В понедельник, 3 апреля в Санкт-Петербурге во время визита президента Владимира Путина был совершён террористический акт. Как пишет «КоммерсантЪ», «в результате взрыва бомбы, заложенной в автомобильный огнетушитель, погибли 11 человек, а еще около 50 получили ранения различной степени тяжести. По некоторым данным, привести вторую бомбу в действие помешало блокирование телефонов предполагаемых террористов».

«Взрыв произошел в 14:40 в третьем вагоне электропоезда, двигавшегося по синей ветке петербургского метрополитена. Случилось это через несколько минут после того, как состав отправился от станции «Сенная площадь» в сторону «Технологического института». Взрывной волной выбило одну из дверей вагона и покорежило его стенки, а находившиеся в бомбе поражающие элементы в виде металлических шариков практически выкосили всех находившихся вокруг людей.»

«Жертвами взрыва, по данным Национального антитеррористического комитета, стали 11 человек, еще 45 человек были госпитализированы в больницы.»

«По неофициальным данным, следствие уже получило изображение одного из подозреваемых в совершении теракта — бородатого мужчины, зафиксированного камерой наблюдения на входе в метро. Несколько свидетелей опознали его и как человека, входившего в поезд на станции «Сенная площадь». Он якобы поставил у дверей рюкзак с бомбой И ЗА МГНОВЕНИЕ ДО ОТПРАВЛЕНИЯ ВЫСКОЧИЛ ИЗ ВАГОНА.»

«При этом число жертв террористической атаки могло быть гораздо больше. Как рассказали “Ъ” в региональном управлении ФСБ, около трех часов дня на станции метро «Площадь Восстания» под одной из лавок было обнаружено другое самодельное взрывное устройство, схожее по конструкции со сработавшей бомбой. Оно также находилось в черной мужской сумке.»

Это всё цитаты из статьи «Черная ветка», опубликованной в «КоммерсантЪ-е».

Теперь, правда, официальная версия почему-то изменилась. Уже говорят о террористе-смертнике, фрагменты тела которого, предположительно, обнаружены на месте взрыва (зачем одному смертнику две бомбы — вопрос интересный). А мне почему-то вспоминается рассказ моего коллеги из Санкт-Петербурга — о том, что в Питере на оппозиционный митинг на Марсовом поле 26 марта пришли 20 тысяч человек (по его оценке, вообще говорят о 10 тысячах) и о том, что ОМОН, которого было всего несколько машин, просто не решился разгонять такую массу людей — люди бы этот ОМОН, пожалуй, сами разогнали. А ещё такие же митинги, пусть и в разном масштабе, прошли в этот день в 100 городах России.

Может быть, конечно, всё это и совпадения, а бомбу в Питере взорвал какой-нибудь сочувствующий Сирии религиозный фанатик. Но после полония в Лондоне, после малазийского Боинга, после убийства Немцова, после российско-грузинской и российско-украинской войн (эта, к сожалению, до сих пор длится) — подозрения серьёзные. В конце концов, и в самом-самом начале, когда в 1999-м году взрывались многоэтажки и Путин пришёл на этой волне к власти, была очень-очень странная история в Рязани — люди, которых бдительные милиционеры задержали там с мешками, наполненными сахаром вперемешку с гексогеном, оказались сотрудниками ФСБ.

Сергей Михайлов

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.14 (7 голосов)