Продолжение. Начало читайте здесь.

Очередной, IX съезд коренных малочисленных народов Республики Алтай прошел 20 апреля в экономическом техникуме в Горно-Алтайске. Вел собрание Иннокентий Тенгереков, на тот момент исполнявший обязанности председателя Ассоциации КМН РА.

Слово взял Вечеслав Кыдатов.

- Вот сами слова — особо охраняемая природная территория, ООПТ, говорят сами за себя. Я с этим законом раньше не сталкивался, но сейчас, когда это коснулось частных земель... правительство, создавая ООПТ, преследовало цель – не дать вырубать сосну. Так? Там есть несколько участков, где вековая сосна стоит. Я изучил этот закон – оказывается, он позволяет сосну и дальше рубить. Если собственник захочет – закон никак не поможет сохранить сосну. А раз этот вопрос не решится – какой смысл создавать ООПТ?

Получить на себя ограничения, потом ходить в органы власти и получать разрешение, где пасти скот, где рыбачить... Какая-то администрация у этой ООПТ появится – перед ними надо будет кланяться. Не хватает вам ограничений? Я знаю, в Кош-Агаче получили ограничения, в последний раз инициатива была, чтоб расширить парк аж в три раза, чуть ли не на половину района сделать ООПТ – что, думаете, благородные, что ли, цели преследуют? Цель одна – охотиться, охотиться тем, кто не хочет, чтоб местное население это видело; создать условия для каких-то олигархов. И я считаю, что создавая в Турочакском районе особо охраняемую природную территорию – торопимся! Возникли проблемы с частниками — с ними никто даже не стал разговаривать, никто их не пригласил, ни глава республики, ни министр – сразу жестко начали прессинговать по всем направлениям: суды, пристава... Где мы живем? В каком обществе? Я считаю, надо обратиться в правительство (которое и выступило инициатором создания ООПТ), продлить срок публичных слушаний, а то завтра люди станут заложниками – те, которые не хотят этого. А те, кто хотят – они, может быть, еще не до конца понимают... Поэтому надо продлить публичные слушания как минимум на полгода, от Ассоциации обратиться, пусть координационный совет представляет интересы коренных малочисленных народов.

«Только один выход – создание ООПТ»

Иннокентий Тенгереков хотел объявить голосование по данному вопросу, но пожелал выступить министр природных ресурсов РА Александр Алисов.

- По созданию ООПТ. Ирина Сафроновна, конечно, эмоционально высказалась, хотя вот по строительству экономической зоны в Тондошке больше вопросов... У нас в Республике Алтай ООПТ занимают четвертую часть, федеральные и региональные. Федеральные – это у нас Алтайский заповедник, Катунский заповедник, национальный парк «Сайлюгемский». Там земля вся изымается из пользования, становится государственной собственностью. У каждой ООПТ проводится зонирование в зависимости от вида деятельности, есть мертвые зоны, куда доступ вообще запрещен, только инспекторы могут посещать. И есть региональные парки – это «Белуха» в Усть-Коксинском районе, «Укок» на территории Кош-Агачского района, в Онгудайском районе – «Уч Энмек» и парк в Улаганском районе – «Ак Чолушпа», прилегающий к Алтайскому заповеднику. Региональные парки создаются без изъятия земельных участков. Как был Сидоров со своим участком – так он с ним и остается. Накладывают только ограничения по использованию. Все вы прекрасно знаете Укок, и как там люди занимались отгонным животноводством — так и занимаются. Просто наши инспекторы смотрят за тем, чтобы... сейчас вот эти квадроциклы, мы даже специально в положении парка прописали запрет на передвижение этих автотранспортных средств, но, к сожалению, необъятное охватить... мы уже и местное население подключили. Так же и «Ак Чолушпа», это более новый парк, там за счет грантов была материальная помощь хорошая оказана, и онгудайский парк — коллеги были, смотрели, говорят, Даниил Иванович там хорошую основу создал. Еще раз – региональные парки создаются без изъятия земель. Что касается вновь созданного в Турочаке... Год назад мы создавали, тоже, наверное, все слышали, в Аскате парк – территория около 400 гектар, там ездят на озера, которые остаются после разлива Катуни.... В свое время там лес попал под раздачу. Мы в течение года создали ООПТ региональную, Аскатскую экологическую долину, там сейчас спокойно. Памятник природы – там также могут вести хоздеятельность арендаторы, только без свода леса. И вот предыстория по Турочаку – вы же телевизор смотрите, газеты читаете – к сожалению, опять несовершенство законодательства. Старый Лесной кодекс, действовавший до 2007 года, там лесники распоряжались всем, что покрыто лесом, и не возникало вопроса, где лес растет, какая это категория земель. Новый Лесной кодекс провозгласил, что земли лесного фонда – это только категория земель лесного фонда, то есть, это должно быть в кадастре. А у нас оказалось, что есть колхозные леса, их в свое время не передали, и они оказались на землях сельхозназначения и запаса. И вот про них в Лесном кодексе ничего не сказано. Их должны были передать в свое время, но не передали, теперь крайних не найдешь. Теперь это земли сельхозназначения. И когда начались мероприятия по своду леса и стали говорить, что это кустарник – притом, что столетнюю сосну везли на машинах – ограничений не было. Мы в суды подавали с 2013 года, нам поотказали, а население волнуется, митинги начали проводить. И в Новосибирск мы ездили, и когда в Рослесхозе задавали вопросы, они нам — идите в суды, а мы им практику показываем … И вот только один выход мы нашли – создание ООПТ. Тут говорят – с собственниками не общались, ну как не общались, там уже столько собственников стало, поразделили участки, что теперь никого не найдешь, из одного получилось там 20-30-40... И власть-то общается. Нет, говорят – власть меры не принимает. Вот, ООПТ – нет, опять меры не принимает, опять власть что-то нехорошее может сделать... Александр Васильевич неоднократно силовые структуры собирал и все думали, как эти машины останавливать. Ну, законодательство у нас такое, в некоторых случаях его можно хорошо обходить: и мелиорацию земель разрабатывать и говорить, что сосны мешают сельским угодьям... Есть же такие факты. Поэтому было принято решение создать ООПТ, и не скрытно: мы его разработали, на общественные слушания вынесли, в администрации вся информация есть. Если есть предложения по изменению границ, по добавлению, по названию – это как раз и выносим на обсуждение. А то, что вас в Турочаке собралось 85 человек – это не вина власти («57», - Ирина Таштандинова)... 72 по протоколу... («57!» - еще раз) у меня есть протокол подписанный («Это приврали», - упорствует Ирина Сафороновна). Я перед выборами был куратором Турочакского района, когда сход собирали, там отчет главы, приезжаем – притом, что в Турочаке под шесть тысяч народу проживает, на сход приходит человек 30. В Иогач приезжаешь — тоже 30... Мы же освещали, что мероприятие открытое... Обсуждение идет, высказывайте свои мнения, администрация это все принимает, потом будем еще раз обсуждать. Вы говорили – сделайте что-то, чтоб сосняк не рубили, и как у собственника поднимается рука сводить сосняк, который рос задолго до получения им земли в собственность? («А кедр валить?» - Ирина Сафроновна). Кедр – это другое. Но я сейчас и про кедр скажу... То есть, там бардак такой, сейчас не дай бог случатся пожары, как здесь правильно говорили – тушить их некому, потому что мы, лесники, тушим только на землях лесного фонда. Если мы их потушим – это будет нецелевое расходование средств. Уже и предписание МЧС выписало, чтобы там за собой вычистили, и 27 апреля истекает срок, а собственники так и не почистили хлам. И за Дмитриевку выезжать – видели, что там? Слава богу, администрация еще не успела раздать все 100 тысяч гектар, только 40 успела... ( «А арендаторы какую ситуацию сегодня создали в лесу?» - снова задала вопрос Ирина Таштандинова) Я сейчас про ООПТ, я на все вопросы отвечу.

Кедр не рубить=не работать?

- Вот вам сейчас объясняю, чтобы вы не заводили граждан – ООПТ создается без изъятия земель, и ограничения только на рубку. И в положении, которое вывешено на сайте, все четко прописано – в каких случаях и что можно делать. Никаких ограничений, за исключением свода леса, нет! А ТТП создать – вот оно как раз не решает вопрос рубки леса! ТТП создается на территории, а туда попадают различные категории земель – лесной фонд, земли сельхозназначения и прочие. И они оборачиваются в соответствии с кодексом, который им разрешает... Если земли сельхозназначения – значит, сельхоз, можно все делать на них, и ограничения не накладываются ТТП. Поэтому ТТП просто дает в последующем возможность тем формам, кто начнет распоряжаться этой землей, водой, лесом, чтоб без участия вас это не делалось. А запрет на рубку на землях сельхозназначения может сделать только ООПТ регионального значения. И чтобы в заблуждение народ не вводили («Никто не вводит в заблуждение народ», - Ирина Таштандинова). Это все не закрытая информация, она вынесена на обсуждение, принимаются мнения, все рассматривается – это волеизъявление граждан, проживающих на территории Турочакского района. Мы не хотим так – создали, подписали, все. И Александр Васильевич такую задачу не ставит, он говорит – ребята, решите, чтоб был вопрос закрыт. Мы уже в 2013, 2014 годах разрабатывали проект закона, которым предлагали внести изменения в оборот земель сельхозназначения, но его, к сожалению, Госдума завернула, поэтому по такому механизму пошли. Что касается арендаторов участков лесного фонда, на территории Турочакского района их ориентировочно 27, по Чойскому району осталось всего два арендатора, с остальными мы расторгли договоры, так как они нарушали условия и аренду не оплачивали. В Турочаке работают. И Александр Васильевич правильно сказал – арендаторы все, юрлица, зарегистрированы в Республике Алтай, у нас там только два иногородние. И изначально участки получали местные, потом делалась переуступка права аренды. Это по закону возможно. И также «Тайга» получила, про которую вы говорили – потому что местная Яковлева переуступила краснодарцам. «Тайга» сейчас, скорее всего, последний год дорабатывает, – в связи с принятым постановлением, которое подписал Донской, министр природных ресурсов... И арендаторам работать надо, и в лесу работать надо, только надо правильно работать. И со «Стройпрактиком» мы собирались, и они пошли на уступки – точнее, согласились посмотреть, где можно рубить, а где нет, где сакральные места и куда нельзя заходить... Я с этим согласен... Если где-то кто-то нарушает – будем штрафовать, но в лесу-то работать все равно надо. Мы говорим о переработке, вы говорите — арендаторов надо выгонять. Тогда как переработкой заниматься в Тондошке? Насчет наказывать – конкретный квартал, фотографии, и мы сразу выезжаем, если факт подтверждается, мы фиксируем.

Министр продиктовал номер своего телефона и просил обращаться лично к нему, если не получается, например, наладить диалог с лесниками. Кроме того, он сообщил о некоем расчете, согласно которому по республике осваивается только 600 тысяч кубов леса, тогда как возможно — три миллиона кубов, а арендаторы – вообще процентов 10: «К сожалению, у вас при переходе на новую экономику сельского хозяйства не стало в Турочакском и Чойском районе. Надо развивать перерабатывающую отрасль по лесу. Если будет реализовываться предприятие, о котором здесь красиво говорили – это вообще отлично, вот эта переработка щепы. В Томске районные котельные перешли на тепло от щепы – садики, школы отапливают. В Чое (там другая система заготовки дерева, в отличие от Турочака) мы об этом говорили, там постоянно были вопросы выделения участков для муниципальных нужд, и там колоссальное количество дровяной древесины остается в лесу, ее надо забирать и перерабатывать... У нас береза не деловая, на фанеру не идет, осина тоже. У нас не такой лес, как в Иркутске — там в год по 30 миллионов кубов вырубают, да незаконки официальной — миллион... А у нас незаконка — две березы срубили, на машину и быстрей увозить, и местные же их и сдают. Что касается кедровых насаждений – по ним у нас теперь работают только четыре предприятия: в Чое АУ РА «Каракокша лес» и один арендатор, Амирус (прим.авт. – при восприятии на слух могли ошибиться); в Турочаке работает «Иогач лес» и краснодарцы. Вид рубок у них обозначен как уход за плодоношением кедра. С 1 января внесены изменения и теперь исключается этот вид рубок, то есть, основное, на чем они работали, прекращается.

Проект по Телецкому и «отработаем пофамильно»

Спрашивали насчет декларации – перед тем, как зайти в лес, заготовитель заполняет декларацию, где пишет, как, что и где он будет рубить. Мы смотрим, если это соответствует по договору — даем добро. Турочакские арендаторы подали декларацию до принятия этого акта, в декабре, и с 1 января 2019 года им все... они сейчас забегали, пытаются в суд на нас подать, чтоб взыскать убытки. Ну и также кедр рубится, когда он в составе не менее трех единиц, массивы кедровые никто не вырубает. По тому, что говорила Ирина Сафроновна – это набрали расчетку, это он на год натаскал, можно по документам посмотреть... «Иогач лес» достался с девятью миллионами долгов после Людмилы Дмитриевны. Да, это госпредприятие, которое занимается тушением пожаров, восстановлением. И 9 миллионов долгов. Сейчас пришел Киршин, организовал, он просто цену ждет, чтобы продать. Там лес уже неоднократно приезжали проверять – он законный. В Турочаке со стороны Иогача два предприятия рубят, там даже стокубовики, правильно говорите, не даем. Если надо — давайте проверку совместную организуем, вопросов нет («Давайте», – Ирина Тащтандинова). По Телецкому озеру – все слышали послание президента, даже два уже... На данный момент реализация идет, долго, целый год Александр Васильевич в Москве пробивал, минприроды России не шло на исполнение этого поручения, они по Волге, по Байкалу проекты запустили, по Телецкому – нет. Большими усилиями все-таки сдвинули, теперь этим минстрой России занимается, деньги выделены – вопрос по ТБО по Турочаку, вы все знаете, будут строить нормальный завод по переработке мусора, проект разрабатывается. Затем Иогач – Артыбаш – очистные сооружения, водопровод по Иогачу и Артыбашу и обустройство набережной. Параллельно идет передача дороги Горно-Алтайск – Артыбаш в федеральную собственность. Сейчас документы формируют...

Следующий проект – по Алтайскому заповеднику, там тоже мероприятия по охране Телецкого озера. Федерация предлагает рассмотреть вопрос об установлении охранной зоны Алтайского заповедника, но этот вопрос пока на рассмотрении. Проекты будут проходить публичные слушания.

Далее слово взяла Ирина Таштандинова: «Нас мало, и мы называемся КМН, и вы сегодня присутствуете на съезде Ассоциации КМН. Я уже говорила, но вы как будто прослушали – у вас два вида рубок: санитарная и рубка ухода; я вам такой материал предоставлю – когда четыре совершенно здоровых, плодоносящих кедра срублены наповал... я в тайге пешочком обошла все, весь Обого и прочее пешком прошла и все там знаю, там вырублено все и сейчас, когда вы говорите, что мы не вырубаем то количество леса, которое нам выделено – я вам скажу, вы лукавите. Мы когда нынче квартала составляли, была большая нестыковка с вашими картами. Этим занималась лично я, Ольга Яковлевна Ступина, все данные по Турочаку поступали мне, я их брала не абы как, а от лесников... там с лесными кварталами стоят такие кварталы, где уже 20 лет нету леса. Я с Леонидом Александровичем Чалбиным говорила, он 20 лет назад этот лес вырубил, а мне подают данные, что там произрастает кедр... На сегодня Киршин вырубил весь Арчил, там теперь орехово-промысловой зоны уже нету. И говорить, что у нас там леса много – это лукавство, вы поднимитесь на гору да гляньте вниз – там как бритвой прошли. И я говорю о том, чтобы представителям КМН выделять по 100 кубов бесплатного леса. Наши даже не против пихты, но в этом году в Новотроицке, где компактно проживают одни тубалары, никому ни одного куба не дали. А люди проживают в таких хибарах – это курятники, это завалившиеся дома... и приедьте на деляну трех обозначенных арендаторов – когда машина едет, бывает, переворачивается на узкой тропе, море случаев – лес просто-напросто под горку в Пыже сталкивают... А попробуй тронь — появится хозяин леса... И почему у нас жгут бревна? У меня весь материал есть, я голословно не говорю... Киршин даже мост разобрал, чтоб мы не проехали... Безобразие творится в лесу, и вы ни одного куба не дали местному населению!»

- Материалы готовьте. Мой номер телефона запишите, - сказал на это министр. - По незаконке изложите факты и по невыделению древесины — какие фамилии, кому отказали. Отработаем каждую фамилию.

- И по ООПТ – я не говорила, что я против. Я сказала, что туда нужно внести лесфонд, чтоб сохранить, берега. Проект нужно доработать, там две или три недели осталось, - сказала Таштандинова. – И вопрос по рубке ухода – в каких объемах рубят? Я помню, как в промышленных масштабах заготовляли этот лес, я родилась в Соучаке и всю жизнь живу в леспромхозе и вижу, какие заготовки бывают, но сегодняшние масштабы – это ужас...

- Я вкратце скажу по санитарным рубкам, - отозвался Александр Алисов, – составлялся на месяц акт лесничим, что дерево больное, подписывалось и выдавалось разрешение либо на 100 кубов, либо через 30 кубов... На данный момент процедура проходит через сайт федерального департамента в Новосибирске... Приезжает лесопатолог, составляет документ, потом 20 рабочих дней он висит на сайте, его все могут посмотреть, если какие-то претензии поступают – снимают с сайта. И сразу санитарные рубки снизились. В Каракошке сыр-бор поднялся, что леса не стало – если они раньше по 50 тысяч кубометров рубили... а после ввода новых правило санитарных рубок они даже 10 тысяч больных деревьев не набрали.

Министр также подчеркнул, что отдельной структуры для создаваемой ООПТ не будет — заниматься этим будет единая дирекция, которая уже ведет «Белуху», «Укок», «Уч Энмек» и «Ак Чолушпа».

Дожили и до ТТП

Владимир Сабин предложил внести вопрос о запрете рубок вдоль дорог на рассмотрение заседания правительства, а также критически высказался о невнятной роли власти в вопросе о создании Центра экономического и социального развития КМН РА. Не обошел он стороной и недавно вступивший в силу закон о сборе валежника. «Этой нормой теперь воспользуются лесорубы, – считает министр, – потому что нет расшифровки, что такое валежник. Если мы, условно, не поймаем лесоруба возле пня – у него все может быть валежником». По поводу роли правительства в создании Центра он отметил, что создана комиссия, которую возглавляет Роберт Пальталлер, проект рассматривается.

Вечеслав Кыдатов рассказал, что недавно общался с главой республики: «Я объяснил, что произошло на сходе по ООПТ, у населения задача сохранить береговую полосу, сосновый бор, и я внес предложение – все, что касается берега реки, начиная с Турочака, внести в эту ООПТ. А то получается – частные земли включили, а федеральные нет... Ну и прошу продлить слушания на 6 месяцев». Прозвучало еще одно мнение — продлить слушания до 30 мая (предложила Антонина Распаева), так как большая часть сел уже рассмотрела проект и вносит свои предложения. Второй вариант и поддержали.

Анастасия Тодожокова представила информацию о порядке создания территории традиционного природопользования (ТТП) регионального значения в Республике Алтай. По ее словам, закон о создании ТТП был принят в 2001 году, и уже создано около 600 ТТП регионального и местного значения: «Наконец-то и мы дожили. Так как мы здесь собрались представители пяти этносов, это у нас как общественные слушания, и можно давать рекомендации, что туда включить... Эта территория является особо охраняемой территорией, но не природной, это не парк и не памятник природы, но ее можно приравнять к территории земли аренды или крестьянского хозяйства – должно охраняться государством. Нужно добавить, что она выделяется человеку пожизненно и бесплатно. Я прошерстила почти все положения – там сказано, что все расходы по описанию и образованию границ ТТП берет на себя республиканский бюджет. В этом случае финансирование может быть через субсидию, которую нам выделяют на какие-то мероприятия. Полтора миллиона на сцены спокойно выделили, думаю, что на образование ТТП тоже возможно выделить средства. Важно – ТТП не продается, лес этот государственный, животные – государственные, людям можно вести традиционную деятельность, которая предписана законом – есть 13 пунктов, где это перечислено, но нужно добавить еще один, нам жизненно необходимый – этнографический туризм. Это значит, турист приходит на территорию ТТП, платит деньги и может собирать, например, орехи или калбу, может порыбачить, а может просто посидеть, сделать благопожелание... Это связано с образом жизни КМН. Размеры ТТП – в законе написано, что территория должна быть достаточной для обеспечения возобновляемости биологического разнообразия и должна быть возможность для осуществления лицам, относящимся к КМН, различных видов традиционного хозяйствования. Знаю, что в недрах нашего правительства зреет идея введения арендной платы за охотугодья и пастбища, и сумма будет неподъемна для КМН. Потому и нужно добавить этнографический туризм». Также прозвучало предложение исключить ссылку на научную работу при образовании ТТП и исключить необходимость делать «космическую съемку» участка за счет аборигена.

Было решено – будущему совету (будущему составу совета) проработать предоставленные Анастасией Семеновной документы.

Вопрос о порядке проведения праздников Jылгайак и Тюрюк Байрам, дате, финансировании и прочих тонкостях решили поручить проработать координационному совету АКМН РА.

«Дисциплина – прежде всего»

Выборы сопредседателей, членов координационного совета, председателя никаких неожиданностей не принесли – сопредседателями стали Петр Бедушев (от тубаларов), Ольга Ступина (от челканцев), Николай Миклюшов (от кумандинцев), Иннокентий Тенгереков (от теленгитов), последний также был утвержден в качестве председателя.

Владимир Сабин обратил внимание собравшихся: «А где гости с Улагана, Кош-Агача? Как от их имени решать?» Он предложил от теленгитов выдвинуть кандидатуру Николая Малчинова, что, кажется, не понравилось Иннокентию Тенгерекову: «Малчинов ушел. Только что здесь был. С Улагана и Кош-Агача есть люди».

Владимир Кучукович также, как он сам сказал, пользуясь правом старшего по возрасту, сделал замечание Иннокентию Тенгерекову насчет его поведения, когда выступал Константин Тугонакович (вырвал у него микрофон, не дав договорить). «Сегодня здесь проходит съезд, а не базар. Если мы будем базарить, мы не закончим сегодня работу», – был ответ. «Съезд не проходит, потому что – где люди-то?» – «Прошу вас садиться и не мешать работать съезду!»

Призвал извиниться перед «нашим аксакалом» и Николай Миклюшов: «Он должен говорить и говорить. Регламент? А Ирина Сафроновна чешет и чешет! Извинитесь сейчас же». «Я прошу прощения у аксакалов, но и аксакалы должны соблюдать дисциплину. Дисциплина — прежде всего», – ответил Иннокентий Тенгереков.

- Как здесь оказался этот человек? – спросил Владимир Сабин, имея в виду Тенгерекова.

- Давайте я расскажу. Куюков, которого мы выбрали, заболел, сказал – дальше я не могу исполнять обязанности, и предложил на координационном совете кандидатуру Тенгерекова. Кворум был, приняли как и.о., третий месяц он исполняет обязанности. По поводу кандидатуры Малчинова – я его давно знаю, он не справится, - сказала Анастасия Тодожокова. В поддержку кандидатуры Тенгерекова также выступили Вечеслав Кыдатов, Расул Укачин. За ранее обозначенный список сопредседателей в итоге проголосовали единогласно. Владимир Сабин раз за разом указывал на то, что представителей двух больших районов в зале нет, но на него будто бы не обращали внимания. Далее утвердили состав координационного совета и контрольно-ревизионной комиссии.

«Почему без нас решили?»

Съезд принял решение обратиться к Главе РА Александру Бердникову по поводу выделения помещения для Ассоциации КМН РА. Анастасия Семеновна обратилась к Динаре Култуевой: «Почему на фестиваль «Сокровища Севера» ездит только организация, возглавляемая Любовью Пешперовой («Звенящий кедр»)? Кто решил, почему без нас решили?»

- Как вы знаете, делегация у нас всегда ездила за счет федеральных субсидий. Помните, в прошлом году состав делегации формировали исходя из предложений Ассоциации КМН РА и «Звенящего кедра». Но так получилось, что Федерация, предоставляющая субсидию, поменяла в этом году целевые показатели. А целевое расходование средств – это наша главная цель при распределении субсидии. Там установлено, что федеральная субсидия может быть потрачена на мероприятия, способствующие росту занятости населения, а «Сокровища Севера» данную задачу не выполняют. Это первое. Второе – как правило, состав делегации из года в год не меняется, мастера, которые туда ездят — мы неоднократно общались – к сожалению, выхлопа там для себя не видят. Приезжают делегации субъекта, а сбыта не происходит. Поделились друг с другом опытом — а что дальше? Наша делегация всегда одна из самых лучших, получили много кубков, но статус данных наград... В этом году было принято такое решение – поскольку нам не позволено ехать на «Сокровища Севера», и опять же, не все могут представить свое творчество, провести День коренных народов в Сайдысе. Там обустроят площадка для всех желающих мастеров, смогут выступить все творческие коллективы, кроме того, будет Эл Ойын в этом году – будем ходатайствовать о выделении площадки для мастеров, - отвечала Култуева.

- В прошлом году мы на съезде избрали 16 делегатов от Ассоциации КМН на поездку в Салехард. Наших никого не отправили, а «Звенящий кедр» поехал в полном составе. Почему?

- Знаете же, что организатором съезда в Салехарде является Российская Ассоциация КМН Сибири, Севера и Дальнего востока. Полностью все орграсходы они берут на себя. И они решают, кто едет в Салехард. Так получилось, что в состав этой организации вошел «Звенящий кедр», и Ледков решает, кто едет на съезд от РА.

Ответ не удовлетворил присутствующих: «Ассоциации российской все равно, кого им представят – тот и едет... Но вы-то поддерживаете Пешперову, вот она там и крутится. Поддержите вы нас — мы будем там. Я обвиняю вас. Это преступление», - заявил Василий Максимов. «Правительство республики работает со всеми зарегистрированными общественными организациями. С Ледковым мы тоже работаем, и я его лично приглашаю сюда, он обещает быть в этом году, чтобы с вами провести встречу, и чтобы в состав российской организации были включены представители обеих наших организаций КМН», - отвечала Динара Култуева. «Нас никто оттуда и не исключал», - уверен Василий Максимов.

Динара Култуева постаралась пояснить механизм финансирования (через муниципальные образования) и распределения федеральных субсидий, но вышло не очень понятно – может быть, потому, что шел четвертый час съезда и люди просто устали, к тому же, проблема предпочтения одной организации другой никак не прояснилась.

Инна Жулаева

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 голос)