Юлия Латынина в передаче «Код доступа» на сайте радиостанции "Эхо Москвы". И на этой неделе из-за океана пришло потрясающее известие, от которого зоб распирает от гордости за родную страну. А именно, что это Путин выиграл выборы в США. Сказал это самый авторитетный источник – не какой-нибудь вам Дмитрий Киселёв или Сергей Марков, а сама Хиллари Клинтон на встрече с бывшими спонсорами кампании.

Точнее, сначала это сказал телеканал NBC, потом это же сказал никто иной как Барак Обама. Причем, заметил не только, что речь шла об атаках на сервера Демократической партии, но и что атаки прекратились после личного разговора с Путиным. Во что я верю. И наши подхватили эту тему: «Вот, мы выиграли выборы в США. Во, какие мы великие».

По этому поводу у меня началось сущее раздвоение личности, потому что, вот, такой маленький вопрос. Давайте перечтем еще раз вскрытую украинскими хакерами почту Суркова, где подаются космического масштаба советы и космической же глупости, как дестабилизировать Закарпатье. Или есть другая история абсолютно позорная недопереворота 16 октября в Черногории, когда какие-то шуты гороховые собирались вести к парламенту толпу, которая должна была протестовать против подтасованных выборов. А выборы, заметим, были если не подтасованные, то купленные. И премьер Черногории господин Джуканович сидит там с 1991 года, дольше Путина. И, вот, другие заговорщики должны были стрелять в оппозицию, и всё это накрылось медным тазом и даже в Черногории не получилось устроить переворота.

И вот я как-то пытаюсь это согласовать в своем мозгу. С одной стороны, вот это Закарпатье, шутовство в Черногории и могучую Россию, которая выиграла выборы в США. Вы мне скажете: «Ну так мы ж не только проваливаемся. Есть у нас, например, аннексия Крыма». Ну так я вам скажу, что если бы Россия была страной с нормальной процветающей экономикой, Крым бы свалился в нее сам как рано или поздно свалится Тайвань в Китай.

И второе. Учитывая экономическое положение Украины, учитывая, что, действительно, русские составляли большинство, что они реально были недовольны тем, что, например, при Ющенко русский врач русскому пациенту историю болезни должен был заполнять на украинском языке. Что на замке «Ласточкино гнездо» висели указатели на всех языках, включая китайский, минус русский.

Так вот уж если в этой ситуации… Я сейчас не говорю о приличиях и морали. Если уж у нас так горело забрать Крым и не создать там вменяемой партии, которая ставила бы лозунгом воссоединение с Россией, получила бы большинство в парламенте и совершенно легитимным образом всё это проделала так, что комар носа не подточит, это надо было суметь. Найти на эту партию человека по кличке Гоблин, сделать так, чтобы эта партия собирала на выборах 4 (прописью: четыре) процента. В общем, это надо уметь. Так что пришлось аннексировать войсками.

А на американские выборы мы повлияли. А в Крыму при вводных данных, о которых я говорила, 4% не могли собрать.

Чего там, собственно, произошло в Америке? Там есть факт. Есть 2 хакерские группы – Fancy bears и Cozy bears – которые вскрыли сервера Демократической партии. У обеих этих хакерских групп есть немало общих черт. Они работают с 9-ти до 5-ти по московскому времени, они не работают в российские праздники, включая военные праздники, в которые вся остальная Россия работает. В отличие от хакеров, которые всегда настроены на финансовый результат, эти группы совершенно не испытывают нужды в деньгах, они не смотрят на финансовые результаты. Зато они неизменно выбирают те мишени, которые являются политическими противниками России. Например, после того, как WADA опубликовала доклад о допинге, эти группы вскрывали сервера WADA.

Другой раз эти группы напали на Бундестаг, на сервера Бундестага после того, как Ангела Меркель стала говорить нехорошие вещи про Путина и Украину. И особенно показательна была атака на французскую телекомпанию TV5 Monde, потому что все в цифровом мире сочли это просто проверкой дорогостоящего оборудования. То есть, вот, в отличие от хакеров, которые всегда гоняются за деньгами, эти хакеры, наоборот, за деньгами не гоняются, а преследуют политические цели.

Кроме того, есть долгая история российской кибервойны, начиная с Бронзового солдата в Эстонии, когда одновременно с беспорядками были положены эстонские правительственные сервера. И кончая, собственно, российско-грузинской войной, когда еще перед тем, как кровавый Саакашвили ни с того, ни с сего напал на мирно спящий Цхинвали, почему-то киберпреступники уничтожали грузинские правительственные сайты. И в момент, когда начались боевые действия, в частности, они положили сайт Грузинского Центробанка, написав на нем фальшивый курс лари. Ну, видимо, это сделали осетинские ополченцы из подвалов Цхинвали, в которых в этот момент не было электричества.

То есть вот эта фактическая часть – она, конечно, на мой взгляд, очевидна всем кроме господина Лаврова. И вот в эту деталь, которую сказали американские телекомпании, что Путин лично вникал в некоторые вещи, это я охотно верю.

Теперь посмотрим на историю с американской стороны. Она началась еще в сентябре 2015 года, когда агент ФБР Эдриан Хокинс позвонил человеку, которого звали Яред Тамин, он был сотрудник техподдержки Демштаба. И сказал, что, вот, по его данным штаб подвергается атакам.

Яред Тамин к этому отнесся никак – он даже не мог установить по понятной причине, что это звонок от реального агента ФБР, как он потом сказал. И эта история вызывает потрясение, да? Потому что вдумайтесь, агент ФБР звонит – он не встречается с руководством, он звонит старшему помощнику младшего дворника. И потом на 7 месяцев об этом забывают при том, что речь идет о 2-х организациях, чьи офисы находятся в Вашингтоне в пешей доступности друг от друга.

Проходит 7 месяцев. В марте 2016 года один из сотрудников предвыборного штаба получает просьбу сменить пароль и меняет этот пароль, то есть попадается на обыкновенную фишинговую атаку. И более того, Джон Подеста, глава избирательного штаба Клинтон, тоже попадается на такую же фишинговую атаку. Причем, господин Подеста (гений наш) еще спросил своего помощника: «А вот это правда или нет? Надо сменить пароль или нет?» И помощник, подумав, ему ответил, что да, пароль менять надо.

Вот, собственно, через 7 месяцев после того, как ФБР их предупреждало, хакеры к ним забрались и начали там резвиться. И только в апреле демократы обратились срочно к услугам компании Crowdstrike по цифровой безопасности, которая, естественно, ровно через день им сказала: «Да, взломали со стороны России. А вы чего думали?»

Теперь как это понять, такую беззаботность Демпартии? А ответ очень прост. На серверах Демократической партии не было и не могло быть ничего, ее компрометирующего. Светлая идея взломать сервера Демпартии с целью вмешательства в выборы в США – это из той же серии, что, вот, устроить переворот в Черногории.

Второе. Со времени Уотергейта самое лучшее, что можно сделать для победы политика – это если окажется, что его прослушивают. Вот это у каждого американского политика в печенках сидит. То есть взлом был, но эффект от него был ровно противоположный, потому что а) никакого компромата не было, б) был мощный пиар-повод в поддержку атакуемой несчастной Клинтон. В общем, круче, чем взломать, только устроить было бы на нее покушение. И, конечно, только те люди, у которых партия Гоблина собирала 4% в Крыму, только у них могла родиться идея поддержать Трампа посредством взлома серверов Демпартии.

Конечно, для Трампа это был удар не поддых, а просто наотмашь. Но даже несмотря на этот взлом, Трамп выиграл выборы. И что, собственно, мы видим? Что еще до выигрыша Трампа вот эту вот тему, что Трамп сражается на стороне сил зла, вернее, что силы зла сражаются на его стороне, поэтому не голосуйте за Трампа, еще до этого ее пиарили.

А теперь перед голосованием выборщиков 19-го числа это просто взорлило, это просто крещендо. И даже президент США Барак Обама пообещал принять ответные меры в отношении России в то время и в том месте, которое выберем.

Что можно сказать? Это позор, когда президент самой великой, великой во всех смыслах (прежде всего в экономике) страны звучит как иранский шейх или российский посланник в ООН. Потому что цену обещаниям Обамы все, во-первых, знают после красной черты в Сирии, когда он сказал, что красная черта – это применение Асадом химического оружия. Химическое оружие было Асадом применено, и красная черта благополучно была забыта.

А во-вторых, все-таки, президент Обама не долго будет еще находиться в офисе и, видимо, это, все-таки, будет дело избранного президента Дональда Трампа принимать какие-то меры или не принимать их против России. Тем более что обычно, когда речь идет о таких мерах, то о них не говорят – их принимают. Когда о них президент Обама говорит, то, знаете, он чем-то начинает напоминать главу нашего МИДа Лаврова.

На самом деле, это уникальная ситуация, когда есть 2 взаимнозаинтересованные стороны, которые несут пургу. Одна – это наша телепропаганда, которой надо рассказать про то, как мы сделали Трампа президентом. Так же, как ей важно рассказать (там дальше трава не расти), как мы взяли Пальмиру и там прошел концерт Гергиева.

Вот, это приятно холодит «Мы в Кремле». Ну, в Черногории не получилось, зато мы в Америке-то как выступили!

Есть США, где есть демократическая элита, для которой победа Трампа как нож по яйцам, и она рассказывает, какой он нацист, фашист, сексист и русский агент. И заметим, что поведение этой демократической элиты абсолютно зеркально отражает поведение Кремля после Майдана. Вот, Кремль не мог поверить, что украинский народ поднялся сам и вышвырнул «Золотого батона». Вот, и все эти прекрасные люди, которые защищали права женщин, боролись против глобального потепления, не могли произнести слово «исламский терроризм», а всех, кто его произносил, сразу же называли «фашистами». Вот, они, правда, не могут понять, что такое случилось. Я сейчас не говорю, хорошее или плохое случилось, я просто констатирую факт, что эти люди не понимают, что случилось, и говорят, что «Да это, конечно, какая-то внешняя сила. Это Путин виноват».

На самом деле, в почте Демпартии не нашлось ничего, что мы бы не знали о Хиллари Клинтон. Покажите мне хотя бы одного американца, который решил не голосовать за Клинтон на том основании, что он прочел эту вскрытую почту и там было написано, что Челси Клинтон – испорченная сучка? Ну и?

Абсолютно то же самое, что с этой вскрытой почтой, мы видим с назначением планируемым Тиллерсона на пост госсекретаря, как это планирует назначить Трамп. Тут же выискали у Тиллерсона орден дружбы народов, и даже уважаемый мною Андрей Мальгин пишет не больше не меньше, что Тиллерсон – это агент Путина, однозначно.

Ребята, ау! Кто такой Тиллерсон? Это глава ExxonMobil. Ребят, можно узнать: капитализация Роснефти сколько? 50 миллиардов. А капитализация Exxon’а? 360 миллиардов долларов. Это шестая по величине компания мира по объему доходов и первая среди нефтяных.

Ребята, у меня вопрос: куда же ФБР глядело? Куда же ЦРУ глядело? Как же это они допустили, чтобы агент Путина возглавлял первую в мире нефтяную компанию? Как же так получилось, что разглядели, что Тиллерсон – русский агент, только когда его стал планировать Трамп на пост госсекретаря?

На самом деле, чисто технически фактор риска у Тиллерсона есть. Он заключается в том, что у него есть опционы компании Exxon. У Тиллерсона была зарплата от 20 до 40 миллионов долларов. Если он станет госсекретарем, она станет 180 тысяч. И так как опционы есть, то чисто теоретически цена компании Exxon зависит от того, сможет ли она реализовать свою сделку с Роснефтью, которая сейчас находится под санкциями. То есть теоретически Тиллерсон может быть предрасположен снять санкции.

С моей точки зрения, эта теоретическая возможность является практически наоборот, потому что в существующей ситуации минусы от сотрудничества с Роснефтью перевешивают плюсы, и выгоднее развивать другие проекты. Поэтому я предсказываю, что человек, который приходит с 20 миллионов долларов на 180 тысяч, не будет думать о своих опционах вообще, с большой буквы и заглавными буквами: ВООБЩЕ.

Для меня гораздо важнее, кстати, что Тиллерсон считает, что глобальное потепление должно идти лесом, потому что, с моей точки зрения, глобальное потепление – это штуковина, пострашнее Путина.

Но интересней, на самом деле, другое. Чем интересна фигура Сэм Па, который дружил и с Робертом Мугабе, и с ангольским диктатором? Знаете, чего Китай не делает нигде и никогда? Он не устраивает переворотов. Он покупает демократию, он покупает диктатуры, он дружит с людоедами, он дружит с иранскими муллами, он дружит с латиноамериканскими президентами. Вот, мы никогда не слышали, чтобы Китай устроил госпереворот в Африке или Центральной Азии. Более того, мы никогда не слышали, чтобы Китай пытался вмешаться в американские выборы и вскрывал какие-то там сервера.

Причиной этому вовсе не высокая мораль китайского руководства. Есть практические соображения. Если говорить о странах третьего мира, то нет такого диктатора, которого нельзя купить, а Китай дает наилучшую цену. Вот, собственно, главная проблема кремлевской геополитики. Дело не в том, что мы проваливаем перевороты, что мы лезем в чужие сервера, что мы аннексируем Крым. Вот, вся эта судорожная имитация геополитики не имеет перед собой главного – экономического фундамента. Нам попросту нечем привлечь тех, кого мы бы хотели видеть в своей вот этой геополитической орбите.

В этих условиях единственным ноу-хау является возможность испортить той или иной стране жизнь. Эта возможность падает обратно пропорционально третьей степени расстояния данной страны от наших границ, потому что получается, что Украине мы жизнь можем испортить, а, вот, черногорскому премьеру Джукановичу уже нет. Что, согласитесь, даже как-то обидно, потому что премьер, который 25 лет сидит у власти, который, действительно, получил огромное количество русских денег, вот, решил он пойти в НАТО и не считает он надобным считаться с Россией по той простой причине, что минусы от сотрудничества с Россией перевешивают плюсы.

Вот, еще раз. В итоге единственным реальным результатом всей нашей геополитики является освоение и распил бабла, в результате чего до исполнителей доходят копейки и они выглядят клоунами.

Сирия. Я уже зареклась комментировать эту несчастную Сирию, в которой решительно все хороши, но тут новое развитие темы. Пока сирийские войска брали Алеппо, ИГИЛ взял Пальмиру. По этому случаю наши военные не нашли ничего лучше, как сказать, что, вот, как бы это не США натравили проклятый ИГИЛ. Вот, они не известили нас о его передвижении… А мы чего сами не известились? У нас где глаза были? На одном заднем месте?

На самом деле, лучше всех написал Носик, который справедливо заметил, что наш так называемый союзник, то есть президент Асад попросту не располагает боеспособными силами, способными что-либо нормально делать. Что его армия или то, что от нее осталось, а тем более шиитские отряды самообороны, так называемая Шабиха – это ребята, которые горазды убивать и грабить мирное население, а от бородатых игиловцев они бегут.

И, собственно, бегство асадовцев из города объясняется только одним. Дело в том, что Пальмиру брали для пиара. Там поставили после этого склады и поставили отряды самообороны. И совершенно логично, что игиловцы, которых выдавливают из Мосула и у которых проблема с патронами, вспомнили, что где у них оружие есть? Да вот склады в Пальмире. И договорились с какими-то из участников обороны Пальмиры за долю малую. Соответственно, кто-то спокойно уехал, а кто-то сбежал от страха. И, собственно, вот это и есть механизм взятия Пальмиры, потому что если б там хотя бы сопротивлялись, то долго бы ее брали.

К этому надо добавить, что асадовская армия, вот, от нее осталось 25-30 тысяч человек. Все остальные с артиллерией, с танками перебежали в том числе на сторону оппозиции. И что то, что у Асада есть сейчас, это, как бы вам сказать, феодальное ополчение. Даже если это армия, это всё равно полевые командиры, это кондотьеры, которые подчиняются сами себе, для которых война – это прибыль. Ну, например, как подразделение «Соколы пустыни», которых финансирует и руководит бизнесмен-нефтяник Мухаммед Джабер.

Логика таких подразделений со времен кондотьеров всегда очень известна: они на войне а) зарабатывают деньги, б) не хотят терять людей. Зарабатывают деньги они или грабежом, или похищениями людей, или на нефти, и, соответственно, эта коммерческая специфика сказывается на качестве боевых операций.

Более того, в Сирии вообще никто не хочет воевать. Вот, прочтите замечательное интервью «Фонтанке» арабиста Леонида Исаева, который говорит в числе прочего, что в Дамаске вообще пир во время чумы. Цитирую: «В Дамаске вы можете зайти в любой ресторан. Огромное количество людей пьют, гуляют, столы ломятся от еды. Алкоголь, кальян, всё, что угодно, в любых количествах. И если кто-то приедет в Дамаск, не зная, что в стране идет война, он в жизни не поверит, что это столица воюющей страны».

И я говорила об интервью арабиста Леонида Исаева Фонтанке, в котором рассказывается, как в Дамаске люди пьют и гуляют. Речь идет, собственно, о городе, который реально еще недавно едва не взяли, потому что в пригородах его уже были повстанцы. На какие бабки гуляют эти прекрасные люди? Ну, ответ: на спонсорские. Причем, заметьте, что речь идет о людях, о физическом выживании которых идет речь. И как им стало хорошо с тех пор, как Россия вошла в войну. «Есть русские – пускай они за нас бомбят. Пускай за нас воюет ЧВК Вагнера, которая брала Пальмиру». А эти прекрасные ребята будут оттягиваться в ресторане – они чего, дураки воевать? Русские за них воевать будут.

Кстати, я добавлю в дополнение к Исаеву, что это очень плохой признак, что из всех этих 1200 групп, которые, якобы, воюют в Сирии, никто пока не примыкает к Асаду, потому что логика подобных войн заключается в том, что когда думаю вас много сторон в войне, то выигравшая сторона начинает привлекать к себе людей.

Вот, извините за маленький исторический экскурс, но в Китае в XIV веке был такой пират Фань Гун Чжун. Он был замечателен тем, что жил во время восстания «красных войск» и много раз переходил со стороны повстанцев на сторону правительственной власти, монгольской династии и наоборот. И каждый раз с повышением в звании.

Вот, Фань Гун Чжун в Сирии нет, и очень плохой развит признак. Что самое ужасное? Что вот эта абсолютно распавшаяся власть, которая не способна себя защитить без российских ЧВК Вагнера и без российских самолетов, она нами еще и манипулирует. Потому что вспомните, с чего начался штурм Алеппо? С того, что Россия и США договорились, после чего наши самолеты разбомбили гуманитарный конвой. После чего начался штурм Алеппо.

Я ничего не хочу сказать по поводу гуманитарного конвоя. Я, кстати, согласна с теми, кто скажет, что всё это, на самом деле, поддержка боевиков. Это, действительно, попало по боевикам по той простой причине, что в зоне боевых действий человек с ружьем, особенно исламист с ружьем контролирует всё, в первую очередь выдачу еды. Даже если бы часть этой еды попала мирным жителям (а судя по интервью людей, вышедших из Алеппо, им не много попадало)... Так вот даже если бы часть этой еды попала к мирным жителям, она бы попадала только через боевиков. Это механизм управления любого Хамаса: «Всё только через нас».

Так что, действительно, гуманитарный конвой – это да, это снабжение боевиков. Разговор в такой ситуации может быть только один – выходите из города. И, кстати, обращаю ваше внимание, что вот сейчас, когда Алеппо почти взят, не оказалось в Восточном Алеппо никаких близко 450 тысяч, как это писала западная пресса. Пропагандой это всё было, как и ожидалось. Есть там тысячи, есть, может быть, даже десятки тысяч, и эти люди держались на положении заложников, о чем они и говорят.

Но я сейчас о другом. Вот, мы договорились с США. Это было то, ради чего мы затевали Сирию. Кто от этой договоренности страдал? Асад. Что после этого происходит? Начинается взятие Алеппо. Для чего? Для того, чтобы сорвать договоренности России и США.

Я не знаю, на каком уровне принималось это решение. Я знаю только одно – что Россией в данном случае просто манипулировали. На скольких уровнях, я не знаю. Вот, если вы думаете, что эти прекрасные сирийские люди, которые пьют в ресторанах с теми товарищами штабными, которые потом строчат доклады, на основании которых принимаются решения, что эти люди – вот, они только внутри России могут делить бизнес, а за рубежом они не могут что-то не то написать… Нами манипулировали. Это к вопросу о вмешательстве России в американские выборы. Мы не можем устроить переворот в Черногории, нами манипулирует Асад. Ну, конечно. А Трампа избрали мы.

Еще одна тема, на которую я давно хотела поговорить, это высказывание господина Мединского по поводу того, что каждый, кто сомневается в подвиге 28-ми панфиловцев, конченая мразь, а Зоя Космодемьянская – святая.

И первое, что я хотела сказать, что у нас есть 3 разновидности чиновников. Одна из них – это профессионалы. Я не говорю, что эти люди не принимают неправильных решений, не делают нехороших вещей. Но, вот, Набиуллина, Голикова, Кудрин, Улюкаев, Греф, Шувалов, Дворкович, Кириенко, Шойгу и так далее – вот эти люди получили места в правительстве (некоторые из них уже оттуда ушли), благодаря своим профессиональным качествам, и я не сомневаюсь, что господин Кириенко реализовался бы при любой власти.

Вторая – это всякие Сергеи Ивановы, Викторы Ивановы, Викторы Черкесовы, Якунины, Полтавченки, Бельяниновы – это люди, которые вряд ли бы, скажем так достигли бы своих нынешних или бывших позиций, если бы не их происхождение или даже личная дружба с Владимиром Владимировичем. Вот, я сильно сомневаюсь, что господин Якунин стал бы главой Российских Железных Дорог при каком-то другом раскладе.

И третья категория – это то, что я называю «поп-чиновники». Это люди, у которых нет никаких личных связей с Путиным или средой, которая его породила, и нету, на мой взгляд, профессиональных качеств, которые позволяют им претендовать на это место. Соответственно, поп-чиновнику остается только бежать впереди паровоза, и компенсировать свою профессиональную некомпетентность пиар-преданностью.

У нас был такой санитарный врач Онищенко (ну, он, кстати, еще даже наполовину профессионал был), который всегда у нас находил то капрового жука, когда мы поссоримся с Индией, то с норвежской семгой чего-то делал. Это политически покойный Астахов, это Олег Митволь (помните, был такой?) Это советник президента Глазьев, который у нас периодически советует отказаться от доллара. Есть прекрасный господин Рогозин – ну, кто же еще у нас будет стучать тапком по столу в ООН? И это, конечно, господин Мединский, на мой взгляд.

У Мединского сейчас случилась беда с его диссертацией. Уже всем всё известно. И соответственно, остается делать только заявления, как говаривал профессор Преображенский, космические по глупости и космические же по масштабу.

Вот, собственно, на этом фоне и произошло заявление о том, что Зоя Космодемьянская – святая, а каждый, кто сомневается в подвиге 28 панфиловцев, — мрази конченые.

Значит, проблема с 28 панфиловцами, что эта история выдумана от начала и до конца, и это известно не из каких-то пятых колонн, а это известно от еще советской прокуратуры.

22 января 1942 года в газете «Красная звезда» был помещен очерк под заголовком о 28-ми падших героях, в котором рассказывалось, как 28 панфиловцев во главе с политруком Василием Клочковым уничтожили 18 вражеских танков. Как все они погибли. Как Клочков сказал «Велика Россия. Отступать некуда – позади Москва». И вся эта лафа кончилась еще после 1947-го года, когда в Харькове был арестован один из участников этого героического боя, в котором все погибли, посмертный герой СССР Добробабин. Оказалось, что он вовсе не героически погиб, а перешел к немцам, даже был у них начальником полиции.

После этого было проведено расследование, в ходе которого было установлено, цитирую, «что подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев, освещенный в печати, является вымыслом корреспондента Коротеева, редактора «Красной звезды» Ортенберга и в особенности литературного секретаря газеты Кривицкого». Точка. End of story.

Вторая история – Зои Космодемьянской – тоже началась со статьи в газете, с очерка Петра Лидова «Таня», который был опубликован в газете «Правда» 27 января 1942 года. Это была история партизанки, которая была взята в плен, повешена немцами, и перед повешением сказала «Нас 200 миллионов. Всех не перевешаете».

Эта история была совершенной правдой в отличие от 28 панфиловцев. Было, правда, в ней несколько деталей. Первое. Что делала Зоя Космодемьянская в тылу? Она не убила ни одного немца – она сжигала дома русских крестьян. Она делала это во исполнение знаменитого приказа ставки от 17 ноября 1941 года, цитирую: «Все населенные пункты на расстоянии 40-60 километров вглубь от линии фронта и на 20-30 километров по левую и правую сторону от дорог, в которых находятся вражеские войска, должны быть сожжены и разрушены».

Это был приказ о геноциде. Если бы этот приказ был исполнен, он доставил бы неприятности немцам, но просто все русские в этой полосе вымерли бы.

Суровость даже сталинских приказов искупалась их неисполнением, потому что, ну, как было исполнять такой приказ? Не было в России такого количества тренированных фанатиков, которые, будучи заброшены за линию фронта, начали бы уничтожать крестьянские дома. А если такие тренированные люди были, то, согласитесь, их было бы, действительно, логичней использовать для, скажем, взрывов железных дорог, для атак непосредственно на немцев.

Соответственно, те диверсанты, которых забрасывали, они тоже были смертники, они шли на дело с бутылками горючей смеси, с неисправными пистолетами. У Зои был неисправный пистолет. Группе Зои вместо костра предлагалось согреваться водкой. Они были расходные материалы так же, как и жители села. Поэтому понятно, что вначале множество этих людей просто мгновенно сдавались. У Александра Гогуна в его книге «Сталинские коммандос» есть очень хорошие данные о том, как эти диверсанты просто сразу переходили к немцам. Некоторые из них, я думаю, делали это и потому, что вот когда ты понимаешь, что тебе предстоит сжигать русские дома, обрекать русских людей на смерть, у тебя немножко сердце не выдерживает.

В частности, один из товарищей Зои Василий Клубков перешел к немцам. Зоя этого не сделала, и она конкретно подожгла в деревне Петрищево 3 дома – это дома жителей Кареловой, Солнцева, Смирнова. Ни одного немца она не убила, она была очень фанатичная девушка. Когда она отстала от группы, она вернулась в Петрищево на следующий день. К этому времени немецкие военные создали в Петрищево ополчение с целью защиты от поджогов, и, собственно, ее заметил житель села Свиридов при попытке поджечь его сарай. Он же побежал к немцам. Собственно, поскольку единственные, кому Зоя причинила вред, были жители села, то когда Космодемьянскую вели к виселице, одна из погорелец (Смирнова) ударила ее по ногам палкой, крикнув «Кому ты навредила? Мой дом сожгла, а немцам ничего не сделала». Смирнову и Свиридова после освобождения села расстреляли. Преступление Смирновой таким образом состояло в том, что Зоя Космодемьянская сожгла у нее дом. За это крестьянку Смирнову расстреляли.

В этом смысле возникает вопрос: «Каким образом девушка, которая поджигала дома русских крестьян, которую выдал русский крестьянин, которую русская крестьянка перед смертью била, кричала «Нас 200 миллионов, всех не перевешаете» и в это верила?» Есть общий ответ, который заключается в том, что она была фанатично верующим в Сталина человеком и не отдавала себе отчета в том, что приказ этот создает совершенно дикую, ужасную, противоестественную ситуацию, при которой население села Петрищево оказалось заодно с немцами. Она была честно уверена, что она защищает тех людей, дома которых она поджигала.

Это, на мой взгляд, самое ужасное во всей этой ситуации, потому что если мы в чем-то можем быть уверены без всяких штампов, так это то, что Гитлер, действительно, собирался уничтожить Россию, русских, для него славяне были неполноценная раса, земли которых должны были стать Лебенсраумом для арийцев. Для него война с Европой, особенно с Англией была страшным недоразумением, в которую его втянули евреи. Вот, до самого последнего момента в его параноидальной картине мира Холокост был ответом кровавым евреям, которые ни с того, ни с сего развязали Вторую мировую войну, которую мирный Гитлер не хотел начинать.

Но славянские земли, прежде всего Польша и Украина, были для Гитлера Лебенсраум. Собственно, поэтому Гитлер никогда не кооптировал тот огромный протестный потенциал и русских, и украинцев, и белорусов, которые далеко не все были довольны Сталиным. И мы должны понимать, что приход Гитлера кончился минимум заселением Украины немцами, а, скорее всего, окончательным решением славянского вопроса.

И, вот, локально, благодаря приказу Сталина и действиям в том числе Зои Космодемьянской оказалось, что крестьяне Петрищева на стороне своих будущих уничтожителей, потому что немцы, может быть, еще когда-нибудь потом, а эти – сейчас.

Есть другая деталь, как это могло случиться, потому что дед Зои священник был утоплен большевиками, отец сослан в Сибирь. Семья вернулась в Москву, девушка была комсомолкой-отличницей, и есть множество свидетельств, что, возможно, из-за истории семьи у нее были отклонения на психической почве.

Я сейчас обращаю внимание, что вот эти известия о том, что Зоя лежала в Кащенко, не меняют ничего абсолютно во всей истории. А история состояла в том, что девочка, которая сжигала дома русских крестьян, действительно, свято верила в то, что «нас 200 миллионов, всех не перевешаете». Это могло быть без всякой шизофрении, но этот диагноз, возможно, уточняет причины некоторых особенностей ее поведения.

Теперь почему оба подвига были так распиарены? Потому что подвиги всегда требуются. Вот, вы берете любой источник (от Плутарха до «Повести временных лет»), и там всегда будет подвиг героя. Вот Давид с пращой Голиафа, вот Мстислав с Редедей, вот Ричард Львиное сердце лично дрался с Саладином (что, кстати, вранье: не дрался).

Проблема сталинской войны была в том, что она была, в принципе, не приспособлена к подвигам а-ля Мстислав с Редедей. Сталинская армия массовая была создана для того, чтобы не попасть в ситуацию позиционной войны Первой мировой, и огромные человеческие массы в ней употреблялись как расходный материал для разминирования полей. Вот, как говорил генерал Жуков Эйзенхауэру, «подходя к минному полю, наш отряд проводит атаку так, как будто минного поля нет».

Соответственно, для организации таких атак была создана специальная командная структура, при которой генералы, то есть те, кто посылает на смерть, были оторваны от солдат, то есть тех, кого посылают на смерть. И я многократно говорила, что этой проблемы не было в западных армиях.

Вот, например, адмирал Ямамото погиб за штурвалом собственного самолета, когда он летел инспектировать флот. Фельдмаршал Монтгомери во время битвы при Эль-Аламейне был на передовой. Роммель, Гудериан всегда были со своими войсками. Возьмем битву на истощение на Соломоновых островах – высадкой американцев командует генерал-майор Александер Вандегрифт, который высаживается со своими войсками. Ему навстречу командует японский полковник Ичики, который совершает сеппуку после того, как его атака не удалась. Другой японский командующий – это генерал-майор Кавагути, который идет по джунглям со своими войсками и, понятно, не может потерять с ними связь.

Вот, американскими парашютистами во время высадки в Нормандии командовал генерал Мэтью Риджуэй. Что он сделал? Спрыгнул со своим парашютом. Его заместитель Джеймс Гавин, генерал Slim Jim знаменитый, тоже спрыгнул с парашютом. И, вот, американские солдаты могли видеть, как 2 генерала бранью поднимают в атаку залегших солдат под огнем противника.

Кто командовал Малой землей? Генерал Петров. А кто высаживался на Малой земле? Майор Куников и полковник Гордеев.

Понимаете, естественно, когда генерал Вандегрифт и генерал Риджуэй высаживаются и прыгают со своими войсками, то, во-первых, эти войска несут меньшие потери, чем когда командует генерал Петров и высаживается майор Куников. А во-вторых, конечно, возможности для личного героизма больше, чем если тебя гонит на минное поле заградотряд.

Вот, несмотря на то, что строй был не приспособлен к подвигам, подвиги были. И много. Был летчик Александр Маресьев, который потерял обе ноги, выполз и летал. Был менее известный летчик Захар Сорокин, который тоже воевал без обеих ступней, тоже полз 70 километров. Ему не повезло как Маресьеву, о нем не написал повесть Полевой, но он сбил без ног 12 самолетов.

Был еще один летчик Леонид Белоусов, который сбил один самолет без ног. Были летчики Любимов, Маликов, Смирнов – они потеряли ногу, они продолжали летать. Летчик Иван Леонов потерял руку и продолжал летать. Летчики Нахим Райтер и Иван Драченко потеряли глаз, продолжали летать.

Был летчик Михаил Ююкин, который первый совершил таран еще на Халкин-Голе. Его самолет был подбит, он приказал экипажу покинуть корабль и направил бомбардировщик в скоплении японских войск. Почему я называю имя Ююкина, а не Гастелло? Потому что обстоятельства подвига Ююкина известны настолько точно, насколько возможно. Штурман, вот, Ююкина Морковкин спрыгнул и всё рассказал.

Насчет Гастелло есть сомнения не в части подвига, а в части исключительно того, кто его технически совершил. Потому что этот подвиг Гастелло известен со слов второго экипажа, который летел с Гастелло, который, скорее всего, не видел самого тарана, но знал, что пропал Гастелло и видел дымный след от горящей колонны. И кроме того, он известен со слов крестьян, которые видели советский самолет, который врезался в механизированную колонну. Эти крестьяне из соседнего села – они из села Декшняны. Они вытащили ночью тела летчиков, они их похоронили. Но когда эту могилу вскрыли, спустя много лет, то оказалось, что в ней лежат не вещи Гастелло, а вещи другого летчика-сослуживца Гастелло, командира Первой эскадрильи капитана Александра Маслова и его стрелка Григория Реутова.

То есть совершенно точно, что в тот день горящий самолет, действительно, врезался в немецкую колонну. Да? Эти люди бесспорно совершили подвиг. Есть большая вероятность, что летчика звали Александр Маслов, а не Николай Гастелло. И, вот, на мой взгляд, это как раз является предметом приемлемой легитимной легенды. И, кстати, всего за период Великой Отечественной войны было совершено почти 600 воздушных таранов, свыше 500 наземных таранов, 160 танковых. То есть летчики Красной армии таранили сравнимо с камикадзе. Камикадзе сделали 4 тысячи таранов (но это было специальное подразделение), а наши – тысячу с лишним.

В этом смысле, на мой взгляд, очень показательно, что господин Мединский ошибочно выбирает те темы, которые рождают в образованном обществе отторжение. Потому что я не представляю себе человека, который, там, на каких-то основаниях будет оспаривать подвиг Маресьева. Вот это, на мой взгляд, очень важно, что мы не слышим от Мединского о подвиге Захара Сорокина или Михаила Ююкина, которые совершенно бесспорны. Что нету дискуссии по поводу Гастелло или по поводу Матросова, которые не совсем бесспорны, потому что с Александром Матросовым тоже нельзя быть уверенным на 100%, что Матросов пошел и закрыл грудью дот. Просто потому, что это какой-то немножко странный способ обезвредить огонь противника.

Но на 100% известно, что Матросов вызвался уничтожить именно этот дот. Что это было смертельно опасно. Что он пошел на подвиг. Что это был, действительно, подвиг. Что он пытался забросать его гранатами. Есть версия, что он пытался бросить гранату, в этот момент его подстрелили. Пока его тело спихивали, огонь прекратился, его товарищи остались в живых, успели занять дот. Это всё детали, которые нисколько не умаляют его подвига, который, вот еще раз, является примером того, что я могу назвать «легитимная легенда». Духоподъемная вещь, которая после конца войны, возможно, нуждается в уточнении.

Вот, очень характерно, что господин Мединский выбрал 2 подвига, которые, на мой взгляд, являются незащищаемыми. Один, которого просто не было, и это доказала советская прокуратура. А другой – девушка, которая бесспорно сказала и вела себя героически, но очень трудно понять, почему, поджигая дома русских людей во имя исполнения приказа об уничтожении русских деревень, она кричала людям, которых она поджигала, что «Нас 200 миллионов, всех не перевешаете».

На мой взгляд, вот, господин Мединский специально пытается вызвать ту реакцию, которую он вызывает. Это совершенно сознательная попытка назвать оленя «лошадью» со словами «Ну, мы же во время войны».

И последний, маленький момент. Вот, что касается того, что легенды, созданные во время войны, неприкосновенны. Неправда. Вот один простой пример. Сразу после Перл-Харбора американцы заявили, что японцы в Перл-Харборе расстреливали гражданское население и показали соответствующие снимки. Был чудовищный снимок машины, из которой как лапша свисали трупы.

Сейчас хорошо известно, прежде всего усилиями американских историков, что это не так. Что адмирал Ямамото очень готовился к нападению на Перл-Харбор, что была строгая задача не бомбить гражданское население. Что была единственная бомба, которая промахнулась и упала на гражданских лиц. А вы скажете: «Откуда же все эти жертвы среди гражданского населения?» Ответ: это были жертвы американского заградительного огня.

Вот, во время войны сказать, что кровавые японцы убивали мирных американцев, это как бы сказать? Это неизбежно. Но признак здорового общества заключается в том, что после конца войны от некоторой части пропагандистского вранья надо отказываться.

И мне кажется, что Мединский добивается сейчас от нормального человека ровно обратного эффекта, потому что когда нам продолжают рассказывать про Зою и про 28 панфиловцев, эффект получается тот, что все подвиги были враньем, потому что он очень точно выбирает те подвиги, которые не выдерживают проверки на вшивость.

Всего лучшего, до встречи через неделю.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 голос)