уже не успеваем, к сожалению.

Юлия Хлобыст: Да. Но там стоит вопрос о явке. Когда вот эта инициатива была озвучена..

Олег Лысенко: Вы еще скажите, от души хотели помочь.

Виталий Ковин: Нет, реально. Реально хотели от души успеть и готовили документы, чтобы помочь с явкой, чтобы все было хорошо.

Юлия Хлобыст: Т.е. вы думаете, что этот референдум он бы повысил ту самую явку, о которой сейчас болит голова у руководителей регионов?

Виталий Ковин: Да, я думаю, что проведение референдума, оно бы позволило перевалить за 50 процентов. Ну близко, по крайней мере, к этой цифре. За это можно было бы побороться.

Олег Лысенко: Это очень похоже на правду, по крайней мере, появился бы еще один субъект агитации за поход на избирательные участки.

Виталий Ковин: Тем более что, на сколько я знаю, я вот общался с коллегами из крайизберкома. Крайизберком собирается развернуть такую достаточно широкую кампанию, стимулирующую явку на выборы. Т.е. мы бы здесь сработали вместе в унисон. Ну вот, к сожалению, лишили такой возможности депутаты повысить явку на выборы губернатора. Большое им за это спасибо.

Юлия Хлобыст: Все-таки о перспективах вот этой самой инициативы мы уже поговорим после короткой паузы. Не переключайтесь.

Мы с вами находимся на «Политической кухне Эха». Рассуждаем о возможности возвращения прямых выборов, проведения референдума, который в общем-то вчера депутаты законодательного собрания Пермского края легким движением руки, как говорит Виталий Ковин, за одну минуту отклонили.

Виталий Ковин: Я бы даже сказал легким движением пальца, который нажимает на кнопочку «проголосовал против».

Юлия Хлобыст: Проголосовали против проведения референдума, по сути дела. Я напомню, что на «Политической кухне» сегодня политолог, координатор пермского представительства движения «Голос», Витали Ковин. Виталий, еще раз добрый день! Олег Лысенко, доцент, кандидат социологических наук, проректор ПГГПУ. Олег, добрый день! Меня зовут Юлия Хлобыст. Итак, вот по поводу все-таки перспектив вот этого самого референдума, хоть вот Олег, как социолог и сказал, что большая часть граждан за возвращение прямых выборов, у вас тоже были такие ожидания, что референдум может набрать ту критическую массу, которая позволит сказать да, прямые выборы нужно вернуть.

Виталий Ковин: Да, мне кажется, что если бы это удалось совместить с губернаторскими выборами, то это, скорее всего, бы произошло. Т.е. и явка бы 50 процентов бы была и большинство бы проголосовало за.

Олег Лысенко: Ну на президентских выборах вам еще выгоднее выступать. Там-то явка точно будет выше. Там явка.. и сезон другой и выборы уровнем выше.

Виталий Ковин: Да, я напомню, что у нас все предыдущие выборы явка была в районе 67-68 и все время подтягивалась к 70. Это все предыдущие президентские компании.

Олег Лысенко: Может это и есть тот тайный мотив, который депутатами законодательного собрания двигал, что не надо сейчас. У нас есть впереди более значимые выборы, где явка в регионе еще более важна.

Виталий Ковин: Ну тогда это не красит.. как сказать..все уже знали, что голосование 22 числа, даже за, не успевает на президентскую кампанию..вернее на губернаторскую не успевает..

Олег Лысенко: Да..Версия провалилась. Ну все-таки ладно, коль у нас передача называется «Кухня», все таки надо эти тайные ингредиенты икс-фактор то вычислить. Это к вам как к политологу. Это вот по вашей части. Все-таки, из-за чего?

Виталий Ковин: Я думаю, что тут совпало как бы несколько. Я думаю, что у самих депутатов.. вернее так: у части депутатского корпуса, которые тесно связаны со своими территориями, с муниципальными районами, а это прежде всего то, что называется капитаны нашего бизнеса крупного, менеджеры крупных предприятий, их нынешняя система назначения устраивает больше, чем прямые выборы. Ну т.е. ну не знаю там, менеджерам Метафракса, Губахи, Лукойла, по значительной части территории Пермского края, там калийщикам, энергетикам и т.д. Мне представляется, что часть пермской элиты, причем вот представляющая именно эти круги, для нее более выгодной, более приоритетной является действующая система назначения.

Юлия Хлобыст: Ну потому что удобнее управлять.

Олег Лысенко: А почему? Вопрос. Почему?

Виталий Ковин: Зачем лишние траты? Причем значительные, миллионные на любую избирательную компанию, когда здесь практически бесплатно, путем трех-четырех совещаний и звонков. Решается судьба кресла целого. Т.е. в условиях, когда сейчас «не до жиру», в общем, экономия ресурсов существенная. Это раз. А во-вторых, ну, в общем, кто пролоббировал, кто протащил, тот потом и контролирует. Так? А когда человек побеждает самостоятельно, пусть даже тебя там выдвинули. Но ты ведь все равно самостоятельно побеждаешь на выборах-то? Да ведь?

Олег Лысенко: Ну относительно все.

Виталий Ковин: Ну как говорят политтехнологи, торгуешь лицом там своим. Все вот это делать ведь приходится. Приходится обещания раздавать.

Олег Лысенко: Они говорят циничнее. Не лицом, а мордой.

Виталий Ковин: Вот. Обещания нужно раздавать и т.д. А здесь ничего этого нет. Часть пермской элиты, я считаю, в этом заинтересована, администрация Пермского края, причем так, то что называется политуправление, чиновники, которые за эти вопросы отвечают, мне кажется, что у них тоже есть как бы в этом тоже прямая заинтересованность. Т.е. они в гуще принятия этих решений. Т.е. сложился такой консенсус.

Олег Лысенко: Понятно все. Для администрации губернатора – это просто, скажем так, управляемость.

Виталий Ковин: Хотя опять же, вот эта схема показала, что есть, скажем так, ряд у нас территорий безконтрольных, бесхозных, конкурентных..

Юлия Хлобыст: Это про Краснокамск?

Виталий Ковин: Про Краснокамск, да. Про Чайковский, т.е. там, где есть несколько групп интересов, где нет одного сильного игрока, там и без выборов происходит такая же конкурентная борьба, только она в другую форму выливается. Т.е. ну вот как бы с точки зрения управляемости территорий, что выборы, что назначения – примерно одна и та же схема. Вернее одна и та же ситуация. С точки зрения эффективности управления, ну тут тоже самое.

Олег Лысенко: Не одна и та же. Процедура снятия отзыва глав немножечко все-таки отличается.

Виталий Ковин: Ну выбранного губернатор тоже может отставить за утерю доверия.

Юлия Хлобыст: Ну получается тогда, если исходить из ваших прежних слов, Виталий, что рисков по сути дела в не принятии, в не возвращении прямых выборов нет. Просто у нас на некоторых территориях сформировалось несколько групп влияния и они конкурируют между собой и заставляют в тонусе быть местные власти, краевые власти, но подавляющее большинство территорий, там вот нет этих нескольких групп, всегда такая единичная может быть группа сильная и все.

Виталий Ковин: У нас как бы территории разные. Есть территории такие, где действительно все равно. Где они достаточно там связаны жестко и контролируются определенной группой. Да, есть такие бесхозные территории, конкурентные, как я уже сказал, где что так, что так. Условно говоря, у нас такие территории как бы серые, как бы зоны такие серые, где может в принципе и выборы это показывали предыдущих глав, вдруг победить какой-то вот человек там со стороны, приведенный на эту территорию какими-то внешними силами. У нас тоже такие случаи происходят, и вдруг это происходит вне контроля администрации, регионов.

Юлия Хлобыст: Это единственный риск..

Виталий Ковин: Нет, не единственный, я уже сказал что это.. ну это просто другие деньги. Выборы – это другие реальные деньги, большие.

Юлия Хлобыст: Хорошо, а если подойти с другой стороны – вот риски не возвращения прямых выборов.

Виталий Ковин: Это все больше и больше возрастающая индифферентность, безразличие местных жителей к власти муниципальной. Т.е. они точно авторитета не набирают.

Олег Лысенко: Если бы это просто индифферентность.. Тут мне кажется, что может быть и похуже сценарий.

Виталий Коввин: А кстати. Провели.. я сейчас не помню эту компанию.. исследование большое на основе этих вот биг дат и посчитали, сколько людей вышло на митинг, и как это коррелирует с результатами на выборах. Там, где ниже явка, там больше людей вышло на митинг.

Юлия Хлобыст: Т.е. прямая зависимость.

Виталий Ковин: За исключением там Махачкалы, ну это понятно – особая электоральная культура это называется. А так вот все. Прямая зависимость. Выборы, т.е. не участие, у нас практически вылилось в форму протеста. И те люди, которые не ходят голосовать, они вышли на митинги.

Олег Лысенко: Т.е. выборы – один из каналов, который канализирует недовольство, участие или проявление лояльности. И чем хуже работает этот канал, тем соответственно, сильнее давление в других местах. Ну и где-то прорывает в виде этих митингов и там пикетов.

Юлия Хлобыст: У нас осталась буквально минутка до завершения программы. И все-таки, исходя из сложившейся ситуации, дальнейшие действия ПАРНАСа, ну и ..

Виталий Ковин: Ну за ПАРНАС я как бы не берусь. Там все-таки у них своя политика. Ну что буду делать лично я. Я буду подавать в суд на оспаривание этого решения, пока по крайней мере в суде мне нужно вытащить аргументы, почему этот отказ был сделан. И будем обсуждать, рассматривать вопрос о повторной подаче инициативы с учетом тех замечаний, которые были сделаны ГПУ и которые можно учесть конечно.

Юлия Хлобыст: А т.е. возможна повторная подача все-таки?

Виталий Ковин: Конечно, каждый день можно подавать.

Юлия Хлобыст: Спасибо. Ну что ж. Политическая кухня завершена. Напомню, что на политической кухне сегодня обсуждали вопросы возвращения прямых выборов, которые, кстати, к сожалению, в этот раз не удался референдум, именно такое решение приняли депутаты.

Виталий Ковин: А кстати я добавлю еще. Можно еще секунду? Вот буквально сегодня – завтра проходит совещание у Кириенко в администрации президента. Я просто сегодня прочитал. Один из вопросов, которые будут обсуждать – возвращение прямых выборов глав городов и мэров.

Юлия Хлобыст: Т.е. может быть все изменится. Спасибо большое, Виталий Ковин, Олег Лысенко, Юлия Хлобыст были на политической кухне «Эха». До свидани!

Олег Лысенко: До свидания

Виталий Ковин: До свидания

Источник: Еchoperm.ru

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 голосов)