Приведённое ниже интервью получено при обработке сотрудниками редакции аудиозаписи беседы с бывшим главврачом Усть-Коксинской ЦРБ Светланой Адыбаевой. А касается оно другого бывшего усть-коксинского главврача - пресловутого "царя-депутата" Константина Шлака, уволенного 4 декабря с поста главного врача, но остающегося действующим врачом, несмотря на целый ряд проступков, включая смерть как минимум одной пациентки.

- К Константину Шлаку применялись штрафы за то, что он приходил на работу пьяный? Его уличали в этом или нет?

С.А.: - Нет [не штрафовали]. Конечно, замечали. Я однажды ему сказала: "Идите, сдайте кровь на алкоголь". Он сказал: "Иди сама и сдавай". Я в то время была главным врачом ещё.

- От него пахло, да?

[В ответ Светлана Адыбаева кивнула, устно не ответила]

С.А.: - Однажды его шизофрения проявилась, был такой факт, когда он там что попало начал делать. А то, что он заплевал мне двери - это всегда было, все годы, когда я работала главным врачом. У меня всегда были заплеванные двери. Сначала никто не верил, потом стали девчонки замечать. И санитарки утром, чтобы стыдно не было, вытирали мне дверь. Он на табличку плевал, на саму дверь плевал, потом начал плевать на дверь в хирургическом отделении, на ординаторскую.

- А зачем?

С.А.: - Мы его звали "верблюд". Не знаю, зачем. Показывал свой негатив к нам, наверное.

- А правда, что он в медкартах у пациентов писал на немецком языке вместо латыни.

С.А.: - Он на всех приказах так писал и до сих пор пишет.

- С использованием немецкого языка?

С.А.: - Да. "Майне кляйне папирус", например (смеется).

- Моя маленькая бумажка?

С.А.: - Да. Я не помню, конечно, подробностей, что он там писал, но всегда писал на немецком. У него даже сейчас вон "Русские - свиньи" написано было в ординаторской. А теперь приказ об увольнении его в рамочке, говорят, повесил себе в ординаторской.

- Он сейчас в "Уймонских вестях" в статье прикрывается своим депутатским мандатом, вы не можете его уволить получается, он хочет свои 50 тысяч получать.

С.А.: - Он, знаешь, как раньше писал в историях болезни... К.Шлак анестезиолог-реаниматолог, депутат Республики Алтай. В историях болезни он так писал.

- Как-то может Минздрав это прекратить, чтобы он больше как врач не мог работать?

С.А.: - Сколько жалоб на него писали в Минздрав РФ, все спускают в регион, затем в район, а в районе говорят: "Какой хороший мальчик". Сколько мы писали и с подписями, и без подписей, никакой реакции на этот счет не было. И Бердникову писали, и в Министерство здравоохранения и все это в сторону. Он же депутат, и всё.

- А меры какие-нибудь прокуратура или Росздравнадзор принимают?

С.А.: - Отписки только шлют, им главное красиво отписаться. Только почему-то, когда он писал жалобы на меня каждую неделю в профсоюз, в Трудинспецию, они уже хохотали. Уже мне звонили и говорили: "На тебя опять написал". Проверяли каждый месяц финотдел - табеля и сколько я получала зарплату. [...]

С.А.: - На меня когда завели уголовное дело, я позвонила Гречушникову, сказала, что на меня хотят завести уголовное дело. Он даже ничего не сказал, что это Шлак. Он прямо откровенно сказал: "Я тебе говорил, чтоб ты платила заработную плату? Я тебе говорил, чтобы ты его сделала начмедом? Вот теперь и раз....вайся [разбирайся] сама". Это его слова. Он даже ничего не спросил, мол, кто это написал, значит, знал про это. Он же его родственник, он знал про это.

- Гречушников даже родня этому Шлаку?

С.А.: - Гречушников-то? Да, через его жену [жена Шлака - племянница жены Гречушникова]. Круговая порука. [...] Если этот Кундиус зарплату ему [Шлаку] урежет, то опять начнется всё. Сразу начнёт фабриковать все, что там угодно ему. Это просто такой человек.

- Вы еще рассказвали про Гречушникова, он вам запрещал в Сочи съездить на курсы повышения квалификации.

С.А.: - Ну, там совещание было о модернизации здравоохранения. Что-то я там его опять ослушалась, я уже не помню подробностей, но что-то опять я не сделала. Он все время меня заставлял Шевченко с работы убрать, а при Шлаке опять же этот Шевченко стал начмедом. При мне так главное, убирай всех. Я ему все время говорила: "Не вам работать, а мне". Что это было, что-то опять не так, может из-за Шлака опять же там была какая-то... Вот он нас постоянно вызывал к себе в кабинет и говорил: "Вот здесь высказывайте, кто, чем недоволен". А зачем мне это надо? Всяко-разно меня при нем оскорблял, унижал, а зачем мне надо было приходить в следующий раз опять также, чтобы опять на меня ушат грязи выливали и все. Вот почему-то он хотел решать вопросы медицины, как он хочет, так я и должна делать... [..]

С.А.: - Вот сейчас опять пишут в газете, опять он [Шлак] чего-то сделал, опять не туда затолкал трубку. Вон в этом, в "Листке" написано, из-за чего его якобы сняли-то. Написано, что он в пищевод ребенку трубку затолкал. Ну, я не знаю, там же новая какая-то версия, еще что-то он натворил уже. А тут-то он, видите, оправдывается [имеется в виду статья в газете "Уймонские вести"], какой он хороший, его не сняли, а он сам ушел. Сейчас вот этот вот Кулигин станет сити-менеджером, а Кулигин - это бердниковский протеже, Кулигин - гречушниковский. И сейчас эти гречушниковские товарищи, которые здесь сидели, они и останутся сидеть дальше. Акимов как мямля, ничего не сделает. Если депутаты ещё будут как-то суетиться, то этот ничего не будет делать.

Вопросы задавал Айдар Кудирмеков

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.33 (3 голосов)