Телеграм-канал "СерпомПо": На 92-м году жизни скончалась Людмила Алексеева. Некрологи опубликованы даже в государственных и провластных СМИ, соболезнования выразил Путин. Воистину, в "гибридное" время живем.

Про Людмилу Михайловну сказано и написано много, не говоря уж про последние несколько часов. Так что редакция "СерпомПо" решила, что лучше предоставить слово ей самой — это часть неопубликованного комментария, который в июне прошлого года (незадолго до своего юбилея) она дала сотруднику нашего тг-канала.

В тот момент происходил новый виток давления властей на НКО. В Кремле реально тряслись, что Запад хочет повлиять на президентские выборы в марте и, по словам Путина, "забрался с ногами в нашу внутреннюю политику и на голову нам сел". Отсюда — ужесточение норм финансирования и без того драконовского закона об "иностранных агентах", вопли нарышкиных, чаек и матвиенок, что Америка хочет нас поработить, истерика Захаровой по поводу вильнюсского слета оппозиционеров с участием Ходорковского и Каспарова, охота на участников акции Навального "26 марта", судебные репрессии к задержанным на митингах и нападения на гражданских активистов. С обысками нагрянули даже в "Русь сидящую". МХГ вынуждена была тогда сделать заявление.

"Я уже не успеваю реагировать на все, что они (власти) делают в последнее время", - говорила Алексеева. "Заметное ужесточение всей обстановки вокруг правозащитных и гражданских организаций", по ее словам, не что иное, как "кампания, начатая по отмашке президента".

— Политические партии они уже съели. Так называемые системные делают то, что хочет Кремль. Несистемные — кто их сейчас замечает, кто чувствует? И вот теперь взялись за гражданские организации, которые политикой не занимаются. Мол, НКО получают деньги (из-за границы) и влияют на выборы. Интересно, как мы можем на них повлиять и зачем нам это? Да, мы выборами занимаемся, но только в той части, чтобы не дать властям их спокойно фальсифицировать. Вот и все наше занятие. Но по их логике, мы это делаем потому, что нам за это "проплатили с Запада".

Они думают, что ни один человек не может сам сообразить — только, если подсказали и заплатили. А то, что люди могут действовать по собственному разумению им в голову не приходит! Наверное потому, что сами они ничего не будут делать, пока им не заплатят или пока их материально или еще как-то не купят. Считают, что мы такие же, как они. А мы — другие. Мы — обычные граждане. Нам никто ничего не платит, но у нас есть здравый смысл.

Они нас боятся. И правильно боятся. Вот уже 50 лет (в 2016 году исполнилось), как я стала заниматься правами человека. Еще в советское время, в середине 60-х, режим всей своей массой на нас наваливался. У них других врагов внутренних не было кроме нас. Они жуткие сроки давали. Обыски, допросы — бессчетно. И я все время думала, ну чего же они на нас так (набрасываются), они такие могущественные и т.п.

А где Советский Союз и все его могущество? Развалился и никто даже пальцем не пошевелил, чтобы его защитить. А мы разрослись из горсточки в Москве и сейчас общественные правозащитные организации работают по всей России и территории бывшего СССР (кроме республик Ср. Азии). Всюду играют заметную роль.

И с нынешним репрессивным режимом, я не знаю как и когда, но, что бы они ни делали, будет тоже самое. Он так или иначе канет в вечность. Поэтому и боятся — им инстинкт самосохранения подсказывает, что при всей их видимой силе и нашей слабости — будущее за нами, а не за ними. Про Советский Союз я так же, как и все, думала, что меня не будет, а он останется.

Но останемся снова мы, и потом опять разрастемся, потому что репрессии нас только закаляют. Так что, несмотря на очень мрачное время, и на их пугающие заявления и действия, я считаю что будущее за нами, а не за ними.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 голос)