Юлия Латынина в передаче "Код доступа" на сайте радиостанции "Эхо Москвы". Неделя богата на международные новости. Западные политики один за другим отказываются встречаться с Путиным и требуют призвать его к ответу за бомбежки в Сирии, а телеканал NBC заявил, что правительство США рассматривает возможность нанесения ответного киберудара по России. Ну, это после того, как российские спецслужбы или близкие к ним хакеры взломали и выложили в открытый доступ перепуски с серверов Демпартии США. «Надо напомнить русским, что в эту игру могут играть двое», — заявил источник NBC.

Я подробней пишу об этом в «Новой газете». Здесь я хочу заметить две вещи. Первое: Россия не первый раз является для Запада источником киберугрозы. Достаточно вспомнить эстонские правительственные сайты, которые обрушились в 2007 году во время истории с «Бронзовым солдатом» и атаку на грузинские сайты в 2008 году, которая сопровождала ввод танков в Грузию. Причем обе атаки по большому счету Запад игнорировал.

Почему на этот раз последовала такая жесткая реакция? Потому что Кремль все-таки попал наконец, как кувшин, ходящий по воду, в болевую точку. Он попытался вмешаться в американские выборы. И вмешательство это пришлось особенно кстати, потому что оно является идеальным пиар-инструментом для дискредитации Дональда Трампа. Поскольку президентская кампания в США идет под лозунгом «Голосуй или проиграешь!», то все хорошо для того, чтобы объяснить, что не надо голосовать за «американского Жириновского». И, поскольку Путин сейчас имеет репутацию международного изгоя, то демонстрация того, что Путин работает на победу Трампа – есть лучший аргумент для того, чтобы убедить американского избирателя за Трампа не голосовать.

При этом, на самом деле, возможности России вмешаться в выборы в США равна нулю, потому что удивительным обстоятельством публикации этих писем явилось, конечно, то, что ничего они не добавили к нашей картине о фонде госпожи Клинтон, чего мы до сих пор не знали. И вот вопрос другой. Учитывая, что избиратели Клинтон явно от госпожи Клинтон не отвернутся, потому что они все это знали, вопрос: какое реальное воздействие на внутреннюю ситуацию в России будет иметь любой американский киберудар? Вот что такое американцы могут нам рассказать про российское руководство, чего мы не знаем из офшоров Ролдугина или фильмов Навального о Чайке и Цапках?

Вот я скажу, что в книге Джорджа Мартина «Песнь льда и пламени» есть прекрасный эпизод, когда Станис Баратеон, единственный законный наследник Трона Семи Королевств наносит по противникам сокрушительный пиар-удар. Он обнародует прокламацию, из которой следует, что молодой король Джоффри на самом деле является незаконнорожденным бастардом и плодом инцеста, что на сто процентов соответствует действительности. И Станнис считает, что это совершенно сокрушит легитимность его противников. И результат оказывается противоположным. Потому что те, кто и так были за Станниса, остаются за Станниса, а те, кто и так были за Джоффри, говорят: «Ну, это же наглая клевета!» Более того, партия Джоффри наносит ответный удар – они утверждают, что дочь Станниса тоже незаконнорожденная, и супруга его зачала от какого-то придворного малоумного клоуна.

То есть в разразившейся пиар-войне оба дискурса – один на сто процентов истинный, другой на сто процентов ложный – оказываются совершенно равноценными, и с моей точки зрения – может быть, я пессимистически смотрю на вещи – я считаю, что в этой астральной пиар-серии США могут обнародовать про российское руководство все что можно – могут номера счетов, могут подробности личной жизни. И вот те люди, которые и так против политики Путина, в общем, примерно догадываются, что может быть обнародовано, а те, которые за – и их по официальным данным 85% — им все равно. Любая информация о Путине будет воспринята ими так же, как и сторонниками Джоффри Баратеона была воспринята информация о том что он бастард и плод инцеста, то есть как грязные инсинуации подлых врагов. То есть, более того, она Путину может быть на руку, потому что, как это ни парадоксально, главной проблемой России до сих пор было то, что мы все время атакуем американцев, атакуем, а они все не дают сдачи. Мы то корабли посылаем к их берегам, то какие-то гадости говорим в прессе. То объясняем, что это они устроили Майдан – а они все это отправляют в полный игнор. Вот наконец нам дадут сдачи! То есть это будут такие доказательства того, чего хочет Путин. Смотрите: они же против нас!

Гораздо больше пока практическая неприятность. Франсуа Олланд в достаточно грубой форме отказался от встречи с Путиным, который собирался лететь в Париж. Потом от встречи отказалась, судя по всему, Ангела Меркель. И главная неприятность тут в том, что унижение Путин всегда воспринимает очень болезненно. И всегда следует на это унижение какой-то ответ, а ответ, к сожалению, у Кремля один: начинают бомбить Воронеж.

Алгоритмов поведения России на международной сцене только два. Алгоритм первый: сделаем какую-нибудь гадость – не получим сдачи – ага, значит, они слабаки! Делаем еще гадость. Рано или поздно получаем сдачи – тогда мы кричим: «Эти суки нас не любят! Сейчас мы им в ответ!..» И, как я уже сказала, что ответ, на самом деле, по большому счету приходится не на Запад, а он приходится на тот же самый Воронеж, мы бомбим Воронеж, громко кричим, что Запад бомбит Воронеж.

Собственно, напомню содержание этих предыдущих серий этого визита во Францию. Все три способа, как страна может распространить свое влияние за рубежом. Первый – это как Америка: американский айфон, американский Макдональдс, американское кино – они распространяются без всяких правительственных усилий. Обаме не приходит в голову прилететь в Австралию, чтобы торжественно открыть там Макдональдс. Не приходит в голову давать кредиты какой-нибудь стране, чтобы она покупала айфоны, как мы выдаем кредиты странам, на которые они потом будут покупать наш Сухой Суперджет.

И второй способ — это, например, Саудовская Аравия, когда страна успешно экспортирует разрушительную идеологию.

И есть третий способ, когда страна ничего не экспортирует, но окружение владыки делает вид, что экспортирует влияние и культуру и моет на этом «бабки» — вот это наш третий вариант. Потому что Россия тратила и тратит гигантские деньги на совершенно фантомное распространение своего влияния за рубежом; на какие-то безумные статьи, которые выходят на 12-й странице газеты, а потом кладутся Путину на стол со словами: «Вот оно общественное мнение!» На Russai Today, на какой-нибудь парламент Венето, который все время собирается отменять санкции; на каких-то депутатов правых во Франции, которые вот-вот собираются отменить санкции, но все никак не отменят. И все это ради того, чтобы создать такой «мусорный», шумовой фон, чтобы каждый раз по телевидению можно было сказать, что Француз Пупкин пообещал отменить санкции.

Есть люди, которые специализируются на взаимодействии с иностранцами. Вот есть Владимир Якунин, который у нас бывший глава РЖД, который Командор ордена великого герцога Литовского Гядиминаса, он же у нас не только главный транспортер благодатного огня – вот он специализируется на этих культурных связях с Европой, особенно с Францией. У него есть целая коллекция этих шоколадных медалей, как у Брежнева, в основном православных. Там есть у него сербский орден святого Саввы Православной Сербской Церкви, орден Святой гробницы от Греческой Православной Церкви, у него орден Кирилла и Мефодия от Чешской церкви. Испанский орден — вы будете смеяться – не от Испанской Православной Церкви. Какое-то упущение. У него есть золотая медаль ассоциации «Французский ренессанс». Он Командор ордена святых апостолов Петра и Павла от Антиохийской Православной Церкви. Орден святого Иннокентия от Православной Церкви в Америке. Фонд святого Андрея, созданный с его же участием, ему тоже пожаловал орден «За веру и верность». У него есть некоторая британская организация, которая пожаловала ему награду за общую работу для общего блага. У него орден Почетного Легиона.

И, собственно, одно из главных полей его деятельности — это Франция. Там она окучивается. И вот в рамках этого культурного окормления Франции намечался большой хэппенинг: открытие Российского духовно-культурного центра на набережной. Плюс этот центр был построен очень быстро. Он начал строится с февраля 2010 года, когда Россия купила участок, в принципе, в центре Парижа, победив на аукционе Саудовскую Аравию и Канаду. И, конечно, это радует, что мы победили на аукционе Саудовскую Аравию, но вопрос: зачем? Ответ: чтобы построить Свято-Троицкий собор и русский духовно-культурный центр, который является частью посольства Российская Федерация во Франции и обладает в этой связи дипломатическим иммунитетом.

Ну, в общем, первое, что случилось с этим собором – это что проект его строительства вызывал скандал во Франции. Просто мэр Парижа сказал, что он никак не вписывается в антураж района. Пришлось срочно отзывать проект, делать другой. Но, я могу сказать, что и другой проект, на мой взгляд, выглядит странно. Но дело не в этом. Ну, хорошо. Построят там церковь. А что, туда ходить будут? Вот французы валом повалят православие принимать? Вот если бы Саудовская Аравия построила на этом месте мечеть — я понимаю, туда бы, действительно, повалили отдельные торжественные люди. Вот все это прекрасное население города Парижа, у которого уже национальная игра – в Новый год жечь машины неверных – они бы, действительно, побежали в эту мечеть.

То есть это такая имитация получения влияния. И возникает у меня два вопроса. Во-первых, почему США не открывают свои духовно-культурные центры? Ну, понятно, у них духовности нет, поэтому и не открывают. А второе: почему это часть посольства? Ведь у нас вроде русская церковь отделена от государства?

И вот, когда построили это огромное здание, то предполагалось, что когда Путин будет его открывать, Олланд будет стоять рядом это был бы такой приятный момент: вот Париж, вот Запад, а Путин открывает там церковь, а Олланд стоит рядом и служит подставочкой и фоном. А Олланд отказался. Он сказал: «Я согласен встречаться с Путиным и говорить только о Сирии, а вот на церемонии, — это прекрасно описал Венедиктов у нас же на «Эхе», — не буду». Потому что смешно: да, Россия блокирует французскую резолюцию в Совбезе ООН по Сирии. После этого предполагается, что Олланд будет подставочкой для фотографий Путина. Знаете, есть такие картонки на пляже, где голову суешь – тебя фотографируют. Вот Олланд будет такой картонкой, куда Путин будет голову совать. Это будет такое изящное вытирание ног о Францию.

А теперь, как я уже сказала, это очень плохо, потому что отдуваться за это придется нам, и дай бог, если отдувание будет – только какие-то внешнеполитические истории, потому что самое страшное, если будут введены какие-то внутренние санкции против российского населения: запретят иностранные счета, запретят конвертацию валюты, потому что, к сожалению, не мной уже сразу после Украины предсказано, что после того, как произошла Украина, будет сначала некоторый откат назад в отношениях с Западом, в смысле потепления, Путин будет надеяться, что он Запад принудит к любви, а когда станет ясно, что операция по принуждению к любви не удалась, будет дальнейшая прогрессия.

И, собственно говоря, когда Владимир Владимирович ввязывался в Сирию, ваша покорная слуга сказала несколько вещей. Первое: что мы ввязываемся в Четвертую мировую войну Запада с исламом. Любую мировую войну выигрывает тот, кто в ней не участвует. В данном случае Китай.

Второе: мы делаем это для того, чтобы принудить Запад к любви, чтобы разменять Сирию на Украину и сесть за стол переговоров. Очень многие говорили: «О, как это умно! Какая тонкая интрига». Ваша покорная слуга с самого начала сказала, что ничего не выйдет, потому что, чем больше таких вещей мы будем делать, тем больше на Западе будут понимать, что с Россией бесполезно разговаривать. Вот бесполезно договариваться, потому что отсутствует предмет договора. И даже если пару раз еще попробуют договориться, то Россия первая сама же этот договор нарушит, потому что, в принципе, в Кремле уже не понимают, что такое договор. Они считают, что это плацдарм для того, чтобы добиваться новых уступок.

Вот ровно так все и произошло. Не договаривались, не договаривались — потом с Америкой только что-то подписали. Ровно через неделю Россия договор нарушила: обстреляли конвой. И после этого начали еще рассказывать, что его обстреляли или американцы, то ли террористы.

И третье – ваша покорная слуга предсказывала – что Россия окажется в Сирии в самом сложном с точки зрения пиара отношении, более сложном, чем в Грузии, более сложном, чем в Украине, потому что она встретится с разрушающей штуковиной – с отлаженной исламистской пропагандистской машиной, давно умеющей использовать правозащитников и даже западные СМИ. Как работает эта машина, мы видим на примере Израиля, который, действительно, наносит точечные удары. И каждый раз, когда он их наносит – это неизменно «кровавый Израиль обижает мирных палестинцев». И даже каждый раз, когда палестинцы убивают собственных детей, на первых страницах газет сообщается, что это сделал Израиль.

Есть старая история, когда палестинцы убили собственного мальчика Мохаммеда Альдура, когда боевики обстреливали израильских солдат посреди города, посреди населения гражданского. Солдаты стали отвечать – погиб мальчик все-таки этот Альдура. И корреспондент France 2 Абу Рахма сказал в своем репортаже, что застрелили мальчика израильтяне, и что, более того, они сделали это нарочно. Постфактум выяснилось, что там были боевики, О чем Абу Рахма вообще забыл упомянуть. Он рассказал просто, что израильтяне стреляли специально и специально убили мальчика. И заметим, что отец мальчика должен был понимать, что произошло, но он молчал, потому что в таком случае, если мальчик мученик, то он отец мученика. А если отец скажет: «Как же это могло произойти, если мало того, что это была перестрелка, которую затеяли боевики, израильтяне отвечали?» И они, скорей всего стреляли не в боевиков, в любом случае, а в мальчика, так еще и прятались мальчик с его отцом, что между ними и израильтянами было большое бетонное укрепление и насколько пуль израильских… ну, странно, как могло в такой ситуации несколько пуль израильских попасть в мальчика, потому что на прямой линии огня мальчик был только с палестинцами?

Или вот не так давно палестинская ракета угодила в дом корреспондента ВВС с говорящим именем Джихад. Он позировал с трупом собственного ребенка на руках и кричал, что это израильская ракета. Он точно знал, что ракета была палестинская, потому что это видно из кусков, которые тем не менее валяются, которая летела убивать израильских детей. Но, потому что она сделана косо, она упала не туда и убила палестинского мальчика.

И вот в эту пропагандистскую машину влез Путин со своими настоящими ковровыми бомбардировками. Тут даже выдумывать ничего не надо.

И четвертое, что ваша покорная слуга говорила – что Запад не знает, что делать в Сирии, что его политика там безумна. В конечном итоге она имеет две итерации. Сначала они поддерживали всех, кто воевал против Асада, игнорируя тот факт, что там были исламисты. Когда стало это игнорировать невозможно, они сказали, что «вот есть плохой ИГИЛ(ИГИЛ — террористическая организация, запрещена в РФ) – мы против него тоже воюем, а есть остальные хорошие умеренные, замечательные люди, которые воюют против Асада».

И Путин в этой истории предоставил Западу замечательную отмазку от этой жуткой политики, потому что в ответ на вопрос: «Что случилось с Сирией, почему же там не победили прекрасные демократы?» — ответ теперь: «А это злой Путин пришел и всех разбомбил».

И вот все так и случилось. Я не откажу себе в удовольствии процитировать редакционную статью «Таймс», где бомбежки Алеппо ни много ни мало сравниваются НРЗБ, где Путин и Асад сравниваются с Гитлером и генералом Франко, где произносятся слова типа «Нюрнбергский процесс»; где «Алеппо, двухмиллионный город, — пишет «Таймс», — бывший объектом мирового культурного наследия, сейчас стал памятником последствий применения высоковзрывчатых веществ».

Коротко скажу, как я это уже говорила, что ужас заключается в том, что это вранье. Путин не бомбит Алеппо. Путин и Асад бомбят восточный Алеппо, находящийся под контролем мятежников. При этом в восточном Алеппо сейчас находятся по данным боевиков, которым сложно верить, 250-300 тысяч человек, а в западном Алеппо находится миллион 400 тысяч. Что эти люди, которые находятся в западном Алеппо, сбежали с занятых мятежниками районов, то есть от своих освободителей? Что это оппозиция сама непрерывно перед началом штурма Алеппо обстреливала западный Алеппо. И что жители не могут покинуть восточный Алеппо или в том случае, если их там нет, или если они удерживаются террористами как живой щит. Потому что никаких других причин особенно оставаться в восточном Алеппо нет. Потому что еще когда боевики занимали Алеппо – а этот город был освобожден от Асада не в результате революции, а именно в результате захвата боевиками – то даже тогда, в 2012 году сочувствующие этим боевикам корреспонденты, например, журналист «Гардиан» Мартин Чулов отмечал, что «этих боевиков всего 3 тысячи человек, что многие из них это профессиональные джихадисты со всех стран мира, что жители из города бежали, и что 70% жителей освобожденного Алеппо, — цитирую Чурова, — по-прежнему на стороне режима. А почему они были на стороне режима? Потому что первое, что сделали боевики – они пришли в город и сделали с ним то, что освободители сделали с Донецком – они его разграбили. У Чулова это было написано так: «Магазины ограблены, но не разграблены. «Мы берем только то, что нам надо», — говорит Чулову один из лидеров боевиков». Ну, прекрасно, лучше не скажешь: «Магазины ограблены, но не разграблены». Это только в самом начале.

Я не буду перечислять всего, что случалось в Алеппо. Захват боевиками, обещание людей, которые захватили Алеппо, сбивать авиалайнеры. То, что христиане, если не убежали, воюют на стороне Асада. То, что шииты, если не убежали, воюют на стороне Асада. То, что эти замечательные люди, которые освободили Алеппо, так же, как и в Пальмире ИГИЛ(ИГИЛ — террористическая организация, запрещена в РФ), повзрывали там сами здания: Дворец правосудия, старые здания Городского совета, о чем сообщили с ликованием. А теперь «Таймс» пишет, что Алеппо лежит в руинах, и получается, что это Путин виноват.

Да, мы разбомбили этот несчастный гуманитарный конвой, о чем врем, скосив глаза. Но, простите, а что значит, гуманитарный конвой? Как вы думаете, какая часть этого гуманитарного конвоя досталась бы гражданам в Алеппо, гражданским людям, а какая – борцам за веру? Чем этот конвой отличается от снабжения боевиков едой?

То есть я обращаю ваше внимание, что против нас работает та же пропагандистская машина, которая всегда работала против Израиля. И вот, когда мы видим снимки из восточного Алеппо – там есть, например, наделавший фурор снимок мальчика, перемазанного, контуженного. Он сидит в полном одиночестве на заднем сидении новенького медицинского автомобиля. Ребята, ну, это же постановочный снимок. Вы можете себе представить, чтобы, условно говоря, где-нибудь на Западе после аварии или пожара вытащили мальчика, посадили его на сиденье автомобиля и стали делать фотосессию вместо того, чтобы оказывать помощь. А где взрослые?

Такие же снимки, только из западного Алеппо не вызывают никакого интереса. Что мне страшно и почему я это говорю? Представьте себя на месте Кремля, который живет в астрале. Эти люди, которые в 2008 году устроили грузинскую войну и заболтали вопрос, тогда сумели убедить Запад не вводить санкции. Тогда госпожа Хайди Тальявини написала отчет, что неизвестно, кто напал. Русские говорят, что грузины напали на них, а грузины говорят, что русские напали на них. А мы, как люди объективные приводим обе точки зрения. Все-таки надо госпожу Тальявини послать расследовать, кто бомбил гуманитарный конвой. Она так и напишет, что «русские говорят, что американцы, американцы говорят, что русские, а где правда, мы не знаем».

Потом была аннексия Крыма и Донбасс. Строго говоря, тоже заболтали вопрос, потому что да, за Крым попали, но оказалось, что это отыгрываемо, и та же самая Хайди Тальявини со стороны Европы подписывала Минские соглашения. То есть, получается, что в Минске Кремль договаривался с самим собой со всех сторон: со стороны России, со стороны Европы и со стороны Донбасса. Красота! И при этом, как я уже сказала, в Кремле имелась эта альтернативная картина мира, что в Украине с их точки зрения произошел американский переворот, потому что, когда – это я уже повторяла, политика России когда в Кремле делают бяку, они хотят думать, что в мире все хотят делать бяку. И когда их бяку не одобряют, они говорят: «Ну это же двойные стандарты!» А если бяка сходит с рук они думают – еще и слабаки. И вот они думали, что все сойдет с рук. И вдруг количество перешло в качество. Все с рук перестало сходить. «Боинг» был. Это был страшный удар – «Боинг». Ведь этот «Боинг» так медленно разворачивался. Запад делал все, чтобы как-то замотать этот «Боинг». Нам сейчас говорят, что сразу стали обвинять Москву. Не помню. Я помню свое удивление, что, действительно, все сразу стало ясно. Если «Первый канал сообщает, что сбит украинский штурмовик, если Гиркин хвастается, что сбит украинский штурмовик. А на Западе еще писали: «В Украине упал самолет» — и вообще не было слова о том, кто сбил. Где-то упал. Ну, вот где? В Украине. Кто виноват? Украина?

И я собственно, о том, как количество перешло в качество. Как в Кремле все время казалось, что им Запад будет спускать с рук, что всегда будет Тальявини. Придет могучая условная Тальявини и напишет про «Боинг», что «украинцы говорят, что сбили русские, а русские говорят, что это сбил украинский летчик, а мы не знаем, где правда, мы такие объективные. И не назначили госпожу Тальявини главой международной следственной группы. А что это значит? А это значит, что они нас не любят.

А после этого происходит скандал с Олимпиадой, а вот теперь – Алеппо. И вы прикиньте, ведь в Кремле же знают, что Алеппо захватили боевики – это святая правда. На этот раз это не паранойя, это не альтернативная картина мира. Это правда, они превратили его в руины. Они взрывали там здания, они продали на металлолом все что можно продать. Они рубят головы, кутают в хиджаб, отстреливают гражданское население в западном Алеппо. Путин знает, что все это правда. И после этого разворачивает «Таймс» и читает, что это он снес с лица земли мирный Алеппо. Вот, что дальше будет, это, к сожалению, очень тяжелая история.

Тем временем пока могучий российский президент демонстрирует силу России изумленной мировой общественности в Сирии, в России самой произошла неприятная история. Оказалось, что избили 16-летнюю дочь Федора Емельяненко. Вот так случайно получилось, что Федор Емельяненко написал что-то нелестное, вернее, Чечне показалось, что написал что-то нелестное про турнир в Грозном, после чего избили его дочь. И вот Рамзан Ахматович Кадыров тут же говорит, что это безобразие. А Песков Дмитрий тут же призывает не делать ассоциаций. А у меня вопрос: А почему каждый раз, когда что-то случится, Кадыров выступает? Вот убили Немцова, и вдруг Кадыров выступает и говорит, что это сделали враги России. Избили дочь Емельяненко, и снова Кадыров выступает и говорит, что это недопустимо. Какая надобность в этом выступлении?

То есть все может быть. Карина Орлова написала, что вдруг это какая-то чекистская провокация. Может быть, это просто удивительное совпадение. Как сказал Фрейд дочке: «Иногда банан – это просто банан». Но все-таки вот те 95% российского населения, которые в конфликте Кадырова и Емельяненко оказались на стороне Емельяненко, и я еще раз повторяю, что это единодушие, которого не достигал даже Крым и Донбасс. А вот мы знаем, что они подумали, услышав, что избили девочку. Как тем не менее сказал Песков? Избегать ассоциаций. А от ассоциаций-то никуда не денешься. Ассоциации, они поганые в голову лезут. И ассоциации такие, что Кремлю куда легче бороться мощно в Сирии в телевизоре с Обамой, чем слово сказать поперек Кадырова.

Да, кстати, о запрете ассоциаций. Басманный суд Москвы удовлетворил иск о защите чести и достоинства главы «Роснефти» Игоря Сечина к «Новой газете» и журналисту Роману Анину. Юристы Игоря Сечина просили судью признать – цитирую: «Недействительными сведения о том, что якобы глава «Роснефти» имеет одну из роскошных яхт в мире, скрывает от общественности информацию об имуществе за границей, и что его официальные доходы якобы ниже его якобы расходов и расходов его семьи». Ничего удивительного в том, что Сечин выиграл иск, нету. Это не новость. Вот вы знаете, собака покусала человека – это не новость, вот если человек покусал собаку – более редкое событие, это была бы новость. Вот если бы Сечин проиграл иск — это была бы новость.

Но я хочу обратить ваше внимание на то, что это уникальный иск поданный и выигранный вне законов логики, потому что «Новая газета» ничего в утвердительной форме не писала, что яхта принадлежит Сечину. Уполномоченная истца Елена Забралова, ссылаясь на лингвистическое заключение, пояснила, что «Новая газета» напрямую об этом не писала, но использовала прием «скрытого утверждения». То есть «Новая» опубликовала материал о том, что есть некая дама Ольга Сечина, которая публикует свое фото в Инстаграме на шикарной яхте. «Новая» выяснила, что маршрут и интерьер этой яхты совершенно случайно совпадает с маршрутом и интерьером одной из самых дорогих яхт мира «Принцесса Ольга», которая случайно так называется.

Итак, Роман Анин выразил предположение, что это может быть как-то связано. Но адвокаты господина Сечина сами говорят, что это не было утверждением, это было скрытым утверждением. То есть истцы возмущены тем, что из этого материала могло создаться у читателя впечатление, будто господин Сечин имеет отношение к этой яхте, на которой постоянно катается его молодая и красивая жена. То есть, согласитесь, для того, чтобы размазать «Новую» по стенке адвокатам Сечина достаточно было бы предъявить несколько фактов. Первое – что Ольга Сечина не жена Игорю Сечину. Все вопросы отпали. Но как-то так смешно получилось, что вместо этого жена господина Сечина Ольга Сечина сама подала в суд на «Новую» тем самым подтвердив, что да — таки жена.

Второе: что Ольга Сечина не каталась на яхте и не вешала в Инстаграм. И снова они это не отрицали. Ну, видимо, потому что нет возможности отрицать.

И третье: что маршрут и интерьер одной яхты совпадали с маршрутом и интерьером другой яхты. И опять они этого не отрицали. Вместо этого они предпочти предъявить обвинение к законам логики и здравого смысла. То есть еще раз вдумайтесь: они не только не опровергли, они и не опровергали ни одного из фактов изложенных в «Новой» публикации. Вместо этого они потребовали опровергнуть выводы, которые можно было сделать из этой публикации, назвав их скрытыми утверждениями, а причина, по которой они потребовали их опровергнуть, заключается в том, что, как сказали адвокаты, эти выводы всем очевидны.

Я правильно понимаю, что по логике Басманного суда мы все совершаем мыслепреступления, если думаем, что из того, что жена Сечина публикует снимки с яхты, маршрут и облик которой совпадают с яхтой «Принцесса Ольга», имя которой случайно совпадет с именем жены Сечина, мы совершаем мыслепреступление? Одно ну, никак не следует из другого. Это случайное совпадение. Судите сами. Ольга Сечина публиковала фото, может быть, с какой-то другой яхты, а положение и маршрут этой яхты случайно совпал с положением и маршрутом «Принцессы Ольги». Они совершенно случайно занимали две одинаковые точки в пространстве. Это бывает. Вот иногда видишь: плывет яхта, а приглядишься – так это ж две яхты. Одна в другую вошла и так плывет.

На мой взгляда, вот эта идея подать иск на клевету в статье, не оспаривая ни одного из ее фактов и оспаривая непосредственно законы логики, называя их скрытым утверждениями, совершенно прекрасна.

Возвращаясь к Сирии. Я уже не буду о сирийской войне. Я порассуждаю о том, как Сирия дошла до жизни такой и о напрашивающихся параллелях. Напомню, что Сирии в течение долгого времени строила если не социализм, то партия БААС, которой руководил Асад-старший — это был такой арабо-марксизм в чистом виде. При Асаде-старшем на армию шло приблизительно 60% бюджета, государство контролировало 85% экономики. Дети в обязательном порядке проходил через летние лагеря, где изучали лояльность режиму. Причем это была совершенно сознательная политика государства. Вертикальная мобильность в стране была связана не с бизнесом, а с армией или с политикой. Потому что в стране, где государство контролирует 85% экономики, бизнесмен без связи выше лавочника не вырастает. И буржуазии, способной противостоять режиму, не будет.

Как в СССР существовали войска НКВД с танкам и гаубицами, в Сирии тоже существовали альтернативные воинские подразделения, которые контролировали армию. Был, например, 50-тысячный корпус Рифата Асада – это дядя нынешнего президента, который, например, в феврале 82-го подавил восстание «Братьев-мусульман» в городе Хаме, то ли 20, то ли 40 человек убили. Кстати, это очень характерно, что Запад против подавления этого восстания не возражал и тогда западная либеральная пресса писала исключительно по-прежнему о кровавых зверствах Израиля.

Одной из особенностей внешней политики Сирии являлось использование терроризма как способа добиться внешнеполитических целей, на чем, на мой взгляд, Сирия и погорела, потому что Запад простил бы Сирии все, что творилось внутри. Но вот, когда начинается какой-нибудь полоний в Лондоне – этого Запад не любит. В этом смысле Сирия радикально отличалась от Ливии, потому что Каддафи любил шум, а Сирия любила эффективность. И, например, среди организованных Сирией убийств, это, прежде всего убийство лидера ливанских друзов Кемаля Джумблата в 76-м году и убийства президента Башира Жмаеля в 82-м году. В 80-м был убит Салим Лафзи, издатель ливанской газеты.

Причем одним из направлений практического терроризма всегда были попытки сорвать через теракты примирения Израиля и Иордании. А так же любые попытки помягчения в ООП. Например, в 83-м году убили сирийцы в Португалии умеренного лидера ООП Исам Сартауи. В октябре того же года были ранены иорданские послы в Индии и Италии, был убит один из охранников иорданского посла в Афинах. Был убит один иорданский дипломат в Румынии. Один был убит, двое ранены в Испании. А в 85-м году ракета чуть не сбила иорданский лайнер, летевший из Афин. В сентябре в Афинах убили иорданского издателя. В Раммале практически одновременно убили одного из умеренных лидеров ООП Азиз Шехзаде, и в Наблусе — мэра Наблуса Захир аль-Масри.

Вот это был светский социалистический режим. Нельзя сказать, что это был социализм как в совке, но это был арабо-марксизм. И вот этот режим после того, как распался Союз, начал окочуриваться. Умер Хафиз Асад. Оказалось, что социализма больше нет. И в 2000 году бывший офтальмолог Башар Асад, который был запасным кандидатом, учился в Лондоне, избирается с 90% одобрения президентом, обратите внимание, практически в одно время с Путиным.

И начинаются интересные вещи, потому что Башар Асад мог бы строить нормальную страну. Он неплохой пацан, он учился на стоматолога. Действительно, пошли смягчения по частной собственности. И что началось в стране? В стране началось то же самое: частная собственность плюс засилье силовиков. Вот все российские полковники Захарченко с их миллионами, они просто бледнеют перед тем, что происходило в Сирии. И поскольку надо было при этом объяснять, кто виноват, то, естественно, виноваты были США и Израиль.

Система эта взорвалась, причем она взорвалась не только с населения, не только с «мусульманского братства», она взорвалась с армии, которая стала бастовать. Дальше начал действовать закон революции, который гласит, что в революции всегда побеждают радикалы, а кто радикалы в Сирии? Исламисты. И это очень большой урок Путину, потому что это кейс-стади. Кейс-стади в первую очередь в поведении самого Асада. Потому что, да, это был человек, которому досталась непростая страна. Он мог сделать из нее что-то приличное, но он предпочел плыть по течению. А что значит, плыть по течению? Это создавать то, что можно назвать деструктивной элитой.

Вот в течение тысячелетий практически любое государство отличалось тем, что в нем практически всегда у власти находились деструктивные элиты. То есть это были элиты, которые поддерживали свою власть и статус за счет того, что они отбирали что-то у других людей. Вот все религии – почитание императора, божественный статус монаршей власти – вот все это было сделано затем, чтобы идеологически обеспечить статус деструктивных элит.

А дальше в Европе – сначала в Италии, потом в других местах, в Англии, например – появилась другая история, кода элита общества существовала не за счет того, что она отнимает, а за счет того, что она создает. Такая элита называется капиталистический общественной строй. И вот с тех пор в долгосрочной перспективе деструктивные элиты всегда проигрывают конструктивным элитам. При этом во многих местах мира деструктивная элита осталась, потому что это очень удобно: взять госресурс, с его помощью в пользу своих друзей перераспределить экономику общества, тем самым создав верных сторонников, в их клиентах и рабочих прослойку, на которую ты опираешься.

Теперь простой вопрос: А чего можно было сделать? Сказать, что можно было сделать все что угодно, было бы неправильно, потому что как-то вот на Ближнем Востоке после деколонизации нигде демократия особенно не восторжествовала, но это не значит, что ничего нельзя было сделать. И для того, чтобы посмотреть, что можно было сделать, давайте взглянем на соседнюю страну под названием Иордания. Это страна, которая начинала с такой же, только еще более плохой позиции, потому что это была совершенно искусственно созданная страна, потому что этническое население страны – это палестинцы, а правящая династия – хашимиты. Единственная причина создания Иордании заключалась в том, что британцам надо было как-то вознаградить своих хашимитских союзников Лоуренса Аравийского. Вот они создали Иорданию и отдали им.

После 48-го года, после создания государства Израиль Иордания была одним из главных игроков на рынке ненависти к евреям. Это была как раз одна из стран, которая вторглась на территорию Израиля, которая сметала с лица земли израильские поселения и которая, между прочим, завоевала тогда ту часть Палестины, на которой надо было создать палестинское государство, согласно резолюции ООН.

В общем, разумно было бы предположить, что вот сейчас это государство и создадут друзья арабы друзьям арабам. Вот же оно – в руках Иордании. Вместо этого, естественно, Иордания расстреливала тех, кто собирался его создавать, объявляли публично, что их расстреляли проклятые евреи. Вместо Палестинского государства она создало то, что назвалось лагеря беженцев, а на самом деле, было рассадником террористов, потому что единственной целью лагерей палестинских беженцев было – не интегрировать этих людей в палестинское же общество, а лишить их любой карьеры кроме как стать борцами против «кровавых евреев». И вот эту лишенную всего массу, как пролетариат, которому нечего терять, кроме цепей, употреблять как пушечной мясо и для терактов.

Дальше случился 1970-й года, и выяснилось, что нельзя безнаказанно создать в стране клокочущий вулкан ненависти и на нем не подорваться. Потому что Арафат попытался захватить власть в Иордании, что, кстати, логично, учитывая палестинское большинство. Король Хуссейн убил несколько тысяч палестинцев. Если бы это сделал проклятый Израиль, то его бы утопили в дерьме. Но Королю Хуссейну можно было выгнать Организацию освобождения Палестины в Ливан, где она в конце концов и отравила Ливан, а Хуссейн переменил политику.

И началась хорошая земельная реформа. Началось соглашение с Израилем. Когда оно было заключено в 94-м году, он было заключено, в том числе, по воде. Израиль согласился отдать Иордании 75% реки Ярмук и давать 50 миллионов кубометров в год. И на берегу Ярмука, который до сих пор был бесплодный и использовался как позиции для артиллерии, чтобы половчее обстреливать израильтян, появились огороды. И возникла синергия. Потому что до этого Иордания была в точности как Россия, как собака на сене: вот мы речку вам перекроем и с нами надо считаться, а выясняется, что когда две страны начинают сотрудничать, то как-то уже и воевать не хочется.

Я не говорю, что Иордания процветающая страна, но бесспорно Сирия еще до гражданской войны могла бы абсолютно завидовать уровню Иордании, потому что это страна в которой совершенно реформированное сельское хозяйство. Это страна, в которой 10% ВВП занимает туризм. Это страна, которая имеет 32-ю по степени свободы экономику в мире. Очень неплохо, кстати, гораздо лучше России.

И Асад мог бы сделать то же самое, потому что у Асада был еще один фантастический козырь в рукаве. Потому что такого туризма, как у него, нет нигде в мире, потому что Сирия – это одна из колыбелей человечества. И когда сейчас бомбят Алеппо, в общем-то, никто не знает, сколько ему тысяч лет, потому что в этом месте всегда люди жили. И вот эти бомбы, которые сносят дома, они сносят одновременно и культурные слои тысячелетней давности.

Я сейчас отвлекусь, но это важно, чтобы мы помнили перспективу. Вот, что такое Сирия? Вот Ближний Восток – это всегда считается деспотия. А потом – раз! – и в 64-м году в 50-ти километрах от Алеппо раскапывают город Эбла, и оказывается, что в этом мегаполисе, гигантском по меркам 3-го тысячелетия до нашей эры, торгового мегаполиса не было сначала царского дворца; что царь выполнял декоративную функцию, а все решал, грубо говоря, торговый сенат. Кстати, кроме священного царя была еще и священная царица. К вопросу о высоком статусе женщины совершенно неожиданным на древнем Ближнем Востоке.

Или, допустим, в 11-ти километрах от Латакии начинают копать Рас-Шамра и находят в числе прочего табличку про богиню неба Асирату, супругу верховного бога Илу, у которой есть 70 сыновей. Ну, скажете вы, мало ли богинь неба, у которых есть 70 сыновей. Я вам напомню гностическую картину мира. Это разновидность христианства и иудаизма, где есть верховный хороший бог, у него есть женская половинка София, и они порождают эоны, пока не породили плохого бога Ялдабаоф, который и не создал, собственно ,наш мир.

Вопрос: как возникла из иудаизма такая странная картина мира, откуда взялись Верховный Бог и его супруга София. И всегда, когда говорили, как возник гностицизм, говорили, что это влияние платонизма, что это влияние эллинской философии. Но раскопки в Рас-Шамра дают важную составляющую ответа, потому что мы вдруг понимаем, что иудаизм – это тоже не религия, которая с самого начала была монотеистическая, что она очень была близка к угаритской религии, которая практиковалась в Рас-Шамра, и что монотеистическая реформа в том и состояла, что вынесли царицу неба Ашера и Ваала – это общесемитские НРЗБ из Иерусалимского храма. И что вероятно часть иудеев просто сохранила воспоминания о царице Неба, которая породила еще 70 богов.

Или вот возьмем город Хомс, он же в античности – Эмеса. Вопрос: Когда было впервые единобожие введено в Риме? Вы, наверное, ответите, что при Константине Великом. А да нет, он было введено впервые в 2018 году – это не единобожие скорее, а верховнобожие, когда в результате стечения обстоятельств императором Рима был провозглашен юный отпрыск династии Северов сириец Гелиогабал, и он был жрецом наследственным местного бога Эмесы, который имел вид черного метеоритного камня. И вот привез его в Рим. Он плясал и скакал перед этим богом. Он объявил его Верховным Богом и непобедимым Солнцем, что римлянам не очень понравилось, тем более, что юный император успел за два года не только женится на пятке девиц, но еще выйти замуж, причем дважды. Любимым его мужем был колесничий Гиерокл. Еще император, как утверждают римские историки, правда, не очень к нему недоброжелательные, предлагал свою задницу всем желающим, даже соревновался со своими придворными, кто больше заработает денег на этом деле

Но в конце концов, такого нехорошего императора закололи, все вернулось на доли своя. Если вы читаете Диона Кассия, вы можете заключить, что все эти безумные восточные религиозные эксперименты. Ну, действительно, что взять с этого сирийца.

Проходит ровно 50 лет, одних из самых страшных 50-ти лет Римской империи, когда она едва не распалась. Преемственным императором становится Аврелиан, суровый могучий солдат, полная противоположность молодому пассивному педерасту Гелиогабалу. Аврелиан приходит с войском в Сирию воевать с царицей Пальмиры Зенобией, которая, пользуясь хаосом, оттяпала, по сути, все ближневосточные владения Рима. И перед этой же Эмесой происходит сражение. И перед этим сражением Аврелиан приказывает молится эмескому богу, а когда он одерживает победу, он к этому эмескому богу относится с великим почтением и вновь утверждает культ Верховного Бога Sol Invictus — небедимое Солнце. То есть видимо что-то было в боге НРЗБ, чего нам не рассказали древние историки. А какому богу – вопрос — покровительствует Константин? Вы скажете, как какому? Христианскому. И в конце жизни Константина Великого это, наверное, действительно, так. Но вот в начальной военной карьере Константина, чей отец – птенец гнезда Аврелианова был как раз поклонником Sol Invictus. Христианам было просто предложено идентифицировать Sol Invictus со своим богом. И до 24-го года монеты Константина чеканились в облике Sol Invictus с короной лучей на голове. И статуя его в Риме стояла в виде Sol Invictus. И нимб, с которого начали изображать сначала Христа, а потом святых – это все с Sol Invictus списано. Вот такой интересный Бог города Эмесы был.

Это же все можно было показывать. Это же все туристическая отрасль. Вы много слышали о туризме в Сирии еще до всякой гражданской войны. И это, собственно, к том, что можно сделать из страны, из той же Иордании и к тому, что делает из страны некомпетентный правитель, которые дает власть деструктивным элитам, а потом он оказывается с тем, с чем оказался Асад. Всего лучшего, до встречи через неделю!

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 голос)