Каждый человек, регулярно посещающий районный центр Турочакского района, или однажды осознавший, что каким-то образом уже переехал в это прекрасное селение, побросав города и квартиры, имеет свой набор меток, ассоциаций, воспоминаний, которые всегда всплывают при одной мысли о Турочаке.

В моей памяти тоже много таких так называемых якорей. Один из них - образ детства: всегда улыбающийся и одновременно грозный мужичок, со специфическим тембром, в шляпе, который всегда любит пошутить. И даже если ты ничего детскими мозгами не поймешь, все равно будет смешно. Это уметь надо так шутить.

56867557 441

56867557 441
Пошутит мужичок и похромает дальше. Что-то с ногой. Хромота такая сильная, что ни с кем не перепутаешь. Похромает дальше ровно до велосипеда, да, был велосипед. А ноги не было. Протез был. Яркое воспоминание, как человек с протезом резво удаляется на велосипеде и машет рукой, обязательно крикнув что-нибудь залихватское на прощание.

Дядя Саша. Дядя Саша Аперович - коренной житель Турочака, член Союза художников России, выпускник худграфа Бийского педагогического училища и Ленинградского института живописи, архитектуры и скульптуры им. Репина. 9 декабря его не стало…

Некролог Аперовича явно бы не порадовал. Обматерил бы точно. К чему негатив да слезы?! Этот человек, несмотря на далеко не богатую жизнь, обездвиженность, болячки, проблемы и злобные выдохи недоброжелателей всегда радовался жизни, не позволял себе жаловаться всем подряд, не любил просить о помощи и всегда во всем находил позитив.

А с другим подходом и невозможно было бы создать столь гениальные по исполнению, потрясающие по энергетике и мощи картины, которые еще много десятков, а то и сотен лет будут служить объектом для подражания художников и наглядным пособием для учеников школ искусств и художественных факультетов.

Поэтому нарисуем образ Иваныча, как его часто называли, глазами его друзей - Виталия Богданова и Лены Сурковой, семьи, которая до последних дней поддерживала Аперовича, и чья главная комната в доме посвящена его творчеству. В прямом смысле этого слова. Все стены зала этой семьи, когда-то переехавшей из Новокузнецка в Турочак, украшают произведения Александра Ивановича. Меня всегда это поражало: как, откуда и почему? Об этом я и решила подробно расспросить Виталия и Елену.

Умище-то куда девать?

- Впервые я услышал про Аперовича, - рассказывает Виталий, - в Новокузнецке, не поверите, аж в 1985 году, тогда еще в Советском Союзе, по центральному телевидению. В новостях рассказывали про какого-то алтайского художника, чья коллекция картин сгорела в клубе. Тогда я, конечно, не понимал, о ком речь, но сюжет этот запомнил. В 1989 году я приехал в Турочак по приглашению друга, он-то и познакомил меня с Иванычем в клубе, где у него была мастерская. Показал Саша тогда свои закопченные картины и предложил мне купить одну из его работ. Не погоревшую, конечно, что-то из свеженького. Я ничего не купил. Дорого показалось. Тогда я и не представлял, что стану коллекционировать творчество Аперовича.

Сдружились мы крепко и в каждый мой приезд обязательно встречались. И вот во время второго посещения мной Турочака в 1996 году я уже сам не смог не приобрести портрет, который произвел на меня впечатление. Называется он "Девушка из Каначака". Я буквально влюбился в его картины. Жена, помню, удивилась, когда я вернулся с полотном - у нас дома не было ни одной картины. На выставки мы ходили, конечно, но чтоб купить … Но это было только начало.

56867557 442

56867557 442
С 90-х годов, когда появились деньги, я начал чаще ездить в Турочак и каждый раз обязательно приобретал одно из творений Аперовича. Всего за это время было куплено около шестидесяти картин.

- А каким Александр Иванович был для вас?

- Да человечище! По-другому не назовешь. Расскажу любимый анекдот Аперовича, который характеризует и юмор Саши, и его самого. Однажды один питерский дворник отрастил бороду и стал походить на Карла Маркса. Так похож был, что каждому, кто его увидит, хотелось с ним поговорить, а побеседовать было о чем. К нему стали приезжать со всего города, из-за границы, начали фотографировать. Он метет и метет, а к нему все за советами идут. Тут узнал об этой ситуации Андропов и возмутился тем, что какого-то дворника с Марксом сравнивают, и послал к нему двух особистов разобраться, приказал, чтоб принудили его бороду сбрить. Приехали они к дворнику и говорят: "Бороду состриги!", а тот отвечает: "Бороду-то я состригу, а куда умище, умище-то девать?" Вот и он такой же Аперович.

- Ведь он какой умный был! - продолжает Елена, - видно было, что человек искусства, интеллигентный, широкого кругозора. К нему ведь кто только не приезжал: и художники, и музыканты, и военные со всей страны.

- Действительно, умище, - говорит Виталий, - подводил только алкоголь. Однажды Иваныч мне рассказал, как почувствовал себя великим художником. Это была умора. Приехал он, значит, на какую-то выставку, начал картины распаковывать, как вдруг к нему подошел человек и попросил не выставлять одну из работ. Посулил за нее штуку баксов. По тем временам это были огромные деньги. А Аперович поддатый был и отказался, а после выставки утром проснулся и осознал, что натворил. Зато оценили его, и ему было приятно.

Но потом эту картину он поменял на мотик, который у него, правда, украли. И велики у Иваныча постоянно перли. Найдутся ж всегда такие товарищи, кто у инвалида единственное средство передвижения умыкнет. Но он не унывал никогда!

- Александр Иванович последние годы сильно болел, а как долго он продолжал писать?

- Еще до инсульта, когда он мог на коляске ездить, после травмы второй ноги, он всегда просил возить его на пленеры. Один раз приехали мы на Палкин брод, расположились. Буквально за час бах-бах по холсту и Аперович сотворил точную копию сосен, которые писал, даже лучше. Всегда поражался, как это вообще возможно. Точно говорю, такие картины может написать только ЧЕЛОВЕЧИЩЕ! Эх, как на выставке его работ в Музее Рериха в Новосибирске им восхищались искусствоведы, говорили, что давно не видели, чтоб так краски играли, это ж академия! Аперович, я считаю, даже не просто человечище, это целая эпоха.

Народный художник

- Вы упомянули про выставку в музее Рериха в Новосибирске. Расскажите подробнее, как ее удалось организовать?

- Приехали мы с Леной лет пять назад в Уймон, в местный музей Рериха, - рассказывает Виталий, - и я у женщины-гида спрашиваю, не знает ли она такого художника как Аперович. А она мне восторженно воскликнула в ответ: "Аперовича?! Ну, конечно, а он что, живой?" А я не менее радостно ответил: "Живой!" И тут эта женщина мне рассказывает, что, оказывается в 2012 году ИЦ РОССАЗИЯ Сибирского Рериховского Общества выпустил альбом "100 картин художников Республики Алтай", несколько полос которого посвящено и Аперовичу. А он об этом даже и не знал. Подписала эта дама нам книгу, и отвез я ее Иванычу в подарок, а себе потом другую по интернету выписал. А в процессе диалога я решил поинтересоваться, нельзя ли сделать выставку Аперовича в музее Рериха в Новосибирске. Ответ был утвердительным, и тогда начались мои долгие переговоры на эту тему. В результате музей дал добро на выставку в 2019 году, но я уже чувствовал, что недолго Иванычу осталось, уговорил раньше все сделать. Музей пошел навстречу, и 8 сентября в Новосибирске открылась экспозиция "Алтай - источник вдохновения", на которой были представлены картины нескольких алтайских художников, в том числе Александра Аперовича и нашего же, турочакского, Александра Бушуева.

- Много картин Аперовича было представлено?

- Мы повезли только свою выставку, у Иваныча давно уж ничего не было. Что-то продал, что-то подарил, многое растащили. В результате выставлено было 26 работ Аперовича. Мы когда домой вернулись, было ощущение, будто кто-то нас обокрал - так пусто было без картин. И так два месяца. Эта выставка длилась в два раза дольше, чем любая другая, такой восторг она вызвала у посетителей.
- Александр Иванович так и не стал Народным художником России, как обещал министр культуры со сцены на пятнадцатилетие турочакского выставочного зала?

- К сожалению, нет. Тогда министром культуры был Кончев, вот он и обещал. Сказал, что-то типа: "Наконец, справедливость восторжествует, и мы дадим народного художника России Александру Аперовичу". Но обещания остались обещаниями. Мы с Леной неоднократно ездили в город, пытались что-то сделать. Вот одно письмо из министерства культуры от 2014 года за подписью Кончева сохранилось. В нем говорится о том, что народного художника дают только через 10 лет после заслуженного или после почетного звания "Заслуженный деятель искусств РФ". В свою очередь, последние два звания присваиваются не ранее чем через 20 лет с начала осуществления творческой деятельности и при наличии всяких там наград. То есть художник должен ой как поскакать, а это не в характере Саши.

Тем не менее, в бумаге было написано, что учитывая заслуги Александра Ивановича в развитие культуры и искусства РА и в связи с проведением в России Года культуры, Алтайское республиканское отделение ВТОО "Союз художников России" подготовит пакет документов для рассмотрения на заседании Правлении вопроса по награждению Аперовича государственной наградой Республики.

После чего, как обещалось, на основании установленного порядка документы должны были рассматриваться коллегией Министерства культуры Республики Алтай, а затем наградной комиссией при Главе Республики Алтай. Воз и ныне там. Помочь хотелось человеку, порадовать как-то, для нас-то он и так всегда был, есть и будет народный, - завершил рассказ Виталий Богданов.

С тем, что Александр Иванович - народный художник, и не поспоришь. Ведь его работы находятся в фондах музея Бианки города Бийск, в музее имени Анохина в Горно-Алтайске и других музеях, а также в частных коллекциях ценителей живописи России, Германии, Голландии, Франции, США и Канады. Его имя наряду с другими именами заслуженных людей занесено в Книгу почета и памяти "Кто есть кто в Республике Алтай".

В буклете от 2002 года, посвященном творчеству Аперовича, составитель пишет: "Большая мечта мастера - построить творческую дачу на берегу реки Лебедь или Телецкого озера, маленькая - купить велосипед". Велосипед ему уже не пригодится, а вот если бы идея с дачей реализовалась, он бы наверняка порадовался где-то там на небесах.

В завершение беседы мне было нужно сделать снимки картин Виталия и Елены, но новые, только что купленные мощные батарейки позволили сделать только несколько домашних кадров. "Батарея разряжена", - было написано на экране техники. И кто ж ее разрядить-то успел через час после покупки?! Чего я только с фотоаппаратом ни делала - ничего не помогало. Картину в объектив я видела, нажимала на кнопку, но ничего не происходило. И тут я распсиховалась, захлопнула вспышку и произнесла, сама не понимая, почему: "Дядя Саша, не бузите! Дайте мне запечатлеть ваши картины!". И тут же с пятидесятой попытки фотоаппарат начал делать снимки. Хоть верь - хоть не верь, но меня посетило четкое ощущение, что всему виной была вспышка. Не хотел Аперович, чтоб картины его со вспышкой фотографировали - не тот ведь эффект совсем. Да она и не нужна, по сути. С самих полотен будто исходит сияние, наполненные солнечным светом и яркими красками, они заполняют собою все пространство, унося зрителя в дивный мир природы и русской деревни кисти мастера.

К слову - по окончании фотосъемки больше батарейки не позволили сделать ни одного кадра…

НА ВЕРХНЕМ СНИМКЕ: «Автопортрет»

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 голосов)