Известие о том, что по берегу Телецкого озера будет проложена автотрасса от поселка Иогач до кордона Самыш, порядком взбудоражило общественность. Как заявлено в официальных документах, строительство собираются вести на бюджетные средства, и ради дороги придется вырубить 20 км тайги вдоль Телецкого озера. Начальная цена контракта по проектировке дороги, напомним, составляет 23,94 млн рублей. Официальная версия звучит так – появление автомагистрали должно простимулировать турпоток на горнолыжный комплекс, открывшийся в конце 2015 года на левом берегу Телецкого озера. Минэкономразвития и туризма РА уже объявило аукцион по разработке проектной и рабочей документации. Основанием для проектирования стало распоряжение правительства РА «О подготовке и реализации бюджетных инвестиций в объект», опубликованное 26 января 2017 года.

Стоит отметить, что первые заявления о создании автодороги в тех местах прозвучали еще в 2015 году, но тогда еще не был запущен горнолыжный комплекс «Артыбаш» и планы по дороге не выглядели так устрашающе.

Сейчас же жители прителецких сел бьют тревогу, и на сегодня громче всех высказались тубалары, компактно проживающие в маленьком селе Новотроицк, что в 16 км от Иогача. Взрослого населения там порядка 40 человек, и почти все они приняли участие в сходе. Поддержать их приехали представители общественности (преимущественно члены РОЭО «Сакральный Алтай», к тому же, члены КПРФ) из Каракокши и из Кебезени, а также депутат Государственного Собрания — Эл Курултай, член КПРФ в РА Михаил Федькин. От имени местных депутатов присутствовала Людмила Кыдатова. Власть представляла заместитель главы администрации Турочакского района по социальным вопросам Виктория Глазова.
- Сегодня на повестке дня три вопроса. - открыла мероприятие Ирина Таштандинова. - Первое – мы протестуем против дороги от Иогача до Кукуи и дальше на кордон Самыш. Второе – мы против вырубки двадцати километров кедра или любого другого леса, потому что это береговая зона Телецкого озера, а по новому закону она неприкосновенна. И третий вопрос, самый больной: нам где-то в 2007 – 2008 годах выделили деньги на дорогу до Новотроицка. Вы знаете, что весь гравий забрал небезызвестный, ныне – депутат Госдумы, Белеков Иван Итулович. Вот там, где пограничный столб стоит, там гравий подгребли... а асфальто-бетонную часть забрали на «артыбашскую Рублевку», там частным лицам, хозяевам турбаз, проложили асфальтовую дорогу. А по бумагам — в Новотроицк проложена асфальто-бетонная двухполосная дорога шириной шесть метров. В документе уже отчитались, а дороги-то у нас нет. Сейчас чиновникам деньги некуда девать и они хотят их влупить в дорогу на Самыш, где стоит турбаза небезызвестного погибшего Банных. Главное, так витиевато чиновники написали – «турбаза «Самыш» Республики Алтай Турочакского района». Мы запросили бумаги – кто хозяин этой турбазы? Ответили – «персональных данных не выдаем». А мы персональные данные — с кем живет, как живет, что имеет – не запрашивали. Например, я в минюст прихожу, запрашиваю, сколько у нас общин, сколько общественных организаций, и мне выдают данные — какая организация, какой руководитель, какой юридический адрес, и никакого секрета нет, если все официально зафиксировано. Самое главное, строительство этой дороги будут обеспечивать из бюджетных средств Республики Алтай. Предварительно это более 23 миллионов рублей. Ну, а нам-то не надо лес рубить до Новотроицка, надо только расширить то, что есть и сделать асфальтовое покрытие. К нам туристы тоже ездят, из Новосибирска, Москвы, Барнаула, Кемерово, Новокузнецка, со всей Сибири, а дороги нет. Да ладно туристы — а местное население? Вы сегодня какую картину наблюдаете? Школы нет, ФАПа нет, клуба или культурного центра нет. Видите, где мы собираемся? Хорошо, староста села Кучуков Валерий Сафронович договорился с трактором и нам хоть эту площадку расчистили, а то бы вообще на дороге стояли. В этой деревне проживают только тубалары, КМН, согласно федеральному закону. Турочакский район отнесен к местам компактного проживания коренных малочисленных народов РА. У нас есть вторая деревня, где компактно проживают одни челканцы, это Курмач-Байгол. Почему им построили школу, мы ничего не имеем? Мы в 16 км от Иогача – у нас ничего нет, за продуктами даже надо ехать в Иогач.... Скорая сюда не может добраться. Что такое 16 километров? Это пригород, а мы досюда добираемся почти полтора часа, и дорога такая узкая, что если два автомобиля встретятся — разъехаться не могут.
Далее слово предоставили Валерию Кучукову:
- У нас какие проблемы – связь здесь плохая; сегодня XXI век на дворе, мы тоже хотим жить с Интернетом, а связь плохая. Магазина нет, школы нет, медпункта нет, дорога в никуда. Зимой по дороге еще как-то можно ездить, снег ямы скрывает, а в летнее время, чтобы добраться до Иогача, надо как минимум два часа потратить, а если чуть быстрее поедешь — машину свою после этого не соберешь. Таксисты сюда отказываются ехать эти 16 км — они говорят, я лучше съезжу в Турочак по асфальту, нежели в Новотроицк... Есть у нас в селе молодые женщины, которые, так сказать, хотят обеспечить рост населения нашей страны, и они бы это сделали с удовольствием, но с этими нашими местными трудностями смотрят в будущее и... Все наши беды сходятся к дороге, я до Иогача должен минут за 20 доезжать, а я два часа еду, да и машину разбиваю, ее потом ремонтировать... Я пытаюсь вопрос решать, обращение сделали к главе района, но есть неуверенность, и даже глава Артыбашского сельского поселения говорит – навряд ли это случится. А оказывается, здесь у нас и асфальт, и двусторонняя дорога. Хорошо что у нас свет есть, но по электролиниям хочется сказать – сюда идет «десятка» линия с Иогача, я у электриков узнавал, просека должна быть в этом случае в 12 метров шириной. У нас в зиму электрики работали, рубили, но они строго под линией кустарник посрубали, а рядом стоящие, где-то в метрах трех, большие деревья не тронули. А сейчас тоже отчитаются, что линия почищена. А ветер дунул — дерево упало на линию, и все, на этом свет наш прекратился, и ждите аварийную команду. У всех холодильники, телевизоры... А с телевидением тоже – когда выборы были, обещали нам вторую программу, потому что у нас только первая показывает. И нету. Мы тоже хотим смотреть и Горно-Алтайск, новости наши, что творится в республике, но возможности нет. Но главное — дорога. Она очень узкая, даже когда две легковушки встречаются, они не могут разъехаться, а уж если грузовая машина встретится, надо пятиться и искать где разъехаться. Все упирается в дорогу.
Собираться тоже людям негде — вот медики приезжают с Иогача и уколы ставят на улице. Ну, надо какое-то помещение. Я не говорю, что большое, пусть размером 5 на 6, пусть это будет клуб или медпункт, но народу будет где собраться.
Перед собравшимися выступила также жительница села Татьяна Митрофанова, молодая мама, домохозяйка. По ее словам, растить детей в Новотроицке — настоящая проблема: «Про школу уже упомянули. Ребенка надо увезти — привезти в школу в Иогаче по этой страшной дороге, честно сказать, мы уже замучились. Раз, два съездили, месяц отъездили — машину на ремонт. Получается, надо нанять такси. К нам никто не едет, потому что дорога убитая. Но еще и речка во многих местах практически подошла прямо к дороге. Нынче у меня папа всю весну шутил — мол, вам надо машину там оставлять, потому что от родника весной до такой степени уже моет.... Машину надо оставлять, потому что вы либо домой не приедете, либо внука никуда не увезете, отец говорил. Когда все тает, на перевале у нас не понять — ли мы по речке едем, то ли по дороге, все несется по дороге. Потом начинаем жаловаться — мол, хоть ямки нам отсыпьте, потому что они просто огромные, кто не знает — может заехать и не выехать.. Нам пригоняют грейдер, всю глину вытащили, по ямкам замазали, дождь прошел — снова все наши ямки на месте. А они отчитываются — ремонт дороги произведен... Постоянно аварийные ситуации. Ну, что это такое? Вызываем скорую — они не едут, нанимайте машину. Да иногда и дозвониться до нее не можем, потому что связь надо ходить и искать по всей деревне... Мы же не просим максимум. Вот мне сильно этот асфальт и не нужен, просто бы просыпали гравием, но — как положено, чтоб ям не было. А к нашей администрации как ни обратишься, допустим, участок взять – нету, но кто-то приехал – нате, пожалуйста. С населением наша сельская администрация в лице Семухина совсем не работает. Вот раза два или три даже был сход села, он ни разу к нам не приехал – ни по золотарям, ни по дороге к нам не приехал. Депутаты — да, спасибо, появляются. Но наша сельская администрации в жизни деревни вообще не участвует. К нему придешь — его вечно нет. Звонишь ему, чтоб дорогу почистили, расширили – он если в первый раз трубку взял, понял, что это я звоню, второй раз он уже трубку не возьмет. Еще наш мост — бабка с дедом плачут, внук третьеклассник к ним не ходит, а как он пойдет по такому мосту? А мне некогда его каждый раз встречать — провожать... Не дай бог что случится... Мы ни на могилки попасть не сможем, никак вообще. Этот мост построили за каких-то пять минут. Ну, сделай ты нормально, чтоб два человека разойтись могли. Нет же. И я не знаю, как до нашей администрации достучаться.... Нас не слышат, не видят и на какие просьбы и мольбы не реагируют».
Ирина Торбокова подняла вопрос по свалке: «Вы проезжали, видели, что творится? Временами полностью дорогу мусором заваливают. Я обращалась в сельсовет, а Семухин сказал – мы не касаемся этой свалки, свалка относится к Турочаку, звоните туда и что хотите делайте. Сейчас летний сезон начнется – вообще еще хуже будет, все заспят. Насчет свалки что-то решать надо. Засыпают всю дорогу. А туристы пойдут? Говорят, что свалка закрытая, но тогда что это? Или пусть туда дежурных ставят, чтоб люди за мусор платили, огораживают ее, или что... Но что-то делать надо. А Турочак – он в стороне, они не видят, а мы постоянно проезжаем и видим эту срамоту. Туда же льют и фекалии, отходы жидкие. Весь лес в целлоофане, такой бардак, я не знаю, как там люди живут, ведь оно все и сейчас пахнет, а уж летом-то... Вот помните же, когда там дежурили, был порядок. Насчет свалки обязательно надо решить, два главных вопроса – дорога и свалка».
Валерий Ялбачев высказал опасения: «Сейчас наступит май, и практически вся наша деревня будет тонуть. По верху Пыжа пойдет и сюда придет, здесь вот она разворачивается в обратную сторону и вот здесь сто процентов все будет затоплено (показывает рукой, - прим.авт.) Где старая дорожная насыпь – в прошлый раз оставалось сантиметров пять, чтобы деревню не затопило. С нынешним снегом деревня вся будет затоплена, ну вот тут под сомнением – если насыпь выдержит, то эти дома не затронет вода... и только на вертолете могут летать и фотографировать, как мы поплывем. Я предлагал в сельсовете, чтобы реку вернули в старое русло, сельсовет сказал – денег нет и мы ничего не можем сделать. На трактор у них денег нету, а на МЧС потом будет еще больше затрат».
Александр Каланаков обратил внимание на проблему с работой для молодежи: «Я здесь участок взял, сам в Иогаче живу, ну и хотелось бы, чтоб молодежи лес выделяли, чтоб зиму поработать, а что сидеть... Я взял участок по ветеранским основаниям, хотел в Иогаче, а там нету. Да и тут, получается, кто-то все порасхватал, кто такие, мы и фамилий таких не знаем. Все продано не местным, получается...»
Слово предоставили гостю – Михаилу Федькину.
- Проблему я увидел и услышал, хотелось бы, чтобы документы все мне дали, а я как депутат от вашего имени обращусь и к Главе республики Алтай, и я еще работаю в комитете по законодательству и национальной политике Госсобрания, могу этот вопрос вынести на обсуждение комитета, - говорил он. - Что-то обещать я не могу, я не у власти, чтобы сказать — мол, завтра дорогу сделают. Я вижу, что непорядок и беда, что нет школы — а вы сами знаете аксиомы «нет школы – нет деревни».. Нет ФАПа — в самом деле. хотя бы таблетку взять или укол поставить, это тоже проблема и вопрос к власти, чтобы изыскали средства и построили ФАП. Уколы на улице ставить — это уж... Не совсем правильно. Я считаю, эти вопросы мы должны зафиксировать, а я постараюсь донести это и до главы республики, и до комитета, и как второй секретарь рескома КПРФ и член фракции КПРФ в Госсобрании буду отстаивать ваши интересы. Конечно, я не говорю, что завтра возьму лопату и сделаю вам дорогу, я с вами согласен, что это неправильно – когда частник построил какую-то дачу, а ему... если ты построил себе дачу – будь добр, построй себе и дорогу, но не строй ее за счет средств бюджета Республики Алтай, скудного бюджета. Я думаю, можно написать в прокуратуру, чтобы та провела расследование, почему и куда девались деньги, выделенные вам, почему нет дороги на Новотроицк. Я не знаю, документально я не видел и не могу сказать, есть ли бумаги, что дорога построена, это пока слова... («Есть-есть, уже отчитались», - Ирина Таштандинова). Ну, а что касается свалки, я думаю, что необходимо обратиться в Роспотребнадзор. У них полномочий очень и очень много, я думаю, что с этими вопросами любой депутат от сельского Совета, районного Совета имеет право написать, и даже группа граждан может написать Щучинову и он отреагирует тем или иным образом, а мы с инициативной группой встретимся и я буду всячески помогать вам исправить ситуацию.
Виктория Глазова, заместитель главы администрации муниципального образования «Турочакский район» по социальным вопросам, была краткой: «Насколько я знаю, свалка, по которой было много нареканий, она официально закрыта. И как я понимаю. нам надо сейчас просто в сознание людей внести – раз свалка закрыта, органы местного самоуправления тратить туда деньги не могут. Я точно знаю, что отводится новое место для свалки, за которым будут следить, мы со своей стороны еще раз запустим информирование среди населения о том, что не нужно вывозить мусор на эту свалку, а по остальным вопросам я, конечно же, приеду и буду уточнять, ответы Ирина Сафроновна у меня получит по каждому пункту».
- Все проблемы озвучили, повторяться не буду. Людям пожелаю, чтоб они не отчаивались, во что-то верили, участвовали в таких небольших, но значимых общественных собраниях, сходах. Вода камень точит. Помаленьку, когда и веры совесм нет, но надо продвигаться. Вместе мы добьемся, – сказала депутат Артыбашского сельского поселения Людмила Кыдатова.
Выступили гости из Каракокши. «Конечно, ваша деревня – это дыра, – категорично заявила Мария Ельденова, – просто вам надо требовать хотя бы одно большое помещение, чтобы вам его построили, и чтоб там можно было сделать маленький ФАП, маленький магазинчик с продуктами... И насчет дороги – если у вас есть документы, что отчитались за эту двустороннюю дорогу, надо подавать в Следственный комитет насчет того, почему деньги пошли не на ту дорогу или разворовались. Если вы будете молчать, то так и будете жить в этой большой яме». Она также напомнила о том, что необходимо думать о кедре: «Кедр – это жизнь, кормилица, священное дерево для нас, тубаларов. Это очень больная тема. Я думаю, на сходе надо принять решение, тем более, Александр Васильевич Бердников говорил, что он за мораторий на рубку кедра. Вам надо написать обращение по этому поводу, чтоб полностью запретили пилить кедр. Прошлой осенью вы все орешничали. Денег заработали? Хорошо заработали? («Заработали! Очень!» - отвечали из толпы) Поэтому мы за свой кедр должны держаться и отвоевать его, это кощунство — пилить священное дерево. Если что — зовите нас. Приедем, поддержим. Не будете требовать – ничего не будет».
Зинаида Бакашева из Усть-Пыжи говорила о статусе коренных малочисленных народов в Республике Алтай: «Меня волнует вопрос – в республику деньги поступают на КМН, причем подушевые – вот сколько в республике проживает теленгитов, челканцев, кумандинцев, тубаларов, на каждого человека определенная сумма, она складывается и деньги идут в республику. Но наш регион единственный, кто не может законы принять по нашему статусу и который наши деньги расходует совершенно не по назначению. Мои соратницы это подтвердят. Мы вчера зачитывали программы социально-экономического развития, расписанные до 2025 года. Да, там указано, как должны расходоваться эти деньги — образование, здравоохранение, но в нашей республике это почему-то воспринимается по-другому. Образование – значит строительство, здравоохранение – значит строительство, и в приоритете перед другими малочисленными мы, тубалары Турочакского района – нас по количеству больше. У нас в районе были построены за счет этих денег школа в селе Курмач-Байгол, затем приобретена машина скорой помощи в Кебезень... Еще когда Болтухин был, у него уже срок заканчивался, он нас, малочисленных уговаривал, чтобы мы согласились на наши деньги КМН, которые есть в районе, купить дом гинекологу. Мы тогда решили это опротестовать, нам начали давить на совесть... я не знаю, чем кончилось дело, но скорее всего, дом купили, потому что гинеколог та живет и работает в районе. Ну вот как – дома будут покупать, а деревня компактного проживания тубаларов вымирает? Элементарно, жизненно важных объектов нет в деревне... Для чего деньги-то выделяют малочисленным — потому что малочисленные Севера, Сибири и Дальнего Востока находятся в бедственном положении, чтоб хоть как-то им уровень жизни поднять. Я иногда захожу на сайты и смотрю, как в других регионах работают эти деньги КМН: Мурманская область — бесплатное дошкольное образование для детей из числа КМН, бесплатное обеспечение медицинскими препаратами (наверное, на какую-то определенную сумму); Иркутская область – там же тоже тайга, охотники, так обеспечивают охотников «Буранами», охотснаряжением; дальше пойдешь на Дальний Восток — там молодежные программы, помогают с довузовским образованием, питание и сезонная одежда бесплатные. Алтайский край, наши соседи – у них еще в 90-е годы все началось, когда мы еще и не созрели, не узнали, у нас-то только в начале 2003 года начали вникать во все эти вопросы малочисленных народов, в законы, в деньги, в возрождение и охрану окружающей среды. У них очень хорошо работала программа по жилью для кумандинцев. Строили дома и распределяли по кумандинским семьям, сейчас не знаю, как у них....»
По окончании схода была зачитала резолюция с требованиями (они все подробно озвучены участниками). Под ней подписали 50 человек, включая сочувствующих. Обращение с резолюцией направлено на имя Главы РА Александра Бердникова.
***

По следам наших публикаций

В «Листке» осенью 2016 года был опубликован материал «То, что местные жители не знают лесное законодательство – это нормально. То, что они обеспокоены – это как раз хорошо», где мы рассказывали о проведении круглого стола с администрацией Турочакского района и общественниками, организатором выступила РОЭО «Сакральный Алтай». Ирина Таштандинова подняла вопрос о свалке между селами Иогач и Новотроицк. Вот что тогда ответил Василий Сарайкин: «Вопрос по свалке возник не вчера, а еще восемь лет назад, и ситуация по свалке в Артыбаше уже очень долгое время является критической. В свое время в администрации был разработан проект полигона ТБО в Артыбаше, были проведены торги, появился подрядчик, начались определенные работы в сторону старого Артыбаша... Шла речь о строительстве полигона, соответствующего всем современным нормам. Но проект до конца не был доведен. В Республике Алтай существовала очень хорошая, на мой взгляд, программа «Отходы», она была частью федеральной программы, но эта федеральная программа потом была закрыта. Достроить на тот момент полигон в Артыбаше не успели, не получилось — сметная стоимость очень большая. Неоднократно говорили, что нужно вернуться к программе «Отходы», инфраструктура, котроая связана с переработкой, на сегодняшний день никакая. И это не только в Турочакском районе. Понятно желание жителей закрыть свалку, решение суда есть, оно не обсуждается, вступило в законную силу. Администрации предписано организовать работы по проекту рекультивации, то есть, сначала должен быть проект. В рамках бюджета следующего года будем заниматься проектированием. Нормативные сроки проектирования приличные, этот проект подлежит государственной экспертизе. Без проведения этих работ рекультивацию в том объеме, как того требует решение суда и природоохранная прокуратура, мы не сделаем... Но стоимость проекта рекультивации будет очень значительная и чисто муниципальными ресурсами мы его не вытянем. А чтобы получить поддержку правительства, нужна программа, потому что у нас программный метод финансирования. Я пока как глава администрации не понимаю, в какую программу идти, чтобы получить ресурсы. Да еще и этот год является переходным к новой структуре работы с коммунальными отходами, с 1 января у нас должен появиться региональный оператор, который будет заниматься этим, это по федеральному законодательству... ». И что же, пока все это решается, мусор будет копиться прямо на дороге? - поинтересовалась Ирина Сафроновна. Сарайкин сослался на старую и ломающуюся технику и неопределенность с местом вывоза мусора.
«Свалки там нет официальной, а что кто-то возит и сваливает – есть органы, которые обязаны этого не допускать, это полиция Турочакского района, и прокуратура обязана их понудить исполнять свои обязанности», - подсказал Алексей Грибков.

LOAY03iVGIQ

LOAY03iVGIQ

IarvwKqkunE

IarvwKqkunE

93YjODcc2Dg

93YjODcc2Dg

4PUQcehckiA

4PUQcehckiA

1gDe9t70Azo

1gDe9t70Azo

 orKDjQTKVc

orKDjQTKVc


Инна Жулаева, фото автора

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.17 (3 голосов)