Юлия Латынина в передаче «Код доступа» на сайте радиостанции "Эхо Москвы". И, конечно, главная новость – это инаугурация Дональда Трампа. Но я сначала, если можно, поговорю о другой истории – о выступлении Джека Ма на форуме в Давосе.

Напомню, что Джек Ма – это владелец Alibaba китайской, соперника и, собственно, главного конкурента Amazon. Это человек, которому 30 лет, который сколотил миллиардное состояние, и хочу об этом поговорить по двум причинам.

Первая заключалась, собственно, в том, что Джек Ма как раз перед инаугурацией встречался с Трампом. Вот, собственно, у Дональда Трампа огромная проблема, которая называется Китай. Плюньте в глаза тому, кто говорит, что ее нет, да? Тем милым людям, которые говорят «Да нет, вот, мир стал плоским, всё замечательно, производство переносится в Китай, а гигантские интеллектуальные ресурсы Европы или Америки высвобождаются для новых свершений, потому что нет перенесения производства, мастерская мира – это плохо».

Перенесение производства – это плохо, потому что, как говорят как раз сами китайцы, они говорят: «Ну, как же вы, ребята? Вы потеряли возможность дешевого производства».

И, в принципе, эта проблема, понятно, конечно, нерешаема, потому что чтобы решить ее реально надо перестать, прекратить пособия и отменить различные регуляторные запреты. Если это сделать, то Трампа вынесут из Белого дома уже не каким-то маршем феминисток, а просто настоящей революцией тех самых людей, которые за него голосовали.

Ну, конечно, чего-то можно подправить. Вот, между прочим, Трамп уже нашел у Китая одно слабое место, которое называется Тайвань. Китай страшно не любит, когда ему напоминают, что Тайвань может стать отдельным государством, потому что сейчас формально Тайвань претендует на то, чтобы быть законным правительством Китая в изгнании, а Китай ждет, пока Тайвань с ним обратно объединиться. И, собственно, вопрос о том, какое правительство законное, которое в Тайване или которое в Китае, он, конечно, с одной стороны, естественным порядком понятно, как решается, потому что все считаются с Китаем, и уже мало кто считается с Тайванем.

Но еще лет 20-30 назад был, например, такой популярный спорт среди маленьких стран Карибского моря, что они за деньги признавали именно Тайвань законным правительством, а потом им давал Китай другие деньги и они признавали Китай законным правительством, а, что называется, на эти 2% жили.

Так вот. И Трамп со страшной силой троллит китайцев, потому что он принял уже звонок от тайваньского президента. После чего, конечно, все американские СМИ, особенно либеральные, которые страшно Трампа не любят, закричали: «Ну вот! Как это можно? Трамп – слон в посудной лавке».

А, собственно, возникает вопрос: «А чего это Трамп слон в посудной лавке?» Вот, Тайвань – нормальное государство, которое коммунисты не завоевали. С какой стати, благодаря какому раскладу на Западе ему сейчас отказано номинальным путем в праве на существование, чтобы не надо было обижать Китай? А почему? Да?

То есть, на самом деле, это у них хороший маневр Трампа, потому что понятно, что Трамп не может позвонить китайцам и сказать «Вы знаете, мы хотим, чтобы юань стал подороже». Да, он может сказать, намекнуть, что «Вы знаете, вот, давайте, все-таки, чуть-чуть повысим стоимость юаня, а то мы насчет Тайваня поговорим». Но это, конечно, такая реал-политик XVIII века, мы давно ее не видели от американского президента. Но с другой стороны вопрос: странно, что мы ее не видели от Обамы. Странно, что на переговорах с Китаем не использовался вот этот тайваньский вопрос.

Так вот этот самый страшный Трамп, который как слон в посудной лавке, первым делом позвал поговорить с собой Джека Ма, китайского миллиардера. Причем, Джек Ма сначала не воспринял этого всерьез. Его раза четыре просили. Наконец, он поехал поговорил. Опять же, отличный ход, вполне рейгановский, потому что первый вопрос тоже возникает: «А, собственно, а почему Обама не встречался с китайскими миллиардерами и, в частности, Джеком Ма?» Ну, ответ такой, что, конечно, Обаме в голову не пришло: он политик истеблишмента, он бы позвал тысячу аналитиков, из которых 999, кстати, идиоты. Но и понятно, что вот это вот желание Трампа поговорить с Джеком Ма связано с тем, что Трамп не читает аналитические доклады, судя по всему. Что ничего страшного, потому что есть люди, которые не читают в принципе всякой писанины и считают, что лучше поговорить с одним умным человеком, чем прочесть 10 докладов. Такой подход в жизни тоже очень часто дает хорошие результаты.

Ну, понятно, что Джека Ма, видимо, китайские власти тоже накачали и тоже пытались его использовать в качестве какого-то неформального посланца, что тоже очень хорошо: потому что поговорил китаец с Трампом и, вроде бы как, он не представитель страны официальный, и, вроде бы как, предъявить к нему ничего нельзя. А с другой стороны, вот, Трамп его прощупал.

Джек Ма был очень доволен, заявил, что «Я смотрел все новости и слышал, что о нем говорят, но Трамп оказался человеком широких взглядов. Я считаю, что я выиграл от встречи» и так далее, и так далее. Ну, собственно, бог с ним, со встречей с Трампом, а, вот, несколько важных вещей, которые Джек Ма сказал на форуме, мне кажется важным повторить.

Первое, что сказал Джек Ма, что американские компании, действительно, очень выиграли от глобализации. Может быть, не Америка в целом, но, действительно, американские компании получили гигантские сверхдоходы, потому что то, что они производили по совершенно одной цене в Китае, они продавали по совершенно другой цене в мире. И Джек Ма сказал: «А куда, собственно, делись эти деньги?»

Он был очень корректен, политкорректен. Он сказал, что деньги пошли на войны. Вы будете смеяться, но, вот, за последние 30 лет США участвовали в 13 войнах, потратив 14 миллиардов долларов. И Джек Ма сказал, что лучше бы эти деньги было истратить на образование, на развитие инфраструктуры.

На самом деле, это он еще мягко выразился, потому что, конечно, деньги, на самом деле, были проедены, они пошли на социальное обеспечение. Но это важное напоминание, что деньги, которые были заработаны западными компаниями на глобализации, это деньги одноразовые, потому что дальше эти денежки будут зарабатывать Джеки Ма. И все эти деньги проедены. Как сказал Джек Ма, «это не другие страны крадут ваши рабочие места, ребята, это ваша стратегия. Вы не распределяете деньги должным образом».

Вторая важная история, которую я хочу сказать, это же, ведь, задуматься над тем, что Джек Ма – это тот человек, который частично выполняет обязанности государства. В каком смысле? Что такое хорошее государство? Хорошее государство – это такая штука, которая создает инфраструктуру для рынка, чтобы рынок функционировал правильно и все его участники могли найти друг друга, и самоустраняется из процесса иначе как кроме создает им возможности для этого взаимодействия.

Вот, собственно, Alibaba – это же не концерн, который чего-то производит, это биржа. Небольшие компании, прежде всего малый бизнес (в том числе), который торгует на платформе Alibaba, которыми, собственно, Alibaba и живет. И как раз Джек Ма говорил о том, что 100 лет назад глобализация была лишь в руках нескольких королей или императоров, 30 лет назад их двигали тысячи крупных компаний. А, вот, в следующих десятилетиях ее будут поддерживать 6 миллионов трансграничных малых бизнесов.

Вот, собственно, технология Alibaba – это технология, которая позволяет даже очень маленькому бизнесу (кстати, не важно, из Китая или из Новой Зеландии, или из России) торговать где угодно, в том числе в Америке.

Другая проблема, которая заключается в том, что, как известно, вот у Alibaba был русский проект, русская платформа, торговая площадка, которая просто закрылась, потому что товары, выставляемые на ней, не могли конкурировать по соотношению цены и качества ни с какими другими товарами. И, собственно, это очень важная вещь, то, что говорит Джек Ма, потому что я уже много раз говорила, что технологии могут поменять некоторые вещи в том, как устроено государство. Да? В частности, технологии Blockchain, в принципе, как идея отменяют все государственные базы данных. Если вы строите базу данных по технологии Blockchain, то вам больше не нужно государство, вам больше не нужен нотариус. Вся та часть государства, которая обеспечивает архивы, права собственности, сделки на имущество, вам уже не нужна, потому что ваше право собственности на эту квартиру или ваша возможность продать эту квартиру обеспечивается всей историей цепочки сделок с этой квартирой и всеми другими транзакциями, которые совершаются. То есть в это влезть нельзя, это подделать нельзя в отличие, кстати, от государственной базы данных. И вот эту часть государства Blockchain способна заменить. Другое дело, что государство, видимо, не сразу захочет замениться.

И, собственно, Джек Ма, одно из его потрясающих предложений заключалось в том, что та электронная торговая площадка, которую предлагает построить… заменит ВТО, Всемирную торговую организацию. Потрясающая идея, которая заключается в том, что, действительно, собираются эти громадные люди, люди в галстуках, с хорошими дипломатами, обсуждают в течение многих-многих недель вопросы, которые они в итоге оказываются не способны обсудить. Вот, они не могут договориться, а вот на этой торговой площадке можно будет договориться.

Собственно, я бы еще долго могла говорить про эту историю, но эта история для меня важна для чего? Потому что мы видим, как на наших глазах меняется мир. И мир меняется не политиками, мир меняется технологиями. И моя любимая идея, собственно, заключается в том, что, вот, мы тут обсуждаем, как будут идти миграционные процессы, как будет меняться население в Европе, как будет меняться структура избирательного пула и в Европе, и в Америке. И на самом деле, некоторые прогнозы не очень хорошие, потому что, например, понятно, что люди, сидящие на пособии, особенно мигранты, будут размножаться быстро, а, скажем, женщины, которые работают, будут размножаться медленнее с понятным концом в конце.

Ну, вот, согласитесь, я в данном случае абсолютно фантазирую. Представьте себе, вдруг медицинские технологии, совершается прорыв и жизни людей продлеваются, ну там, до 120 и 130 лет, и, соответственно, увеличивается период фертильности. И, соответственно, женщины, которые там делали свою карьеру и не рожали детей, вдруг начинают в 50-60 лет рожать. И вдруг оказывается, что состоявшиеся люди, которые раньше или не имели детей, или имели одного-двух детей, вдруг говорят «А давайте-ка мы там в 60 лет родим еще парочку? Или еще четверых?»

И сразу меняется не только вся демографическая структура в Европе, а сразу меняется отношение этих людей к жизни и даже к тем же самым мигрантам. Потому что когда у тебя один ребенок, которому ты оставляешь квартиру, то ты относишься к окружающему миру со словами «Ну, давайте я сделаю окружающему миру и вот этим бедным людям, которые приехали в Германию, что-нибудь хорошее». А когда у тебя четверо детей, которым ты не можешь оставить квартиру и нужно 3 других квартиры… И вообще у тебя достаточно энергии и денег уходит на этих детей. Ты думаешь «А я хочу, чтоб мои дети всем этим пользовались, а, вот, дети мигрантов, вы знаете, как-то вот давайте сделаем так, чтобы те, кто не платят налоги, не извлекали из этого выгоду в виде пособий».

Я сейчас абсолютно фантазирую, но я повторяю, что я вот в этом смысле абсолютно как и Джек Ма убеждена, что те проблемы, которые сейчас стоят перед миром, в том числе социальные проблемы, они порождены во многом современным триумфом технологий, они порождены в том числе тем, что как только женщина становится самостоятельной, понятно, что она рожает меньше детей. А рядом есть ближневосточные страны и африканские страны, где женщины продолжают иметь много детей.

Так вот я к тому, что те проблемы, которые с помощью технологий в конечном итоге и порождены и с помощью прогресса в конечном итоге и порождены, только прогресс в конечном итоге и может преодолеть. В какой форме, мы не знаем. Это я привела один пример чисто случайный. Может быть, будут десятки других.

Вот на этой оптимистической ноте давайте вернемся к старым технологиям и к инаугурации Трампа, к которой много чего оказалось приурочено. К которой оказался приурочен марш протестующих женщин-феминисток, к которой оказалось приурочено начало петиции об импичменте Трампа. К которой приурочена оказалась публикация опроса о том, что, оказывается, Барак Обама – суперпопулярный президент, а Трампа, вот, поддерживает 40% американского населения. Причем, это называется: «Ну, ребят, ну, вы хотя бы постеснялись».

Ведь, мы уже все видели, что ваши опросы перед выборами врали. Что ваши опросы были не опросы, а, вот, как и ВЦИОМа, извините, «Чего изволите, барин? Клинтон так Клинтон».

Вот, как бы, что хотят люди нам объяснить, которые накануне инаугурации, сразу после выборов проводят опрос, из которого следует, что Трампа не выбирали? Что нам хотят объяснить люди, которые в день инаугурации начинают собирать подписи за его импичмент? Все-таки, согласитесь, что-то, что делают эти люди, это прежде всего плевок в лицо американскому избирателю, потому что американский избиратель и американская избирательная система (хотите вы или нет) выбрала Трампа. Трамп если не успел ничего сделать, а ему уже American Civil Liberties Union пытается объявить импичмент, ну, в общем-то, это ничего удивительного, потому что American Civil Liberties Union создан человеком, которого звали Болдуин, который был скрытым и даже не скрытым коммунистом, и который совершенно откровенно писал, что он использует борьбу за права человека с целью разрушения буржуазного общества и построения диктатуры как у Сталина.

Ну, как бы вот, Сталин умер, Советский Союз умер, American Civil Liberties Union остался.

Вот это поразительная вещь, что инаугурацию Трампа, то есть главное событие нам хотят информационно перебить разными другими событиями. А вот женщины прошли и выступили против Трампа. И, конечно, совершенно замечательной историей с письмом прессы президенту Трампу, которое мы тут видели все на сайте «Эха Москвы» и которое, на мой взгляд, совершенно поразительное письмо. Потому что есть законно избранный президент Трамп, и вот в этом письме от имени всей прессы… Заметьте, от имени всей прессы. Это феерическая вещь. Потому что, что значит «пресса»? Нет, чтобы люди подписали от своего имени «Я такой-то, я такой-то, я такой-то». Ну, понятно, да, что там тоже есть имена. Но это называется именно «Письмо всего корпуса прессы».

Вот, у нас в свое время при советской власти очень любили говорить от имени возмущенной общественности то ли Домкомы, то ли, так сказать, негодующих женщин, работниц, колхозниц и так далее. Вот это то же самое. Люди говорят не от себя, а люди говорят, что «Вы знаете, мы говорим от имени всего человечества». Вот, знаете, со времени Советского Союза я очень боюсь людей, которые говорят от имени всего человечества, а не от имени себя.

И в нем, собственно, написано, что «Вас, Трамп, избрали против нашего желания. Мы вас сотрем в порошок, и вы к нам не сможете прикопаться, потому что так, как мы будем вас стирать в порошок, мы это назовем объективным освещением событий. То, что мы говорим, это и есть объективность».

Вот это очень страшно, потому что если люди занимают позицию (я, например, занимаю позицию), они говорят «Это моя позиция». Когда люди начинают вместо того, чтобы говорить «Это моя позиция», говорят «Это объективная истина. А все, кто против меня, те против истины», это очень неприятно. И когда нам начинают рассказывать, что Трамп совсем обижает прессу, это просто неправда, потому что, вот, Associated Press недавно рассказала там совершенно замечательную историю. После того, как случился этот скандал с российскими прослушками, корреспондент Associated Press звонит на сотовый телефон Трампу, уже избранному президенту США, попадает на автоответчик, ну и, естественно, корреспондент вешает трубку (он хотел попросить об интервью).

Трамп ему перезванивает. Это к вопросу о том, много ли вы найдете американских президентов уже избранных, которые перезвонят на незнакомый телефон, прекрасно зная, что, скорее всего, это именно пресса.

И там в этом письме… Я не буду долго о нем говорить, но там есть несколько замечательных фраз. Одна из них называется так: «Вы прибегали к помощи Twitter’а, чтобы насмехаться и угрожать отдельным репортерам». Ребят, это невероятно! Люди, которые называют себя журналистами, искренне обижены на то, что президент США осмеливается иметь свободу слова. Это, на мой взгляд, колоссальная проговорка. Потому что как? У них была информация, монополия на информацию. Это CNN, это «The Washington Post» решали, что есть новость, а что нет, что есть правда, а что есть нет, что услышит американский избиратель, а что нет. И вдруг пришел этот негодяй Трамп, и начал с помощью Twitter’а общаться напрямую.

Это абсолютно не случайная фраза. Вот тот самый BuzzFeed, тот самый ресурс, который опубликовал вранье экс-разведчика Кристофера Стила о том, как проститутки, нанятые Трампом в московском отеле, мочились на супружескую постель Обамы, так вот этот самый BuzzFeed опубликовал перед этим еще очень смешную статью о том, как Facebook и вообще социальные сети рушат монополию традиционных СМИ на массовую информацию.

Они там порасследовали сетевые СМИ, и, естественно, BuzzFeed, будучи левым ресурсом, установил с помощью экспертов (нам не объяснили, каким способом), что правые врут гораздо больше, чем левые. Ну, конечно, приз в студию! Естественно, BuzzFeed нашел, что правые врут гораздо больше, чем левые. И привел даже пример, когда правый некий сайт написал, что Австралия на референдуме проголосовала против мигрантов. «Вот, вранье! — скажете вы. – Как же соврали? Наверное, референдума не было». Нет, референдум был. «Вот, вранье! – скажете вы. – Как же, наверное, соврали? Наверное, австралийцы проголосовали за мигрантов». Нет, проголосовали против. «А что же вранье-то?» — скажете вы. А вот что! А референдум не имел законодательного характера.

Ребят, стоп! Ау! Это заголовок. Вы как себе представляете объективный заголовок? «Австралия на референдуме проголосовала против мигрантов, но референдум не имеет законодательного характера»? Еще сколько там должно быть деепричастных оборотов?

Тогда можно узнать, как левые сайты об этом писали? Упс! А они забыли, в основном, об этом написать. Они сочли новость, что в Австралии был референдум, на котором Австралия плохо отнеслась к мигрантам, недостойной внимания читателя, они за него решили. Вопрос: кто больше врет, правый сайт, который написал стопроцентно правильный с логической точки зрения заголовок, или левый, который вообще не написал?

И это, действительно, очень важный момент, потому что левые СМИ, традиционные левые СМИ в панике. Все боялись, что социальные сети принесут революцию в мир диктатур. Диктатуры от социальных сетей не погибли, потому что революция не происходит в социальных сетях – для нее надо выйти на площадь, если это диктатура. И всякие авторитарные правительства и диктатуры научились разводить всяких ольгинских троллей и прочее-прочее.

А, вот, в США и в Европе, где возникла квазимонополия левых на информацию, оказалось, социальные сети, действительно, произвели революцию. И с Кёльном было то же самое в прошлом году, когда ни один немецкий телеканал в течение нескольких дней не говорил о том, что произошло на площади в новогоднюю ночь. И так бы оно и сдохло, но социальные сети всё удивлялись и удивлялись, и прорвало. И язык наш обогатился новым словом «тахаруш».

И вы будете смеяться, что сейчас в Америке предъявляют не только Трампу, но и Цукербергу, потому что…

У меня осталось всего полторы минуты и я не буду начинать новую тему, уж закончу про это замечательное письмо, в котором написано черным по белому объективными репортерами, что Трамп высмеял репортера, который написал что-то, что вам не понравилось, потому что у него инвалидность. И я говорила об этом на прошлой неделе случае, о том, что не только Трамп не высмеивал репортера, но это была типичная история с блогом Божены Рынски и с хвостом собаки Алкивиада, сделанная затем, чтобы уйти от обсуждения главного вопроса, радовались ли мусульмане в Америке 11-му сентября или нет. И я, кстати, тогда сказала, что Трамп соврал и не радовались. И мне тут же пришло несколько возмущенных писем. В частности, мне пришло письмо от моего американского приятель Юры Магаршака, известного человека, который сказал: «Как? Я сам видел, как радовались. Я сам видел, как радовались 11-го сентября и сам видел, как радовался палестинский магазинчик конкретный около того места, где живет моя мама. И перед этим тоже радовались, тоже праздновали, когда торговый центр взорвали первый раз».

И я очень удивилась этому примеру, потому что… Как? Я не думаю, что там много радовались. Вот, в Египте радовались, да? В Палестине радовались. А чтобы в Америке радовались, я не думаю.

Но одну секундочку. Как же это так получается? Если я, Юлия Латынина, сказав, что не радовались, получаю сразу письма из Америки на электронную почту, что нет, были такие случаи, то неужели американские левые СМИ этих писем не получали?

И чтобы закончить эту тему и к Трампу не возвращаться, сделаю два маленьких предсказания, которые, естественно, могут оказаться не верные, потому что я не CNN и не являюсь абсолютной истиной.

Во-первых, Трампу, понятное дело, будет реально очень сложно, потому что конфликт со СМИ – это не просто конфликт. Ты остаешься в веках так, как о тебе пишут историки. А историки в настоящий момент заменены, собственно, мнением телеканалов. Если это не показали по телевизору, этого не случилось и это случилось так, как это показали по телевизору. И понятно, что смотрите, как показывают арабо-израильский конфликт либеральные СМИ. Понятно, что Дональд Трамп может оказаться вот в таком же положении как кровавые евреи, которые всё время уничтожают мирных палестинцев.

Второе. Понятно, что касается наших российских отношений с Трампом, у меня есть гипотеза, которая заключается в том, что понятно, что любые российские отношения с Америкой – они зависят не от Америки, они зависят не от Европы, они зависят от самой России. А Россия точно так же, как Боливия, Иран и куча других стран, к сожалению, третьего мира, вот ее власти определяют себя через «Мы боремся с Америкой, значит, мы великие».

И я сильно надеюсь, что в Кремле поняли, что они зашли слишком далеко и хотели бы сдать назад. Сдать назад при Обаме они не могли, поскольку это означало бы потерять лицо. А сейчас у них есть хорошая возможность сдать назад перед Трампом, который, естественно, будет договариваться, если Россия сдаст назад, и сказать уже по своему телевизору, что это произошло, потому что Трамп – наш парень.

На мой взгляд, это самый лучший вариант, который может случиться, потому что альтернативный вариант заключается в том, что поскольку Трамп не Обама и не считает, что международная политика заключается в том, чтобы подставить щеку, если тебя ударили по другой, то первый же, условно говоря, российский истребитель, который пролетит… Ну, не первый, второй допустим. ...над очередным американским авианосцем, будет просто сбит. Что будет после этого, никто не знает. Да? Вот, сложно вообразить себе, что будет после этого.

Но суть заключается в том, что в Кремле, с одной стороны, отдают себе отчет, что с Трампом нельзя рисковать так, как с Обамой. А, с другой стороны, отдают себе отчет, что сейчас самое хорошее время сдать назад.

И к нашим российским делам. История, которая потрясла меня на этой неделе, это история с Петром Павленским, нашим великим художником-акционистом, который стремительно свалил из России вместе со своей гражданской женой и объяснил, что против него была совершена фсбшная провокация. И первое заявление Петра Павленского касалось только девушки, актрисы Театра.DOC Анастасии Слониной, которая якобы по заданию ФСБ к нему подбиралась и после этого написала на него заявление о попытке изнасилования. При этом почему-то господин Павленский совершенно не уточнил, что уголовных дел два, и что первое уголовное дело связано с избиением актера Театра.DOC Василия Березина, который был другом этой девушки, которое случилось за несколько недель до попытки изнасилования. И Театр.DOC опубликовал видео, на котором видно, что Березина избивает несколько человек. Что несколько человек держат Березина, который довольно хрупкий молодой человек, когда Павленский его бьет. Там не видно, что это Павленский, но все актеры Театра.DOC показывают: «Да, это был Павленский». Что Павленский его бьет, когда тот лежит на снегу, когда тот лежит на земле.

А это очень небольшой отрывок видео. Он очень страшный, потому что… Ну, он находится за гранью добра и зла, с моей точки зрения. Потому что, да, два мужика могут подраться и это вполне по-мужски. Но когда ты, мужик, приказываешь своим сообщникам держать человека и ты бьешь этого человека, и он слабее тебя (причем заведомо), и он падает, и ты продолжаешь его бить, так только красные суки на красных зонах поступают.

И когда я говорила с актерами и с руководительницей Театра.DOC… Я им просто позвонила, и они мне многое чего рассказали. И я сейчас об этом поговорю. Я первым делом спросила… Вот, как Павленский сам объяснял это избиение? Они сказали, что у них есть переписка, в которой он, ну, представляет это… Не буду пересказывать всё, что мне говорила госпожа Елена Гремина, но она сказала, что он не понимал даже, в чем суть к нему претензий. Он представлял это как акт героизма и как перформанс.

И я тогда попросила ее опубликовать эту переписку. Я сейчас очень рада, что она еще ее не опубликовала, потому что господин Петр Павленский договорился до того, что назвал эту видеозапись фальшивкой. То есть он назвал, заявил, что эта ситуация или стилизована, или взята с каких-то еще камер.

Короче говоря, значит, запись избиения им человека – фальшивка, на которой он избивает человека, который лежит на земле, человека, которого держат другие люди. А, вот, попытка изнасилования – это провокация, это, значит, нехорошая девушка Настя Слонина сама себя порезала и, значит, видимо, сама Павленского изнасиловала. И всё, как говорит Павленский, было по обоюдному согласию.

Так, на минуточку, «по обоюдному согласию». Так я понимаю, что там Настя обвиняет в том, что их было двое – и Павленский, и его жена. Это тоже было по обоюдному согласию?

И, собственно, как я уже сказала, меня очень поразило поведение Театра.DOC, который в данном случае боится говорить, не хочет в эту грязь лезть. И, вот, собственно, я в данном случае только просто перескажу в основном то, что мне говорила Елена Гремина, которая разрешила мне ссылаться, потому что история очень простая.

Есть Театр.DOC, замечательный оппозиционный театр, который, когда Павленский сидел (недолго сидел Павленский, напомню, всего несколько месяцев), в его поддержку сделал спектакль и вообще для Елены Греминой Павленский был герой, к нему в театре относились, ну, если не как к богу, как к пророку.

И в Театре.DOC есть потрясающая красивая Анастасия Слонина, которая, действительно, удивительной красоты девушка, которая любит кружить головы. Все за ней бегают. Она ни за кем не бегает. Поэтому, скажем так, люди из Театра.DOC, с которыми я беседовала, очень скептически хмыкали в ответ на слова Павленского о том, что это, оказывается, эта девушка по заданию ФСБ внедрялась к ним. Потому что, в общем, в Театре.DOC ходили слухи, что Павленский и его гражданская жена Оксана (уж не знаю, как это у них там устроена), вот, ухаживают за этой Настей.

И первый сюжет происходит, когда происходит жуткая история, когда Павленский приезжает к театру с несколькими людьми и избивает бывшего бойфренда Анастасии. Он бьет его лежачего. Этот человек попадает в больницу. Он был потом в тяжелейшем состоянии. Елена Гремина предлагает Павленскому извиниться, встречает полное непонимание. И в эту минуту она, по ее словам, понимает, что она говорит с человеком, который считает себя за гранью добра и зла. В общем, у нее представление, что она говорит, в общем-то, с психопатом, который уверен в способности своей манипулировать всеми. И психолог, который консультирует эту ситуацию, говорит «Он не остановится».

И действительно, происходит второй акт, потому что вот эту Настю (опять же, я говорю со слов людей из Театра.DOC) Павленский и его гражданская жена зазывают к себе домой, судя по всему, со словами «Давай мы объясним, что произошло».

И там происходит дикая, ужасная история, в результате которой Настя выбегает там с полуотрезанным пальцем чуть ли не голая из этого дома. И всё это происходит… И дальше, собственно, происходит, действительно, два уголовных дела. И насколько я понимаю (во всяком случае, это мне сказали в Театр.DOC), уехал-то Павленский после того, как был полиграф. Вот, после того, как полиграф показал, кто говорит правду, а кто нет, и понятно, что… Ну, не может же великий художник Павленский сказать, что его берут за попытку зверского изнасилования. Естественно, он говорит, что вот да, нехорошая агентша ФСБ сама себя резала, вообще, наверное, изнасиловала сама Павленского, и теперь ему срочно найти политическое убежище от Насти Слониной, агента ФСБ, которая к нему была внедрена.

И я бы, собственно, по этому поводу и промолчала, но вот в чем дело. Дело в репутации и жизни совершенно конкретной молодой женщины, которая оказалась виновата в том, что на нее Павленский и, видимо, его жена положили глаз. И сначала был зверски избит бойфренд этой женщины, с которым она уже рассталась, а потом она оказалась агентом ФСБ, которая сама себя зарезала, а Павленского изнасиловала. И тут, к сожалению, двух вариантов нет: либо Настя Слонина – агент ФСБ, либо Павленский – негодяй и психопат.

И вот я вам скажу, что, с моей точки зрения, в этой истории произошло. Опять же, это моя точка зрения, это не объективная истина. Я не CNN, я не вот те самые ребята, которые подписывали письмо Трампу.

Петр Павленский, с моей точки зрения, это классический образец социопата и нарцисса, человека, который там в силу личных качеств или каких-то других причин, далеко вышел за нормы. Это человек, который очень хочет отличиться. Ничего он при этом не умеет – ни рисовать, ни писать, ни творить, ни сочинять музыку, ни делать открытия. Но когда ты очень хочешь отличиться, то в современном мире чтобы прославиться, незачем это делать. Потому что ты можешь написать гениальную книгу и она никогда не будет на первых полосах газет. Но если ты прибьешь мошонку к брусчатке рядом с Кремлем, то ты будешь на первых полосах.

И что делает Павленский? Сначала он зашивает себе рот по мотивам известного фильма «Матрица» (помните, такая сцена в «Матрице»?) со словами, что, значит, это акт протеста против того, что к «Pussy Riot» недостаточно внимательны. Вот, Оксана Шалыгина, вот эта гражданская жена утверждала, что одной из причин проведения этой акции стало полное равнодушие санкт-петербургской художественной общественности к процессу над «Pussy Riot».

Ну, хочу возразить, что «Pussy Riot» получили достаточную свою дозу известности. Процесс дал им гораздо больше известности, чем они заслуживали, хотя я к ним очень хорошо отношусь. И акция Павленского скорее напоминала желание пропиариться на теме «Pussy Riot». Ну, к сожалению, после этой акции Павленского не посадили.

Тогда была новая акция – вот эта самая мошонка, прибитая к брусчатке. Тоже это любят делать зэки. Видимо, тоже рассчитано было на двушечку. Но и тут произошла накладка – не посадили Павленского.

Потом было еще несколько акций. Была история, когда Павленский, сидя обнаженным на заборе Института психиатрии Сербского, отрезал себе ножом мочку правого уха в знак протеста против использования психиатрии в карательных целях. И тут не посадили, понимаете! Ну, что подумаешь!

И тогда Павленский поджигает дверь ФСБ на Лубянке, и тут, наконец, его, слава богу, сажают, правда не надолго, всего на несколько месяцев. Но согласитесь, этого хватает, чтобы стать уже полностью преследуемым режимом.

На что я должна сказать, что, с моей точки зрения, извините господа, когда вам зашивают рот, это одно. Когда вам затыкают рот, это одно. А когда вы сами себе зашиваете рот и говорите, что вы этим протестуете против вашего закрытого рта, это, извините, совсем другое. Потому что, знаете, и в США можно зашить рот со словами «Я протестую против обращения президента Трампа с журналистами».

И второе. Поджигать дверь ФСБ, вы знаете, вы будете смеяться, это нехорошо. Не потому, что я люблю ФСБ, а потому что, да, это государственная структура. Подожгите дверь ФБР – что вам будет? Не пробовали поджигать дверь ФБР? А если вам так не нравится ФСБ как, допустим, она не нравится мне, давайте расследовать его деятельность. Я даже сильно думаю, что расследование ее деятельности ФСБ понравится меньше, чем процесс поджигания двери.

И для меня абсолютно все действия Павленского были попыткой социопата манипулировать общественным мнением. Конечно, это не такая страшная попытка как манипуляция общественным мнением какого-нибудь Первого канала, который рассказывает про мальчика, распятого в Славянске. Но была совершенно отчетливая попытка монетизировать свое диссидентство, и было ясно для меня, что этот человек при первой возможности уедет на Запад и скажет «Меня преследуют. Давайте мне политическое убежище».

Ему дадут политическое убежище и выделят грант, и жизнь удастся. И он будет ездить по миру, и прибивать яйца к брусчатке уже против ГМО или, там, трубопровода Кейстоун.

Еще раз, я бы об этом не говорила, если бы этот человек в желании представить себя жертвой режима не растоптал одного конкретного человека – молодую девочку Настю Слонину, которая, если верить актерам Театра.DOC (а я им верю), которой он сначала домогался вместе с женой, потом бил ее хахаля, потом зазвал в гости… После чего она выскочила голая и порезанная. И теперь этот человек говорит, что она сама себя порезала, а я – жертва режима, и она – агент ФСБ.

Поэтому нам всем придется выбирать: либо Театр.DOC – все агенты ФСБ, либо Павленский – подонок, мерзавец и манипулятор. Я не сомневаюсь, что есть огромное количество людей, которые всё, что исходит от Павленского, считают за святую правду. Я не сомневаюсь, что такие найдутся. Но я хочу этим людям напомнить, что в Театре.DOC Павленским тоже восхищались, пока не случилась эта история.

Я бы хотела еще поговорить о замечательном Законе Яровой, который всё время напоминает нам о своем существовании. То у нас ФСБ напомнит сотовым операторам о необходимости заложить деньги на выполнение этого закона в свой бюджет. На самом деле, на мой взгляд… Вот это письмо ФСБ появилось на этой неделе. То у нас чуть не осудят преподавателя йоги за то, что он рассказывал о йоге в Санкт-Петербурге.

И прежде всего я хочу успокоить насчет сотовых операторов. Дело в том, что, насколько я понимаю, вот это письмо ФСБ со строгим предупреждением является художественным свистом. В Кремле, правительстве и бизнесе есть консенсус, что этот закон в полном объеме невыполним. И на самом деле, никаких существенных расходов не будет. И слава богу, потому что если эти расходы будут, то, ну, помимо того, что они разорят российских сотовых операторов, они разорят нас, потребителей всего этого дела.

Но на мой взгляд, закон Яровой – совершенно замечательный закон, и сейчас я вам объясню, в чем его замечательность. Вот, какая главная беда нашей российской оппозиции? Расширение аудитории. Ну, вот, Навальный может хоть извертеться, Медуза может хоть извертеться… Вот, они и то напишут, и это напишут, и это разоблачат. Но, на самом деле, те люди, которые читают то, что написано, да они могут и не читать – они всё это и так знают. Но, вот, я буду дальше говорить о грандиозной истории, которую раскопала Медуза, ее автор – Иван Голунов. О том, как праздничное украшение Москвы, ряд деталей праздничного украшения Москвы стоит по прайсам в несколько раз дешевле, чем было закуплено на аукционе некоей компанией «Форум», которая принадлежит адвокату СМП-банка, которым владеют господа Ротенберги.

Вот, с одной стороны, потрясающая история. А с другой стороны, ну а мы что, этого не знали? Согласитесь, что тот, кто читает Навального, он знает обо всем этом и без Навального. Да? Он как в анекдоте может уже белую бумажку читать. А с другой стороны, тот, кто не читает Навального, он и читать не будет. Да? То есть расширение аудитории – это главная проблема.

И вот, на мой взгляд, смотрите, как хорошо закон Яровой решает проблему расширения аудитории. Вот сидят себе какие-то йоги, которые пребывают в Нирване и, конечно, не читают Навального. А если и читают, то он их до печенок не достает. И вдруг их берут и из Нирваны тащат в кутузку. И говорят «Вы тут йоге учите. Это религиозная пропаганда».

Сколько у нас в России йогов? Ну, конечно, вы скажете там «Три с половиной йога». Но, во-первых, их много. Их, конечно, там в процентном отношении в населении мало, но их в принципе много. И вдруг до всех йогов по итогам закона Яровой дошло, что они теперь занимаются антиправительственной деятельностью, когда принимают позу лотоса. И это круто. Я считаю, что такого эффекта от пропаганды и агитации, ну, даже Навальный не может достичь. И потом понимаете, это же не одни только йоги. Да? Тут же по этому закону попадаются другие. Тут же еще, значит, какие-нибудь пятидесятники попадутся, тут же еще какие-нибудь свидетели Иеговы и так далее, и так далее. И с миру по нитке, а набирается.

Или, вот, опять же, те же самые сотовые операторы. Жили себе люди не тужили, принадлежат богатым людям, принадлежат олигархам, у которых нет никаких разногласий с нашей российской властью. Я в этом олигархов совершенно не виню, потому что дело бизнеса – зарабатывать деньги (я это много раз говорила). И бизнес по определению зарабатывает деньги теми способами, которые приносят наибольшую прибыль. Если наибольшую прибыль приносит административный ресурс, значит, будет бизнес это делать с помощью административного ресурса.

И вдруг выяснилось, что весь административный ресурс этих замечательных людей не способен оградить их от совершенно феноменальной глупости закона, общие расходы по которому, если его выполнять, составят 7 триллионов рублей и разорят абсолютно всех сотовых операторов.

Я не говорю, что они задумались. Да? Я не говорю, что они говорят, что они задумались. Но я думаю, что где-то в глубине их олигархической души они подумали «Совсем с дуба рухнули. А, вот, как бы это, чтобы?..»

То есть еще раз. Закон Яровой – это очень полезный закон, который расширяют за оппозицию ее площадку. На мой взгляд, ну, это надо было еще добиться.

И, собственно, я перехожу к грандиозной истории, которую раскопала Медуза и Иван Голунов (я только что о ней говорила). Это, значит, освещение Тверской и это деревья из Сказочного леса на Кутузовском мосту. Не пропустите.

Значит, как раскопал Иван Голунов, затраты на один бокал должны составить около 475 тысяч рублей, а по результатам тендеров каждый из вот этих вот подвесных бокалов сияющих обошелся столичному бюджету в 2 миллиона 241 тысячу рублей, то есть в 5 «концов». И что касается Сказочного леса, то одно изделие согласно прайс-листу стоит 676 тысяч рублей, а при проведении тендеров на закупку начальная цена оказалась почти в 3 раза выше. Победителем тендеров в обоих случаях стала компания «Форум». Как я уже сказала… Ну, конечно, мы не можем сказать, что она имеет какое-то отношение к господам Ротенбергам – просто она принадлежит адвокату СМП-банка, которым они владеют. И как ни странно, офисы ее находятся рядом с этим банком. Чисто случайно.

Что я тут хочу сказать? Я, конечно, очень… Вы знаете меня, я много раз говорила «Спасибо» мэру Собянину, я реально очень хорошо отношусь к мэру Собянину, который делает колоссальные перемены в городе. Эти колоссальные перемены касаются, например, того, что раньше невозможно было оформить никакую бумажку. Сейчас заходишь в Многофункциональный центр, ты реально можешь эту бумажку оформить в течение двух минут.

Эти колоссальные перемены заключаются в том, что в Налоговой инспекции (по крайней мере я когда заходила) я была приятно удивлена (это мой личный опыт): всё начало работать, и тоже можно провести 2 минуты. Хотя, иногда можно провести 40. А раньше надо было проводить сутки.

И вы будете смеяться, я вот тут недавно протекла… У меня, оказывается, ЖЭК работает. Прибежало 6 человек во главе с начальником ЖЭКа и мечутся как муравьи. Я такого не видела, а я думала, это невозможно в принципе в городе Москве.

Я очень довольна тем, что происходит с пробками и с автомобилями, и я должна сказать, что, наоборот, Москва пока применяет очень щадящие меры к регуляции своего автомобильного движения, и во многих мегаполисах мира эти решения гораздо серьезней.

Кроме того, я понимаю, что Собянин не может ничего сделать с компанией, которая не имеет отношения к замечательным братьям Ротенбергам. И мне, кстати, не очень понравилось, что когда Алексей Навальный, который написал об этом, он написал про Собянина, а не про Ротенбергов.

Но я должна сказать, что так нельзя. Да? Вот, в пять «концов». 475 тысяч рублей и 2 миллиона 241 рубль – так нельзя. Это перечеркивает если не все вещи, которые делает Собянин в Москве, это дает такое гигантское оружие в руки любым его недоброжелателям, что так нельзя. С этим надо чего-то делать.

Всего лучшего, до встречи через неделю.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 голос)