Znak.com удалось познакомиться с результатами исследования телеэфира в 2016 году. Аналитика подготовлена для администрации президента, в частности, для первого замглавы АП Сергея Кириенко. Исследование проводила коммерческая компания, его цель — «разобраться в картине реальности, которую создает телевидение» и выяснить, насколько эта картина отвечает задачам модернизации России.

Исследовалась общественно-политическая продукция: новости (включая «Вести недели» с Дмитрием Киселевым на «России-1»), ток-шоу (например, «Центральное телевидение» НТВ, «Право голоса» ТВЦ, «Поединок» «России-1»), авторские программы (например, «Человек и закон» «Первого канала», «Военная тайна» Рен-ТВ, «Постскриптум» ТВЦ), публицистические программы («Линия защиты» ТВЦ, «Специальный корреспондент» «России-1»).

Ежедневные новостные выпуски, особенно на «Первом канале» и «России-1», по мнению авторов исследования, относительно сбалансированы, в отличие от аналитических авторских программ и особенно ток-шоу. Ток-шоу, согласно данным исследования, сильно перекошены в сторону внешнеполитической повестки, крайне эмоционально окрашены и в основном посвящены теме противостояния России с США, Западом, Украиной и так далее с упором на военную угрозу.

Яркими представителями общественно-политического вещания, наиболее полно выражающими его современную стилистику, эксперты в исследовании считают Дмитрия Киселёва («Вести недели») и Владимира Соловьёва («Воскресный вечер», «Поединок»). Отмечается, что Киселёв больше использует приемы классической пропаганды, в то время как Соловьёв более склонен к театральной драматургиии по «модели драмы в площадном театре», в которой одни персонажи его шоу олицетворяют «добро» и патриотизм, а другие — «зло» (обычно это иностранцы или «карикатурные персонажи 90-х»).

Программа «Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым»

Образ президента Путина ток-шоу и авторские программы героизируют, а вот образ премьер-министра Дмитрия Медведева фольклоризируется. Что касается темы модернизации, то она трактуется телеканалами однобоко — с точки зрения технологии, отмечается в исследовании.

Выводы исследования для российского телевидения неутешительны.

«Федеральное телевидение создает единую картину общественно-политической реальности, центральной идеей которой является отстаивание национального суверенитета России перед враждебным внешнеполитическим окружением, государственный патернализм и патриотические ценности, оправдание экономических и социальных проблем внешней угрозой. Олицетворением государства и доминирующим ньюсмейкером выступает президент Владимир Путин», — пишут авторы, отмечая игнорирование телевидением внутриполитической повестки, интересов общественных организаций и отдельных граждан.

Ни к чему хорошему, как считают авторы исследования, это не приведет: «Эти программы являются основным каналом муссирования негативных и тревожных дискурсов, в особенности тех, которые выстраивают черно-белую картину полярного мира и ведут к эскалации эмоциональной напряженности», — говорится в исследовании.

Опрошенные Znak.com эксперты признают: проблемы с российским телевидением действительно есть. Политолог Глеб Кузнецов считает, что ТВ идет по пути наименьшего сопротивления.

«Они нащупали наиболее легкие форматы вроде крикливых ток-шоу, где отсутствие интриги и драматургии компенсируется общей скандальностью, а международные новости — это зачастую просто переводные сюжеты, — говорит Кузнецов. — Но жизнь страны они описывать разучились. Проблема не в том, работает ли мобилизационная повестка, проблема в том, что людям должно быть интересно. Но ведь любой сериал, год от года использующий одни и те же ходы, начнет терять популярность. Примерно это мы видим сейчас с общественно-политическим телевидением. Нужно просто нечто новое», — считает Кузнецов.

Глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов отмечает, что на телевидении очевидна поддержка излишнего уровня агрессии и консервация у избирателя ощущения «мы за всё переживаем, но ни во что не вникаем». А у этого подхода есть свои пределы.

«Проблема возникла не вчера, и едва ли ее причина — только борьба за рейтинги. Телеканалы, видимо, по-своему считывают политическую конъюнктуру и осознают риски, но на них идут», — отмечает Виноградов.

Программа «Военная тайна»

Глава Центра политических технологий Игорь Бунин говорит, что телевидение действительно ушло от обсуждения российских тем к западным, при этом эскалация эмоционального напряжения обществу может принести любые последствия вплоть до гражданской войны.

«Телевидение, на мой взгляд, должно стать спокойнее, программнее, должны быть смыслы и не должно быть жесткого продавливания одной позиции. Мы сейчас находимся в ситуации, когда общество латентно расколото на много частей, и рано или поздно молчаливое большинство, голосующее за власть, начнет распадаться, и любые крайности принесут колоссальный вред», — рассуждает Бунин.

Заведующий кафедрой связей с общественностью, профессор МГИМО Валерий Соловей считает, что агрессивная повестка телевидения была приемлема в 2014–2015 годах, когда пропагандистская стратегия строилась на конфронтации, однако теперь задачи иные.

«В режиме конфронтации предполагалось, что через формирование образа врага и поддержание искусственного напряжения можно мобилизовать общество, — говорит Соловей. — Но долго в таком состоянии оно находиться не может, если не видит ощутимого врага. Сейчас тема Украины отыграна, Сирия слишком далеко, США перестали быть страшным врагом, и, как бы ни складывались отношения с администрацией Трампа, едва ли конфронтационный дискурс вернется. При этом люди устали от напряжения», — считает он.

По мнению эксперта, раз президентская кампания, судя по всему, будет строиться по «референдумному» сценарию, то телевидению предстоит доказывать людям, что «благодаря президенту, проблемы решились, мы проплыли между рифами и выходим на большую чистую воду». Соловей добавляет, что усталость от агрессивной риторики телеканалов стала заметна уже год назад и от нее стоило давно отказаться, но тогда Америка еще оставалась врагом, а внутренней позитивной повестки не было. Поэтому напряжение поддерживали по инерции.

Категоричность, нетерпимость и язык ненависти — самые характерные черты нашего телевидения, констатирует политолог Аббас Галлямов. 

«Градус накала достиг таких высот, что стал невыгоден самим властям. Очевидно, что экономика в такой атмосфере расти не будет. Ни один нормальный бизнесмен не будет инвестировать в страну, где оппозиционных политиков расстреливают у стен Кремля, где какие-то офицеры закрывают выставки, потому что считают их недостаточно патриотичными, а главными общественниками являются казаки, байкеры и откровенные юродивые из НОД, — считает Галлямов. — В такую страну не будут инвестировать не только иностранцы. Из неё будут выводить деньги даже лояльнейшие руководители госкорпораций», — считает он. Но и обывателям надоела истерика, говорит эксперт. «Долго пребывать в таком взвинченном состоянии невозможно, и диссонанс между орущими с экранов телевизоров профессиональными „патриотами“ и простыми людьми становится все более очевидным», — полагает Галлямов.

А вот политолог Виталий Иванов считает выводы исследования необъективными. «Судя по тону, авторы очень не любят наше телевидение, терпеть не могут киселёвых-соловьёвых и прочих. Очевидно, что за объективную оценку они пытаются выдать собственные представления о приличиях, об эффективности и т. д. То есть мы имеем дело с обычной интеллигентской вкусовщиной, выдаваемой за экспертизу. Из этого, разумеется, не следует, что наше телевидение хорошее, но где в мире оно хорошее?» — риторически вопрошает Иванов.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 голосов)