Юлия Латынина в передаче «Код доступа» на сайте радиостанции «Эхо Москвы». Россия на этой неделе фактически вышла из договора об утилизации избыточного количества оружейного плутония, который мы подписали с США в 2000-м году, то есть фактически это была визитная карточка президентства Путина. Вступил в силу и дополнился этот договор в 2010-м, но чтобы просто не выходить в одностороннем порядке, это обставили как ультиматум. От американцев потребовали отменить санкции против России, «закон Магнитского», закон о поддержке свободы в Украине, сократить военный контингент и инфраструктуру на территории стран НАТО, вступивших в альянс после 1 сентября 2000 года. А еще — эта самая вишенка на торте – компенсировать ущерб, причиненный России – цитата – «вынужденно введенными контрсанкциями». То есть то, что мы помидоры тракторами давили, это тоже проклятые пиндосы виноваты.

Вообще-то, это богатая идея. У нас еще, например, гаишники взятки берут. Тоже можно эту сумму взяток стребовать с США, потому что все равно во всем пиндосы виноваты. А еще у нас из-за «закона Магнитского»», из-за «закона подлецов» дети умерли, которых не отдали американцам, а они уже практически были усыновлены. Вот можно потребовать с Америки также моральный ущерб, грубо говоря, Российской Федерации за то, что эти дети умерли, а не были усыновлены. Ну, а поскольку родителей у них нет, то платить как раз в казну Российской Федерации.

В общем, фантастический ультиматум, который обычно выдвигается поставленному на колени противнику. И так вот можно было бы ожидать, что в случае непринятия им ультиматума, — ну, бомбить Нью-Йорк будут, ну, в крайнем случае будут бомбить Воронеж.

И, как я сказала, на самом деле, реальной альтернативой для американцев, если они не примут ультиматум, был всего лишь этот договор об утилизации избыточного количества оружейного плутония. Конечно, это тот случай, когда утилитарный правитель не может позволить себе, на мой взгляд, выглядеть клоуном. Вот, когда говаривал Нерон: «Пусть ненавидят, лишь бы боялись», — ну вот, «Пусть ненавидят, лишь бы смеялись» — получается.

Я даже обращу ваше внимание, что никто на Западе и не воспринял это в качестве ультиматума. Все так и писали: «Россия вышла из договора». Что там еще были какие-то совершенно комичные условия, не заметили, потому что с тем же успехом Россия могла потребовать от Барака Обамы раздеться догола, посыпать голову пеплом и весь Сенат чтобы явился в российское посольство с веревками на шее, «а если он откажется, то мы… то мы… то у нас во всех закусочных будет подаваться «Обама во фритюре» — как уже подается.

Первое, что заметил Илья Варламов и гигантское количество примеров привел, что российские власти просто зазаявлялись, что западные санкции не приносили ущерба российской экономике, а наоборот, так ей помогли… Получается, что это мы должны платить за то, что они ввели нам санкции.

Чем объяснить поведение Кремля? Мой друг Антон Носик написал, что эта фантастическая история, когда в ответ за возможные последствия для друзей Путина нам угрожают начать ядерную войну. Но ядерную войну все-таки, — писал Носик, — раньше как-то предполагалось начинать за светлые идеалы коммунизма, а теперь просто за виллы в Ницце и все такое прочее.

На самом деле там история более прозаичная, приземленная. Никто ядерную войну не собирается начинать. А, собственно, что такое этот договор? Он не имеет никакого отношения к договору об ограничении стратегических вооружений, согласно которому мы как должны были иметь с американцами вместе по 1500 боеголовок на брата примерно, так и будем продолжать иметь. Он имеет отношение только к тому оружейному плутонию, который достаточен для того, чтобы снарядить аж 17 тысяч боеголовок, который согласно договору об СНВ оказывается избыточным.

И вот в 2010 году обе страны договорились, что надо переработать 34 тонны этого излишнего оружейного плутония; что к 18-му году обе страны сделают свою инфраструктуру, и, кстати говоря, именно тогда, в 2010-м договорились, что перерабатывать этот плутоний можно только превращением его в то, что называется МОКС-топливо, то есть смешанное окисленное топливо, которое дальше идет на топливо в ядерном реакторе.

И американцы собирались перерабатывать свой плутоний в Savannah River, там уже имеется гигантский комплекс. Это одно из самых грязных мест на свете. Соответственно, в дополнение к уже существующим мощностям строили там завод. Еще раз: для того, чтобы смешать оружейный плутоний с природным или обедненным ураном и потом использовать его как топливо из низкообогащенного урана для легководных реакторов.

И вот в апреле администрация Обамы стройку останавливает, причем причина не имеет отношения к России, потому что, если говорить по прямому, то американский бюджет опозорился. Он начал строить этот завод в 2007 году, завод должен был строить 5 миллиардов долларов. 5 миллиардов долларов к настоящему моменту потратили, а оказалось, что надо потратить еще 12 миллиардов. Там все-таки на этот завод есть ежегодные ассигнования, они были где-то около 340 миллионов долларов. При таких темпах строительство должно было завершиться к 2048 году. Переработка в МОКС-топливо оружейного плутония в год должна была стоить где-то миллиард долларов. То есть 50 миллиардов, получалось, весь проект, причем, как я уже сказала, самое главное, что потом это надо было использовать в качестве топлива в электростанциях. В Америке более 100 ядерных реакторов. Все они в частных руках.

И для того, чтобы использовать МОКС-топливо вместо низкообогащенного урана, надо немножко переделать реактор. Ну, примерно, как вы, если бензиновый двигатель хотите заставить работать на дизеле, вам надо немножечко переделать. Это вполне технически возможно, но представьте себе, какова себестоимость МОКС-топлива, если в него заложено 50 миллиардов этих издержек. Естественно, получился экономический замкнутый отрицательный круг, когда ни одна американская ядерная электростанция не сказала: «Мы хотим это покупать по такой цене, да еще для этого нам надо что-то переделать».

Альтернативный способ – это смешать со специальным порошком, запечатать в контейнеры и похоронить все это в подземных соляных пещерах в Нью-Мексико. Все это обходилось Америке 400 миллионов ежегодно. И, в общем, короче говоря, Обама сказал: «Нет, мы в эту черную дыру бросать деньги не будем». То есть соображения были чисто экономические. Потому что, если 60 лет все технологии развивались под уран, если вы берете, предлагаете на рынке экспериментальное топливо, в него заложена цена 50 «ярдов», если при этом вам надо еще переделывать реактор и у вас частный реактор – у вас хрен кто его купит. То есть США оказались перед перспективой: они тратят 50 миллиардов долларов, они перерабатывают смертельно опасный оружейный плутоний в такую же смертельно опасную, никому не нужную дрянь, они эту дрянь не могут продать, они это делают на заводе, который сам по себе является объектом повышенной опасности. И, конечно, после того, как случилась Фукусима, то «зеленые» начали еще проедать всю плешь.

Теперь вопрос: что же российская сторона? Потому что, ну, обычно случается как? Что если американцам что-то стоит 50 миллиардов, то нам это стоит все 100; если у американцев это занимает 40 лет, то у нас это занимает тоже 80. Теперь у нас есть две разницы. Первое. Конечным потребителем МОКС-топлива в США является реактор легководный, а в России его потребляет реактор на быстрых нейтронах. В США последний такой реактор закрыли в 92-м году. В России реакторы на быстрых нейтронах использует флот, Белоярская АЭС, причем реактор БН-800, который только что построен на Белоярской АЭС, он специально построен под то, чтобы употреблять МОКС-топливо. То есть у нас есть конечный потребитель.

Самое главное, что мы-то свой завод построили. Мы его построили в Железногорске. Это, естественно, все закрытые детали, и детали я не знаю. Но я тут хочу дополнить к тому, что я писала в «Новой газете». Мы, действительно, построили свой завод. Мы его строить начали в 2012 году. Мы его построили всего за 250 миллионов. То есть у нас есть живой действующий завод и живой действующий реактор. Упущено только что? Завод стоил нам не на порядок, а на два порядка дешевле американского. Более того, он стоил нам дешевле, чем американское годовое захоронение.

Это еще не все, потому что МОКС-топливо – это в принципе мечта идиота. Что такой реактор-размножитель? Это, как объясняли в МИФИ, когда ты в печку суешь два полена, жаришь яичницу, а вынимаешь из печки — три. Это замкнутый ядерный цикл и замыкание топливного цикла – это технологии завтрашнего дня. В общем, те, кто обладает этой технологией, будут держать весь рынок при условии, если мир начнет строить реакторы-размножители.

Естественно, что сейчас это немножко по-другому, потому что при том уровне коммерциализации, который существует, сейчас МОКС-топливо – это как «Тесла» Илона Маска. Она дороже обычного авто, а МОКС-топливо дороже обычного урана, потому что 60 лет весь цикл топливный, который существовал на ядерных электростанциях, был заточен именно под уран.

То есть итого соглашение 2010 года свелось к тому, что США должны были потратить 50 миллиардов долларов, чтобы построить опасный объект, на котором они перерабатывали одну никому не нужную отраву в другую никому не нужную отраву. А Россия научилась, действительно, использовать свой плутоний в качестве топлива для реакторов-размножителей. Обама закрывает завод, при этом он, действительно, обидел Путина, потому что он невольно продемонстрировал, действительно, низкий вес Путина в мире.

Вот трудно представить себе, что в разгар «холодной войны» вопросы об уничтожении оружейного плутония решали с точки зрения экономики. Не пожалели бы тогда США любых денег. То есть российский ультиматум в этом смысле являлся реакцией на обиду со стороны Обамы. Более того, в мире, в котором живет Путин, нет предумышленных обид, есть только преднамеренный акты вражды, соответственно, в Кремле никогда не признаются, что они всего лишь реагируют. Отсюда фантастическая форма этого ультиматума: «Заплатите нам контрибуции, придите к нам с веревкой на шее, а не то, как в песне Высоцкого, «мы напишем в «Спортлото».

Но самое главное – другое. Вся эта история – что у нас есть реальная высокая технология круче американской. Естественно, никто не знает подробностей. Может быть она там с большим количеством нарушений техники безопасности, может там что-то уже было, может быть мы только модернизировали, но тем не менее мы построили за 250 миллионов долларов то, на что американцы должны были потратить 50 миллиардов, так и не решив проблемы.

Посмотрим, какие были у нас варианты действий. Ну, наверное, два. Первый вариант: если, действительно, у нас есть технологии, а у американцев нет, можно было сказать: «Ребята, давайте мы вам продадим технологию за 2 «ярда», если вы такие глупые?» Хорошо, допустим, это технология завтрашнего дня. Тот, кто ей владеет, владеет всем рынком будущего. В этом я сомневаюсь, потому что, как я уже сказала, рынок заточен под уран.

Ну, хорошо. Второй вариант: Американцы, если вы такие дураки, ну давайте нам ваш оружейный плутоний, мы его переработаем топливо. Понятно, что отношение между нашими странам сейчас не такие, чтобы переработать американский оружейный плутоний. Но такими эти отношения сделали не США. И, мне кажется, что эти два варианта упущены, и о них никто даже не задумался. Это гораздо хуже характеризует Россию, даже хуже, чем вот этот поставленный ультиматум. Потому что именно, когда отношения между странами взаимодоверия и взаимозависимости, тогда и возникает синергия.

Вот, откровенно говоря, Путин начал в Сирии операцию по принуждению США к любви. Чем это все закончилось, мы сейчас видим – новыми резолюциями Совета безопасности ООН, которые мы вынуждены блокировать, о прекращении бомбежек Алеппо. Вот мир, в котором мы перерабатываем американский оружейный плутоний, владея более высокой технологией, которую по каким-то причинам американцы не смогли реализовать (может быть потому, что у них более высокие требования к безопасности), это мир, в котором Америка гораздо больше зависит от России, чем мир, в котором Америке предъявляются безумные и абсолютно смешные ультиматумы.

В России обозначилась новая тенденция очень высоких сумм, которые требуются на иски о оскорблении чести и достоинства и деловой репутации, или возбуждения религиозной или национальной розни. Вот сразу несколько таких исков, которые в конечном итоге связаны с уменьшением территории свободной прессы, которая и без того сужается, как шагреневая кожа, мы наблюдаем в последнее время.

Первый из этих исков — это иск, который только что проиграл в первой инстанции Носик, который написал: «Сирию стереть с лица земли» — 500 тысяч рублей. 3 миллиона рублей просит Вера Серова с историка Бориса Соколова, Дымарского и «Эха Москвы» (Вера Серова – это внучка первого главы КГБ СССР) за оскорбление памяти ее деда. И 3 миллиарда – неслыханная сумма! – просит «Роснефть» с РБК.

Ну, самая простая история с Носиком. Там понятно. Был расчет на то, что Носик струсит, уедет – ему влепят «двушечку», объявят в розыск, и он будет сидеть в своем Израиле, даже не сможет жаловаться, потому что если он будет жаловаться, то выясниться, что вот какой нехороший человек – призывал бомбить Сирию. Вот видите, кто виноват? А вы говорите, что мы в России бомбим Сирию. А это вон, кто виноват – Носик!

Носик спутал игру, не уехал. Пришлось вместо «двушечки» давать 500 тысяч штрафа, что, в принципе, невозможно, поскольку норма о 500 тысячах была принята после совершения Носиком своего страшного преступления. Соответственно, Носик перевернул столы и обратил это в и игру против государства и сейчас пытается, в чем я ему настоятельно желаю успеха, отменить 282-ю статью, потому что дело же, конечно, не в Носике, а дело в том, что это сигнал. Сигнал какой? Если знаменитому Носику – 500 тысяч, то всяким разным по провинциям – будете сидеть! И, собственно, уже сидят, и сидят, в том числе, те, кто призывал не бомбить Сирию. То есть, как в анекдоте: «Ты за что сидишь?» — «За анекдот против Радика. А ты за что сидишь?» — «А я за анекдот за Радика. А ты кто?» — «А я сам Радик».

Ну вот, к тем временам, когда были такие анекдоты. Это иск внучки первого главы ГКБ Веры Серовой к Соколову – один из лучших российских историков — и к Дымарскому. И я очень много этот иск комментировать не буду, все-таки у нас «Эхо» но напомню, что у нас в России в связи со спросом на ура-патриотизм, косяком идут публикации всяких фальшивых мемуаров, и вообще, есть целая индустрия, производящая всякие ура-патриотические книжки о том, как Польша начала Вторую мировую войну, в которой мы сражались против США и тому подобное.

Естественно, есть и подлинные книжки. И вот вышла книжка, когда я ее искала, чтобы купить в интернете, я с удивлением увидела, что автор ее обозначен так: «Автор: Александр Хинштейн. «Иван Серов. Записки из чемодана». И это меня как-то очень сильно удивило, потому что, как сказать… Вот я держу в руках книги «Свитки Мертвого моря», полное издание и сверху написано, что их издал Гезе Вермеш. Ну, понятно, что здесь делает имя господина Вернеша. Это имя знаменитого ученого, который перевел это с арамейского на английский. Или в 2006-м году вышла книжка «Евангелие Иуды», переведенная Родольфом Кассером, Марвином Мейером и Грегором Вурстом. Это знаменитый проект, за который заплатил огромные деньги National Geographic. И понятно опять же, что имена этих людей делают на обложке этой книги, потому что «Евангелие от Иуды» — это рукопись, которая имела очень несчастливую судьбу. Она сначала размокла в непривычном климате, а потом ее заморозили, сунули в морозилку. И тому моменту, когда ее купил National Geographic, она представляла из себя почерневшие хлопья, сиротливо лежащие на дне коробки. То есть эти люди проделали не только перевод, а гигантскую работу по собиранию конструктора Лего из того, что им осталось

А чего имя господина Хинштейна делает в качестве автора, он что, эти мемуары с арамейского переводил? Вот второе: внутри этого проекта Хинштейна содержится, мягко говоря, некоторое количество не очень правдоподобных высказываний. Абсолютно ничего в этом удивительного нет, потому что мемуары этих персонажей… это персонажи, которые расстреливали поляков, ссылали народы, у которых подсудимые писали, что они роют тоннели из Бомбея в Лондон. Ведь большинство мемуаров этих персонажей… Мы должны помнить, что это люди, которые осуществляли массовые убийства, у которых на страницах протоколов тоннели из Бомбея в Лондон, которые расстреливали поляков, ссылали народы, занимались общим геноцидом страны. Ну, когда тоннель из Бомбея в Лондон – там, в общем, полностью теряется различие между реальностью и вымыслом. То есть это мемуары, написанные персонажами Оруэлла.

Вот я помню, как газета «Известия» в 2009 году – к вопросу о мемуарах, ветеранах и НКВД – опубликовала воспоминания некого полковника НКВД Николая Евдокимова, который в 42-м году спас Москву от немецкой суперпушки «Большая Берта». Все думали, что это пишет Евдокимов – разрываются снаряды на окраинах Москвы от «Фау-2». Это оказалась «Большая Берта». И он там подробно рассказывает, как он разведчицу Наташу и Шуру отправлял через фронт, как они выяснили, что это была «Большая Берта»; как за уничтожение суперпушки присваивали звание Героя Советского Союза. Но дальше возникает вопрос: а как это, что это? «Большая Берта» была только в Первой мировой войне. Во Второй мировой войне ее не было. Никаких «Фау-2» никто не мог заподозрить, что они падают на Москву в 42-м году, потому что «Фау-2» начали падать на Лондон только в 44-м, не говоря уже о том, что никакая суперпушка не стреляла по Москве. Точка. Не стреляла. Это элементарно проверить. Единственная суперпушка, которая была, это был «Густав», который был под Севастополем.

Понятно почему – потому что полковник НКВД господин Евдокимов – видимо, его звали на всякие детские утренники рассказать о боевых подвигах; о боевых подвигах нечего было рассказывать – вот у него чего-то там в голове смешалось и он сам поверил. Он, может быть, искренне в это верил, что показывает, конечно, уровень наших полковников НКВД. Вот это случай непреднамеренного вранья.

Случай преднамеренного вранья – знаменитые мемуары Судоплатова, в которых написано, что Оппенгеймер, глава Манхэттенского проекта был советским шпионом. Мы точно знаем из записок Александра Васильева, которые как раз подлинные, которые являют собой потрясающий источник. Я напомню, что такое записки Александра Васильева. Александр Васильев – это журналист, а перед этим чекист. Он в начале 90-х получил доступ к архивам советских спецслужб, что мог записал в записки. Когда убежал на Запад – прихватил их с собой. Вот из записок Васильева выясняется, что когда Оппенгеймер отказался сотрудничать с советскими спецслужбам, то они предприняли гигантскую кампанию по его дискредитации, которая, кстати, завершилась тем, что у него американцы отобрали ядерный допуск. И собственно, видимо, мемуары Судоплатова – это часть этой кампании по дискредитации. Нарочно это сделал Судоплатов или нет, мы уже не узнаем.

И вот в данном случае этот иск госпожи Веры Серовой можно приветствовать, потому что в мемуарах, авторами которых значится господин Хинштейн и товарищ Серов, официально значится, есть некоторое количество не совсем вероятных историй. Например, там есть – я здесь будут пользоваться историями Бориса Соколова – там есть история о том, как русские пытались завербовать германского промышленника, вхожего к Гитлеру на женщине, но когда ему показали компрометирующие фотографии, он просто засмеялся и попросил еще. Эпизод этот как две капли воды напоминает соответствующий эпизод из «Семнадцати мгновений весны» и, на мой взгляд, конечно, Борис Соколов был тут излишне категоричен, потому что, конечно, мог ли господин Серов сам заимствовать этот эпизод? Да запросто. Таково свойство человеческой памяти.

А вот если говорить о другой ошибке, например, когда в записи, относящейся к июлю 45-го года, Серов вывозит из Германии оборудование и говорит, что в «гироскопе есть машинка с программным управлением», то это с трудом можно представить, как в дневниковой записи 45-го года Серов мог написать такое, потому что первый станок с программным управлением и, соответственно, само слово «программное управление» появилось в США в 52-м году.

Я говорила об иске к историку Борису Соколову со стороны госпожи Веры Серовой, внучки первого председателя КГБ. Я могу сказать, что я очень приветствую этот иск, потому что есть определенные стандарты издания мемуаров и научных книг. Вот те же самые упоминаемые мною записки Васильева, которые я с восторгом прочла, они лежат в интернете, выложен их скан, вывешены их переводы на английский. И, поскольку, они фрагментарны, чтобы сделать книгу, да, есть тексты Васильева и его западных авторов, но мы можем всегда это сверить. Соответственно, возникает вопрос, почему скан того, что писал Серов – а он что-то писал несомненно – не выложен в интернет? Выложите эти сканы в интернет – будет, действительно, документ эпохи, что бы он ни характеризовал.

А самое главное, что все эти загадочные вещи вроде станков с программным управлением в дневниковых записях от 45-го года… Вот, когда начнется суд, ведь будет же очень просто доказать, это подлинная запись или не подлинная: А покажите нам, пожалуйста, подлинную запись дневниковую от 45-го года о станке с программным управлением.

И еще одна маленькая деталь, связанная с тем, что там Вера Серова еще и обижается, что ее дедушку называли палачом. Ну, я не знаю, как называть человека, который отвечал, в том числе, за массовые депортации народов и за расстрел польских офицеров. И вот по этому поводу я вот, что хочу сказать. Часто у нас говорят, что мол, да, российская история кровава, но на Западе свои есть: у них есть Гитлер, у них есть Нерон, у них есть Генрих VIII. У нас есть Иван Грозный. Вот я хочу сказать, главная разница в истории Запада и Востока заключается в том, что на Западе тоже бывали сумасшедшие короли, бывали Эйрисы Таргариены, но их никогда не воспевали. Калигула и Нерон были чудовищами, так они и остались как чудовища Генрих VIII был чудовище, так и остался как чудовище.

А Восток – это способность царя навязать свой тоталитаризм как нечто священное. Это когда потом все простираются ниц пузом и говорят: «Великий Иван Грозный», «Великий Сталин», «Великий Мао». В истории России был период, когда правители оценивались адекватно – это Российская империя. Вот от Петра Великого до Николая II, в общем, нечего прибавить или убавить в оценке обществом людей.

И третий иск, о котором я хочу сказать, это иск «Роснефти» к РБК на 3 миллиарда рублей. А, собственно, в пандам к этому иску как раз родилось известие на этой неделе о том, что правительство РФ разрешило купить «Роснефти» контрольный пакет акций «Башнефти», где-то 330 рублей это, видимо, будет стоить. И можно задать вопрос идиота: А зачем госкомпании покупать госкомпанию? Вот я у своей гостиной купила стул для своей столовой.

В этой истории с продажей «Башнефти» вероятное будущее – ясно, что, как говаривал Марк Твен, «слухи о моей кончине преувеличены», и слухи об административных поражениях Игоря Ивановича Сечина тоже преувеличены. Вот на фоне этих административных побед мы видим судебную активность Сечина и «Роснефти», мы видим, как он выиграл иск к «Ведомостям» с обязательством уничтожить тираж, про поместье на Рублевке. Он подал иск новый. «Роснефть» подала иск к РБК на 3 миллиарда рублей.

И что, на мой взгляд, самое интересное в этом иске. Напомню, что говорилось в статье РБК – в статье РБК говорилось, что Игорь Иванович Сечин просит продавать «Башнефть» таким образом, чтобы блок-пакет не мог быть перепродан компании ВР, которая и без того владеет почти 25% акций компании. И вот эта информация, как заявляют в суде адвокаты «Роснефти» причиняет компании репутационный вред.

А теперь, что мне нравится в этой ситуации. Можете просто набрать: «Ходорковский. Exxon Mobil» в Яндекс.ру – и вам вылезет, что «эта сволочь Ходорковский хотел продать ЮКОС пиндосам – больше 25%, слава богу, великий Путин это остановил». Ребяточки, одну секунду! На мой взгляд, очень сложно сажать Ходорковского за то, что он гад, иностранцам хотел продать блок-пакет ЮКОСа, и одновременно юристы – вдумайтесь! – юристы «Роснефти» в суде говорят о том, что подозревать Игоря Ивановича Сечина в том, что тот не хотел продавать блок-пакеты иностранцам – это клевета и ущерб.

В годовщину убийства Политковской, которое до сих пор не раскрыто, в том смысле, что не найден заказчик, случилось еще одна громкая история в Чечне, которую меня просят прокомментировать, и которая осталась бы, вероятно, незамеченной, если бы не реакция. 4 октября накануне дня рождения президента Чечни Кадырова в Грозном состоялся турнир по смешанным единоборствам. В нем принимали участие сыновья Рамзана Кадырова. И по счастливом совпадению они победили своих соперников, а выиграл турнир 10-летний Ахмат Кадыров, который нокаутировал своего противника на 14-й секунде.

Ну, в общем, император Нерон побеждал во всех состязаниях, в которых он участвовал. Собственно, никто бы этого не заметил, если бы Федор Емельяненко не написал об этом. Федор Емельяненко, напомню, это четырехкратный чемпион по смешанным единоборствам, 9-кратный чемпион России, лучший борец ММА в тяжелом весе с 2003-й по 2010-й. Кроме того, к нему очень хорошо относится Владимир Путин. Он тоже член «Единой России», он воцерковленный человек. Он не написал в своем сообщении вообще ничего такого. Он не написал о победе сыновей Кадырова. Он просто написал, что неправильно, что дерутся дети, да еще и без шлема, потому что есть правила, утвержденные в Министерстве спорта Российской Федерации.

После этого на Емельяненко посыпались оскорбления, угрозы, очень личные оскорбления, например, чемпион России чеченский борец Абубакар Вагаев написал – цитирую – «Ты потерял последнюю каплю уважения к себе после твоего гнилого хода, ты опустился в наших глазах. Петух.». Другой чеченский боец Беслан Ушуков написал: «Ты шут гороховый. Мальчик для битья. Тебя что, зависть душит. Петух». Глава парламента Чечни Магомед Даудов заявил, что ему, то есть Емельяненко, прежде всего, стоило проявить заботу о своем младшем брате, это помогло бы его брата спасти от участи наркомана и насильника». Глава личной охраны Кадырова заявил, что Емельяненко нужно вспомнить свой последний поединок, в котором – цитирую – «в котором он позорно проиграл и был избит на глазах у всего мира, но его продажное ведомство не решилось отдать залуженную победу Фабио Мальдонадо». Депутат Государственной думы Адам Делимханов заявил, что «достойные парни из авторитетных и уважаемых кругов никогда не подпускали Федю к себе из-за его полного несоответствия подлинно мужским понятиям и ценностям. Кем бы ни был человек, ему придется отвечать за каждое слово, сказанное в адрес моих дорогих племянников. Аллах Акбар».

А, кстати, напомню об авторитетных и уважаемых парнях, которые никогда не подпускали Федю к себе, есть очень много фотографий Емельяненко и Путин. Путин специально приезжал на его матч. Есть фотографии, где они жмут руку и так далее.

И на фоне, в общем, этих историй слова Кадырова еще выглядели довольно сдержано. Самые удивительные слова еще до того, как все поднялось, сказал судья, который матч судил. Он сказал, что, оказывается, это все было понарошку, это был розыгрыш, это было не падение от удара – это про нокаут Кадырова – как могло показаться со стороны; что это были показательные выступления и так реалистично получилось, что некоторые поверили.

И дальше произошла удивительная вещь, потому что российское общество оказалось расколото по национальному признаку. Получилось так, что практически все, кто осудили Емельяненко, были чеченцы, а практически все, кто поддержали Емельяненко, были русские. Вот, оказалось, что когда Василий Уткин зарядил в Твиттере опрос: «А вы за кого?» — то 94%, оказалось – за Емельяненко. Даже «Сводки Новороссии» запустили опрос и там 91% оказался за Емельяненко. Украинский боец смешанного стиля Никита Крылов вызвал на бой чеченского спортсмена за то, что тот сказал про Емельяненко. Появилась петиция на сайте Change.org «Защитить нашего спортсмена и брата во Христе от нападок и травли».

То есть произошла удивительная консолидация общества. Вдруг на одной стороне оказались: Леонид Волков, правая рука Навального и проправительственный Владимир Соловьев. То есть, простите, произошла фантастическая вещь. Вдумайтесь: политику россиян в Сирии одобряют 53%, Путина поддерживают 84%, возвращение НРЗБ одобряет 83%, а Емельяненко поддержали 94% в этой истории. То есть произошло разделение общества и, простите, действительно, есть подозрение, что оно произошло по национальному признаку из-за чудовищного унижения, которое испытывает и общество, и бизнес, и силовики.

И после этого Рамзан Ахматович вдруг сделал вид, что ничего не происходит. Да, даже Кремль подал голос, даже уполномоченный по правам детей госпожа Кузнецова подала голос. После этого Рамзан Кадыров заявил, что уверен, что Федор Владимирович осознал ошибку… Я не видела, чтобы Федор Владимирович Емельяненко в отличие от красноярского депутата публично говорил, что он осознал ошибку. И Рамзан Кадыров сказал, что вот он поступит как настоящий русский богатырь, которым его считают тысячи поклонников. Ну, вот только что он был «петух» и тут вдруг он оказался «настоящий русский богатырь».

Собственно, эта история напоминает нам, кто самый крутой в России, а то за бомбардировками в Сирии мы забыли, и что критика такая, происходящая из Чечни – это вам не иски даже со стороны Игоря Ивановича Сечина. А, во-вторых, этот маленький случай обнажил бездну, по которой ходит Путин в том, что касается его кавказской политики, потому что в данном же случае речь шла не о какой-то Политковской, ни о каком-то Немцове. Речь шла о человеке, который практически ничего не сказал и который является приближенным и любимым Путиным.

Последняя история, о которой я хотела поговорить. Обещала я на прошлой неделе поговорить об американских выборах. И много в американских выборах случилось на этой неделе. Во-первых, Джулиан Ассанж наконец опубликовал часть «хакнутых» писем избирательного штаба госпожи Хиллари Клинтон. Одновременно уже США заявили, что эти хакеры, которые снабжают Джулиана Ассанжа его замечательной информацией, это российские спецслужбы. Ну, а еще «Вашингтон Пост» опубликовал совершенно «фантастическую» пленку 2005 года – разговор Дональда Трампа с ведущим, которая абсолютно в духе – эта пленка – тех грязных пленок, которые публиковались нашими спецслужбами или неизвестно кем про Немцова, когда публиковались прослушки Немцова, прослушки Шендеровича, пленки Касьянова и Пелевиной с той только разницей, что у Касьянова с Пелевиной, извините, хоть что-то было, а там Дональд Трамп просто рассказывает, как он любит трахать телок.

И вся американская общественность негодующе возопила: «Как же это может быть! Да разве имеет право человек рассказывать в частном разговоре, как он любит трахать телок!» По этому поводу не только госпожа Клинтон заявила, что Трамп не имеет права быть президентом США – такой человек, — но даже некоторые республиканцы сказали: «Ну, это всё – перебор!»

Это, на самом деле, самое страшное во всей этой кампании, потому что, как бы вам сказать… вот, когда такого рода пленки, которые не имеют никакого отношения ко взглядам кандидата, никак не характеризуют его деловые качества, профессиональные качества, а просто характеризуют, условно говоря, как он ходит в сортир. Да, вы можете снять пленку, на которой человек ходит в сортир, и повесить ее в интернет. И будет очень стыдно: человек делает это частным образом. Но согласитесь, если у человека понос или запор, это не имеет никакого отношения, может он или не может быть президентом США или любой другой страны. И когда такие пленки вешаются в России, то наше общественное мнение, по крайней мере, либеральная его часть говорит: «Да что вы, с ума сошли! Это грязно, это мерзость, как же это возможно?»

Дело не в том, что это вешается против воли человека, что это что-то тайное. Если это его тайные счета, то пожалуйста. Если это то, что Трамп, видимо, долго не платил в Америке налогов, то это ради бога, это характеризует его как будущего президента. А вот самое страшное, на мой взгляд, что произошло – это то, что вместо того, чтобы сказать: Как же можно такую грязь вешать и на этом основании еще что-то говорить? – значительная, огромная честь не только демократов, но и республиканцев сказало: «Боже мой! Он такие вещи говорит о женщинах!»

Я уже говорила, что судьба США решается не в Вашингтоне – я еще раз повторю эту замечательную фразу Сергея Гуриева – в Кремниевой долине, и ни Трамп, ни Клинтон Кремниевую долину за одну итерацию не уничтожат. Но вот, что является, на мой взгляд, абсолютно роковым – это поведение большинства американских СМИ, которые ведут себя в лучшем случае, как в 1996 году российские СМИ во время кампании «Голосуй – или проиграешь!», а в худшем случае просто как российское общественное мнение, которое видит пленку Шендеровича, как Шендерович там с какой-то Катей Му-му и говорит: «Ну, это всё! Это конец Шендеровичу!». И на самом деле, это крах свободного мнения, крах свободной прессы. На самом деле, крах этот назревал давно. Он назревал в тех вещах, которые касались различных леволиберальных убеждений, продвигаемых различными группами интересов типа того же самого феминизма, типа того же самого глобального потепления. Когда вдруг оказывалось, как мы видели, скажем, из пленок, опубликованных во время «Климатгейта», что ученые, которые продвигают идеи глобального потепления, договариваются о том, как подделывать данные, что они договариваются о том, как уничтожать морально и общественно своих противников, что они говорят: «Да, вот сейчас глобального потепления нет, но это не важно – наши интересы важнее».

И когда это было опубликовано, это не произвело ни на кого никакого впечатления. Даже это не убило идею глобального потепления, потому что идее глобального потепления соответствует некая группа глобальных интересов, чей статус в особой степени, чьи доходы в меньшей степени зависят от того, что глобальное потепление есть и с ним надо бороться.

Вот такие группы интересов давно перехватили на Западе общественную повестку дня. И, собственно, проблема этих выборов заключается в том, что, с одной стороны, соперничает представительница типичных этих групп интересов с человеком, который называет кошку кошкой и говорит, что дважды два – четыре, но при этом является чрезвычайно несимпатичным человеком и, скорей всего, просто мошенником. Человек, который не платит американские налоги, который использует любую возможность, чтобы от них уклониться, все-таки не очень имеет моральное право быть американским президентом.

Но вот то, что происходит с кампанией против Трампа в американских СМИ – ну, это полный караул. Потому что посмотрите, что происходило во время дебатов. Во время дебатов был ведущий полностью на стороне Трампа. Выигрывал или проиграл Трамп эти дебаты, сложно сказать, потому что, если Fox News будет проводить опрос, то скажет, что он их выиграл, если будет проводить опрос Washington Post , то скажет, что он их проиграл. Но важно, что если вы просто откроете какую-нибудь газету Guardian, вы никогда не встретите фразы, что ведущий был на стороне Клинтон. Вы встретите фразу, что Трамп сваливает свое поражение на пристрастного ведущего.

И что мне не нравится конкретно. Я разберу простую историю. Вот обвинения, которые предъявила госпожа Клинтон Трампу во время дебатов по поводу Алисии Мачадо. У Трампа был конкурс красоты. Девица Алисия Мочадо победила на этом конкурсе красоты, потом чудовищно растолстела. Он по этому поводу назвал ее мисс Пегги – свинушкой. После чего выяснилось, что это содержательная претензия, которая на дебатах предъявляется Трампу. Госпожа Алисия Мачадо, к слову говоря, это женщина, которая занималась сексом в реалити-шоу, это женщина, у которой бой-френд застрелил кого-то. Есть подозрение, что она при этом сидела за рулем. Судья, который судил этого бой-френда, говорит, что она потом угрожала его, судью, убить. Я совершенно не возражаю, когда человек с кем-то там занимается сексом и снимает это сам на пленку – это его святое дело, но получается странно, что госпожа Алисия Мачадо имеет право заниматься сексом в этих квазикоммерческих целях, а господин Трап не может назвать ее свинушкой. Мне это кажется, во-первых, странным.

Но самое главное. Это правда, что Хиллари Клинтон у нас большой специалист по феминизму. Например, Клинтон в 2010 году выступала в Саудовской Аравии. Но, наверное, если она так Трампу врезала за «свинушку», то уж как-то она врезала саудитам! Ничуть. Она выступала перед женской аудиторией, которая вся была закутана в никабы и сказала, что американцы должны отвергнуть стереотипы и неправильные характеристики угнетенных саудовских женщин. Вот это странно. Ведь Трамп не позиционирует себя как борец за права женщина, а госпожа Клинтон позиционирует. А вот она саудовским женщинам рассказывает, что американцы должны отвергнуть стереотипы. А после этого фонд Клинтонов получает 100 миллионов долларов от саудитов. А после этого госпожа Клинтон не может выговорить слово «исламские экстремисты».

Кто устроил это выступление Клинтон? Хума Абедин – ее ближайшая помощница, ее правая рука. У Хума Абедин есть одна особенность: ее мама Салеха Махмуд Абедин – это член организации «Мусульманские сестры» — это аналог «Мусульманского братства». То есть госпожа Абедин, она родилась в Америке, потом в 2-месячном возрасте ее увезли в Саудовскую Аравию, потом она приехала учиться в Америке в колледж и сразу после колледжа поехала стажироваться в Белый дом. А папа ее, который из Индии и мама, которая из Пакистана – они уехали жить в Саудовскую Аравию, как в 30-е годы уезжали в Советский Союз строить коммунизм.

И мама издает журнал, в том числе, в котором рассказывается – и это статьи за подписью мамы – что США сами заслужили «11 сентября»; что ислам – есть самое гуманное отношение к женщине. Даже была там статейка, что защищался обычай калечить женские половые органы. Вы скажете, дочка не отвечает за родителей. Никаких проблем – конечно, нет. Это, наоборот, замечательно. Вот есть куча людей, которые жили когда-то в исламских странах, которые были приверженцами исламистской философии, например, знаменитая Аян Хирши Али, которая родом из Сомали, которая потом была депутатом голландского парламента, вот сейчас она живет в США. Замечательно! Самые лучшие антикоммунисты происходят из коммунистов, будто-то Артур Кестлер, Витакер Чемберс, Джордж Оруэлл. Ура! Хума Абедин – человек, который знает этот мир изнутри, идеальный помощник для Клинтон.

Вот проблема – Хума Абедин никогда не говорила о каких-либо разногласиях с матерью. Более того, будучи уже помощником Клинтон, она оставалась, по крайней мере, значилась редактором этого журнальчика. Посмотрите на Хуму Абедин – не пожалеете. Найдите ее фотографию. Она красавица. Она умница. Она была замужем за Энтони Вейнером, конгрессменом, который, кстати, еврейского происхождения. Я ни в коем случае не хочу сказать, что она какая-то скрытая исламистка. Я хочу сказать, что это, наверное, бабло. Вот 100 миллионов саудовских денег – это чистое бабло.

И ребяточки, с моей точки зрения, так нельзя. Вот, с моей точки зрения, прошу прощения, Трамп имеет полное право называть мисс хрюшкой растолстевшую участницу конкурса красоты. Но, с мой точкой зрения, если госпожа Клинтон называется себя защитницей женщин, она не имеет права ездить в Саудовскую Аравию, а потом получать от саудитов 100 миллионов долларов и рассказывать саудовским женщинам, что Запад должен преодолеть в их отношении стереотипы.

Что самое страшное для меня на этих выборах – не то, что на них победит Трамп или Клинтон, а в том, что происходит слом системы свободного слова. Этот слом произошел на самом деле давно в том, что касалось того же феминизма, того же глобального потепления, где группа интересов не пользуясь тоталитарной властью государства, а пользуясь таким сетевым тоталитаризмом, сумела навязать обществу свои идеи, и сейчас неожиданно оказалось, что вот эта система политкорректности уже напрямую участвует в выборах. Всегда все кандидаты были политкорректны. Сейчас один кандидат политкорректен, другой – нет. И трагедия заключается в том, что тот кандидат, который неполиткорректен, у него, мягко говоря, другие недостатки.

Собственно говоря, откуда взялся Путин в этих американских выборах? Возможности Путина вмешаться в американские выборы равны ровно нулю, зато Путин – это великолепная объясняла, страшилка, что вот, дескать если Путин – за Трампа, то не надо избирать Трампа, а если не дай бог Трамп победит, то это объяснение: «Ну, знаете, это всё Путин подделал результаты». Всего лучшего, до встречи через неделю!

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 голос)