Юлия Латынина в передаче «Код доступа» на сайте "Эхо Москвы". И я начну с новостей из братской республики Черногория. Значит, есть такая банановая республика Черногория. Ну, поскольку она на Балканах, она не банановая. Поскольку на Балканах бананы, все-таки, не растут. Ну, пальмы есть, бананов нет. Она балканская.

25 лет правит Черногорией один единственный премьер Мило Джуканович. Правда, правил (он недавно ушел в отставку). Ленивая, сытая, добрая страна. Знаете, вот, с одной стороны, она такая же бардачная, как другие славянские страны, включая Россию. Но поскольку она расположена на Балканах, где тепло, она при этом очень добрая. 600 тысяч населения, на которые приходится, между прочим, 300 тысяч русских туристов в год.

Россия – самый крупный инвестор в Черногорию. По некоторым данным чуть ли не 40% недвижимости в стране… Я не понимаю, каким это образом возможно, но, тем не менее, это вот, как бы, такие вот английские данные. 40% недвижимости в стране принадлежит русским.

И Джуканович, конечно, целовался всё это время с Кремлем взасос, причем это, знаете, еще такие старые русские… Это совершенно не обязательно олигархи или какой-нибудь Полонский, который там… У меня просто очень много друзей живет в Черногории – они все жалуются, что там вот проект Полонского совершенно в одном месте обезобразил пейзаж.

Это не обязательно богатые, очень богатые люди. Такие, среднего достатка люди. Очень много людей из 90-х годов, очень много людей из всяких бывших российских бандитов или не очень бывших.

И, вот, обращаю внимание, что со всеми ними вот эта вот прекрасная власть коррумпированная… Что такое 25 лет в балканской республике, представьте сами. Она с ними дружила.

И, вот, Черногория тут захотела вступить в НАТО, что вызвало нешуточный «butthurt» в Кремле. И летом этого года Владимир Владимирович Путин даже задал на Питерском форуме риторический вопрос: «Ну, кто же угрожает Черногории?»

И, вот, во время выборов 16 октября, которые только что состоялись, был дан ответ на этот вопрос, потому что накануне выборов бессменный 25-летний премьер Джуканович заявил, что был раскрыт антиправительственный заговор.

Значит, чего там было? Там была кампания оппозиции пророссийская, очень грамотная, очень дорогая. Не будем показывать на страну, откуда пророссийская оппозиция взяла деньги, но можем сами догадаться. Всё у них там было, у них там был даже визит Ночных волков. Ну, кто же сейчас без Ночных волков? Там даже какое-то отделение Ночных волков есть в Черногории типа «За бога и Россию».

И по словам черногорских властей планировался такой псевдомайдан. То есть планировалось прийти к центру столицы со словами «Тут у вас подменили результаты выборов». По этой толпе планировалось, что будут стрелять, а дальше как бог на душу положит.

Значит, у арестованных заговорщиков якобы изъяли телефоны какие-то специальные с высокой степенью криптозащиты, были арестованы два десятка сербов во главе с Братиславом Дикичем – это бывший командир сербской жандармерии. По слухам, как мои друзья говорят, он очень болен, у него чуть ли там не третья или четвертая стадия онкологии. И, в общем, это, казалось бы, такой шуткой и предвыборным трюком, если бы всё это не было, действительно, не носило больших элементов серьезности.

И заметим, что сербский премьер Александр Вучич тоже подтвердил, что существовал план захвата госучреждений Черногории после парламентских выборов 16 октября при, цитирую, содействии иностранного фактора.

Была арестована группа сербских граждан. После чего спешно Патрушев прилетел в Белград, сейчас утверждают, что это был плановый визит. Были выдворены из Белграда, из Сербии, то есть то, что традиционно дружественной нашей страны, несколько уже россиян. Там нашли чуть ли не какую-то специальную униформу, которая имитировала униформу черногорских подразделений, спецоборудование, с помощью которого следили за премьером.

Вы не думайте, я ничего не говорю про господина Джукановича. Как я уже сказала, это тот еще жук. И почему очень смеются многие мои друзья в Черногории? Потому что они говорят «Да, у оппозиции была очень грамотная кампания, были ролики в интернете очень хорошего качества, явно снятые не в Черногории (в Черногории так не умеют)». Многие мои знакомые говорят, что власть действующая тупо покупала голоса на севере и в албанских общинах, что якобы предлагали по 250 евро за поездку плюс расходы, плюс 50 тому, кто уговаривает (а на севере это месячная плата). Власть выиграла таким образом весь бедный северо-запад и албанский северо-восток. А, вот, на федеральном уровне она набрала 41%, хотя за месяц там сейчас докупят албанских депутатов до 50% и снова сформируют правительство, что, в общем, будет означать дальнейшую коррупцию и разрушения в Черногории.

То есть я ни в коем случае не… за право премьера Джукановича. Но вот этот вот Братислав Дикич, да? В субботу история о предотвращении этого заговора накануне воскресенья выходит в газетах с анонсом на первой полосе, по развороту внутри. Публично, кстати, ничего комментировать уже не могут – там день тишины. Причем, очень многие, естественно, не воспринимают это всерьез, типа, почему на фотографиях этот спецназ ведет этих страшных заговорщиков без наручников?

И что, на самом деле, как я понимаю, произошло? То есть это мое предположение. Мое предположение заключается в том, что, действительно, это носило характер фарса. Хочу сказать, что все неудавшиеся перевороты носят характер фарса.

Вот, помните абсолютно аналогичная история у нас была с мятежом в Грузии, когда тоже пытались поднять какой-то мятеж на танковой базе в Мухровани, и когда он провалился, это было как фарс? А, вот, в Киргизии абсолютно такая же история. После того как киргизский президент решил выгнать россиян и пригласить американцев, помните, чего там было? Тоже какие-то странные люди приехали (с гор их привозили автобусами), потом началась стрельба, причем именно в этих людей. Да? Потом оказалось, что произошла революция.

Вот, в таком виде это не выглядит как фарс, потому что когда страна неустойчива, когда страна плохо управляется, то даже фарсовый переворот легко может что-то сделать.

Что в моем предположении, чего было? Что поскольку как всегда все наши вот такого рода планы – это, на самом деле, пиление бабла, а не производство госпереворотов, то высоко вверху были выделены деньги. Эти деньги были попилены. Вот этому несчастному сербскому генералу, говорят, досталось чуть ли не 100 тысяч евро. Ну чего, он будет за эти 100 тысяч евро стрелять в свой собственный народ? Конечно, он пошел, всех, всё сдал. Да? Поскольку он всех всё сдал, то премьер всё знал заранее и воспользовался этим для поднятия своего рейтинга.

То есть, вот, еще раз. Вот, чтобы отчитаться и распилить денег, запузырить этот банановый переворот в банановой республике, взяли пятерку, до исполнителя дошла сотка. Он не дурак за сотку стрелять в демократию. А Джуканович – ну, когда он увидел, что ему такой предвыборный пиар в руки идет, ну, он, естественно, это и разыграл.

А потом Патрушеву срочно в Белград ехать. Это, собственно, к вопросу о вскрытой почте Суркова, потому что напоминаю, что украинская киберхунта сначала публиковала два плана, которые прислали Суркову. Один был план дестабилизации в Украине, другой там специально в области. Все начали смеяться, потому что: «Ну, где дестабилизация и где Украина? Там чушь написана, там ошибки грамматические».

Но смотрите, в Черногории же тоже чушь. Но это же не затем, чтобы, действительно, работать. Это же затем, чтобы накосить бабла. Чтобы откатить с переворота. Несостоявшийся переворот как финансовый инструмент. У кого финансовый инструмент, у кого опционы, а у кого фьючерсы, а у кого перевороты. А что там ошибки, что там губернатор Черкасской области смеется, что у нас такого не бывало, так кому эти ошибки-то мешают? Вы думаете, эти люди, которые у нас там на переворотах пытаются зарабатывать как на финансовых инструментах, они писать по-русски умеют? Если бы они писать по-русски умели, они б другим занимались.

Собственно, потом выкатились не только эти планы – выкатился весь скрытый массив переписки. Напоминаю, что это переписка, собственно, с офисом. И, собственно, уже Евгений Чичваркин сказал: «Да, вот мое письмо (он там какую-то рецензию крошечную в 5 строк на роман Натана Дубовицкого накатал). Евгений Чичваркин сказал: «Да, письмо подлинное». Кстати, абсолютно ничего страшного Чичваркин не сделал.

Там Лолаева уже Светлана сказала: «Да, мои письма подлинные». Ничего страшного в этих письмах нет. Только, кстати, это вообще очень большой признак подлинности переписки. Помимо того, что, конечно, там все вот эти вот электронные метки, которые дико сложно подделать, там 99% — это такой, ну, полуспам, как заказать билеты, привет-привет и так далее, и так далее.

То есть, вот, дура-то дура, а свой полтинник имею. Дура-то дура, а вот ребята с этого пилят. Кто с кого.

И, конечно, на мой взгляд, такая, важная история на этой неделе – это речь Константина Райкина, которая сама по себе просто, вот, констатировала, что дважды два четыре. Говорила о цензуре, говорила о давлении со стороны всякой шантрапы, всяких хунвейбинов, которые пытаются выдавать себя за общественное мнение. И хунвейбины тут же открыли рот и облили Райкина тем, что у них во рту.

Как там сказали какие-то «НОДовцы»: «предательская позиция известного артиста, которая заключается в защите волны кощунств и антигосударственных постановок в сфере культуры России». Значит, «Хирург» Залдостанов выступил. И, вот, меня, конечно, поразил этот момент воинствующей шариковщины.

Вот, кто такой «Хирург» Залдостанов? Вы можете себе представить, это же байкеры. Что такое байкеры? Вы можете себе представить в любой нормальной стране байкеров, стоящих рядом с властью? Байкерские клубы имеют одну ассоциацию – с бандитизмом, с наркотиками, извиняюсь, с кожей вот этой, ремнями, заклепками. От них с фотографий несет дегтем.

Байкер в нормальной стране ассоциируется, с властью связывается только в одном случае – если их после особо буйной попойки или поножовщицы забрали в участок полиции.

И, вот, это меня потрясло, потому что кто такой Константин Райкин? Кто такой Табаков, кто такой Познер, которые высказались в его защиту? Это элита России. Это художественная элита России. Между ними и парнями на мотоциклах и в заклепках пропасть даже не цивилизационная, а эволюционная. Вот это пропасть, которая там отличает шимпанзе от человека.

И как и случай с Кадыровым, не думайте, что все эти хирурги, что все эти «НОДовцы», что эти люди в кожи, в цепях, в наколках, люди, кончившие 8 классов с «двойками», делающие 4 ошибки в слове «что», если они вообще умеют писать кириллицей, равно и любым другим алфавитам, что они только по поводу Шендеровича.

Вот, у нас как раньше? Кто ездил у нас в России раньше на гастроли? Балет. А теперь у нас ездит на гастроли то «Хирург», то болельщики, которые всё разносят во Франции. Мы экспортируем хулиганство.

И когда «Хирург» говорит «Под видом свободы Райкины хотят превратить нашу страну в сточную канаву, по которой текли бы нечистоты», понимаете, это у нас Ночные волки борцы за чистоту с их мотоциклами, с их кожей, с их шипами. Это они. А Райкин за страну-сточную канаву.

Совершенно не случайно «Хирурга» поддержал Кадыров. Очень характерная деталь. Там даже Песков, пресс-секретарь президента сказал, что «Хирург» погорячился. Даже Пескова покоробила вот эта вот воинствующая шариковщина, когда люди, у которых от фотографий пахнет сальником, когда они в таком тоне разговаривают об интеллектуальной элите нации.

Но Кадырову Песков не указ как в случае Емельяненко, да? Как там было с Емельяненко? «Мало ли, что у нас любимый спортсмен царя. Ответит сейчас».

И совершенно не случайно, посмотрите, как они выбирают своих жертв. Вот, у нас тут на днях гражданка Элина Бажаева, дочка бизнесмена Бажаева, написала, что при одной мысли о Москве ей становится дурно, и что везде лучше, чем в Рашке. Вот, Бажаева у них butthurt’а не вызывает (у Залдостановых), потому что, ну, это своя, это ж такой же Залдостанов в юбке, точнее в платье за 20 миллионов рублей (или долларов, я уж не помню там), в котором она выходила замуж. Но, по-моему, рублей, все-таки.

И потом, да, вот, Бажаеву чего-нибудь позвонишь и ей скажешь, а тебе позвонит, допустим, Антон Вайно.

То есть мне… Вот это посмотрите. Эти люди – это они патриоты России. Это Залдостанов, это чеченцы. Рамзан Ахматович у нас теперь защитник христианства. Он поддержал тех замечательных людей, которые выступили против показа оперы «Иисус Христос – Суперзвезда».

Вот, у меня вопрос. Вот эти люди верующие – они оперу смотрели? Они хоть что-то о ней читали? Они вообще читать умеют? Алфавит знают? Они знают, что «Иисус Христос – Суперзвезда» — это абсолютно прохристианская опера? Вот, додуматься запретить «Иисуса Христа – Суперзвезду» могут только люди, которые искренне убеждены, что христианство – это Патриарх Кирилл с часами, сведенными Фотошопом, и чудом с нанопылью, и пьяный священник, который своим Мерседесом сносит рабочих. Всё другое есть страшная ересь. Если там где-то написано, какая-то сука написала «Люби ближнего своего», так эту суку надо раздавить, это же страшная ересь!

Они вообще Евангелие, интересно, читали? Или как в анекдоте им деревенский дьячок напел?

И еще несколько замечательных новостей с экономического фронта. Первая новость об окончании тестирования системы «Платон» и повышении цен на нее, которые объявил министр транспорта Соколов. Он заявил, что система работает нормально, ею пользуются 700 тысяч человек, в бюджет РФ уже поступило 14 миллиардов платежей. Значит, соответственно, вот к полному тарифу сейчас вернутся, то есть вдвое повысят.

Вторая новость. Платными предлагается сделать автомобильные и железнодорожные пункты пропуска через границу. Их сбором, возможно, будет заниматься единый оператор по аналогии с системой «Платон». То есть напомню, это тогда будет уже третья шкура, которую правительство сдирает с автоперевозчиков.

Напоминаю, что первая шкура называлась «Тахограф». Когда у нас водители грузовиков еще зарабатывали тысяч по 80-90 в месяц, тогда, собственно, этот тахограф им впарили. Их надо было устанавливать, их делало, естественно, какое-то российское полуоборонное предприятие. С установкой, со всем он стоил 80 тысяч в месяц, то есть 12-ю часть выдрали у людей изо рта. При этом там такая деталь, что когда ты ставишь тахограф, тебе нужно еще к нему лицензию. И вот эту лицензию можно по полгода делать в Москве, потому что, продавая кирпич, государство не спешит быстро продавать кирпич. Оно считает, что это твоя проблема, если ты покупаешь кирпич: ты еще должен в очереди за кирпичом постоять и постучать лбом.

Значит, первая называлась «Тахограф». Потом «Платон». Все помнят, как… Я не могу сказать, что это были беспорядки. Но это была крупная полицейская операция по подавлению беспорядков в пользу уважаемого господина Ротенберга, которому впервые за много веков российской истории… Все-таки, у нас, по-моему, как-то не была очень популярна отдача системы налога на откуп. Но вот в случае Ротенбергов у нас впервые в российской истории за много времени собирается частный налог.

Ну и теперь, значит, его еще, во-первых, вдвое повысят, а, во-вторых, ну, действительно, надо же как-то компенсировать выпадающие доходы некоторых товарищей. Потом вот еще третье, с водителей будут взимать за переезд границы.

Это не единственная история. Еще замечательная история – это онлайн-кассы. Мало кто заметил, что у нас с 1 февраля 2017 года вместо привычных контрольно-кассовых аппаратов, которые, кстати, тоже есть вариант продажи кирпича, потому что они там производятся в одном месте, стоят определенные деньги, будут подключать только онлайн-кассы. А к 1 июля 2017 года весь бизнес – малый, крупный – должен перейти на онлайн-оборудование, то есть налоговики смогут в режиме реального времени получать информацию о всех кассовых операциях в вашем ларьке. Значит, понятно, что это просто каюк малому бизнесу.

К той же серии решений относится замечательный закон об оффшорах, о котором я говорила на прошлой неделе, после которой гигантское количество крупного и среднего бизнеса просто перестало быть налоговыми резидентами России.

Ну и совершенно фантастический еще один закон… Поскольку, как я уже сказала, кризис, не Сечиным не хватает на не яхты. И, вот, министр труда Максим Топилин придумал собирать по 20 тысяч рублей в год с неработающих граждан в Фонд обязательного медицинского страхования.

То есть прикиньте. Значит, у нас расходы на здравоохранение в бюджете 2017 года составляют чуть более 5 миллиардов долларов. Олимпиада в Сочи у нас стоила 40, газопровод «Сила Сибири» будет стоить 60. Чемпионат мира у нас в стране стоит 664 миллиарда рублей только в прикидках. Военные расходы в 2016-м уже году превысили 4,2 триллиона. При этом Россия только что заняла последнее место в мире по эффективности расходов на здравоохранение, составленном Блумберг. Напоминаю, не общий объем… Понятно, что в какой-нибудь Бурундии тратят меньше, а именно эффективности, потому что понятное дело: если вы купили за границей томограф, распилили бабки, поставили в больницу, где он не работает, то эффективность у вас не большая.

И, вот, после этого безработному говорят «А, значит, с тебя, пожалуйста, 20 тысяч рублей», чтобы и деньги за томограф попилить, и стадион «Зенит» построить за 43 миллиарда рублей, и вообще у нас тут вот, знаете, инновации осваивать надо Катерине Тихоновой, фонд «Иннопрактика», все дела. И не Сечиным на не яхты, конечно.

Это совершенно феерическая история, потому что, конечно, есть отдельная история о том, как должна быть устроена современная медицина, которая, действительно, очень сложная история, потому что, с одной стороны, стоимость продления человеческой жизни всё время возрастает. Бесплатная медицина – это не эффективная медицина. С другой стороны, медицина должна не только стоить больших денег, но и, действительно, должна быть всеобщей, потому что современная медицина – она работает только в условиях массового производства. Вы Айфон можете купить, только если Айфонов миллиард. Потому что если Айфонов будет 3 штуки, то их стоимость будет запредельной и вы никогда не сделаете Айфон, да и разговаривать по нему будет не с кем.

Вот, то же самое, к сожалению, с современной медициной. У вас есть больница, которая есть фабрика, которая производит здоровье. Это здоровье производится на очень сложном оборудовании, которое очень дорого стоит и окупается только в случае массовой эксплуатации. Поэтому в нормальных больницах (это, кстати, к вопросу о томографе) если вы когда-нибудь были в израильской, в германской больнице, видели, что оборудование там просто не простаивает, вот этот томограф – всё время в него кто-то заходит и выходит.

И, собственно, понятно, что это теоретически неразрешимая задача. Да, она как-то разрешается на практике, она разрешается обычно через страховую медицину. Иногда она разрешается через государственную медицину. Как правило, она разрешается через какие-то их комбинации. Да? Но, вот, мы нашли просто третий уникальный вариант: давайте, пожалуйста, кто не может страховаться, мы с него всё равно возьмем 20 тысяч рублей, потом он в конце всё равно сдохнет, потому что деньги, которые у него возьмут, пойдут не на лечение, а на распил томографов.

Но ребят, скажите тогда проще: если вам нужны деньги, действительно, на медицину, то скажите: «Хорошо, кто не работает, тот пусть имеет доступ к системе медицинской только за деньги». Всё равно же он будет 2 раза тратить эти деньги, потому что, ну извините, в нашей системе медицинской человек платит за нее, а лечится в другом месте.

И, конечно, феерический вопрос – это к вопросу об избирателях. Потому что для того, чтобы такую меру предлагать, нужно потерять совсем чувство реальности. Потому что, конечно, с одной стороны, можно сказать «Ну, вы знаете, ну, подумаешь, там вот медицина. Да сколько этих безработных». Может, этих безработных не так много. Кто-то из них не работает, действительно. Кто-то из них просто работает в тени и не платит. Кто-то из них только что, благодаря благодетельным мерам правительства, раньше работал дальнобойщиком, не платил, а теперь продал этот грузовик к черту и стал, действительно, безработным.

Но это же самое страшное дело, во-первых, когда у тебя просят непосредственно бабки, да еще и непонятно, за что. Потому что самое страшное, от чего всегда бунтовал народ, это когда с него брали деньги, это когда с него брали налоги. За это происходили все бунты в истории. У нас это, кстати, всегда очень хорошо понимали власти, и всегда кормились косвенными налогами или налогами с компаний. Перерыв на новости.

И я о новых налоговых инициативах правительства. Ну, конечно, можно сказать «Ну да, 20 тысяч безработных. Но сколько людей в России безработных?» Но тут вот, значит, то «Платон»... А министр у нас говорит, что им пользуется 700 тысяч человек. Я не понимаю, как это так много, но всё равно. Если 700 тысяч с женами, с семьями, это 2-3 миллиона избирателей. Безработные, кассовые аппараты – еще несколько миллионов. При этом всё это никак не касается не жен на не яхтах, это никак не касается войны в Сирии, это никак не касается каких-нибудь там историй в Черногории, это никак не касается таинственных хакеров, которые не интересуются деньгами, но зато имеют прекрасное оборудование, лучшее в мире для взлома французских телеканалов или американских политических партий.

Вот, это никак не касается, там я не знаю, вот, 60 миллиардов «Сила Сибири». Так они еще решили там сейчас «Силе Сибири» заказать, знаете, что? Светомаскировку от авиации противника. Ну, конечно, прилетит американский самолет в Сибирь на границу с Китаем и раздолбает этот газопровод. Ребят, вы чего? Нигде в мире нету такого, чтобы газопроводы светомаскировались. Он, кстати, сам не светится, компрессорные станции видны на Google Earth. То есть это чистое распилово.

А фонд «Иннопрактика» Катерины Тихоновой? Вот, Навальному ужасно понравилась прорывная высокотехнологичная работа, документация технорабочего проекта в части психолого-педагогических требований к пользователям в условиях ее включения в экосистему цифровой долины Крыма.

Цифровая долина Крыма! Ау, ребята! Вы на каком небе? У вас в Крыму татары пропадают, у вас в Крыму у премьера кличка «Гоблин». У вас в Крыму на первой линии криминальный гадюшник.

И вот эти люди искренне не понимают, что делают. Потому что помните, что Путин сказал, когда ему говорили по поводу системы «Платон»? Он сказал, что, ведь, это же надо возвращать в белую, потому что люди налогов не платят. Вот у них искренняя обида за этот ларек, который, да, «Сникерс» не пробил.

Ребят, да вы молиться должны на эту парикмахерскую, которая за нал стрижет, потому что эти люди работают и эти люди – именно то, что вас спасает от краха по образцу советского, когда в магазинах ничего не останется и народ выйдет на площадь за колбасой.

Да, надо платить налоги. Но есть момент, когда государство лишается морального права требовать, чтобы каждый парикмахер пробивал чек, когда фонд «Иннопрактика» получает деньги за цифровую долину Крыма и когда условный полковник Захарченко имеет миллионы долларов наличными. И когда вокруг стоят дворцы Чубайса за 50 миллионов долларов. Можно спросить, а на чем так Роснано заработало 50 миллионов долларов? Какие Гуглы и какие Айфоны она построила?

Несколько слов о Сирии. На этой неделе, вернее, за 2 недели случилось несколько вещей, которые меня совершенно поразили. Во-первых, одна из них заключалась в том, что исламисты без боя оставили Дабик – это город Северной Сирии, который играл центральную роль в их идеологии, потому что считалось, что там-то произойдет последняя битва сил тьмы с силами света. И, вот, значит, здрасьте пожалуйста, Дабик оставили совершенно без боя.

Там даже было какое-то объяснение, потому что, мол, их атаковали сирийские отряды, повстанцы – это были сунниты. Турки, которые их атаковали, тоже были сунниты. И, значит, никак это не соответствует войску Рима, упомянутому в Хадисах.

Вот, эта история меня поразила тем, что, первое, действительно, Дабик вообще сдали без боя, а, казалось бы, такая была история. И второе, что никакой перемены это в душах игиловцев не произвело, потому что любая идеология – она, на самом деле, неуязвима для реальности (сдаете вы Дабик, не сдаете).

Это вот, знаете, как с культом Карго и пророком Яли. История, которую я очень люблю, и сейчас расскажу, хотя… Я не помню, рассказывала ли я ее или нет, но история заключалась в том, что вы помните, что такое культ Карго в Меланезии и в Папуа – Новой Гвинее. Это когда развелись пророки, которые, ну, точно так же, как сейчас все вот эти вот наши разные патриоты, объясняли, что все товары, которые есть у белых, это товары, которые посланы гвинейцам душами предков, но проклятые белые перехватили их по дороге. И вот они, значит, пророки знают секрет Карго о том, как эти товары вернуть обратно по назначению.

И был такой пророк Яли, которого белые пытались переубедить и даже повезли в… и показали там всякие фабрики, на которых эти товары производились. Но пророк Яли был не дурак. Он видел, что фабрики-то фабриками, а как автомашина получается? А потом он пошел в музей, ему показали там маски предков, которые стояли за витринами, и он понял, что проклятые белые их учили молиться какому-то Христу вместо масок предков, а сами эти маски свели в храм, поставили их за витрины, молятся им теперь в белых халатах и получают все эти замечательные вещи.

Это я к тому, что культ Карго любой – он всегда прекрасно объясняет реальность. Реальность ему никогда не мешает, он умеет объяснить абсолютно любую реальность. И Дабик в том числе сданный.

Теперь вторая часть этой истории. Россия уже не бомбит Алеппо. Как-то даже международное негодование чуть притихло, как конфорку повернули. Я уже говорила, что в истории с Алеппо всё не так просто, потому что бомбим мы, собственно, не весь Алеппо, а Восточный Алеппо. Восточный Алеппо, действительно, захвачен боевиками, и вы можете называть это как угодно оппозицией, но это оппозиция, которая рубит головы и заворачивает женщин в хиджабы. И это не сами жители Алеппо, которые произвели революцию, а это вооруженные люди, несколько тысяч, которые захватили их, в том числе из-за границы.

И маленький момент, да? Когда мы прекратили бомбежки Алеппо, мы предложили вот этим жителям выйти. И из города никто не вышел. Что это значит? Это значит, что жителей удерживают в качестве живого щита.

Еще раз: люди, сидящие в Восточном Алеппо, с оружием в руках его захватившие, и всех закутавшие в паранджу, используют обитателей в качестве живого щита. Мне кажется, это нехорошо, и я как-то не видела этого момента, скажем так, в западных источниках информации. Но я сейчас не об этом.

Дело в том, что параллельно идет операция по освобождению Мосула. Вот, что там в Мосуле-то происходит, а? Вот, я открываю «Daily Mail» и читаю о в Мосуле происходящем следующее. Я цитирую дословно: «Если когда-нибудь маленькая девочка (это статья в «Daily Mail») имела право плакать, то эта 10-летняя Аиша в течение 3-х дней без еды и воды держалась отчаянно за маму, пока шла битва за освобождение Мосула из тисков варварского Исламского государства, и эта битва кипела у ворот ее дома. Когда спасение, наконец, пришло в форме могучих иракских солдат, она храбро сдержала слезы и со страхом травмы и облегчением, написанными на ее хорошеньком личике, отчаянно благодарила ее спасителей и хотела целовать им ноги». Ну, извините за практически подстрочный перевод с английского.

Ёпрст! А скажите, чем эта битва за освобождение Мосула войсками коалиции, чем она отличается от битвы за освобождение Алеппо? Чем девочка, которая сидела 3 дня без воды и еды, отличается от жителей Восточного Алеппо без воды и еды? Чем ISIS отличается от боевиков в Алеппо? Ну да, иракские войска и турецкий город Мосул не обстреливали. Их снаряды что, летели только точно в ИГИЛ?

Теперь еще момент. Мосул не освобожден. Неделю идут бои (уже больше) – он еще не освобожден. Там не меньше 100 тысяч человек, игиловцев 5 тысяч, похвастаться нечем. Там идут страшные сообщения, потому что освобождают деревню. Войска проходят сквозь эту деревню, проходят игиловцы и всех расстреливают освобожденных потом за линией фронта.

Ёпрст! Игиловцев 5 тысяч, там количество войск (ну там как считать) от 40 до 100 тысяч. Вы не можете блокпост в этой деревне поставить? Там приходит сообщение «Жителей используют как живые щиты», потому что все городки вокруг Мосула опустели, потому что игиловцы либо всех утащили в Мосул как живые щиты, а тех, кто не хотел идти, расстреляли.

Вот с этого момента поподробней. Что иракские войска будут делать с живыми щитами? Что происходит с девочкой Аишей, когда она стоит в живом щите? Почему когда в Алеппо жителей используют как живой щит, это мирное население, которое бомбят проклятые Асад и Путин, а когда используют как живой щит в Мосуле, то неизвестно, что случается с живым щитом?

Там приходят сообщения, что всё заминировано. Ребят, надо сказать, что столько мин, сколько рассказывают наступающие, не бывает. Это значит, что наступление захлебывается, что войска не хотят наступать, и поэтому они рассказывают, что везде мины, самоубийцы. Так, ребят, если везде мины, может быть, лучше было шарахнуть, действительно, ковровым ударом, чтобы все эти мины сдетонировали?

Одна деревушка Альхут во время наступления взбунтовалась, когда ей велели быть живым щитом, поубивала игиловцев. Ей не пришли на помощь моторизованные войска, вы можете себе представить? Ей не пришли на помощь. Игиловцы снова взяли деревушку, хотя, войска стояли там в 20 метрах. Всех жителей поубивали нафиг, вот, как просто советские войска не помогли восстанию в Варшаве.

Теперь я возвращаюсь к истории со спасенной девочкой. Знаете, у любого историка аксиома: если вместо рассказа о ходе битвы начинается рассказ о том, какой во время битвы был совершен героический подвиг и как чего сказал король, то, значит, битву продули. Если он рассказывает про эту девочку, которая целует своих освободителей, значит, про освобождение Мосула сказать нечего.

Значит, что происходит в Мосуле? Две вещи, как я уже сказала. Первое, живые щиты. И игиловцы смешаны с этими живыми щитами – пойди разбери. Это позволяет даже крошечному отряду в несколько человек, неотличимому от окружающего гражданского населения, нанести большой урон. Это классическая партизанская война в городе.

Да, этот живой щит позволяет спастись от бомбардировок НАТО. Ну и как? Он поможет остаться в живых живому щиту? Плюс там очень много прорыто тоннелей из серии «выскочил, выстрелил, убил».

Еще, что сделали игиловцы? Коалиция, действительно, употребляет дроны и точечные удары. Они подожгли нефтяные заводы и даже серный завод. Там не просто темно – посмотрите на фото из наступления. Там полдень выглядит хуже, чем… Помните пожары в Москве в 2010 году? Вот, там гораздо темнее, там как полночь. Не разлетаешься.

Иракские войска просили жителей Мосула не покидать город, чтобы потом не было лагерей беженцев, которые сложно содержать.

Теперь что?.. Там же наступает коалиция. При этом курды, которые наступают в коалиции, говорят, что всё, что они займут, будет ихнее. Шиитское ополчение, без наступления которого невозможно, часть этого шиитского ополчения открыто призывает убивать американцев. Наконец, третья часть этой замечательной коалиции – это турки, которых другая часть коалиции (иракцы), считает оккупационными войсками. Можете себе представить, какая замечательная координация между всеми этими четырьмя силами, плюс помогающими им американцами, которые наступают на Мосул?

Эрдоган со ссылкой на договор 1920 года объявил Мосул турецкой территорией. Иракское правительство в ответ пригрозило начать войну с Турцией. Курды объявили эту территорию курдской. Шииты собираются резать американцев.

Ребят, я прошу прощения. Вот, как-то так сравнивая Мосул и Алеппо, я не могу сказать, что дела в Алеппо обстоят значительно хуже, чем в Мосуле. Я это не к тому, что мы хорошо сделали, что ввязались в сирийскую войну. Я еще раз повторяю, что мы сделали дикую глупость. Кстати, точно такую же, как американцы, потому что зачем нам вообще было связываться в это место, где у нас ноль бонусов будет, что бы мы ни делали, и будут одни только минусы? И эти минусы заключаются в том, что мы а) ввязались в войну с мусульманским миром и б) собственно, никак не выиграли в глазах Запада, в глазах которого мы не просто дикари, а люди, которые вообще не умеют договариваться.

Но тем не менее, я должна сказать, что я между Алеппо и Мосулом не вижу большой разницы за исключением того, что я вижу ее на страницах западных газет, которые почему-то не рассказывают нам о том, что происходит с живым щитом в Мосуле.

Еще одна история, о которой я хотела поговорить. Замечательная. Что называется, их нравы. Не только у нас всё хорошо в России, не только у нас всё прекрасно и не только у нас всё радует человека, особенно если у него сатирическое отношение к действительности.

Не так давно в Британии оправдали Криса Эванса. Это известный футболист, который несколько лет (2,5 года, по-моему) провел в тюрьме после того, как некая дама заявила, что он ее изнасиловал. Собственно, она даже не заявила, что ее изнасиловал – она заявила, что у нее пропала сумочка. Она проснулась в номере отеля, в который не помнила, как заселилась. У нее пропала сумочка, в связи с чем она, собственно, и пошла в полицию. Криса Эванса посадили, поскольку, как считалось, дама не помнила, как набухалась, она была в полностью пьяном состоянии, стало быть, по словам обвинения она не давала согласия на то, что ее трахнули.

Оправдание… Повторный процесс был связан с тем, что защита Эванса представила сведения о том, что дама регулярно набухивалась до потери сознания и трахаться в таком виде было ее стандартным времяпровождением.

В частности, выслушали ее секс-партнера, который отымел ее в тот же вечер. И когда они пошли домой, она потребовала секса погрубее, а потом сказала, что «Знаешь, вот, я тут в полиции. Тебе надо сдать сперму, потому что кажется, со мной что-то утром нехорошее случилось. Вот, надо, чтобы это не мешалось».

Я это к чему? По этому поводу родились сразу 2 инициативы. Феминистские организации, первое, призвали, чтобы суд больше никогда не допускал свидетельства о предыдущем сексуальном поведении женщины. И вторая, что в случае вот такой случайной половой связи обвиняемый не должен права знать имя предполагаемой жертвы.

То есть это только последний раз при инквизиции было, что ты не знаешь, кто тебя обвиняет, поэтому не можешь оправдаться. Вот, в данном случае ни ты, ни твой адвокат не будешь знать, кто тебя обвиняет, и любая проститутка, перебравшая спиртного, наутро может сказать «Он меня изнасиловал. Я не давала согласия». И даже то, что в интернете висит порно с участием ее самой, пяти мужиков и енота, ничего не решает.

То есть это предлагается вполне серьезно. Это не голос фриков. Это такой мощный строй феминисток, которые выступили на защиту бедных несчастных женщин, которые (надо только подумать!) не помнят, что с ними произошло в гостинице. И тот факт, что они не помнят, естественно, делает их жертвами изнасилования, потому что они же были в таком состоянии, что они не могли дать согласия.

Я бы эту историю не стала рассказывать, если бы в пандан в Австрии не случилась другая совершенно замечательная история, которая заключается в том, что из историй об изнасилованных, которым всем должны, есть исключения. И вы можете догадаться, кто эти исключения. Конечно, это несчастные эмигранты, которым тоже все должны.

Верховный суд Австрии тут на днях отменил приговор мигранту иракскому, который в бассейне изнасиловал зверски десятилетнего мальчика. Я бы не заметила этой замечательной истории, если бы у нас на сайте «Эха Москвы» австрийская журналистка Юлия Хитл не написала ужасные истории о том, что, вот, представьте себе, какое-то российское телевидение со ссылкой на какую-то дурацкую «Daily Mail» написало, что мигранта освободили с формулировкой, что, типа вот, это был случай сексуальной неотложности, потому что он 4 месяца был без женщины.

Действительно, я не в ответе за российское телевидение, что оно там несло. Мигранта, конечно, не освободили, мигрант по-прежнему сидит. Более того, будет новый суд. Даже, может быть, он на этом новом суде может получить больший срок. Но дело в том, что, вот, из блога Юлии Хитл я с удивлением узнала, что там просто Верховный суд отменил приговор по случаю какой-то технической детали.

Так вот, дело в том, что деталь была не техническая, а деталь была такая. Верховный суд, цитирую, согласился с доводом адвоката иракца о том, что бедный иракец мог не понять, что десятилетний мальчик не хочет быть изнасилованным. Дословно: «Верховный суд Австрии сообщил, что суд не исследовал вопрос, понимал ли насильник, что мальчик говорит «Нет». Как пишут по этому поводу австрийские газеты, «Ich bin sprachlos». Вот, они там провели опрос. «Ich bin sprachlos» – нет слов. 90% проголосовали за «Ich bin sprachlos».

Вот, господин Филипп, глава австрийского Верховного суда считает, что суд не установил, в курсе ли был подсудимый, что его жертва не согласна с сексуальным актом, и имел ли он намерения действовать против воли мальчика. Вот так.

То есть, еще раз, мальчик получил не только моральные, но и чисто физические травмы. Он попал в больницу. Его зверски изнасиловали, пардон, ему всё там разорвали. Мальчик имеет кошмары, трясется. Ну, в общем, как-то не ожидаешь прямо в бассейне.

Я почему? Посмотрите, какая прекрасная картина. Пьяная в дупель баба, которая трахается со всем, что имеет между ног сучок, по мнению первого английского суда и феминисток была слишком пьяна, чтобы осознанно согласиться на секс, и это делает этот секс изнасилованным. Но десятилетний мальчик, которому разорвали задний проход, по мнению австрийского Верховного суда не факт, что это было изнасилование, потому что мигрант не понимал, что мальчик говорит «Нет».

Это я к тому, что, все-таки, когда смотришь на то, что происходит в России, то, конечно, нам бы эти западные проблемы. Но эти западные проблемы есть и серьезные. И в современном мире есть грандиозные возможности у нормального государства, которое будет основано на основах здравого смысла.

К сожалению, мы этими возможностями не пользуемся, потому что мы улетели еще дальше английских феминисток и австрийского суда. И, собственно, последние 4 минуты у меня осталось, и я бы хотела… Честно говоря, я эти 4 минуты хочу завести серьезный разговор, который я продолжу на следующей передаче, потому что я хотела завести разговор вот о чем. Что помимо очевидных историй с Залдостановыми, помимо очевидных историй с хунвейбинами, помимо очевидных историй с правительством, которое ищет деньги под фонарем, а не там, где они есть, у нас наблюдается тенденция стремительного полевения общества.

Вот, типичный пример, когда Навальный песочит Усманова за то, что перестал тот быть налоговым резидентом, и когда говорит, что бизнесмен типа Галицкого нам друг, а олигарх типа Усманова нам враг.

В данном случае меня не интересуют ни фактические какие-то ошибки, сделанные Навальным, когда он говорит, что всё Усманов заработал на ГОКах. Потому что понятно, что Усманов заработал на Facebook больше, чем на ГОКах, с этого Facebook он платил налоги в России. Что, так сказать, в ГОКе он брал не на приватизации, а он там за эти ГОКи платил по 2 миллиарда долларов за Михайловку. Это мелочи. Не мелочи вот что: что задача бизнеса – это зарабатывать деньги и максимизировать прибыль. Прибыль максимизируется всегда теми способами, которые легальны. Если легально рабство, бизнесмен торгует рабами. Если легален опиум, бизнесмен торгует опиумом. Это не вопрос. Всякая корпорация, в том числе американская, будет пытаться использовать государство для максимизации прибыли. Вода течет вниз, а бизнесмен зарабатывает прибыль. Это обязанность государства сделать так, чтобы он эту прибыль зарабатывал не на ущербе общества, а на увеличении его блага.

Но сейчас я говорю о чем? У нас в обществе, благодаря именно этому сильному расслоению, образовалось очень неприличное соотношение количества богатых и бедных. Это реально вызывает неустойчивость общества, и во все века эта неустойчивость общества компенсировалась только одним – благотворительностью.

Вот, самый свежий пример – Билл Гейтс. Помните, как ненавидели Билла Гейтса в той же самой Америке. Но когда Билл Гейтс стал давать большие деньги на благотворительность, то теперь все Билла Гейтса любят.

Что такое благотворительность? Это в первую очередь стипендии, это гранты, школы, больницы, причем публично как это делается в США, так, как это делалось в царской России. И это очень важно, потому что, к сожалению, у нас сейчас в России есть только 2 вида легитимных публичных жертвований. Это на спорт, потому что у нас Владимир Владимирович это любит, и еще пробили себе люди возможность жертвовать на больных детей.

Это очень важно жертвовать на больных детей, но скажите, пожалуйста, а как же насчет того, чтобы жертвовать на талантливых детей? Это очень важное измерение общества, которое у нас разрушено если не намеренно, то закономерно, потому что власть боится любых форм самоорганизации. И у нас, действительно, все организации, которые есть, это псевдоорганизации, которые тащат на поверхность Шариковых.

Но, вот, я сейчас говорю о том, что общество не только снизу, но и вверху прежде всего, и олигархам прежде всего стоит задуматься о том, как покровительствовать профессору Преображенскому и доктору Борменталю, и как повысить устойчивость общества за счет жертвования в первую очередь на науку и стипендии. И повысить тем самым легитимность собственную в глазах общества.

Всего лучшего, до встречи через неделю

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 2.75 (2 голосов)