Юлия Латынина в передаче "Код доступа" на сайте радиостанции "Эхо Москвы". Виолончелист Ролдугин сыграл на развалинах Пальмиры, в Самаре взяли убийц семьи Гоштов. Но, все-таки, я начну с международной новости, которая была совершенно ожидаема и которая всё равно поразительна. Мусульманин пакистанец Садик Хан выиграл выборы мэра Лондона и таким образом у Лондона теперь первый мэр-мусульманин. Садик Хан получил миллион 310 тысяч голосов, и Зак Голдсмит, соответственно, тори проиграл 994 тысячи голосов.

Перед проигрышем Голдсмит от отчаяния пошел ва-банк, он опубликовал записи, где защитник прав человека (это главная была специализация Садик Хана) называет умеренных мусульман страдающими от синдрома дяди Тома – это презрительное прозвище коллаборантов с проклятыми неверными, которое используют радикальные мусульмане. Также были опубликованы встречи нынешнего мэра Лондона, на которых он вместе с Сулейманом Гани, радикальным имамом, поддерживающим ИГИЛ. И встреча 2009 года, на которой он тоже поддерживал группу радикальных экстремистов и даже разговаривал на фоне детей, размахивающих черным флагом джихада.

После этого на Голдсмита обрушился поток дерьма не только со стороны либералов, но и со стороны своей собственной консервативной партии, потому что, например, Эндрю Бофф, член Совета Лондона сказал, что эта стратегия была ошибкой, что она вызовет напряжение в отношениях с исламской комьюнити Лондона.

Ну, это классическая история. Права человека, с одной стороны, черный флаг джихада, с другой. А потом человек говорит: «Да я умеренный». И все сопли льют от умиления: «Он же умеренный, он даже признал геев». Садик Хан, действительно, признает геев. Ему вообще вынесли какие-то там радикалы фетву. Ну, радикалы всё время выносят фетву, в том числе и друг другу. Там, кажется, даже Бен Ладену кто-то из них выносил фетву. «Как вы смеете его упрекать, что перед ним дети махали черным флагом джихада? Вы все фашисты».

Ну, в общем, я боюсь, что это значит, что Лондон может превратиться в большой Моленбек. Я уже говорила о судьбе этого пригорода Брюсселя, где левый мэр из-за электоральных предпочтений заключил союз с мечетями. В мечетях говорили: «Голосуйте за Филиппа Моро». А мэр Филипп Моро в свою очередь делал всё, чтобы увеличить то исламское население, которое за него голосовало.

Это не вопрос лично к Садик Хану. Он, может быть, очень хороший человек, в других исторических обстоятельствах он был бы замечательным политиком, Ататюрком, Ганди. Но, в общем-то, его электоральный базис – это левые, это интеллектуалы, это защита прав человека, это обездоленные, это мечети, это имамы, которые говорят в мечетях, за кого голосовать. Он будет вынужден соответствовать своему базису.

Напоминаю, что 40% британских мусульман живут в Лондоне, что они составляют около 13% населения Лондона. Собственно, их голоса решили исход выборов. Подчеркиваю, мне совершенно плевать а) на национальность, б) на вероисповедание нового мэра.

Но в наше светское время люди могут получать разные профессии – они могут получить инженерные профессии, они могут заниматься бизнесом. Этот человек учился в Медресе и занимался защитой прав человека. Меня совершенно не напрягало бы, если бы Садик Хан был инженером или бизнесменом мусульманского вероисповедания, который занялся политикой. Но то, что этот человек учился в разных Медресе, защищал права человека, а потом стал мэром Лондона в партии Джереми Корбина, лучшего друга Хамаса и Хезболлы, это, конечно, напрягает.

За последние лет 20 Лондон очень сильно изменился. Районы, которые почти в центре, стали напоминать такой пакистанский городок. Это традиционная латиноамериканская история, когда обездоленные занимают в городе исторический центр и превращают его в хлев. В Лондоне, конечно, еще не так, как в Лиме или Джорджтауне, но теперь, видимо, процесс пойдет быстрее. И я боюсь, что собственность Блаватников и многих других миллиардеров в Мэйфэре в потенциале сильно обесценилась.

Напомню, что в день атаки на Шарли Эбдо во Франции был опубликован роман «Покорность» Мишеля Уэльбека, который рассказывал, что произойдет во Франции, когда в 2022 году на выборах умеренные исламисты, умеренные в скобках, скооперируются с социалистами. Цитирую ставшее уже знаменитым сравнение Собчак «как с лягушкой, которую потихоньку нагревают и которая потихоньку варится, и, в конце концов, сваривается вместо того, чтобы выпрыгнуть».

Вот, Уэльбек рассказывал, как это будет во Франции. Но, как мы видим, это всё наступает в Англии намного раньше. И напомню, что Садик Хан – это кандидат лейбористов, которые, благодаря новым методам голосования, теперь имеют лидером Джереми Корбина, человека, которого спецслужбы Британии называли «системным риском для безопасности». И что вопреки ожиданиям не так много Лейбористская партия, благодаря лидеру Корбину, потеряла голосов. Например, в прекрасном городке Ротерем, где пакистанские банды без последствий изнасиловали 1,5 тысячи девочек, там по-прежнему лейбористы победили, и в результате в Ротереме аж 4 человека из насильников сейчас пострадали, что, впрочем, ровно на 4 человека больше, чем в городе Кёльне, где нет еще ни одного человека, приговоренного за то, что там творилось в Новогоднюю ночь. Там парочка человек приговорена за кражу мобильников, но ни одного за попытки сексуального насилия над женщинами.

На этой неделе было раскрыто убийство экс-руководителя Сызранской полиции Андрея Гошта и его семьи. Напоминаю, что убийство было совершенно чудовищным, обстоятельства его напомнили Кущевку. И сразу после того, как Гошта убили и корреспонденты поехали в Сызрань, они собрали от местных бизнесменов не очень лицеприятные отзывы о Гоште. Писали, что он обложил данью всех бизнесменов, что он разорил рыбный рынок, потому что дружил с директором Сызранского рыбзавода. Что он разорил мелкие кафе, которые стояли на трассе и алкоголь продавали из-под полы, потому что дружил с крупными дилерами. Что обложил данью всех, включая торговцев пирожками. Что покровителем его и двигателем по карьерной лестнице некий Стерликов был, собственно, начальником УВД Самарской области и начал всюду расставлять своих людей. Вот, Гошту досталась Сызрань.

Очень быстро оказалась, что милиция контролирует в городе всё, что сложные вопросы разруливал ставленник Гошта начальник полиции, уроженец Чечни Руслан Хатуев.

И я бы не говорила всего этого, потому что это не имеет никакого отношения к его убитой жене, к его убитым родителям, если бы это не могло служить обстоятельством образа действия и мотивом.

Потому что после того, как Гошта убили, заговорили, что это месть. Стали говорить о том, что грабители были в перчатках. Кстати, пока никто не говорил о том, что там остались отпечатки пальцев на месте убийства. Там были видеокамеры – они отключили их, они системный блок унесли с собой. Плюс почему-то остался муляж бомбы на столе. Плюс многое не тронули, например, золотые сережки. Зато они продемонстрировали звериную жестокость, потому что забили всех, как сначала считалось, арматурой. Сейчас, как я понимаю, это были биты.

Кстати говоря, то, что все были забиты во сне и только одна девочка, которая понесла тяжелейшие травмы и у нее было разбито всё лицо, то есть эти звери, которые убивали всех, избивали ребенка, и один ребенок, видимо, метался по дому и кричал: «Не бейте меня! Не бейте!», когда их нашел родной брат Гошта. То есть вот то, что девочка бегала, а взрослые нет, ну, наверное, просто взрослые хорошо выпили.

И после этого в городе начались зачистки. Брали всех. Сначала были сообщения, что взяли в качестве убийц неких Александра и Евгения Нуштаевых, и были сообщения, что эти люди только что получили российские гражданства. И вот тогда говорилось о банде гастролеров из Узбекистана, которые под видом бригады строителей-шабашников выискивали на территории самарской зажиточные домовладения и, собственно, на них и нападали.

Ну, вот тут я лоханулась, причем круто лоханулась, потому что на сайте «Миротворец» украинского МВД, где вывешиваются списки сепаратистов, висит некий Алексей Нуштаев из Самарской области, который воевал в Луганске и у которого есть братья Александр и Евгений. И я неосторожно предположила, что это связано. И пролетела как фанера над Парижем, потому что в итоге обвинения предъявили совсем другим людям. Ну, как я понимаю, путаница вот в этих многочисленных именах подозреваемых возникла потому, что брали всех подряд, и, в конце концов, взяли нужных.

Это тоже оказались мигранты, причем во втором поколении (это очень важно – я об этом потом буду дальше говорить). Руководил всем, по утверждению сыщиков сейчас, некий Ахмадов, а в банду входили Фаталиев, Бабаев и Захрабов.

Эти люди показали, будучи взяты, где хранится тот самый системный блок видеокамер, которые они сняли в доме, где закопана барсетка с 5-тью тысячами рублей. И, собственно, они попались на том, что снимали деньги с банковской карточки убитого.

Ну, уже появились всякие теории заговора. Вот тут даже на LifeNews опубликовали трогательную историю, что, значит, у товарищей алиби – вот, папа одного из товарищей говорит, что сыночек его с 8-ми до 12-ти всегда после работы гулял в парке. Да? 4 часа всегда каждый день гулял в парке. Ну, причем тут алиби, не совсем понятно. Но я тем более, что я уже промахнулась и в теории заговора я не очень склонна верить, я думаю, что если ребята показали, где зарыт системный блок с видео, ну, это, наверное, они. Жизнь, знаете ли, такая штука, она не логичная, бандиты – вообще люди с невысоким уровнем интеллекта. И ничего удивительного в том, что после супергромкого убийства люди с невысоким уровнем интеллекта снимают деньги с карты, я не вижу, потому что иначе они были бы не бандиты.

Но у меня ряд по этому поводу вопросов. Вот, как я уже сказала, это были люди такого уровня, после супергромкого убийства они снимали деньги с карточки погибшего. А один из этих товарищей, как уже сейчас написано в репортажах, сидя в своей будочке сапожника, он эти биты вытачивал просто при всем честном народе, говорил, что ему нужно кому-то обороняться.

Первый вопрос, сколько еще таких же убийств они безнаказанно совершили до тех пор, пока Андрей Гошт был занят контролем над нефтью, рыбой, гонянием бабушек и, в общем, на всё остальное у него и его коллег не было времени? Ведь, это же как история в Ростове, когда убили омоновца Чудакова. Да? Там тоже думали, что зверское убийство на трассе под Ростовом, тоже расстреляли страшно всю семью, чудовищное по жестокости убийство. Но потом, когда стали расследовать, выяснилось, что это серия таких убийств. И просто на предыдущие убийства, тоже чудовищные по жестокости, не обращали внимания, поскольку это же был не омоновец.

То есть это случайность то, что этих людей взяли. Они же шли в дом родителей Гошта, да? Они думали, там 2 человека. Они вообще не знали, кто это, чего это. Ну, вот это эффект кувшина, с которым слишком часто ходят по воду. А вот тут они пошли не по ту воду.

И второй… Ну, сколько же, действительно, будет продолжаться? Вот, няня Гюльчехра Бабакулова отрезала голову ребенку. Нам даже не показывают это по телевизору и говорят: «Вы знаете, это не теракт. Это случайность».

Банда исламистов убивает водителей на дорогах. Никаких новостей. Причем, это подмосковные дороги, трасса «Дон». Об этом не говорят по телевизору. Ну, разве что где-то в сети делают предположения, что это вот проклятые укрофашисты убивают русских. Потом оказывается, что это исламисты, что это теракты. После этого не видно, не слышно.

Вот, все-таки, да? Наше телевидение очень любит издеваться над проклятым Западом и его слабостью. Вот сейчас по поводу выборов мэра Лондона оно, наверняка, прокатится еще круче, чем я. Но все-таки, давайте, вот, просто посмотрим на маленькую выборку происшествий с мигрантами, ну, скажем, в Санкт-Петербургской городской газете с октября по декабрь 2015 года.

Инспектор ГИБДД отбил 19-летнюю девочку от мигранта-насильника. Двое лжегазовиков-мигрантов украли у 82-летней старушки 1,2 миллиона рублей. Петербурженка отбилась от мигранта-насильника в парадной на Моховой. Суд арестовал мигранта, насиловавшего женщин в Металлострое. В торговом центре «Галерея» уроженец Средней Азии украл у посетительницы сумку, угрожая ей ножом. На юго-западе Петербурга поездка с азиатами закончилась для воспитательницы детсада групповым изнасилованием. 48-летнюю женщину на Кубинской изнасиловал и зарезал уроженец Узбекистана, делавший ремонт. Бомбила из Средней Азии отобрал у пассажирки сумку с деньгами. Среди бела дня мигрант изнасиловал женщину в Александровском Парке. Двое мигрантов из Средней Азии в темном переулке напали на беззащитную женщину. Уроженец Узбекистана на велосипеде с собачкой расстроился, что не смог вырвать у женщины сумку, и заколол ее ножом. И так далее, и так далее. Это я просто читаю, вот, сообщения буквально за один месяц.

Значит, вы мне скажете, что российские бандиты ничуть не лучше. Вот, абсолютно в данном случае согласна. Но я хочу очень важную вещь сказать. Мое выступление вовсе не из серии «Вот смотрите, вот эти нехорошие люди мигранты – это они убивают и грабят». Мой посыл другой. Что когда убийца и грабитель родился на территории Российской Федерации, это наша личная проблема – мы не можем его куда-то депортировать. Но каким образом закоренелому грабителю дают гражданство? Вот, каким образом закоренелый грабитель не депортируется с территории Российской Федерации до того, как он становится там закоренелым грабителем? И что он вообще на ней делает?

10 октября 2013 года было известное преступление, которое кончилось бирюлевскими беспорядками, когда мигрант-азербайджанец Орхан Зейналов убил 25-летнего Щербакова. Да? Дальше оказалось, что Зейналов уже, там, был лишен права управлять машиной за неоднократное привлечение к административной ответственности за нарушение правил дорожного движения. Вопрос: почему Зейналов не был депортирован хотя бы за это?

То же самое с членами этой банды. И Фаталиев, и Захрабов, да? Все они уже кто к административной, кто к уголовной привлекался (кто там барана украл, кто там у одноклассника деньги украл).

Еще один момент, обратите внимание (страшный момент), это всё второе поколение мигрантов. Это не те люди, которые приехали (их отцы) работать. Это люди, которые выросли абсолютно без прав в нашем российском бесправном обществе, которое, с одной стороны, охотно пользуется трудом мигрантов, с другой стороны, третирует их как рабов. И это люди, которые в отличие от мэра Лондона, который, как мы видим, сделал большую карьеру, будучи вторым поколением мигрантов, родившимся уже в Лондоне, это люди, которые абсолютно бесправны.

Вот, наше правительство не может решить даже простейшие проблемы. Наше правительство не может ввести визы со странами СНГ, наше правительство по этому поводу рассказывает, что у нас там большая единая цивилизационная и культурная общность. Ребята, если мы хотим демонстрировать цивилизационную и культурную общность, ну, давайте, например, отменим просто визы со странами Евросоюза.

Что у нас там маслом намазано? Почему Владимир Владимирович Путин в 2015 году обещал ввести визы и до сих пор не ввел? Почему у нас когда в Таджикистане берут в заложники наших пилотов, чтобы отпустили родственника высокопоставленного таджика, взятого в России за торговлю героином, то мы кланяемся, делаем «Ку» до земли, отпускаем этого родственника? И вы представляете себе, чтобы в США сделали что-нибудь такое, да? Чтоб родственник Обамы торговал героином, его в России задержали, за это в США кого-то взяли в заложники и мы бы сделали «Ку». Да? Да мы бы орали на весь мир, как нас унижают.

Я еще раз повторяю, у нас с мигрантами проблема в другом виде, чем на Западе, но у нас она ничуть не меньше.

И, собственно, нам рассказывают ужастики про мигрантов в Кёльне… Кёльн отдельно, лондонские выборы отдельно. Но, ребят, было очень большое Бирюлёво, после Бирюлёво было очень большое недовольство – его переключили на украинских фашистов, американских фашистов. Ребята, проблема никуда не делась.

Вы говорите, что в Европе проблемы с исламизмом. Вы говорите, что в Европе проблема с мигрантами. А когда няни головы отрезают и когда у нас водителей на трассе «Дон» убивают, это не проблема с исламизмом? Вопрос: «Почему не ввести визовый режим?»

И, конечно, страшный ответ заключается в том, что вот эта вот среднеазиатизация России, превращение… Вот, когда тут на последних выборах мигрантам раздавали паспорта, чтобы они голосовали? Понятно, чтобы они голосовали за Путина и «Единую Россию». Вот, то, что нынешней власти выгодна такая ситуация, при которой российское население превращается в люмпена, которое живет на пособие государства и голосует за существующую власть, а работает абсолютно бесправный мигрант и раб, который при этом, во-первых, радикализируется, потому что люди, живущие на положении раба, будут радикализироваться. И люди, живущие на положении раба, очень часто будут ненавидеть окружающих неверных. И очень часто они будут убивать этих неверных не просто так, а потому что они неверные. Не потому, что так велит ислам, а потому что ты когда кого-то хочешь убить и когда кого-то ненавидишь, у тебя всегда хорошо, если тебе этому предоставляют какие-то религиозные и духовные обоснования. Да? Вот, точно так же все российские уголовники, которые стремились в Луганск и в Донецк, им очень приятно, что они не просто так убивают и насилуют людей, а делают это во имя высших духовных ценностей.

И вот эту проблему российская наша власть совершенно, оказывается, не способна решить. Хотя, в общем-то, эта проблема решается на раз. Вернее, она уже решается очень сложно, но первый ее этап (введение виз) происходит на раз.

Еще одна история на этой неделе. Экоактивисты ворвались в приют «ЭКО Вешняки», нашли там Освенцим для собак и кошек. То есть приют в Вешняках – это при этом один из нескольких огромных муниципальных приютов, которым руководит фирма «БАНО ЭКО», которая в Москве регулярно выигрывает все тендеры на содержание бездомных животных. То есть там был ад. Там были мешки, забитые трупами, кусками трупов. Там были собаки живые еще в ужаснейшем состоянии, которые сидят в вольерах рядом с мертвыми. Там были кошки, которые спасенные, из последних сил дрались за воду.

То есть это была гигантская афера: получали деньги на животных, чтобы содержать животных. Животных убивали, деньги клали в карман. Это такая, прекрасная иллюстрация вообще о том, как построено российское государство. Получаем бюджетные деньги на сирых и убогих, с сирыми и убогими, понятно, что происходит, поскольку деньги крадутся.

То есть, допустим, это серьезная проблема (бездомные животные), допустим, скажите, что надо бездомных животных отстреливать. Ну, это дискутируемый вопрос, но вот тогда деньги будут тратиться по графе «Убийство животных», да? Это будет такая графа.

А, вот, тратиться по графе «Спасение животных» и за эти деньги животных убивать, это как-то, согласитесь, нехорошо.

Собственно, уже второй приют такой накрыли, и выяснилось, что там всё тоже ужасно. Собянин велел разобраться, возбудил уголовное дело. При этом уже много написано о руководительнице этого выдающегося проекта, которую зовут Вера Петросьян, которая в декабре 2013 года уже… Сначала ее обвиняли в хищении из бюджета города Москвы почти миллиона рублей. Причем, на самом деле, сначала Контрольно-счетная палата Москвы сосчитала, что с апреля по декабрь 2013 года было выделено 2,7 миллиарда рублей, выделенных на бездомных собак и кошек в Москве, и исчез тогда миллиард. А Петросьян держит половину рынка, 6 столичных приютов из 12 тысяч собакомест.

Ну, и понятно, что если ты получаешь, там условно говоря, 100 рублей в день на собаку и 50 рублей в день на кошку, то если ты их потратил на себя, то собаке и кошке, понятно, остается как жить или, вернее, как умирать.

Причем, поразительно, что госпожа Петросьян – она начинала еще при Лужкове, она еще там чуть ли не в 2008 году или в 2007-м получала грамоты от мэрии за внедрение гуманных методов обращения с животными. Потом при Собянине всё это продолжилось. Более того, приюты – это, вот как выяснило «Яблоко» (прочтите замечательный текст Митрохина) – строила фирма, принадлежащая сыну Бирюкова. А сам Бирюков, собственно, отвечал, курировал организацию этих тендеров.

Собственно, я уже много раз говорила, что самое важное в системе – это не ошибка, а то, как она на эту ошибку реагирует. Пока Собянин реагирует правильно, отдал приказ разобраться. На мой взгляд, для Собянина это большая возможность избавиться от Бирюкова.

А я, собственно, вот, по поводу этой организации хочу рассказать еще одну очень поучительную историю, которую я давно хотела рассказать. И она, как ни странно, не про наш кровавый режим, она вообще про логику бюрократии.

Жила-была такая организация, которая называлась «Royal Society for the Prevention of Cruelty to Animals» (RSPCA). Это гигантская организация, которая была основана аж в 1836 году, у которой патронами были чуть ли не все английские короли, которая в 2011 году имела штат из полутора тысяч сотрудников, которая получила гораздо больше денег, чем злополучная Петросьян, причем не от бюджета, а от добровольных пожертвований. И там было 132 миллиона фунтов пожертвований около 2012 года.

И 16 мая 2013 года эта организация получает звонок от обеспокоенных граждан, что некие мистер и миссис Бернс плохо обращаются со своим котиком Клодом. Эта организация, инспекторы ее приехали, и котику тут же устроили эвтаназию, убили его, несмотря на слезные просьбы мистера и миссис Бернс хотя бы дать попрощаться с котиком детям.

Теперь надо сказать, что котик выглядел, действительно, не очень хорошо, потому что ему было 16 лет, он был длинношерстный. И когда у него была свалявшаяся шкурка и когда тебе 16 лет, ну, действительно, в 16 лет кошка выглядит плохо. Ну, точно так же любой кошатник знает, что если кошке 16 лет, значит, ее хозяева хорошие: вот, не доживают кошки до 16 лет, если хозяева у них плохие, потому что 16 лет – это 100 лет человеческих.

А у Бернсов было двое детей, 14-ти и 15-ти лет, которые выросли вместе с этим котиком. И когда Бернсов за шкирку притаскивают к инспектору, инспектор просто им угрожает, что если они не согласятся, то их просто посадят за жестокое обращение с животными. Что не простая угроза, потому что, вот, RSPCA – она самый большой после королевской прокуратуры, между прочим, обвинитель в Британии.

И всё бы сошло с рук, но просто перед тем, как Бернс приехал в эту организацию, он набрал в интернете «Угрозы со стороны RSPCA». И ему вывалилась целая куча откликов, потому что оказалось, что это стандартная методика, и господин Бернс взял магнитофон и всё это записал.

И потом он всё это обнародовал, и после этого на Бернсов обрушилась стена. Их привлекли к уголовной ответственности за жестокое обращение с котом, которого у них отняли и убили, не дав попрощаться детям. Вся мощь организации, в которой имеется 130 миллионов фунтов стерлингов, которая делает благое дело (они ж прекрасные люди, они ж идеалисты), употреблялась на то, чтобы стереть с лица земли репутацию этой несчастной семьи. Организация просто врала.

У кота, например, был ветеринар, его не позвали, чтобы сделать заключение. А организация говорила, что его позвали. Организация говорила, что она не угрожала Бернсу. А она, на самом деле, угрожала. Организация говорила, что Бернс сам согласился. Ну, типа, унтер-офицерская вдова сама себя выпорола. Подбивали соседей, чтобы те рассказывали про Бернсов гадости, и они рассказывали гадости, что однажды они уехали и оставили своего котика, не сдав его в убежище. Действительно, нехорошо уехать и не сдать котика. Ну, знаете, за 16 лет это как-то не смертельно.

Видимо это рассказывал, наверное, тот самый гнида-сосед, который стукнул на них с самого начала.

Была запись с угрозами, и, в конце концов, RSPCA пришлось извиниться перед Бернсом, и в августе 2014 года они отозвали иск.

А дальше выясняется, что это стандартная ситуация. Что вот так это общество, Королевское общество делает с животными всё время. Самый феерический случай был, конечно, в 2007 году, когда его инспекторы вломились в индуистский храм (ну, он был где-то в Хартфордшире), и там убили священную корову, у которой отнялись 2 задние ноги. Поэтому ей причиняли страдания. А эту корову, естественно, облизывали, носили на руках и так далее.

А потом Королевское общество потратило 500 тысяч долларов на преследование лисьей охоты. Да? Оно выиграло иск в суде. Соответственно, устроители данной охоты повинились, что они затравили лису аж 4 раза.

И люди как-то начинали удивляться, потому что, как я сказала, королевское общество существует на пожертвования, и люди думали, что они жертвуют на убежище для спасения животных. А оказывается, они жертвуют на то, чтобы глава этого charity имел 150 тысяч фунтов годового дохода, чтобы он 500 тысяч долларов тратил на подобные иски. И доходы начинают падать.

А затем девушка-даун по имени Обри Уорт признается в том, что ушла из королевского общества, потому что то убивает половину животных, которые к нему попадают. Ее начинают травить. И в мае 2013 года она кончает жизнь самоубийством. Но оказывается, что это правда, что королевское общество признается, что да, оно убивает лишних животных, когда их приносят, и это, да, половина от принесенных: они просто лишние.

Эти прекрасные ребята столько потратили денег на то, чтобы быть на каждой странице газет со своими исками, на суды над лисами, на травлю миссис Бернс, у которой они убили кота, что на животных им не хватает. И чтобы им больше приносили животных, внимание, что они делают? Правильно! Они организовывают полицейские рейды на маленькие убежища для животных, где животных не убивают.

А дальше начинается реакция, потому что в августе 2013 года архиепископ Кентерберийский отвергает предложение королевского общества его возглавить.

Ну, это, естественно, королевскому обществу не мешает, они продолжают свою кампанию публичных заявлений. Например, начинается кампания от имени некоей Питы Уотсон Смит, кампания, которая будет подавать иски против фермеров, потому что они в бесчеловечных условиях воспитывают коров. Значит, всем этим занимается организация, которая официально убивает 50% сданных ей животных.

В то же время выясняется, что эта прекрасная организация охотится за донорами. Что она нанимает детективов, чтобы выяснить, насколько платежеспособны эти доноры, и сколько они оставят ей в завещаниях.

Вот это очень интересная история с RSPCA, которая начинается про то, как любая организация, которая начинается со сподвижников, она кончается бюрократами. А поведение бюрократов во всем мире одинаково.

И вот очень важна здесь обратная связь. Вот, RSPCA стала токсичный бренд. Не все, кто в Англии жертвовал деньги на животных, захотели узнать, что, оказывается, их деньги идут на запугивание миссис Бернс, на убийство священных коров и на преследование тех шелторов, которые животных защищают. И, соответственно, как будет реагировать а) наша российская общественность и б) наши российские власти, которые, вообще-то, гораздо адекватнее, очень адекватны, на мой взгляд, очень интересный дальше вопрос.

Национальная коллегия Испании выдала ордера на арест нескольких россиян из близкого круга президента Путина. В их числе зам директора ФСКН генерал Николай Аулов и депутат Госдумы от «Единой России» Владислав Резник. И по этому поводу было большое ликование в либеральном стане. Ну, чтоб приглушить это ликование, я вам напомню, что вот всех персонажей этого испанского знаменитого расследования про страшную русскую мафию и тамбовскую группировку, которую возглавляет, по мнению испанских судей, никто иной как Геннадий Петров (то есть ухохотаться можно)... То есть, их всех, включая Петрова, в 2008 году арестовали в Испании, в 2010-м их отпустили под домашний арест. В 2012-м их всех выпустили из Испании. А теперь, видите ли, предъявляют обвинения.

Я ответственно заявляю, что это испанское расследование – полная фигня. И особенно обидно, что оно имеет в основе важную историю, несомненную связь всех этих Ауловых, Бастрыкиных, Петровых. Я предполагаю, что там внутри этой связи, бочке грязи даже чего похуже. Я хочу напомнить очень знаменитую историю, приватизацию Росгосстраха 1997 года, которую затевал вот этот самый Владислав Резник, нынешний депутат Госдумы от «Единой России». Тогда был очень хитрый способ выкупить 30% акций Росгосстраха практически бесплатно в пользу менеджмента, и мне много раз рассказывали, что к этой истории был как-то причастен Путин.

Ну, вот, думать и предполагать – это одно, а знать и, тем более, доказать – это другое. Вот, испанскому обвинению не то, что ничего не удалось доказать. Ну когда нам вместо обвинения предъявляют 400 страниц распечаток разговоров, и из этих разговоров следует, допустим, что Петров способствовал назначению Бастрыкина на должность и ждет его на день рождения… Ну, хорошо, да? Это плохо. А вопрос: «А состав преступления в этом где?»

Вот, что говорить об этом расследовании, что там прокуроры русского не знали те, которые это расследовали? Они Литвиненко нанимали для консультаций, что, опять же, исчерпывающе свидетельствует об уровне расследования, потому что Литвиненко, конечно, отравили полонием в центре британской столицы, это теракт с использованием ядерных материалов. Но в качестве расследования, извините, Литвиненко – это, ну вот, joke, шутка, как говорят по-английски.

Вот, есть много легитимных расследований. Есть расследование РБК про дочку Путина, которое за это расследование закрывают. Есть консорциум Mossack Fonseca. Но, вот, просто извините, если бы журналисты-расследователи работали на таком уровне как испанская прокуратура и несли бы глупости, космические по масштабу, как говаривал профессор Преображенский, то их просто засудили бы. Причем, обидно, собственно, то, что у испанской прокуратуры, ну, действительно, возможности несравнимые с возможностями журналистов.

Собственно, почему этот позор произошел? По двум причинам. Ну, во-первых, там в Испании, действительно, развелся некий гадюшник, который было решено прикрыть. Ну, вы представляете себе, там остров Майорка, живет сестра короля, а рядом с этой сестрой короля живут какие-то странные угрюмые русские люди, 20 миллионов долларов особняк, 500 евро на чай, Бентли, Феррари, вы кто такие? Вот эту составляющую мотивации (вычистить это гнездо и залить его дустом, пока оно сравнительно маленькое) я понимаю и приветствую.

Вторая причина, к сожалению, хуже, потому что был такой испанский суперсудья Бальтазар Гарсон, который всё это и расследовал. Его сейчас вычистили из профессии, он является адвокатом Джулиана Ассанжа и большим сторонником международного трибунала, на котором он будет судить любые международные компании, правильно, за экологическую угрозу. Это последняя фишка Гарсона: он сидит где-нибудь в Испании, а тут, видите ли, значит, iPhone новый выпустился. Бац, этот iPhone совершил преступление против человечности – он отравляет природу. Гринпис аплодирует, Бастрыкин нервно курит в сторонке (он до такого не додумался).

Что такое Гарсон? Это такой левый испанский Бастрыкин, который сначала заработал себе капитал, действительно, когда расследовал преступления разных галицийских банд, а потом в 1998 году он шокировал мир, потряс мир, выступив обвинителем диктатора Аугусто Пиночета.

Выписал он ордер на арест Пиночета. Был ордер выписан на основании насквозь лживого и предвзятого доклада, который назывался «Чилийский доклад Комиссии истины и примирения». Это был фантастический доклад, в котором, например, говорилось, что при Пиночете было убито 3 тысячи человек. Вас ничего не напрягает? «При Пиночете». Правильно. В число этих 3 тысяч, убитых «при Пиночете», входило, например, 600 боевиков Мира, в том числе таких, которые были убиты с оружием в руках, будучи заброшены на территорию Чили иностранной державой под названием Куба.

Входили также полицейские, которые были убиты этими боевиками, и даже прохожие, которые были убиты этими боевиками. То есть это была такая типичная для левой пропаганды двухступенчатая ложь, когда вам формально говорят правду «Ну да, все эти люди были убиты при Пиночете». А, вот, знаете, 11 сентября при президенте Джордже Буше было тоже убито 3 тысячи человек при падении башен-близнецов. Но это не значит, что их убил Джордж Буш – их убили немножко другие люди. Да?

Вот, когда там просто террористы и жертвы террористов… Формально-то всё правильно грамматически построено, но человек, который это слышит, воспринимает это как то, что этих людей убил Пиночет.

Кроме того те люди, которые погибли от Пиночета, там же перед переворотом был в стране совершеннейший Донбасс. Там по стране ходили вооруженные шайки, грабили во имя революции, похищали землевладельцев, убивали, пытали. Там 10 тысяч автоматов только было закинуто из Кубы в Чили. И естественно, Пиночет думал, что все эти вооруженные автоматами люди будут оказывать сопротивление (они, кстати, не все оказывали). И естественно было бы поинтересоваться: вот те люди, которые без суда и без следствия были убиты при Пиночете, чем они занимались до Пиночета? И вот эта замечательная Комиссия мира и примирения сказала: «А нас это не интересует. А мы не будем разбираться».

Дальше Пиночет пробовал допросить Генри Киссинджера, дальше он расследовал аргентинскую хунту. Где Гарсон и где Аргентина? Дальше он пытался предъявить Бушу за пытки в Гуантанамо. В общем, он расследовать был готов всё, что будет на передовице, а, соответственно, качество этого расследования, вот, ровно как у нашего Следственного комитета.

И цирк этот с конями кончился в 2012 году, когда Гарсон, перегнув палку, вдруг заявил, что он будет расследовать преступления франкистов, от которых, действительно, во время гражданской войны погибло несколько сотен тысяч человек. Но там было 2 маленькие проблемы. Во-первых, преступлениям франкистов предшествовали преступления леваков. Собственно, вот, ровно переворот Франко из-за того и случился, что леваки, вконец осатанев, устроили, опять же, Донбасс по всей Испании. Там были массовые изнасилования и убийства монахинь, там были, опять же, убийства землевладельцев, там были убийства кого угодно. И как мне ни жалко поэта Федерико Гарсиа Лорку, которого, соответственно, убили ни за что, ни про что, но вот Гарсон, разумеется, собирался расследовать только преступления Франко. Преступления леваков он не собирался расследовать.

И помимо всего прочего это нарушало еще и специальный закон испанский 1977 года, который требовал всё это забыть, не ворошить, вот, полная амнистия. Испанскому Бастрыкину было на амнистию наплевать.

Вот тут ему влепили. И оказались 2 замечательные вещи. Что, во-первых, ну, к гадалке не ходи, Гарсон сам пользовался тоталитарными методами при расследованиях. А во-вторых, это самое прекрасное. Причем, за это обвинение его не просудили, но оно было достаточно отчетливо предъявлено.

Там он расследовал дело банка Сантандер (это самый крупный банк в Испании), и так, на минуточку, там образовались где-то 2,5 миллиона евро, из которых, правда, было доказано только 216 тысяч. И не то, что их банк прямо заплатил Гарсону, да? Там были какие-то лекции в университетах, там были какие-то фонды. Причем, по этим 2,5 миллионам уже срок истек. Но на минуточку, да? Вышибли, в общем, Гарсона из судей на 11 лет, и как я уже сказала, он сейчас свистит на тему преследования международными законами таких врагов, совершающих преступления против человечества, как инвестиционные фонды и проклятые производители мобильников, компьютеров и видеокамер.

Ну, собственно, вот чего я хочу сказать, да? Гарсон – это для меня вот такая квинтэссенция человека, который пользуется правосудием одновременно как способом оболванивания нации и способом укрепления собственной власти, и тупо в том числе для поправления материальной составляющей своего бытия. Вот, мы будем судить проклятых франкистов и банк Сантандер. Ну, знаете, вот, если там куда-то 2,5 миллиона банк Сантандер заплатит, это святое.

Вот, можно себе представить, что бы Гарсон сделал с Юкосом и как бы он расследовал геноцид украинских фашистов. Ну, к сожалению, испанское общество не дает развернуться таким Гарсонам – вышвырнули его за злоупотребление властью, он сколько угодно может сейчас на страницах «The Guardian» свистеть о геноциде со стороны транснациональных компаний. А Apple, все-таки, может спать при этом спокойно.

А, к сожалению, у нас такие Гарсоны искренне считают, что всё, что случилось, это вот повод наехать на бизнес.

Еще раз, да? Это к чему? Есть много крутых расследований про современный Кремль. И у этого расследования о связи всех этих испанских ребят и Геннадия Петрова с людьми вокруг Путина была абсолютно реальная почва. Но поскольку реальная цель расследования была другая (пропиариться, а там хоть трава ни расти, и вообще Гарсон был занят там то Бушем, то Гуантанамо), то вот эти ребята – они просто не умеют нормально расследовать. Притом, что у них были такие возможности, о которых те, кто реально расследуют и реально рискует своей головой, могут только мечтать.

Меня еще просят прокомментировать Ролдугина, который давал концерт в Пальмире. Ну, вы знаете, я уже много раз говорила, что я пессимистично смотрю на человеческую природу, и считаю, что за исключением тотального военного поражения нет ситуации, от которой нельзя отовраться.

Вот, единственное реальное лекарство против лжи этой силы (причем, понятно, что сила – это лекарство, которое хуже самой болезни, потому что силу чаще всего использует сама ложь)... Вот, какие там 2 «ярда», какие там оффшоры, какие там олигархи переводили деньги? Ну, сказано же прямо, вот, по нашему родному российскому телевидению, что товарищ Ролдугин выполнял важное задание для страны и на эти деньги для страны покупал Страдивари.

Только ради бога, еще раз, не думайте, что это Россия такая. Не думайте, что это наше телевидение такое. Потому что я, вот, без всякого телевидения вам один-единственный пример приведу. Две тысячи лет назад ходил по Палестине человек, говорил, что он мессия, говорил, что сейчас будет царство божие, говорил, что сейчас его сторонники будут сидеть на золотых тронах и судить живых и мертвых. Римляне его взяли и распяли, у сторонников дело не обломилось.

Ну, казалось бы, да? Всё, полностью полный крах, да? Сторонники говорят: «Да нет, ну что вы! Он воскрес, и он сейчас снова придет уже на облаках, и снова будет царство божие». Причем, это «снова царство божие» должно же было совершиться тогда же, вот-вот.

Как говаривал апостол Павел, «мертвые во Христе воскреснут прежде, потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках во сретение Господу на воздухе».

На 2 тысячи лет задерживается вот это, второе пришествие. А вы говорите «Ролдугин».

И напоследок рекомендую статью Михаила Фридмана в Forbes об экономике индиго, где он констатирует очень простую вещь, что эпоха, когда ренту извлекали из сырья или земли, заканчивается в мировой экономике. Что сейчас хорошо зарабатывать может только то общество, которое имеет прорывные технологии. А эти прорывные технологии в свою очередь нуждаются в облаке, в социальной инфраструктуре.

Вот, современная экономика – она становится всё более газообразной. А газ невозможно удержать на месте – он стремится туда, где тепло. Вот такую экономику, опирающуюся на творческую энергию миллионов индивидуумов, можно создать только а) опираясь на нормальные, правильно работающие социальные институты, б) опираясь на свободу.

Собственно, мне кажется величайшим противоречием современности именно то, что а) такую экономику нельзя создать без свободы и демократии, и б) то, что эта свобода и демократия, как и сказал Джон Стюарт Милль в XIX веке, кончаются социализмом, как это мы наблюдаем в Европе сейчас.

Но в любом случае это очень важное напоминание нашему обществу о том, что важнейшая ценность в современном обществе – это инфраструктура свободы, и без нее никакое богатое общество невозможно. Это лишний повод задуматься о том, где находится сейчас Россия на шкале свободы.

Всего лучшего, до встречи через неделю.

"Код доступа": Хорошо зарабатывать может только то общество, которое имеет прорывные технологии

Юлия Латынина в передаче "Код доступа" на сайте радиостанции "Эхо Москвы". Виолончелист Ролдугин сыграл на развалинах Пальмиры, в Самаре взяли убийц семьи Гоштов. Но, все-таки, я начну с международной новости, которая была совершенно ожидаема и которая всё равно поразительна. Мусульманин пакистанец Садик Хан выиграл выборы мэра Лондона и таким образом у Лондона теперь первый мэр-мусульманин. Садик Хан получил миллион 310 тысяч голосов, и Зак Голдсмит, соответственно, тори проиграл 994 тысячи голосов.

Перед проигрышем Голдсмит от отчаяния пошел ва-банк, он опубликовал записи, где защитник прав человека (это главная была специализация Садик Хана) называет умеренных мусульман страдающими от синдрома дяди Тома – это презрительное прозвище коллаборантов с проклятыми неверными, которое используют радикальные мусульмане. Также были опубликованы встречи нынешнего мэра Лондона, на которых он вместе с Сулейманом Гани, радикальным имамом, поддерживающим ИГИЛ. И встреча 2009 года, на которой он тоже поддерживал группу радикальных экстремистов и даже разговаривал на фоне детей, размахивающих черным флагом джихада.

После этого на Голдсмита обрушился поток дерьма не только со стороны либералов, но и со стороны своей собственной консервативной партии, потому что, например, Эндрю Бофф, член Совета Лондона сказал, что эта стратегия была ошибкой, что она вызовет напряжение в отношениях с исламской комьюнити Лондона.

Ну, это классическая история. Права человека, с одной стороны, черный флаг джихада, с другой. А потом человек говорит: «Да я умеренный». И все сопли льют от умиления: «Он же умеренный, он даже признал геев». Садик Хан, действительно, признает геев. Ему вообще вынесли какие-то там радикалы фетву. Ну, радикалы всё время выносят фетву, в том числе и друг другу. Там, кажется, даже Бен Ладену кто-то из них выносил фетву. «Как вы смеете его упрекать, что перед ним дети махали черным флагом джихада? Вы все фашисты».

Ну, в общем, я боюсь, что это значит, что Лондон может превратиться в большой Моленбек. Я уже говорила о судьбе этого пригорода Брюсселя, где левый мэр из-за электоральных предпочтений заключил союз с мечетями. В мечетях говорили: «Голосуйте за Филиппа Моро». А мэр Филипп Моро в свою очередь делал всё, чтобы увеличить то исламское население, которое за него голосовало.

Это не вопрос лично к Садик Хану. Он, может быть, очень хороший человек, в других исторических обстоятельствах он был бы замечательным политиком, Ататюрком, Ганди. Но, в общем-то, его электоральный базис – это левые, это интеллектуалы, это защита прав человека, это обездоленные, это мечети, это имамы, которые говорят в мечетях, за кого голосовать. Он будет вынужден соответствовать своему базису.

Напоминаю, что 40% британских мусульман живут в Лондоне, что они составляют около 13% населения Лондона. Собственно, их голоса решили исход выборов. Подчеркиваю, мне совершенно плевать а) на национальность, б) на вероисповедание нового мэра.

Но в наше светское время люди могут получать разные профессии – они могут получить инженерные профессии, они могут заниматься бизнесом. Этот человек учился в Медресе и занимался защитой прав человека. Меня совершенно не напрягало бы, если бы Садик Хан был инженером или бизнесменом мусульманского вероисповедания, который занялся политикой. Но то, что этот человек учился в разных Медресе, защищал права человека, а потом стал мэром Лондона в партии Джереми Корбина, лучшего друга Хамаса и Хезболлы, это, конечно, напрягает.

За последние лет 20 Лондон очень сильно изменился. Районы, которые почти в центре, стали напоминать такой пакистанский городок. Это традиционная латиноамериканская история, когда обездоленные занимают в городе исторический центр и превращают его в хлев. В Лондоне, конечно, еще не так, как в Лиме или Джорджтауне, но теперь, видимо, процесс пойдет быстрее. И я боюсь, что собственность Блаватников и многих других миллиардеров в Мэйфэре в потенциале сильно обесценилась.

Напомню, что в день атаки на Шарли Эбдо во Франции был опубликован роман «Покорность» Мишеля Уэльбека, который рассказывал, что произойдет во Франции, когда в 2022 году на выборах умеренные исламисты, умеренные в скобках, скооперируются с социалистами. Цитирую ставшее уже знаменитым сравнение Собчак «как с лягушкой, которую потихоньку нагревают и которая потихоньку варится, и, в конце концов, сваривается вместо того, чтобы выпрыгнуть».

Вот, Уэльбек рассказывал, как это будет во Франции. Но, как мы видим, это всё наступает в Англии намного раньше. И напомню, что Садик Хан – это кандидат лейбористов, которые, благодаря новым методам голосования, теперь имеют лидером Джереми Корбина, человека, которого спецслужбы Британии называли «системным риском для безопасности». И что вопреки ожиданиям не так много Лейбористская партия, благодаря лидеру Корбину, потеряла голосов. Например, в прекрасном городке Ротерем, где пакистанские банды без последствий изнасиловали 1,5 тысячи девочек, там по-прежнему лейбористы победили, и в результате в Ротереме аж 4 человека из насильников сейчас пострадали, что, впрочем, ровно на 4 человека больше, чем в городе Кёльне, где нет еще ни одного человека, приговоренного за то, что там творилось в Новогоднюю ночь. Там парочка человек приговорена за кражу мобильников, но ни одного за попытки сексуального насилия над женщинами.

На этой неделе было раскрыто убийство экс-руководителя Сызранской полиции Андрея Гошта и его семьи. Напоминаю, что убийство было совершенно чудовищным, обстоятельства его напомнили Кущевку. И сразу после того, как Гошта убили и корреспонденты поехали в Сызрань, они собрали от местных бизнесменов не очень лицеприятные отзывы о Гоште. Писали, что он обложил данью всех бизнесменов, что он разорил рыбный рынок, потому что дружил с директором Сызранского рыбзавода. Что он разорил мелкие кафе, которые стояли на трассе и алкоголь продавали из-под полы, потому что дружил с крупными дилерами. Что обложил данью всех, включая торговцев пирожками. Что покровителем его и двигателем по карьерной лестнице некий Стерликов был, собственно, начальником УВД Самарской области и начал всюду расставлять своих людей. Вот, Гошту досталась Сызрань.

Очень быстро оказалась, что милиция контролирует в городе всё, что сложные вопросы разруливал ставленник Гошта начальник полиции, уроженец Чечни Руслан Хатуев.

И я бы не говорила всего этого, потому что это не имеет никакого отношения к его убитой жене, к его убитым родителям, если бы это не могло служить обстоятельством образа действия и мотивом.

Потому что после того, как Гошта убили, заговорили, что это месть. Стали говорить о том, что грабители были в перчатках. Кстати, пока никто не говорил о том, что там остались отпечатки пальцев на месте убийства. Там были видеокамеры – они отключили их, они системный блок унесли с собой. Плюс почему-то остался муляж бомбы на столе. Плюс многое не тронули, например, золотые сережки. Зато они продемонстрировали звериную жестокость, потому что забили всех, как сначала считалось, арматурой. Сейчас, как я понимаю, это были биты.

Кстати говоря, то, что все были забиты во сне и только одна девочка, которая понесла тяжелейшие травмы и у нее было разбито всё лицо, то есть эти звери, которые убивали всех, избивали ребенка, и один ребенок, видимо, метался по дому и кричал: «Не бейте меня! Не бейте!», когда их нашел родной брат Гошта. То есть вот то, что девочка бегала, а взрослые нет, ну, наверное, просто взрослые хорошо выпили.

И после этого в городе начались зачистки. Брали всех. Сначала были сообщения, что взяли в качестве убийц неких Александра и Евгения Нуштаевых, и были сообщения, что эти люди только что получили российские гражданства. И вот тогда говорилось о банде гастролеров из Узбекистана, которые под видом бригады строителей-шабашников выискивали на территории самарской зажиточные домовладения и, собственно, на них и нападали.

Ну, вот тут я лоханулась, причем круто лоханулась, потому что на сайте «Миротворец» украинского МВД, где вывешиваются списки сепаратистов, висит некий Алексей Нуштаев из Самарской области, который воевал в Луганске и у которого есть братья Александр и Евгений. И я неосторожно предположила, что это связано. И пролетела как фанера над Парижем, потому что в итоге обвинения предъявили совсем другим людям. Ну, как я понимаю, путаница вот в этих многочисленных именах подозреваемых возникла потому, что брали всех подряд, и, в конце концов, взяли нужных.

Это тоже оказались мигранты, причем во втором поколении (это очень важно – я об этом потом буду дальше говорить). Руководил всем, по утверждению сыщиков сейчас, некий Ахмадов, а в банду входили Фаталиев, Бабаев и Захрабов.

Эти люди показали, будучи взяты, где хранится тот самый системный блок видеокамер, которые они сняли в доме, где закопана барсетка с 5-тью тысячами рублей. И, собственно, они попались на том, что снимали деньги с банковской карточки убитого.

Ну, уже появились всякие теории заговора. Вот тут даже на LifeNews опубликовали трогательную историю, что, значит, у товарищей алиби – вот, папа одного из товарищей говорит, что сыночек его с 8-ми до 12-ти всегда после работы гулял в парке. Да? 4 часа всегда каждый день гулял в парке. Ну, причем тут алиби, не совсем понятно. Но я тем более, что я уже промахнулась и в теории заговора я не очень склонна верить, я думаю, что если ребята показали, где зарыт системный блок с видео, ну, это, наверное, они. Жизнь, знаете ли, такая штука, она не логичная, бандиты – вообще люди с невысоким уровнем интеллекта. И ничего удивительного в том, что после супергромкого убийства люди с невысоким уровнем интеллекта снимают деньги с карты, я не вижу, потому что иначе они были бы не бандиты.

Но у меня ряд по этому поводу вопросов. Вот, как я уже сказала, это были люди такого уровня, после супергромкого убийства они снимали деньги с карточки погибшего. А один из этих товарищей, как уже сейчас написано в репортажах, сидя в своей будочке сапожника, он эти биты вытачивал просто при всем честном народе, говорил, что ему нужно кому-то обороняться.

Первый вопрос, сколько еще таких же убийств они безнаказанно совершили до тех пор, пока Андрей Гошт был занят контролем над нефтью, рыбой, гонянием бабушек и, в общем, на всё остальное у него и его коллег не было времени? Ведь, это же как история в Ростове, когда убили омоновца Чудакова. Да? Там тоже думали, что зверское убийство на трассе под Ростовом, тоже расстреляли страшно всю семью, чудовищное по жестокости убийство. Но потом, когда стали расследовать, выяснилось, что это серия таких убийств. И просто на предыдущие убийства, тоже чудовищные по жестокости, не обращали внимания, поскольку это же был не омоновец.

То есть это случайность то, что этих людей взяли. Они же шли в дом родителей Гошта, да? Они думали, там 2 человека. Они вообще не знали, кто это, чего это. Ну, вот это эффект кувшина, с которым слишком часто ходят по воду. А вот тут они пошли не по ту воду.

И второй… Ну, сколько же, действительно, будет продолжаться? Вот, няня Гюльчехра Бабакулова отрезала голову ребенку. Нам даже не показывают это по телевизору и говорят: «Вы знаете, это не теракт. Это случайность».

Банда исламистов убивает водителей на дорогах. Никаких новостей. Причем, это подмосковные дороги, трасса «Дон». Об этом не говорят по телевизору. Ну, разве что где-то в сети делают предположения, что это вот проклятые укрофашисты убивают русских. Потом оказывается, что это исламисты, что это теракты. После этого не видно, не слышно.

Вот, все-таки, да? Наше телевидение очень любит издеваться над проклятым Западом и его слабостью. Вот сейчас по поводу выборов мэра Лондона оно, наверняка, прокатится еще круче, чем я. Но все-таки, давайте, вот, просто посмотрим на маленькую выборку происшествий с мигрантами, ну, скажем, в Санкт-Петербургской городской газете с октября по декабрь 2015 года.

Инспектор ГИБДД отбил 19-летнюю девочку от мигранта-насильника. Двое лжегазовиков-мигрантов украли у 82-летней старушки 1,2 миллиона рублей. Петербурженка отбилась от мигранта-насильника в парадной на Моховой. Суд арестовал мигранта, насиловавшего женщин в Металлострое. В торговом центре «Галерея» уроженец Средней Азии украл у посетительницы сумку, угрожая ей ножом. На юго-западе Петербурга поездка с азиатами закончилась для воспитательницы детсада групповым изнасилованием. 48-летнюю женщину на Кубинской изнасиловал и зарезал уроженец Узбекистана, делавший ремонт. Бомбила из Средней Азии отобрал у пассажирки сумку с деньгами. Среди бела дня мигрант изнасиловал женщину в Александровском Парке. Двое мигрантов из Средней Азии в темном переулке напали на беззащитную женщину. Уроженец Узбекистана на велосипеде с собачкой расстроился, что не смог вырвать у женщины сумку, и заколол ее ножом. И так далее, и так далее. Это я просто читаю, вот, сообщения буквально за один месяц.

Значит, вы мне скажете, что российские бандиты ничуть не лучше. Вот, абсолютно в данном случае согласна. Но я хочу очень важную вещь сказать. Мое выступление вовсе не из серии «Вот смотрите, вот эти нехорошие люди мигранты – это они убивают и грабят». Мой посыл другой. Что когда убийца и грабитель родился на территории Российской Федерации, это наша личная проблема – мы не можем его куда-то депортировать. Но каким образом закоренелому грабителю дают гражданство? Вот, каким образом закоренелый грабитель не депортируется с территории Российской Федерации до того, как он становится там закоренелым грабителем? И что он вообще на ней делает?

10 октября 2013 года было известное преступление, которое кончилось бирюлевскими беспорядками, когда мигрант-азербайджанец Орхан Зейналов убил 25-летнего Щербакова. Да? Дальше оказалось, что Зейналов уже, там, был лишен права управлять машиной за неоднократное привлечение к административной ответственности за нарушение правил дорожного движения. Вопрос: почему Зейналов не был депортирован хотя бы за это?

То же самое с членами этой банды. И Фаталиев, и Захрабов, да? Все они уже кто к административной, кто к уголовной привлекался (кто там барана украл, кто там у одноклассника деньги украл).

Еще один момент, обратите внимание (страшный момент), это всё второе поколение мигрантов. Это не те люди, которые приехали (их отцы) работать. Это люди, которые выросли абсолютно без прав в нашем российском бесправном обществе, которое, с одной стороны, охотно пользуется трудом мигрантов, с другой стороны, третирует их как рабов. И это люди, которые в отличие от мэра Лондона, который, как мы видим, сделал большую карьеру, будучи вторым поколением мигрантов, родившимся уже в Лондоне, это люди, которые абсолютно бесправны.

Вот, наше правительство не может решить даже простейшие проблемы. Наше правительство не может ввести визы со странами СНГ, наше правительство по этому поводу рассказывает, что у нас там большая единая цивилизационная и культурная общность. Ребята, если мы хотим демонстрировать цивилизационную и культурную общность, ну, давайте, например, отменим просто визы со странами Евросоюза.

Что у нас там маслом намазано? Почему Владимир Владимирович Путин в 2015 году обещал ввести визы и до сих пор не ввел? Почему у нас когда в Таджикистане берут в заложники наших пилотов, чтобы отпустили родственника высокопоставленного таджика, взятого в России за торговлю героином, то мы кланяемся, делаем «Ку» до земли, отпускаем этого родственника? И вы представляете себе, чтобы в США сделали что-нибудь такое, да? Чтоб родственник Обамы торговал героином, его в России задержали, за это в США кого-то взяли в заложники и мы бы сделали «Ку». Да? Да мы бы орали на весь мир, как нас унижают.

Я еще раз повторяю, у нас с мигрантами проблема в другом виде, чем на Западе, но у нас она ничуть не меньше.

И, собственно, нам рассказывают ужастики про мигрантов в Кёльне… Кёльн отдельно, лондонские выборы отдельно. Но, ребят, было очень большое Бирюлёво, после Бирюлёво было очень большое недовольство – его переключили на украинских фашистов, американских фашистов. Ребята, проблема никуда не делась.

Вы говорите, что в Европе проблемы с исламизмом. Вы говорите, что в Европе проблема с мигрантами. А когда няни головы отрезают и когда у нас водителей на трассе «Дон» убивают, это не проблема с исламизмом? Вопрос: «Почему не ввести визовый режим?»

И, конечно, страшный ответ заключается в том, что вот эта вот среднеазиатизация России, превращение… Вот, когда тут на последних выборах мигрантам раздавали паспорта, чтобы они голосовали? Понятно, чтобы они голосовали за Путина и «Единую Россию». Вот, то, что нынешней власти выгодна такая ситуация, при которой российское население превращается в люмпена, которое живет на пособие государства и голосует за существующую власть, а работает абсолютно бесправный мигрант и раб, который при этом, во-первых, радикализируется, потому что люди, живущие на положении раба, будут радикализироваться. И люди, живущие на положении раба, очень часто будут ненавидеть окружающих неверных. И очень часто они будут убивать этих неверных не просто так, а потому что они неверные. Не потому, что так велит ислам, а потому что ты когда кого-то хочешь убить и когда кого-то ненавидишь, у тебя всегда хорошо, если тебе этому предоставляют какие-то религиозные и духовные обоснования. Да? Вот, точно так же все российские уголовники, которые стремились в Луганск и в Донецк, им очень приятно, что они не просто так убивают и насилуют людей, а делают это во имя высших духовных ценностей.

И вот эту проблему российская наша власть совершенно, оказывается, не способна решить. Хотя, в общем-то, эта проблема решается на раз. Вернее, она уже решается очень сложно, но первый ее этап (введение виз) происходит на раз.

Еще одна история на этой неделе. Экоактивисты ворвались в приют «ЭКО Вешняки», нашли там Освенцим для собак и кошек. То есть приют в Вешняках – это при этом один из нескольких огромных муниципальных приютов, которым руководит фирма «БАНО ЭКО», которая в Москве регулярно выигрывает все тендеры на содержание бездомных животных. То есть там был ад. Там были мешки, забитые трупами, кусками трупов. Там были собаки живые еще в ужаснейшем состоянии, которые сидят в вольерах рядом с мертвыми. Там были кошки, которые спасенные, из последних сил дрались за воду.

То есть это была гигантская афера: получали деньги на животных, чтобы содержать животных. Животных убивали, деньги клали в карман. Это такая, прекрасная иллюстрация вообще о том, как построено российское государство. Получаем бюджетные деньги на сирых и убогих, с сирыми и убогими, понятно, что происходит, поскольку деньги крадутся.

То есть, допустим, это серьезная проблема (бездомные животные), допустим, скажите, что надо бездомных животных отстреливать. Ну, это дискутируемый вопрос, но вот тогда деньги будут тратиться по графе «Убийство животных», да? Это будет такая графа.

А, вот, тратиться по графе «Спасение животных» и за эти деньги животных убивать, это как-то, согласитесь, нехорошо.

Собственно, уже второй приют такой накрыли, и выяснилось, что там всё тоже ужасно. Собянин велел разобраться, возбудил уголовное дело. При этом уже много написано о руководительнице этого выдающегося проекта, которую зовут Вера Петросьян, которая в декабре 2013 года уже… Сначала ее обвиняли в хищении из бюджета города Москвы почти миллиона рублей. Причем, на самом деле, сначала Контрольно-счетная палата Москвы сосчитала, что с апреля по декабрь 2013 года было выделено 2,7 миллиарда рублей, выделенных на бездомных собак и кошек в Москве, и исчез тогда миллиард. А Петросьян держит половину рынка, 6 столичных приютов из 12 тысяч собакомест.

Ну, и понятно, что если ты получаешь, там условно говоря, 100 рублей в день на собаку и 50 рублей в день на кошку, то если ты их потратил на себя, то собаке и кошке, понятно, остается как жить или, вернее, как умирать.

Причем, поразительно, что госпожа Петросьян – она начинала еще при Лужкове, она еще там чуть ли не в 2008 году или в 2007-м получала грамоты от мэрии за внедрение гуманных методов обращения с животными. Потом при Собянине всё это продолжилось. Более того, приюты – это, вот как выяснило «Яблоко» (прочтите замечательный текст Митрохина) – строила фирма, принадлежащая сыну Бирюкова. А сам Бирюков, собственно, отвечал, курировал организацию этих тендеров.

Собственно, я уже много раз говорила, что самое важное в системе – это не ошибка, а то, как она на эту ошибку реагирует. Пока Собянин реагирует правильно, отдал приказ разобраться. На мой взгляд, для Собянина это большая возможность избавиться от Бирюкова.

А я, собственно, вот, по поводу этой организации хочу рассказать еще одну очень поучительную историю, которую я давно хотела рассказать. И она, как ни странно, не про наш кровавый режим, она вообще про логику бюрократии.

Жила-была такая организация, которая называлась «Royal Society for the Prevention of Cruelty to Animals» (RSPCA). Это гигантская организация, которая была основана аж в 1836 году, у которой патронами были чуть ли не все английские короли, которая в 2011 году имела штат из полутора тысяч сотрудников, которая получила гораздо больше денег, чем злополучная Петросьян, причем не от бюджета, а от добровольных пожертвований. И там было 132 миллиона фунтов пожертвований около 2012 года.

И 16 мая 2013 года эта организация получает звонок от обеспокоенных граждан, что некие мистер и миссис Бернс плохо обращаются со своим котиком Клодом. Эта организация, инспекторы ее приехали, и котику тут же устроили эвтаназию, убили его, несмотря на слезные просьбы мистера и миссис Бернс хотя бы дать попрощаться с котиком детям.

Теперь надо сказать, что котик выглядел, действительно, не очень хорошо, потому что ему было 16 лет, он был длинношерстный. И когда у него была свалявшаяся шкурка и когда тебе 16 лет, ну, действительно, в 16 лет кошка выглядит плохо. Ну, точно так же любой кошатник знает, что если кошке 16 лет, значит, ее хозяева хорошие: вот, не доживают кошки до 16 лет, если хозяева у них плохие, потому что 16 лет – это 100 лет человеческих.

А у Бернсов было двое детей, 14-ти и 15-ти лет, которые выросли вместе с этим котиком. И когда Бернсов за шкирку притаскивают к инспектору, инспектор просто им угрожает, что если они не согласятся, то их просто посадят за жестокое обращение с животными. Что не простая угроза, потому что, вот, RSPCA – она самый большой после королевской прокуратуры, между прочим, обвинитель в Британии.

И всё бы сошло с рук, но просто перед тем, как Бернс приехал в эту организацию, он набрал в интернете «Угрозы со стороны RSPCA». И ему вывалилась целая куча откликов, потому что оказалось, что это стандартная методика, и господин Бернс взял магнитофон и всё это записал.

И потом он всё это обнародовал, и после этого на Бернсов обрушилась стена. Их привлекли к уголовной ответственности за жестокое обращение с котом, которого у них отняли и убили, не дав попрощаться детям. Вся мощь организации, в которой имеется 130 миллионов фунтов стерлингов, которая делает благое дело (они ж прекрасные люди, они ж идеалисты), употреблялась на то, чтобы стереть с лица земли репутацию этой несчастной семьи. Организация просто врала.

У кота, например, был ветеринар, его не позвали, чтобы сделать заключение. А организация говорила, что его позвали. Организация говорила, что она не угрожала Бернсу. А она, на самом деле, угрожала. Организация говорила, что Бернс сам согласился. Ну, типа, унтер-офицерская вдова сама себя выпорола. Подбивали соседей, чтобы те рассказывали про Бернсов гадости, и они рассказывали гадости, что однажды они уехали и оставили своего котика, не сдав его в убежище. Действительно, нехорошо уехать и не сдать котика. Ну, знаете, за 16 лет это как-то не смертельно.

Видимо это рассказывал, наверное, тот самый гнида-сосед, который стукнул на них с самого начала.

Была запись с угрозами, и, в конце концов, RSPCA пришлось извиниться перед Бернсом, и в августе 2014 года они отозвали иск.

А дальше выясняется, что это стандартная ситуация. Что вот так это общество, Королевское общество делает с животными всё время. Самый феерический случай был, конечно, в 2007 году, когда его инспекторы вломились в индуистский храм (ну, он был где-то в Хартфордшире), и там убили священную корову, у которой отнялись 2 задние ноги. Поэтому ей причиняли страдания. А эту корову, естественно, облизывали, носили на руках и так далее.

А потом Королевское общество потратило 500 тысяч долларов на преследование лисьей охоты. Да? Оно выиграло иск в суде. Соответственно, устроители данной охоты повинились, что они затравили лису аж 4 раза.

И люди как-то начинали удивляться, потому что, как я сказала, королевское общество существует на пожертвования, и люди думали, что они жертвуют на убежище для спасения животных. А оказывается, они жертвуют на то, чтобы глава этого charity имел 150 тысяч фунтов годового дохода, чтобы он 500 тысяч долларов тратил на подобные иски. И доходы начинают падать.

А затем девушка-даун по имени Обри Уорт признается в том, что ушла из королевского общества, потому что то убивает половину животных, которые к нему попадают. Ее начинают травить. И в мае 2013 года она кончает жизнь самоубийством. Но оказывается, что это правда, что королевское общество признается, что да, оно убивает лишних животных, когда их приносят, и это, да, половина от принесенных: они просто лишние.

Эти прекрасные ребята столько потратили денег на то, чтобы быть на каждой странице газет со своими исками, на суды над лисами, на травлю миссис Бернс, у которой они убили кота, что на животных им не хватает. И чтобы им больше приносили животных, внимание, что они делают? Правильно! Они организовывают полицейские рейды на маленькие убежища для животных, где животных не убивают.

А дальше начинается реакция, потому что в августе 2013 года архиепископ Кентерберийский отвергает предложение королевского общества его возглавить.

Ну, это, естественно, королевскому обществу не мешает, они продолжают свою кампанию публичных заявлений. Например, начинается кампания от имени некоей Питы Уотсон Смит, кампания, которая будет подавать иски против фермеров, потому что они в бесчеловечных условиях воспитывают коров. Значит, всем этим занимается организация, которая официально убивает 50% сданных ей животных.

В то же время выясняется, что эта прекрасная организация охотится за донорами. Что она нанимает детективов, чтобы выяснить, насколько платежеспособны эти доноры, и сколько они оставят ей в завещаниях.

Вот это очень интересная история с RSPCA, которая начинается про то, как любая организация, которая начинается со сподвижников, она кончается бюрократами. А поведение бюрократов во всем мире одинаково.

И вот очень важна здесь обратная связь. Вот, RSPCA стала токсичный бренд. Не все, кто в Англии жертвовал деньги на животных, захотели узнать, что, оказывается, их деньги идут на запугивание миссис Бернс, на убийство священных коров и на преследование тех шелторов, которые животных защищают. И, соответственно, как будет реагировать а) наша российская общественность и б) наши российские власти, которые, вообще-то, гораздо адекватнее, очень адекватны, на мой взгляд, очень интересный дальше вопрос.

Национальная коллегия Испании выдала ордера на арест нескольких россиян из близкого круга президента Путина. В их числе зам директора ФСКН генерал Николай Аулов и депутат Госдумы от «Единой России» Владислав Резник. И по этому поводу было большое ликование в либеральном стане. Ну, чтоб приглушить это ликование, я вам напомню, что вот всех персонажей этого испанского знаменитого расследования про страшную русскую мафию и тамбовскую группировку, которую возглавляет, по мнению испанских судей, никто иной как Геннадий Петров (то есть ухохотаться можно)... То есть, их всех, включая Петрова, в 2008 году арестовали в Испании, в 2010-м их отпустили под домашний арест. В 2012-м их всех выпустили из Испании. А теперь, видите ли, предъявляют обвинения.

Я ответственно заявляю, что это испанское расследование – полная фигня. И особенно обидно, что оно имеет в основе важную историю, несомненную связь всех этих Ауловых, Бастрыкиных, Петровых. Я предполагаю, что там внутри этой связи, бочке грязи даже чего похуже. Я хочу напомнить очень знаменитую историю, приватизацию Росгосстраха 1997 года, которую затевал вот этот самый Владислав Резник, нынешний депутат Госдумы от «Единой России». Тогда был очень хитрый способ выкупить 30% акций Росгосстраха практически бесплатно в пользу менеджмента, и мне много раз рассказывали, что к этой истории был как-то причастен Путин.

Ну, вот, думать и предполагать – это одно, а знать и, тем более, доказать – это другое. Вот, испанскому обвинению не то, что ничего не удалось доказать. Ну когда нам вместо обвинения предъявляют 400 страниц распечаток разговоров, и из этих разговоров следует, допустим, что Петров способствовал назначению Бастрыкина на должность и ждет его на день рождения… Ну, хорошо, да? Это плохо. А вопрос: «А состав преступления в этом где?»

Вот, что говорить об этом расследовании, что там прокуроры русского не знали те, которые это расследовали? Они Литвиненко нанимали для консультаций, что, опять же, исчерпывающе свидетельствует об уровне расследования, потому что Литвиненко, конечно, отравили полонием в центре британской столицы, это теракт с использованием ядерных материалов. Но в качестве расследования, извините, Литвиненко – это, ну вот, joke, шутка, как говорят по-английски.

Вот, есть много легитимных расследований. Есть расследование РБК про дочку Путина, которое за это расследование закрывают. Есть консорциум Mossack Fonseca. Но, вот, просто извините, если бы журналисты-расследователи работали на таком уровне как испанская прокуратура и несли бы глупости, космические по масштабу, как говаривал профессор Преображенский, то их просто засудили бы. Причем, обидно, собственно, то, что у испанской прокуратуры, ну, действительно, возможности несравнимые с возможностями журналистов.

Собственно, почему этот позор произошел? По двум причинам. Ну, во-первых, там в Испании, действительно, развелся некий гадюшник, который было решено прикрыть. Ну, вы представляете себе, там остров Майорка, живет сестра короля, а рядом с этой сестрой короля живут какие-то странные угрюмые русские люди, 20 миллионов долларов особняк, 500 евро на чай, Бентли, Феррари, вы кто такие? Вот эту составляющую мотивации (вычистить это гнездо и залить его дустом, пока оно сравнительно маленькое) я понимаю и приветствую.

Вторая причина, к сожалению, хуже, потому что был такой испанский суперсудья Бальтазар Гарсон, который всё это и расследовал. Его сейчас вычистили из профессии, он является адвокатом Джулиана Ассанжа и большим сторонником международного трибунала, на котором он будет судить любые международные компании, правильно, за экологическую угрозу. Это последняя фишка Гарсона: он сидит где-нибудь в Испании, а тут, видите ли, значит, iPhone новый выпустился. Бац, этот iPhone совершил преступление против человечности – он отравляет природу. Гринпис аплодирует, Бастрыкин нервно курит в сторонке (он до такого не додумался).

Что такое Гарсон? Это такой левый испанский Бастрыкин, который сначала заработал себе капитал, действительно, когда расследовал преступления разных галицийских банд, а потом в 1998 году он шокировал мир, потряс мир, выступив обвинителем диктатора Аугусто Пиночета.

Выписал он ордер на арест Пиночета. Был ордер выписан на основании насквозь лживого и предвзятого доклада, который назывался «Чилийский доклад Комиссии истины и примирения». Это был фантастический доклад, в котором, например, говорилось, что при Пиночете было убито 3 тысячи человек. Вас ничего не напрягает? «При Пиночете». Правильно. В число этих 3 тысяч, убитых «при Пиночете», входило, например, 600 боевиков Мира, в том числе таких, которые были убиты с оружием в руках, будучи заброшены на территорию Чили иностранной державой под названием Куба.

Входили также полицейские, которые были убиты этими боевиками, и даже прохожие, которые были убиты этими боевиками. То есть это была такая типичная для левой пропаганды двухступенчатая ложь, когда вам формально говорят правду «Ну да, все эти люди были убиты при Пиночете». А, вот, знаете, 11 сентября при президенте Джордже Буше было тоже убито 3 тысячи человек при падении башен-близнецов. Но это не значит, что их убил Джордж Буш – их убили немножко другие люди. Да?

Вот, когда там просто террористы и жертвы террористов… Формально-то всё правильно грамматически построено, но человек, который это слышит, воспринимает это как то, что этих людей убил Пиночет.

Кроме того те люди, которые погибли от Пиночета, там же перед переворотом был в стране совершеннейший Донбасс. Там по стране ходили вооруженные шайки, грабили во имя революции, похищали землевладельцев, убивали, пытали. Там 10 тысяч автоматов только было закинуто из Кубы в Чили. И естественно, Пиночет думал, что все эти вооруженные автоматами люди будут оказывать сопротивление (они, кстати, не все оказывали). И естественно было бы поинтересоваться: вот те люди, которые без суда и без следствия были убиты при Пиночете, чем они занимались до Пиночета? И вот эта замечательная Комиссия мира и примирения сказала: «А нас это не интересует. А мы не будем разбираться».

Дальше Пиночет пробовал допросить Генри Киссинджера, дальше он расследовал аргентинскую хунту. Где Гарсон и где Аргентина? Дальше он пытался предъявить Бушу за пытки в Гуантанамо. В общем, он расследовать был готов всё, что будет на передовице, а, соответственно, качество этого расследования, вот, ровно как у нашего Следственного комитета.

И цирк этот с конями кончился в 2012 году, когда Гарсон, перегнув палку, вдруг заявил, что он будет расследовать преступления франкистов, от которых, действительно, во время гражданской войны погибло несколько сотен тысяч человек. Но там было 2 маленькие проблемы. Во-первых, преступлениям франкистов предшествовали преступления леваков. Собственно, вот, ровно переворот Франко из-за того и случился, что леваки, вконец осатанев, устроили, опять же, Донбасс по всей Испании. Там были массовые изнасилования и убийства монахинь, там были, опять же, убийства землевладельцев, там были убийства кого угодно. И как мне ни жалко поэта Федерико Гарсиа Лорку, которого, соответственно, убили ни за что, ни про что, но вот Гарсон, разумеется, собирался расследовать только преступления Франко. Преступления леваков он не собирался расследовать.

И помимо всего прочего это нарушало еще и специальный закон испанский 1977 года, который требовал всё это забыть, не ворошить, вот, полная амнистия. Испанскому Бастрыкину было на амнистию наплевать.

Вот тут ему влепили. И оказались 2 замечательные вещи. Что, во-первых, ну, к гадалке не ходи, Гарсон сам пользовался тоталитарными методами при расследованиях. А во-вторых, это самое прекрасное. Причем, за это обвинение его не просудили, но оно было достаточно отчетливо предъявлено.

Там он расследовал дело банка Сантандер (это самый крупный банк в Испании), и так, на минуточку, там образовались где-то 2,5 миллиона евро, из которых, правда, было доказано только 216 тысяч. И не то, что их банк прямо заплатил Гарсону, да? Там были какие-то лекции в университетах, там были какие-то фонды. Причем, по этим 2,5 миллионам уже срок истек. Но на минуточку, да? Вышибли, в общем, Гарсона из судей на 11 лет, и как я уже сказала, он сейчас свистит на тему преследования международными законами таких врагов, совершающих преступления против человечества, как инвестиционные фонды и проклятые производители мобильников, компьютеров и видеокамер.

Ну, собственно, вот чего я хочу сказать, да? Гарсон – это для меня вот такая квинтэссенция человека, который пользуется правосудием одновременно как способом оболванивания нации и способом укрепления собственной власти, и тупо в том числе для поправления материальной составляющей своего бытия. Вот, мы будем судить проклятых франкистов и банк Сантандер. Ну, знаете, вот, если там куда-то 2,5 миллиона банк Сантандер заплатит, это святое.

Вот, можно себе представить, что бы Гарсон сделал с Юкосом и как бы он расследовал геноцид украинских фашистов. Ну, к сожалению, испанское общество не дает развернуться таким Гарсонам – вышвырнули его за злоупотребление властью, он сколько угодно может сейчас на страницах «The Guardian» свистеть о геноциде со стороны транснациональных компаний. А Apple, все-таки, может спать при этом спокойно.

А, к сожалению, у нас такие Гарсоны искренне считают, что всё, что случилось, это вот повод наехать на бизнес.

Еще раз, да? Это к чему? Есть много крутых расследований про современный Кремль. И у этого расследования о связи всех этих испанских ребят и Геннадия Петрова с людьми вокруг Путина была абсолютно реальная почва. Но поскольку реальная цель расследования была другая (пропиариться, а там хоть трава ни расти, и вообще Гарсон был занят там то Бушем, то Гуантанамо), то вот эти ребята – они просто не умеют нормально расследовать. Притом, что у них были такие возможности, о которых те, кто реально расследуют и реально рискует своей головой, могут только мечтать.

Меня еще просят прокомментировать Ролдугина, который давал концерт в Пальмире. Ну, вы знаете, я уже много раз говорила, что я пессимистично смотрю на человеческую природу, и считаю, что за исключением тотального военного поражения нет ситуации, от которой нельзя отовраться.

Вот, единственное реальное лекарство против лжи этой силы (причем, понятно, что сила – это лекарство, которое хуже самой болезни, потому что силу чаще всего использует сама ложь)... Вот, какие там 2 «ярда», какие там оффшоры, какие там олигархи переводили деньги? Ну, сказано же прямо, вот, по нашему родному российскому телевидению, что товарищ Ролдугин выполнял важное задание для страны и на эти деньги для страны покупал Страдивари.

Только ради бога, еще раз, не думайте, что это Россия такая. Не думайте, что это наше телевидение такое. Потому что я, вот, без всякого телевидения вам один-единственный пример приведу. Две тысячи лет назад ходил по Палестине человек, говорил, что он мессия, говорил, что сейчас будет царство божие, говорил, что сейчас его сторонники будут сидеть на золотых тронах и судить живых и мертвых. Римляне его взяли и распяли, у сторонников дело не обломилось.

Ну, казалось бы, да? Всё, полностью полный крах, да? Сторонники говорят: «Да нет, ну что вы! Он воскрес, и он сейчас снова придет уже на облаках, и снова будет царство божие». Причем, это «снова царство божие» должно же было совершиться тогда же, вот-вот.

Как говаривал апостол Павел, «мертвые во Христе воскреснут прежде, потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках во сретение Господу на воздухе».

На 2 тысячи лет задерживается вот это, второе пришествие. А вы говорите «Ролдугин».

И напоследок рекомендую статью Михаила Фридмана в Forbes об экономике индиго, где он констатирует очень простую вещь, что эпоха, когда ренту извлекали из сырья или земли, заканчивается в мировой экономике. Что сейчас хорошо зарабатывать может только то общество, которое имеет прорывные технологии. А эти прорывные технологии в свою очередь нуждаются в облаке, в социальной инфраструктуре.

Вот, современная экономика – она становится всё более газообразной. А газ невозможно удержать на месте – он стремится туда, где тепло. Вот такую экономику, опирающуюся на творческую энергию миллионов индивидуумов, можно создать только а) опираясь на нормальные, правильно работающие социальные институты, б) опираясь на свободу.

Собственно, мне кажется величайшим противоречием современности именно то, что а) такую экономику нельзя создать без свободы и демократии, и б) то, что эта свобода и демократия, как и сказал Джон Стюарт Милль в XIX веке, кончаются социализмом, как это мы наблюдаем в Европе сейчас.

Но в любом случае это очень важное напоминание нашему обществу о том, что важнейшая ценность в современном обществе – это инфраструктура свободы, и без нее никакое богатое общество невозможно. Это лишний повод задуматься о том, где находится сейчас Россия на шкале свободы.

Всего лучшего, до встречи через неделю.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 голосов)