Я уже как-то вспоминал о "великом" Российском военном флоте. В частности, о Черноморском. Сравнивал. Например, Крым с Мальтой, которую немцы так и не взяли. Напоминал, что англичане не стали называть Валетту "городом британской морской славы", хотя именно им Валетта и стала за трёхлетнюю осаду. Бриты в шестидесятых просто отдали мальтийцам их землю. Может, потому там английский до сих пор государственный?..

...Между прочим, у России была возможность присоединить эту самую Мальту к себе. Даже эмблема ордена одно время входила в герб Российской империи. Но если б Валетта стала нашей — к мальтийской бабке не ходи, сдали бы мы её кому-нибудь как миленькую. И до кучи ещё и флот бы там свой утопили, как у приличных черноморцев принято.

Как у Нахимова, затопившего родные фрегаты да корветы в Севастопольской бухте. Недавно наткнулся на замечательную в своей патриотичности фразу: "Победа досталась адмиралу Нахимову тяжёлой ценой. Ему, истинному моряку, пришлось затопить не один парусник русской флотилии. Барьер из мачт затопленных парусников, которые являлись гордостью Черноморского флота, постепенно разрушался – и его укрепляли затоплением новых кораблей. К окончанию обороны на дне Севастопольской бухты было 90 кораблей!".

Ей-богу, потрясающе истинный моряк, ничего не скажешь! Затопил на хер гордость, сиди кури бамбук! Только я не понял, где там была победа, если "город русской морской славы" брали все, кому это с перепою приходило в голову.

Очень правильно наши училища названы нахимовскими: Севастополь-то по-любому придётся возвращать, так что, пускай курсанты заранее учатся геройски сдавать врагу нажитое непосильным трудом "ихтамнетов". В соответствии с отечественными традициями и невыразимой морской честью.

Я думаю, пора ввести в военно-морских училищах спецкурсы "традиционная праздничная сдача Севастополя неприятелю" и "организованное затопление Черноморского флота общим числом до 90 кораблей". Чтоб из юных нахимовцев готовить настоящих черноморцев.

Ещё надо правильно тренировать береговые службы: канониров береговых батарей, а также морскую и не очень пехоту. Надо им почаще напомнить, как в начале той большой (типа Отечественной) войны генерал Козлов, политрук Мехлис и адмирал Октябрьский, удрав на Большую (аж до Камчатки) землю, бросили их биться с Манштейном, а после войны объявили выживших предателями со всеми невесёлыми для этих выживших последствиями.

В наши дни такие тренировки можно проводить даже среди школьников в весёлой игровой форме, обязательно включая в них игрушечные расстрелы 12-летних врагов народа. Пока просто так, пока - просто чтоб помнили нормальный менеджерский закон от 7 апреля 1935 года. Чтоб не забывали памятники ставить своему счастливому детству.

Иногда, при условии хорошей погоды, в целях воспитания генетической ненависти к Киевской хунте, показательно заменять расстрелы коллективным поеданием в школьном дворе марципановых младенцев Голодомора, разумеется, при условии их хорошей выпечки и с обязательным соблюдением санитарных норм, принятых для образовательных заведений среднего звена.

Страна должна знать своих героев. И не только мрущих, словно мухи по осени, начальников Г(Р)У, в названии которого наш дотошный буквоед-царь ищет пропавшую литеру, но и простых, весьма, на первый взгляд, человекоподобных "водителей фрегатов", вопящих на все нейтральные воды голосом потаскухи третьего ранга: "Дави их, блядь!". Но что поделать, если навигационное понятие "блядь", судя по всему, заменяет у нынешнего русского флотоводца более сложные вещи, такие как "кросс-пеленг", "счисление" и "прокладка курса".

В 41-ом вечно "непобедимый" Черноморский флот с его "Парижанкой", шестью крейсерами, тремя лидерами, четырьмя канонерками, шестнадцатью эсминцами, двумя бригадами и отдельным отрядом торпедных катеров, несколькими дивизионами тральщиков, Дунайской и Азовской флотилиями с не менее, чем пятьюдесятью тральщиков, мониторов, бронекатеров и вспомогательных судов, сорока семью подлодками и шестьюстами самолётов, не считая ста пяти пограничных катеров НКВД и их авиацией, геройски свинтил в Туапсе от шести малых подлодок и шестнадцати торпедных катеров страшнейшего и изощрённейшего в мировых морских сражениях румынского врага.

"Последний матрос Севастополь покинул" - это как раз про то самое.

Кстати, никто не помнит, как последний матрос покидал Севастополь? Я помню:

Холодные волны вздымает лавиной

Широкое Чёрное море.

Последний матрос Севастополь покинул,

Уходит он, с волнами споря.

И грозный солёный бушующий вал

О шлюпку волну за волной разбивал.

В туманной дали не видно земли,

Ушли далеко корабли.

Корабли ушли, если вы заметили. Причём, далеко. А матрос на шлюпке с каменюкой остался:

Друзья-моряки подобрали героя,

Кипела вода штормовая.

Он камень сжимал посиневшей рукою

И тихо сказал, умирая:

Когда покидал я родимый утёс,

С собою кусочек гранита унёс...

Наверно, не хотел матрос попасть в число тех пленных, которых даже Советы насчитали около восьмидесяти тысяч. Ушёл в море в одиночку. С куском утёса зачем-то. Всё отдам, а утёс вывезу. Правда, непонятно, откуда вдруг во время шторма рядом со шлюпкой взялись друзья-моряки, если их корабли давно и далеко ушли.

Но то были проблемы отдельного матроса. Проблемы же флота в том, что он двести лет никого не побеждал, а только и делал, что всё проигрывал.

И вот, наконец-то, пришло его времечко. Фантомные боли от Гангута с Синопом, нагулянные в военно-морских училищах, дали о себе знать. Ну, как же! С "Бисмарком" не сражались, "Тирпиц" не топили. Был ещё пипец какой грозный "Большой линкор "Марат", на котором любимец советских детей мент Дядя Стёпа "при войне и при бомбёжке только ранен был немножко, защищая Ленинград". Но грозный линкор Ханс-Ульрих Рудель ухерачил одной бомбой, не попав в Стёпу.

А мечтать-то русскому моряку об чём-то надо!

Об ярких сражениях, об пороховой гари, об новом матросе Кошке (...не! об Кошке нельзя, эта Кошка хохлом оказалась).

Ну ведь не о том же грезить влажными морскими ночами, что если чёртовы турки пропустят через Босфор хоть один авианосец, то опять придётся корабли в Севастополе на домики крабам пускать!

Вот отсюда и берутся фантомные боли. Идеологически обоснованных ног, на которые, как в СССР, хотелось бы военным образом опереться, нету, а они всё равно болят! Голову политзанятиями ещё в нахимовском оторвало, а в ней что-то ещё свербит по привычке! Руки ничего более ценного, чем стакан, никогда не держали, а продолжают зудеть. И тут вдруг, ё-моё! - целый буксир, а мы ж севастопольцы, мы ж непобедимые, как неуловимый Джо! Да твою мамку, господа флотские офицеры! Ща потопим и хватит, наконец, денег на новый унитаз для капитан-лейтенантской однушки в посёлке с унитазным же названием Аромат на ялтинском шоссе!

Кстати, изо всех аудиозаписей мне больше всего понравился матрос-рулевой. Принимал команды, докладывал об их выполнении. "Есть лево на борт", "есть на борту", "есть стоп-машина". Капитан даже не мог сказать "малый назад", "средний назад" или "полный назад". Он просто истошно вопил "назааааад!!!". Не уверен, что капитану когда-либо показывали машинный телеграф.

Капитан на запрос начальства о своём местоположении сказал: "Эта... Щас штурмана позову". То есть, капитан не может ответить на вопрос, на который легко отвечает вахтенный на обычной яхте. Подарите капитану смартфон и заставьте поставить Navonics, делов-то!

Капитан сказал, что не может связаться с другим катером, потому что хохлы "шо-то орут в эфире и не слышно". Капитан чётко и понятно доложил, что стрелять не вышло, определив причины уставными военно-техническими словами "там шо-то не фурычит". Капитан обиделся на врага, "потому шо он маневрирует". Капитан, стесняясь признался, что пока он таранил врага, его самого протаранили свои же. Видимо, второй капитан не успел позвать штурмана, чтоб понять, где они находятся и куда вообще едут.

Умиляет и флотское начальство. Алё, Navy! Что, непонятно, что вас, дураков, только ленивый не слушал? Вы б, не знаю, речь бы подготовили, потренировались бы, чтоб потом в Гааге какой-нибудь бедные переводчики с вашими "неопределёнными артиклями" не путались. А то ж всё прямым текстом, как за сараем! Я понимаю, что французский вам не преподавали, но вы ж и на русском говорить так и не выучились!

Ещё очень понравилось, что "украинские суда опасно маневрировали". Конечно, опасно! Не просто ж так русский капитан жаловался, что "он так маневрирует", что таранить не получается. Не просто ж так чёртовы хохлы доманерировались до того, что один русский катер чуть другой, тоже русский, не потопил!

***

А тем временем официальный кремлёвский балабол в ООН сказал, что ВСУ убивает людей только за то, что те хотят говорить по-русски. Ну, тут можно только две вещи сказать. Первая: вот он я, восемь раз застреленный за русский язык на Крещатике, трижды зарезанный в Борисполе и неведомо скоко раз удавленный на бульваре Леси Украинки, когда на русском языке жрал в переходе чебурек с одной чудесной украинской барышней. И вторая вещь: балаболуследовало бы там, в Нью-Йорке, не забывать, что того же Немцова не в Конотопе убили, а у Кремля. Именно за то, что конкретно говорил Немцов по-русски.

***

...У меня нет сомнений, что при любом развороте в ООН не в пользу "великой морской державы", которая настолько охренела, что уже и любой Бискай готова объявить своим "внутренним морем", она, конечно же, вывернется.

Она таранит буксир и имеет наглость говорить о морском праве.

Она заявляет о 12-мильной зоне, хотя её капитаны не знают, где они.

Она захватывает корабли там, где их защищает её же собственный закон.

Она стреляет в людей в оккупированных ею водах и считает себя ненаказуемой.

Она захватывает команды моряков и собирается судить их своим фейковым судом.

Её министр иностранных дел никогда не читал документов Нюрнбергского Трибунала.

Всё руководство и почти всё население этой страны страдает уже неизлечимыми фантомными болями, напоминающими о давно сгнившей империи.

Что этому миражному государству какая-то ООН?! Россия просто включит своё любимое "право Vatы" да и всё...

Phil Suzemka, Каспаров.ру

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 голосов)