Юлия Латынина в передаче "Код доступа" на сайте радиостанции "Эхо Москвы". Ну, на самом деле, мне кажется, самая интересная история на этой неделе – это история с авиабазой в Хамадане. И самая лучшая статья, которая об этом была написана, я видела ее за подписью Ивана Яковины, которого я очень ценю, который сейчас, к сожалению, после разгона Ленты.ру работает в украинском журнале «Новое время», который тоже очень хороший.

Напомню, в чем заключается суть истории, которая Яковиной, действительно, разобрана по косточкам. Что Россия получила доступ к использованию иранской базы стратегической авиации военно-воздушной в Хамадане. Что некоторое время это держалось в тайне. Ну, понятно, что это до конца держать в тайне нельзя, потому что всё равно рано или поздно это разведка, тем более американская видит. Что это была очень выгодная вещь для России с чисто военной точки зрения, потому что у базы длинная взлетно-посадочная полоса. Кроме того, она находится намного ближе к Сирии, что, собственно, позволяет бомбардировщикам брать на борт на 40% больше бомб и ракет, вместо того чтобы брать подвесные баки для топлива. И кроме того, было еще несколько плюсов, один из которых заключается в том, что Иран вообще никогда не позволял никакие иностранные базы делать на своей территории. Плюс всё это происходило, вот, собственно, ровно в тот момент, когда американцы должны были заплатить Ирану 400 миллионов долларов. Формально эти деньги платятся за то оружие, которое Иран заказал еще до 1979 года и которое потом, естественно, по независящим от Америки обстоятельствам Ирану не было поставлено. А реально, конечно, это выкуп за заложников и такая попытка помириться.

И, собственно, то есть Россия была в полном шоколаде. Она была в полном шоколаде до того момента, когда… Поскольку, как известно, для нас из всех искусств главнейшим является пиар и из всех войн для нас главнейшей является пиар-война, то вместо того, чтобы использовать базу, об этом решили прокричать по телевизору. Причем, прокричали так, что пропагандистские сюжеты, вышедшие на сразу нескольких каналах, показывали иранцев в качестве таких обезьян, которые смотрят на больших белых господ со своими самолетами, и дивятся.

Иранцы в отличие от американцев гораздо более обидчивые. Они тут же вспомнили, что не только Россия родина слонов, но и Иран родина слонов. Соответственно, иранский парламент просто запретил использование базы, и мы остались с мытой шеей и со своими пропагандистскими сюжетами. Таким образом пропагандистская война обернулась серьезным, тем, что любят говорить геостратегическим поражением. У нас очень любят это слово. Я его как раз не люблю, но, тем не менее, вот, пропагандистская война на экране была выиграна, а авиабазы мы лишились.

И на мой взгляд, эта замечательная история находится в ряду других историй, которые у нас постоянно случаются со странами, которые мы почему-то считаем своими союзниками.

Вот, еще на этой неделе случилась история, которую мало кто заметил. Канадская компания, которая называется Rusoro Mining и которая, на самом деле, принадлежит российским бизнесменам Владимиру и Андрею Агапову, она отсудила у Венесуэлы в международном арбитраже 1,2 миллиарда долларов за конфискованные (ну, там национализированные, но реально конфискованные) у компании активы – это золотые месторождения на территории Венесуэлы.

Я сейчас не о перипетиях этого решения (понятно, что его будет сложно выполнить, даже сложнее, чем известная история о взыскании в пользу акционеров Юкоса 50 миллиардов долларов), но вот я всё о том же.

Вот, все страны в мире для Кремля делятся сейчас на две категории – которые нас обижают и с которыми мы дружим. Обижают великую Россию, как известно, США и Европа, они вводят против нас санкции, они устраивают оранжевые революции в Украине, они вообще всячески нам мешают встать с колен. И, вот, с целью противостоять этому вражескому давлению Россия пытается вступить в альянс с разными другими странами, которые, как известно, тоже являются предметом злокозненных махинаций со стороны США. Вот, одна из этих сторон – замечательная страна Венесуэла. Как хорошо известно всякому верному сыну боливарианской революции, это из-за агентов США в Венесуэле в магазинах нет туалетной бумаги. Ну, точно так же, как каждому верному путинцу точно известно, что это лично Барак Обама не иначе как инструктирует российских гаишников вымогать взятки.

Я вам рекомендую совершенно замечательную статью Сергея Соколова (кажется, она была 2 или 3 недели назад в «Новой газете») – это зам главного редактора «Новой газеты». Он посетил Венесуэлу и описал свои впечатления в очерке «Страна победившего Глазьева».

И вот как раз тот самый момент, когда и Владимир Владимирович, и Сечин, и вот все эти высокопоставленные люди постоянно ездят в Венесуэлу и дружат вместе с ней против американцев. Выясняется, что вот эти братья по разуму нагрели российскую компанию на 1,2 миллиарда долларов и не посмотрели, что она российская.

И, вот, самое удивительное, что все вот эти высокопоставленные люди во время своих визитов в Венесуэлу, собственно, не смогли сделать то, что является главной внешнеполитической задачей для любого вменяемого государства, а именно защита коммерческих интересов отечественной компании.

Кстати я хочу заметить, что бандитская национализация (потому что это было именно это самое) является, в общем-то, тем самым оскорблением национальной гордости, к которому в других случаях так чувствителен Кремль. Откровенно говоря, ограбить российскую компанию на 1,2 «ярда» — это ничуть не хуже и ничуть не лучше, чем, скажем, вот то, что нас не пустили на Паралимпиаду с точки зрения вот того самого престижа государства. Вот, когда у российских бизнесменов отбирают компанию, то это значит, что Россию водят лицом по столу.

Вот, напомню, что когда США арестовали Константина Ярошенко или Виктора Бута… Один возил кокаин самолетами, другой, собственно, продавал наркотеррористам, пытался продать наркотеррористам российские «Стингеры» в обмен… Ну, можно представить себе, чем бы заплатили лидеры FARC за «Стингеры».

Ну, вот тогда Россия подняла крик, и из каждого отечественного утюга до сих пор несется, что арест Ярошенко ничто иное как антироссийская выходка обнаглевших пиндосов.

Вот, как вы думаете, что б сказали отечественные пропагандоны, если бы США конфисковали на своей территории у совершенно невиноватого российского бизнесмена активов на 1,2 миллиарда долларов?

И смотрите, какая странная история: ни пиндосы, ни Гейропа ничего такого не конфисковывают, а, вот, наш добрый друг Венесуэла ровно так себя и ведет, и кремлевские пропагандисты почему-то молчат.

Вот, частный этот венесуэльский случай (конфискация активов российских бизнесменов на территории страны, с которой российское руководство дружит против США), вот, собственно, хорошо иллюстрирует тот вопрос, который я начала, о качестве наших нынешних геополитических союзников и их, так сказать, морально-экономическом облике. Потому что, вот, я не буду здесь говорить об атоллах типа Вануату и прочих Коралловых островов, которые признали независимую Абхазию – там всё ясно. Когда я, помнится, несколько лет назад была на Карибах, то мне очень смешно рассказывали, что у большинства Карибских островов еще до всякой Абхазии был такой бизнес: они признавали сначала Тайвань в качестве единственной Китайской Народной Республики, а потом шли в Китай и получали деньги за то, чтобы признать уже Китай.

Так вот я про Вануату не буду, которая открыла бранч этого бизнеса теперь в отношении Абхазии. А, вот, начнем, собственно, с грантов. Вот, прекрасный пример – это тот самый Иран и та самая авиабаза Хамадан, потому что…

Конечно, Кремль виноват в случившемся сам и только сам. Решили похвалиться военной обновкой, сделали это в максимально оскорбительной для союзника форме, забыли, что в Иране тоже пропаганда, тоже вставание с колен, тоже наше всё, древняя держава ахеменидов. Ну, вот, не могли они вытерпеть, когда российское ТВ изображает их в виде союзников-папуасов.

Но я, собственно, о чем? Там еще есть такой момент. Ведь, почему Кремль расслабился? Потому что привычные государства, против обид со стороны которых он привык самозабвенно бороться, на пиар не реагируют.

Вот сейчас из каждого отечественного утюга несется, что это вот специально американские то ли жидомасоны, то ли пиндосы, вот они специально нашу Олимпиаду, и ничего американцы по этому поводу… А они даже не знают, что это они специально сорвали участие российских спортсменов в Олимпиаде и тем более Паралимпиаде.

Вот, Россия то облетает боевые корабли США, то там какие-то учения проводятся. то мы громко заявляем, что вот сейчас проведем учения чуть ли не под боком у США, после чего в лучшем случае американский адмирал скажет: «Ну, пусть проводят, если доплывут».

Вот, у нас по городам ездят автобусы с надписью «Обаме вход воспрещен», у нас в ресторанах подается «обама де-воляй» и «меркель во фритюре». А, вот, в Америке не то, что этого не замечают – им просто даже нельзя объяснить, о чем это. Это вот ниже презрения, ниже уровня презрения.

Вот, забыли в Кремле в случае иранском, что есть страны, которые реагируют на пиар. Вот вы представьте себе, что было бы с нашим союзником Ираном, если бы в российском ресторане подали там Аятоллу Хомейни во фритюре. Ну, представили? Ну, вот, то-то.

Вот, есть еще один наш замечательный союзник в борьбе против бездуховного Запада – высокодуховная Турция. Та же самая история. Как только Европа окончательно заявляет об отказе от строительства Южного потока, первое, что сделал президент Путин, он отправился в Турцию и по итогам визита он сразу сказал, что Россия будет строить газопровод через Турцию.

И обратите внимание, как в случае с Ираном, вот, наступили на те же грабли… Вернее, в случае с Ираном наступили на те же грабли, что и с Турцией. Потому что вежливые европейцы никогда в случае подобных заявлений не поправляли российского президента. Много раз мы обращали внимание, что вот идет какая-то пресс-конференция, сказал президент Путин или кто-то другой о том, что договоренности достигнуты, и рядом стоит Меркель и кивает, хотя никаких договоренностей нет – дает возможность сохранить лицо.

А Эрдоган Путину такой возможности не дал. Сразу после заявления российского президента он объявил, что никакой договоренности нет. То есть вот это была абсолютно история с Хамаданом. Путин пытался использовать Эрдогана для самоутверждения перед Западом, Эрдоган тут же взял и вывозил великую Россию лицом в грязь. Вот, в отличие от США не тот субъект Эрдоган, за счет которого можно самоутверждаться (там тоже чувствительность к пиару).

После этого, собственно, всё и полетело по трубам, потому что попытались намекнуть туркам, что по газу, все-таки, придется договариваться и в рамках этого намека российские бомбардировщики принялись летать бомбить этнических турок, проживающих на территории Сирии, и делали это через территорию Турции. Адекватное государство вроде Соединенных Штатов терпело бы. Наш духовный близнец взял и сбил самолет.

После этого, значит, отношения зашли в тупик, и началась очень смешная история известная, в которой, в конце концов, по российским СМИ прошла информация о том, что Эрдоган извинился перед сбитыми летчиками. После чего довольно было быстро обнаружено дотошными журналистами, что, собственно, турецкое письмо никаких извинений не содержит, оно не содержит ничего другого, о чем Эрдоган не говорил раньше. Но хотя бы турки не стали протестовать в российских СМИ, что они принесли извинения. А окончательно начали отношения выправляться уже, конечно, после военного переворота неудавшегося, после подавления которого Кремль поспешил выразить Эрдогану восхищение той твердостью, с которой тот немедленно упрятал в тюрьму весь цвет турецкой нации вне зависимости от того, участвовал этот цвет в перевороте или нет. И, собственно вот, после этого Путин и Эрдоган немедленно переговорили по телефону. После этого разговора мы видим, что танки Эрдогана вошли в Сирию. Видимо, отношения сложились самые замечательные, контакты были возобновлены с того места, на котором они остановились.

Но понимаете, в чем проблема? Вот, не успел Путин поговорить, а танки войти, как Эрдоган позвонил Порошенко и заверил его, что Турция поддерживает территориальную целостность Украины. То есть это у нас с нашими замечательными союзниками случается постоянно.

У нас есть страна Северная Корея, которую мы… Ну, сказать, что мы с ней сильно поддерживаем, нельзя, но мы регулярно блокируем в Совбезе ООН всяческие революции против Северной Кореи.

Вот эта замечательная страна то роняет на нас без предупреждения ракеты, то задерживает наши теплоходы. Правда, у меня есть гипотеза, почему это происходит – я думаю, что бедные корейские пограничники просто хотят есть, они заходят на камбуз и там питаются. Но тем не менее, факт есть факт.

Вот, представьте себе, что Америка бы задерживала наши теплоходы или роняла бы без предупреждения свои неисправные ракеты, не предупреждая нас о запуске, на нашу территорию. Представили? Ну вот то-то. Тем не менее, с Америкой мы не дружим, а с замечательной страной Северной Кореей мы дружим.

Есть еще такая прекрасная страна Белоруссия, о которую, конечно, мы периодически вытираем ноги, и Лукашенко о нас периодически вытирает ноги. И в этой замечательной стране Белоруссии сравнительно недавно был взят в заложники российский бизнесмен, напоминаю, господин, по-моему, Гертнер, глава предприятия Уралкалий.

И вот странное дело. Представьте себе, что в Америке бы взяли в заложники российского бизнесмена. Да? Или отобрали, я не знаю, у компании Лукойл, которая имеет большое количество заправок и бизнеса на территории Америки, отобрали бы бизнес. Чего бы было? Ну, ужас был бы.

Тем не менее, вот, с Белоруссией мы дружим, мы даже продолжаем ее субсидировать, несмотря на взятие российских бизнесменов в заложники, а с Америкой мы враждуем.

Еще была замечательная страна, то есть страна осталась, но президент сплыл, Муаммар Каддафи, глава ливийской Джамахирии. Тоже брал российских бизнесменов в заложники. Напомню, это был Александр Цыганков, представитель Лукойла. Правда, когда Путин и Каддафи о чем-то там договорились… Напоминаю, что договоренность касалась, с одной стороны, списания ливийских долгов России, то есть страдал российский бюджет. Но зато плюс получали российские государственные компании, возглавляемые хорошими знакомыми президента Путина (там подписаны большие контракты). Правда, я не уверена за их судьбу в новой ливийской Джамахирии.

Так вот. После того, как эта договоренность была достигнута, гражданина Цыганкова вернули домой прямо на премьерском самолете.

Собственно, это хороший ответ на вопрос «По какому признаку мы дружим со странами, а по какому признаку мы не дружим со странами?» И ответ очень странный, что, собственно, враждебность или дружественность руководства страны к России не имеет к этому вопросу почти никакого отношения. Скажем, у Лукашенко с Путиным иногда бывали реально очень плохие отношения. То же самое касается Муаммара Каддафи или уж тем более корейского лидера, у которого со всеми плохие отношения.

Мы считаем своими союзниками абсолютно непредсказуемые и взбалмошные страны, и мы не считаем своими союзниками, мы считаем своими врагами страны, которые ведут нормальную взвешенную политику, страны, в которых взвешенную политику ведет государственная машина. Нас очень устраивают диктатуры или не очень рациональные решения лидеров стран.

Собственно, я сильно подозреваю, что именно по этой причине очень импонирует российскому руководству победа Трампа, возможная победа Трампа на американских выборах, потому что они считают, что если Трамп придет к власти, то он будет править страной немножко по типу Лукашенко или Муаммара Каддафи, что, собственно, их глубочайшее заблуждение, потому что Трамп Трампом, а американская государственная машина американской государственной машиной. Вот этот авианосец просто не умеет разворачиваться в зависимости от воли одного или другого лидера. Но это бог с ним.

И вот у нас получается такая парадоксальная вещь, что те страны, которые оскорбляют Россию и оскорбляются от действий России гораздо сильнее, чем это делают западные страны, у нас находятся в друзьях, а те страны, в которых государственную политику диктует машина, а не личная прихоть одного человека, у нас оказываются во врагах.

И это, на самом деле, очень понятно, потому что в чем главная проблема, в чем главный недостаток Америки с точки зрения современного Кремля? Что, вот, с Муаммаром Каддафи, да, можно залезть в его шатер и о чем-то договориться, причем договориться по бабкам. А с Бараком Обамой и более того даже с Дональдом Трампом всё равно нельзя будет договориться по бабкам. Вот, просто нету того шатра на лужайке Белого дома, в который можно залезть, чтобы там попить чай, договориться о снятии санкций за откат, и вообще а пусть попутно Ярошенко и Бута пришлют самолетом, зафрахтованным Фондом Клинтон, обратно в Россию.

Еще одна история, о которой я хочу на этой неделе рассказать. Не богатая событиями неделя. И я взяла эту замечательную историю из маленькой заметки Андрея Пионтковского, который рассказал о не менее замечательном докладе, который директор Центра анализа стратегий и технологий, член Общественного совета Министерства обороны РФ Руслан Пухов представил этот доклад в Вашингтоне в качестве такого прощупывающего момента о том, как будет американская элита реагировать на продолжение войны в Украине.

Вот, доклад, о котором саркастически повествует Пионтковский, состоит, грубо говоря, из двух частей. Первая – вводная и банальная – которая заключается в том, что, дескать, американцы и натовцы очень беспокоятся за Прибалтику. Действительно, там вокруг нее кишат какие-то российские военные части, и мы помним историю с Бронзовым солдатом, мы помним эксперименты нашистов и так далее. И, вот значит, устами Пухова (ну и не только устами Пухова) Москва дает понять, что она не намерена угрожать прибалтийскими и скандинавским странам, и Польше, и не ищет здесь конфликта. Ну, просто знаете, с НАТО должен ком с плеч свалиться, потому что, конечно, ну, наверное, вряд ли оно всерьез боялось, что российские танки войдут в Эстонию.

Впрочем, мы же понимаем, что всё равно бы российские танки в Эстонию не вошли, а там русскоязычные жители Нарвы вдруг бы попросили защитить их от геноцида со стороны проклятых эстонцев. И более того, у этих русскоязычных жителей Нарвы, простых трактористов и шахтеров вдруг бы оказалось что-нибудь вроде установки «Бук».

Собственно, вторая часть презентации пуховской, действительно, была важна, потому что в ней было сказано буквально следующее: «В то время как западные СМИ и аналитики терзаются судьбой Сувалкского коридора в Польше, Россия в последние полтора года последовательно монтирует внушительную военную группировку на всей протяженности границы с Украиной. На севере этой границы воссоздана первая гвардейская танковая армия, в состав которой помимо элитных подмосковных 2-й Гвардейской Таманской мотострелковой и 4-й Гвардейской Кантемировской включены также шестая танковая бригада в Нижнем Новгороде, и так далее, и так далее». В общем, смысл всех мероприятий понятен: на границе с Украиной российская сторона развернула 3 серьезные группировки, способные, как утверждает господин Пухов, в случае необходимости на севере нанести стремительный удар в направлении Киева, а южнее создать 2 мощные клешни для охвата и стратегического окружения основной группировки украинской армии на Левобережье.

Ну, если вы помните, когда были горячие деньки в Украине, там тоже был обмен мнений Владимира Владимировича с разными президентами западных стран, и Владимир Владимирович говорил, что типа вот, если захотим, наши танки будут в Киеве. Но танков наших в Киеве до сих пор нету. И, собственно, из доклада Пухова вытекает, что нынешнее российское военное планирование подчинено одной идее, идее создания на границе с Украиной боеспособной армии. Собственно, это еще одна причина, по которой российскому руководству может быть так дорога теоретическая победа Дональда Трампа, потому что он не только не будет помогать Украине (ей, собственно, и Барак Обама не помогал). Но Барак Обама при этом издавал какие-то благочестивые звуки. А вот Дональд Трамп – он довольно честно и откровенно сказал, что… Ну как? Ну, США же не собираются воевать за Украину.

И, собственно, вот после того, как Дональд Трамп это сказал, и явился господин Пухов со своим докладом, и с тем, что Пионтковский характеризует как большую сделку, ну, фактически новый ялтинский договор. Только, знаете, по-маленькому – все-таки, в Ялте делили полмира. А тут предлагается американцам (так и быть), что мы не будем трогать прибалтийские республики, а, вот, Украина – она, типа, наша.

Ну, вот это, собственно, действительно, на мой взгляд, это очень точно подметил Пионтковский в докладе Пухова, потому что это важный момент. Ведь, все видят, что настало некое благолепство в российских отношениях с Западом, чего почувствовал даже рубль, который перестал катиться вниз. Отчасти это связано с тем, что стабилизировалась цена на нефть, но в первую очередь, действительно, связано с тем, что те вещи, которые еще год назад были у всех в головах (ну, скажем, те же самые ДНР и ЛНР)... Как замечательно сказал Пионтковский, «лучезарная Новороссия – она скукожилась до размеров бандитской Лугандонии».

Я продолжаю про вот то, что произойдет, если будет новая серия какой-то российской военной активности. Вот, наверное, много людей задавалось себе вопросом, где она может быть. И, собственно, очевидный ответ, что это может быть только опять и снова на Украине. Понятно, что всё, о чем говорит Пухов, понятно, что все эти военные группировки на границе с Украиной, — это исключительно то, что называется contingency planning, это не обязательно произойдет. И произойдет это или нет – это в первую очередь зависит от военной силы Украины. Точно так же, как единственной причиной, по которой не произошла Новороссия, был, действительно, тот военный отпор, который оказала Украина. Никакая не реакция международного сообщества, потому что реакция международного сообщества, как бы, не зависела от количества километров территории, которая отойдет ДНР и ЛНР. И, собственно, в Кремле испугались большой крови. Иловайский котел был большой кровью для украинцев – он возбудил всеобщее негодование там. Но и для России он был большой кровью, потому что в тот момент, когда стало ясно, что если война будет происходить так, она не сможет происходить только по телевизору, пойдут домой гробы, разные Шлосберги будут писать, начнется история как в Афганистане. А, конечно, одна из вещей, которые в Кремле твердо усвоили, что маленькая победоносная война, действительно, должна происходить только на экране телевизора, иначе она кончается большой и кровавой революцией.

И собственно, с этой точки зрения если посмотреть на то, что происходит в Сирии… А в Сирии бесспорно закаляется российское оружие для новой войны. Если посмотреть на то, что происходит с так называемой частной военной компанией Вагнера, конечно, это всё оттачивается новая война.

Ну, плюс, конечно, помешал, наверное, продолжению украинской истории «Боинг», потому что это был очень сильный косяк и нам за него еще придется отвечать.

И, конечно, в данном случае мы еще должны понимать, к сожалению, что в этой ситуации хвост вертит собакой. Потому что в ЛНР и ДНР, и вокруг образовалось большое количество людей, которые могут поднять свой социальный статус только с помощью войны.

Вот, Лугандония – она никуда не делась, она существует, а всякий Хамас может существовать только в состоянии войны (на него бедного всегда нападают). И вот те 2 фактора, которые могут помешать реализации этого сценария, который, как я вам уже сказала, совершенно не обязательный (он всего лишь вероятный). Это просто сценарии, которые мы вынуждены обсуждать, хотя, скажем, еще 10 лет назад обсуждать его было бы так же безумно, как обсуждать там вопрос о том, а не нападет ли Россия, скажем, на Швецию.

То первый фактор – это дееспособность украинской армии. А второй фактор очень интересный, о котором господин Пухов, естественно, вообще не поминал, а, вот, Андрей Пионтковский, на мой взгляд, помянуть забыл – это состояние нашей армии.

Вот тут на этой неделе Фонтанка.ру, журналист Коротков, который, на мой взгляд, делает совершенно потрясающее дело, опубликовал потрясающее расследование о том, кому уходят миллиарды рублей за обслуживание армии и как это организовано. Речь идет о конкурсах по обслуживанию военных городков. Формально эти конкурсы похожи на настоящие, но Фонтанка смогла установить, что в конкурентной борьбе участвуют 6 компаний, которые зарегистрированы на номинальных собственников и, surprise-surprise, с точки зрения Фонтанки центр управления этих компаний находится в офисе ООО «Мегалайн» в штабе Евгения Пригожина, известного кремлевского повара.

Собственно, Фонтанка уже писала о предыдущей серии таких конкурсов в январе 2016 года, и там, в общем, организаторы этих псевдоконкурсов были небрежны, потому что Фонтанка просто отметила, что назначение людей из службы безопасности Пригожина в качестве зицпредседателей юридических лиц – оно бросалось в глаза.

А тут история оказалась другая, потому что Фонтанка посмотрела в масштабах страны. Увидела, что заказы на текущий ремонт в Минобороны получают 6 компаний – это там «Скоция» какая-то, «Экседра Плюс», «Еврогрупп». Ни одна из этих замечательных компаний, которые… Ну, представляете себе, какие гиганты мысли! Взяли на содержание всю российскую армию. Раньше это называлось «Откупщики». Это было же ведь, просто вот, самое богатое местечко, которое только было в Российской Империи, вот те самые армейские откупа, из-за которых потом получались отваливающиеся подметки, из-за которых мы проигрывали войны, или те самые черви, которые кишели в супе в «Броненосце Потемкине», которые вызывали революции.

И вот Фонтанка посмотрела, что все 6 фирм пользуются для отправки отчетности сервисами. И когда они посмотрели, с каких электронных адресов эта отчетность приходит, то выяснилось, что отчетность всех этих непримиримых конкурентов («Феникса», «Экседры Плюс») отправляется с одного и того же адреса, отправляется с адресов, которые очень близко связаны с доменными именами корпоративной почты «Мегалайна» и других компаний, которые неформально объединены под эгидой империи Евгения Пригожина.

Но самое потрясающее, что сделала Фонтанка. Дело в том, что во всех этих структурах большая текучка, связанная с личным стилем руководства. И вот Фонтанка пошла смотреть резюме. И она нашла резюме, которые размещают в сети бывшие сотрудники всех этих ремонтных контор, и, например, нашла резюме некоего Вячеслава, который обозначает свои места работы как «Скоция», «Экседра Плюс», а в скобках – «Мегалайн».

И Фонтанка ему позвонила, и говорит: «А, вот, я бы… Хотели мы поговорить с вами о вашей работе на господина Пригожина». А он говорит: «Ну, я же полгода всего отработал». Его спрашивают: «А не странно ли, что, вот, вы конкуренты, «Скоция», «Экседра Плюс», а вы как-то в них обеих работали?» Он говорит: «Ну, они же сидели в одном и том же здании. Не вижу в этом никаких проблем. В бизнес-центре «Мегалайна».

Ну а поскольку Фонтанка, на самом деле, знала, что произошло с этим менеджером, она даже его спросила: «А правда ли, что в отношении вас Пригожин осуществил физическое насилие?» На что бедолага говорит: «Я не хочу распространяться».

Еще несколько таких случаев Фонтанка нашла с анкетами. Самая интересная была некоей Светланы из Мурманска, которая отозвалась на вакансию некоего ГК «Движение», а заключить договор ей предложили с неким ООО СК «Лидер». А когда она, значит, попыталась получить подписанный экземпляр этого договора, почему-то она общалась с менеджером по персоналу из ООО «Экседра Плюс». А когда стали приезжать руководители, то они отрекомендовались представителями «Мегалайна» и «Конкорда». И бедная женщина, ошарашенная такой чехардой юридических лиц, формально не связанных между собой, плюс там, насколько я понимаю, заработная плата оказалась не соответствующей договоренностям. Она написала заявление об увольнении по собственному желанию, и с июля, по словам Фонтанки, безуспешно пытается получить свою трудовую книжку.

Собственно, каким образом?.. У нас же есть, все-таки, федеральный закон, согласно которому надо выигрывать конкурсы. Очень просто. Каждый лот формируется таким образом, что в него включены объекты, которые разбросаны по всей территории военного округа. То есть надо отремонтировать и кровлю в Тверской области, и там Солнечногорск и Курск, и лестницу в Калуге. Понятно, что кроме монополиста такой разброс никому не под силу. Соответственно, естественно, тоже субподрядчики, на самом деле, производят реальные работы. Все собеседники Фонтанки подчеркивают, что это надолго. Фонтанка удивляется, что очень странная ситуация, при которой, ну, фактически обслуживание российской армии… Деньги есть, а ответственности нету, потому что компании, мягко говоря, зарегистрированные на номиналов и взять с них нечего.

И собственно вот я о чем. Вот, с одной стороны, докладывает Пухов в Вашингтоне, эти наполеоновские планы, мощная группировка. А с другой стороны, те же самые военные аналитики в США смотрят вот эту прекрасную картину, когда сеть компаний «Рога и Копыта» взяла на снабжение и обслуживание всю российскую армию. Вопрос: «Что значит, если конкурсы вкладывают фирмы-однодневки?» Это значит, что нельзя посмотреть, как и что происходит с деньгами.

Что это значит, по большому счету, для боеспособности армии? Ну, мы знаем ответ на это, а кто не знает, может посмотреть ответ в истории. Вот, в конце IV века нашей эры была большая римская армия, по списочному составу аж 600 тысяч человек, если читать «Notitia Dignitatum». Здоровая была армия! Слушайте, представляете, 600 тысяч человек. Это для современного мира очень хорошо.

А возникает вопрос: а как же она могла быть 600 тысяч человек, если в это время какая-то горстка готов, которая, ну, максимум 30 тысяч человек насчитывала, гуляла по империи как хотела? Если в битве при Адрианополе римская армия погибла практически полностью. Это при том, что готов в тот момент было, ну я не знаю, 10-20 тысяч человек максимум. Как же так получалось, что Аларих, начиная с 400-го до 410-го года, пока он не ограбил Рим, гулял по всей Италии, катался как отвязавшаяся бочка? И каждый раз, когда Стерихону нужно было что-нибудь сделать с Аларихом, ему перед этим приходилось отправляться через Альпы, чтобы набрать новую армию, чтобы воевать с Аларихом. Да? А какое количество людей Алариха, мы знаем, приблизительно знаем, потому что когда он потребовал выкуп с Римлян, он потребовал в том числе, например, 3 тысячи крашеных шкур. Что такое 3 тысячи крашеных шкур? Это вот хорошим воинам вознаграждение. Да? А дальше там было еще 30 тысяч чего-то. Значит, максимально это было 30 тысяч.

Вот, каким образом вот эти 3 тысячи крашеных шкур, которые у нас зафиксированы исторически, соотносятся с теми 600-ми, ну, минимум 400-ми тысячами человек, которых у нас находится в «Notitia Dignitatum»? Ну, ответ, конечно: а не было там 600 тысяч, там была своя «Экседра Плюс». На папирусе всё это существовало за неимением пока бумаги.

Вот, была российская армия в начале XX века, офигительно, как казалось, сильная. И флот офигительно сильный. Как там? У России два союзника – армия и флот.

Вот, флотом заведовал великий князь Алексей Александрович, дядюшка Николая Второго. Очень князь любил яхты, праздники и актрис. А дальше при всей любви князя к праздникам и актрисам произошла, мы помним, Российско-Японская война. И в том числе проблема заключалась в том, что деньги, которые были предназначены на строительство судов, шли на бриллианты для фавориток великого князя. И была такая знаменитая история, когда очередная фаворитка… Ее звали Элиза Балетта, она была балерина, не очень даже, кстати, и такая тоненькая, чтоб сказать, но зато у нее было очень много бриллиантов, в которых она и выходила на сцену Мариинки. Когда она вышла в очередной раз на сцену после Цусимы, то в зале поднялся большой шик и люди начали кричать: «Вот наши канонерки! И вот наши военные суда! Они у нее в ушах и на поясе».

Вот, тут нет вариантов. То, что называется «Экседрой Плюс», всегда кончается Цусимой. Это когда речь идет о гражданских компаниях… Да? Вот там компания Роснефть. У нее будет меньше себестоимость, выше себестоимость. Ну, компании Роснефть и Газпром – да, они, конечно, потеряют в капитализации и они… Как там? Сейчас они у нас, по-моему, уже уступают капитализации Сбербанка. Я уж не говорю о том, что они уступают капитализации какому-нибудь Google, который может, как я тут некоторое время назад говорила, купить их за существующий у него наличный кэш.

Но тем не менее, они продолжают существовать физически (компании Роснефть и Газпром). А война – это пан или пропал. Там, грубо говоря, убыток военной капитализации кончается разгромом.

Конечно, мы можем предположить, что вот со всем этим обслуживанием армии этими странными компаниями, что где-то там всё сводится до копейки, что где-то там в эмпиреях существует баланс и, там, или Шойгу, или Путину всё приносят и говорят: «Вот смотрите, мы тут ни копеечки не украли, не затерялось». Но мы же знаем, как работает бассейн (вот это замечательное кремлевское слово) – он так не работает.

Я уже много раз говорила, что большинство серьезных перестановок, которые сейчас происходят внутри России, связаны с тем, что когда обрушились цены на нефть, то выяснилось, что те люди, которые должны были заведовать параллельным бюджетом, так называемым бассейном, из которого надо было тратить деньги на государственные нужды, что, как бы сказать, ну, быть при кране и не напиться… Вот, не оказалось в этом бассейне того, что намеревалось.

Как я уже сказала, есть должность откупщика, давно ценимая в России. Вот, у меня самый вопрос: «Для чего это?» Если мы говорим, что наши союзники армия и флот, зачем организовывать обслуживание армии через сеть подобных фирм? Какими высокими государственными интересами это можно объяснить? Почему нельзя организовать нормальный конкурс, в котором реальная частная фирма скажет: «Вот, я лучше всех снабжу и обслужу котельную»? Вот, как это можно проконтролировать?

Еще одна история, уже на этот раз международная, которая уже некоторое время назад произошла и к которой я бы хотела вернуться. Это новый референдум, который недавно был проведен в Таиланде, в котором 61% избирателей проголосовали, фактически одобрили действия тайской военной хунты. И, собственно, те изменения, которые тайская военная хунта, если очень грубо говорить, предложила в тайскую Конституцию, заключаются в том, что страной будет управлять двухпалатный парламент, Парламент и Сенат. При этом военные будут в значительной степени наполнять одну из палат своими людьми и всегда смогут распустить парламент. Это не просто им будет распустить парламент, но, тем не менее, они смогут это сделать.

Вот, конечно, первый вопрос – это что если бы турецкие военные, ну скажем, после переворота 1980 года такую поправку в Конституцию ввели, то не было бы никакого Эрдогана и не было бы никакого неудачного военного переворота сейчас, и не было бы того ужаса, который угрожает Турции, потому что я напомню, что в Турции помимо 100 высокопоставленных военных, то есть почти трети турецкой армии, арестованы и тысячи, тысячи гражданских лиц, в том числе учителей, профессоров, которые уж точно не имели никакого отношения к перевороту и которые виноваты были только в том, что они не соответствуют тому тренду исламизации, в направлении которого движется Турция.

Мне тайский опыт показался вот почему любопытным. На мой взгляд, мы присутствуем (я уже много раз об этом говорила) при тотальном кризисе идеи всеобщего избирательного права, которая в 90-х годах после падения Советского Союза казалось, что вот сейчас восторжествовала во всем мире. Как и написал Фрэнсис Фукуяма, что происходит конец истории, конец истории сопровождается внедрением всюду либеральной демократической модели правления. И мы видим, что эта демократическая модель правления – именно она сама (не какие-то ее странные последствия), она очень сильно вызывает проблемы прежде всего в странах третьего мира, одной из которых, к сожалению, сейчас является Россия.

Мы видим, например, что в замечательной стране Венесуэле с помощью всеобщего избирательного права победил сначала Уго Чавес, потом в виде большой белой птицы он благословил бывшего шофера Мадуро, и что в Венесуэле уже в магазинах армия. Но армия в магазинах есть, а туалетной бумаги нету.

Мы видим, что, например, в замечательной стране Малайзия, о которой я сравнительно недавно рассказывала, тамошний премьер-министр Наджиб Разак основал суверенный фонд. Из суверенного фонда первым делом сперли 3 миллиарда долларов. Когда история выплыла наружу, то что сказал Наджиб Разак? Он сказал: «Это всё проклятые западные страны нас обижают, а я тут буду укреплять духовность», и принял несколько исламистских законов.

И при этом оказалось, что народу совершенно всё равно, что из суверенного фонда сперли 3 миллиарда долларов – он таких мелочей не замечает.

Мы видим, что в Турции народ (большинство) проголосовал сначала за Эрдогана-исламиста. А потом, ну, если не большинство вышло на улицы против военных, то люди, которые вышли на улицы, я еще раз это повторяю, к сожалению это был совершенно тот же психотип как те люди, которые устраивают теракты в Ницце или в аэропорту Брюсселя. Это были люди, которые не хотели западного пути развития страны. И это, да, был глас народа.

И вот в этом смысле очень интересная история почему произошла в Таиланде? Во-первых, потому что в Таиланде, вроде бы, всё развивалось по тому же самому сценарию. После того, как в стране были объявлены демократические выборы еще много-много лет назад, на них сначала победил человек, которого звали Таксин Чиннават – это местный такой, знаете, что-то типа помеси Трампа и Иванишвили. Олигарх, который сделал свое состояние на государственных контрактах и, естественно, начал помогать народу.

Военные устроили переворот, Чиннавата выкинули. Международная общественность, естественно, совершенно возмутилась, военные были вынуждены провести выборы снова. На выборах победила сестра Таксина Чиннавата, Чиннават стал управлять страной по Skype’у.

После этого в Таиланде чтобы купить благорасположение избирателей, в основном северных фермеров, которые производят рис, было проделано несколько совершенно фантастических глупейших экономических вещей, которые, кстати, абсолютно в стиле российского руководства. Одна из которых, например, заключалась в том, что госпожа Чиннават повысила закупочные цены на рис. А поскольку Таиланд на тот момент был самым крупным производителем риса в мире, она решила так: что она, с одной стороны, за государственные деньги выкупит этот рис у фермеров, которые получат больше и проголосуют за нее, а с другой стороны, поскольку у Таиланда более или менее монополия, то после того, как государство соберет это всё в свои закрома, цены на рис повысятся и, соответственно, она таким образом еще рынок обставит.

Поскольку рынок обставить невозможно, то цены на рис не повысились, они наоборот упали, а вот место Таиланда на мировом рынке заняли другие страны, в том числе Вьетнам. Собственно, эти страны тоже воспользовались этими государственными ценами, потому что довольно большое количество вьетнамских и других фермеров перевезли свой рис через границу и сдали его в тайскую казну, получив за это лишние деньги.

В конечном итоге казне стало нечем платить за рис. Она свои запасы риса так, в конце концов, и не продала. Я думаю, что половина из них была раскрадена, а другая половина сгнила. Ну и, собственно, в этот момент произошел очередной военный переворот. И что было самое интересное, на чем я, собственно, хочу закончить передачу, обратите внимание на 2 вещи.

Во-первых, этому военному перевороту предшествовали демонстрации, которые происходили в Бангкоке и на которых большое количество народа требовало, вы не поверите, ограничить всеобщее избирательное право. И на моей памяти это первое такого рода большое движение в современной истории.

Во-вторых, после того, как военные произвели переворот и сейчас пропихнули это новое общественное устройство страны, я думаю, что еще несколько лет назад Таиланд закидали бы дерьмом со страшной силой. Каждая бы «The Guardian» написала «Да как вы смеете!» Обратите внимание, это прошло почти незамеченным.

То есть то, что, к сожалению, модель всеобщего избирательного права на выборах в третьих странах дает сбой, мы видим в том числе и на примере России, где большинство абсолютно, как мы видим, поддерживает Владимира Владимировича Путина. Мы видим, совершенно искренне поддерживает, да? Оказывается, что совершенно не нужно никакого насилия – достаточно телевизора.

И, конечно, мы это видим в нынешних российских выборах, потому что… Вот, скажите, это же, все-таки, выборы формально? А как вы думаете, эти выборы приведут к какой-то реальной демократической модели самоуправления? И более того (это уже последняя секунда и до встречи через неделю), более того мы видим, что даже в США всеобщее избирательное право приводит к очень странной избирательной кампании, на которой доминирует, с одной стороны, безответственный популист, а, с другой стороны, госпожа Клинтон со своим Фондом Клинтонов за 2 миллиарда долларов, который фактически (говорите, что хотите) представлял собой форму торговли влиянием и особенно американской внешней политикой.

Всего лучшего, до встречи через неделю.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 голос)