«Листок» неоднократно писал о том, как в Шебалинском районе продвигается вопрос о передаче неиспользуемых федеральным хозяйством земельных участков в руки муниципалитета. В материалах «Мы как загнанные в угол, все земли не наши», «Мы задыхаемся без земли», «Земля без хозяев, хозяева без земли», а также некоторых других, приводились документы, направленные в Правительство РФ с обоснованием передачи и рассказывалось о том, как сложно фермерам выживать, не имея в достаточном количестве земли для ведения хозяйства.

Один из глав крестьянских хозяйств из села Актел Сергей Егузеков является членом инициативной группы по продвижению данного дела. В прошлом году он баллотировался в депутаты районного совета, но не хватило нескольких голосов, однако Сергей продолжает лоббировать интересы крестьян своего района и не дает, образно говоря, спокойно спать всем, от кого зависит скорейшее разрешение проблемы.

В августе из беседы с ним мы узнали о том, что движение бумаг приостановлено по причине реорганизации ФГУП АЭСХ («Алтайское экспериментальное сельское хозяйство»), которому принадлежат лучшие земли и которое формально относится к Российской Академии наук: оно присоединяется к федеральному государственному бюджетному научному учреждению «Федеральный Алтайский научный центр агробиотехнологий» ФГУП «Горно-Алтайское» в целях дальнейшего преобразования последнего в государственное бюджетное предприятие «Опытная станция «Алтайское экспериментальное сельское хозяйство».

На основании этого распоряжения Правительства РФ в середине прошлого года в ответ на запрос Совета депутатов села Актел исполняющий обязанности министра природных ресурсов и имущественных отношений Ялбаков направил письмо, где сказано, что «решение вопроса о передаче неиспользуемых предприятием земель в муниципальную собственность сельских поселений Шебалинского района в настоящее время не представляется возможным».

- Документы собрали, съездили в Москву, была проделана большая работа, но все это оказалось бесполезной тратой времени и средств, - говорит Сергей Егорович. - Все нужно опять переделывать, бумаги считаются устаревшими по дате и теперь получается, оформлены не на ту организацию.

- Как вы считаете, кто виноват в том, что это дело никак не могут довести до конца?

- Обвинять кого-то смысла нет, но кто ни возьмется, дойдет до половины – и опять… Вот начался новый год и все опять «по новой». А документация – это ж такое дело, что можно повернуть и так, и эдак.

В прошлом году была проведена кадастровая съемка, составлен список земель, согласованный с муниципалитетом, которые не используются АЭСХ и от которых оно вроде бы готово отказаться. А я вспоминаю, как в 2011 году по указу Президента Медведева собрали комиссию, которая установила, что большинство земель АЭСХовских не используются, однако через пять лет, в 2016 году другая комиссия на основании неизвестно чего вынесла другое решение – что большинство земель используется хозяйством.

Представьте себе, первая комиссия постановила, что практически все земли не используются, а вторая показала, что используются, и после этого они начали делать вид, что работают на этой земле. Во второй комиссии в 2016 году я был, это было просто совещание, без выезда на места, куда просто предоставили документы.

Реально землю не смотрели, в конторе заранее все решили по документам, составили протокол и только через неделю нам его показали, чтобы мы не кричали. Там написало, что земли используются и, наоборот, им расширение нужно. Хотя за этот период ничего расширения хозяйства не было, а было сокращение поголовья и рабочих мест, использованные территории, наоборот, сократились.

Я вот все думаю о том, что происходило с нашим народом и нашими землями на протяжении, к примеру, последнего столетия. Если вспомнить период добровольного вхождения алтайского нарда в состав России – тогда зайсаны думали о простом народе, о том, чтобы защитить его интересы.

В 1920 году после революции к власти пришли коммунисты, и наше руководство потребовало автономии региона - это тоже было шагом по защите прав народа. Они понимали, что когда автономная территория, интересы народа защищать легче. В 1991 году, когда получили статус республики, – это тоже был определенный шаг для защиты своего региона и населения, живущего в нем.

- Но, тем не менее, землями завладело федеральное предприятие.

- АЭСХ СО РАН образовалось в конце 80-х годов прошлого, оно относилось к Российской Академии наук, но вначале землями распоряжался в Шебалинском районе комитет по земельным вопросам, это была районная власть, и она владела землей. Хозяйство вело селекционную работу, но собственности на землю у него не было. И только в 2007 году, когда АЭСХ стало федеральным унитарным предприятием, все земли перешли к нему.

У нас в республике всего два направления для развития. Туризм, наша красота. Однако не секрет, что все турбазы почти принадлежат людям из больших городов – Новосибирска, Москвы, все эти предприятия зарегистрированы не в республике. Туристы в нашей республике деньги не оставляют, оставляют только мусор. Налогов в регион не поступает.

Второе направление – это аграрный сектор, есть территории, где можно держать скот, местное население за счет этого и живет. Но проблема в том, что нет сбыта сельскохозяйственной продукции, закупкой занимаются посредники, государственной поддержки практически никакой. Мясо скупают по дешевке и продают втридорога.

Местным жителям очень трудно выжить, очень много людей с семьями уезжают на север, это не от хорошей жизни. Те, кто держит скот, не знают, куда сдавать овечью шерсть, в республике очень мало кому она нужна.

Мясо продать сложно, хорошо еще, что есть ярмарки, фермерских магазинов очень мало, перерабатывающих предприятий тоже, и они скупают мясо по очень низкой цене.

В сетевых магазинах лежат упаковки пельменей и мантов, но что там за мясо, да и есть ли оно в этих изделиях, а цена у них немаленькая. В то время как в республике фермеры не знают, как реализовать первосортное мясо.

- А есть желающие заняться переработкой мяса, молока?

- В Шебалино есть люди, которые хотели заняться переработкой молока, они взяли кредиты и начали работать, надеясь на поддержку республиканской власти, но так получилось что поддержки не было, и они ушли в минус. Это были молоко, йогурты, алтайская продукция. Есть небольшое предприятие в Арбайте, но этого недостаточно.
Производства эти маленькие, а чтобы укрупнять, нужны средства, нужна поддержка. В городе, да и в самом Шебалино очень мало магазинов, которые торговали бы местными фермерскими продуктами.

Чиновники должны быть заинтересованы в том, чтобы было больше фермеров, местных хозяйств. А у нас нет уверенности в завтрашнем дне – ты кормишь скот и не знаешь, как ты его продашь по какой цене.

Но самая главная беда – у нас нет земли. Как хочешь, так и живи! Ты хочешь работать самостоятельно, но нет земли! Плодородная земля есть, в некоторых деревнях можно и овощи выращивать, и сено заготавливать.

- Вернемся к главной теме. Главы поселений и депутаты районного совета в конце прошлого года были проинформированы о том, что работу по подготовке документов о передаче земель в собственность муниципалитета нужно начинать сначала, вновь составлять списки земель, карты и направлять их в республиканское министерство сельского хозяйства. Это связано с реорганизацией предприятия?

- Видимо, так. После 15 января все АЭСХовские земли переходят полностью в ведение этой организации – «Центра агробиотехнологий». Получается, что землю теперь нужно будет теперь забирать у другого собственника. Хотя, по большому счету, наверное, ничего не меняется. Документы готовятся по той же схеме, но каков будет результат – сказать сложно. Запросы, по крайней мере, главам поселений от министерства пришли, значит, работа проводится.

- Вы руководитель инициативной группы по передаче земель села Актел, но владеете информацией по другим селам?

- У всех одна и та же ситуация с землей. Хотелось бы отметить, что только один человек из правительства – бывший министр сельского хозяйства Манзыров вместе с Земировым (директором АЭСХ) ездил по всем деревням смотрел поля, серьезно занимался данным вопросом.

В других районах тоже есть проблемы, кто-то с муниципалитетами тягается, но когда земля своя, проще получить ее в аренду, чем когда руководство в Москве. К ним простой крестьянин уже не пойдет, нет средств доехать, да и кто его пустит…

Соседние села Беш-Озек, Каспа, чьи земли не входят в хозяйство, уже давно по паям разделили земли и спокойно работают, а мы все ходим.

Но мы же граждане России, мы не хотим воровать, а хотим создать себе рабочее место, чтобы выжить в наше тяжелое время. Крестьянин хочет иметь землю и сам работать на ней, никому не мешать, просто работать. А у нас получается, что мы по кабинетам бегаем, нас отпинывают, как футбольный мяч – то нет, то да.

Не за горами лето, начнется сезон сельскохозяйственных работ. Первостепенный вопрос – сенокосные угодья, все они, что за пределами поселений, находятся под ведомством этой организации.

- Мы писали, как фермер Сысоев в старой брошенной кошаре разместил скот, но на него подали в суд.

- Хотя пастбища и строения давно не используются, но всегда найдется кто-то, кто доложит, сообщит. Если не будет подвижек с документами, настанет лето, и угодья вновь будут стоять заброшенными, но использовать крестьянам их не дадут. Чтобы содержать свою семью, нужно поголовье побольше держать, но скот надо кормить, а чем кормить?..

- А если фермер займет неиспользуемый участок, к примеру, под сенокос, пока идет стадия оформления?

- Его начнут «клевать», ведь управляющий там живет все равно, есть бригадир, да и стукачей всегда достаточно. У АЭСХ по-прежнему есть контора и она, видимо, останется, только под другой вывеской, и они точно так же будут контролировать землю, чтобы и ни себе, и ни людям.

Хотя под сенокосы часть участков ими используются, но сено куда-то вывозится на продажу – своим бизнесом занимаются…

Надо решать это быстрее, до лета, или, по крайней мере, дать какие-то негласные указания до передачи земель муниципалитету, что можно давать людям их использовать.

Всегда можно пойти на уступки тому человеку, который собирается работать, я считаю, - не разграблять, не уничтожать, а именно работать. Правда, на год местами разрешают использовать участки, но неопределенность тоже плохо: ты увеличишь поголовье, а тебе скажут – уходи.

Почему раньше люди, стоящие у власти, делали что-то не для себя, а для защиты интересов своего народа? Они понимали, что в сельскохозяйственном регионе земля должна быть у людей, которые там живут, - Чаптынов, Петров, Карамаев это понимали. Поэтому и добились статуса республики. И зачем пустили на нашу землю это хозяйство? Нам самим не хватает земли. На поклон идем, но никто нас не слышит, местные чиновники проблему знают давно, но никак не могут решить.

- Люди из сел из-за этого уезжают?

- Конечно. Причем, уезжают коренные жители, имеющие навыки работы на земле, скотоводческие умения и знания, полученные от родителей, желание работать на земле. Они уезжают, а на их место такие люди уже не придут – придут чужаки, их уже никем не заменишь. Неместные не будут относиться к своему делу и земле как к своему личному – очень бережно. Наемный работник - это совсем другое, и отношение к земле у него другое.

- Глава района и главы поселений что-то делают, чтобы проблема решилась?

- Конечно, они заинтересованы, особенно главы поселений. Глава района Сарбашев местный житель, хотелось бы, чтобы он сделал максимум от него зависящего, поднимал этот вопрос на всех совещаниях.

От имени всех жителей высказываю главе района такое пожелание, чтобы он почаще этот вопрос поднимал в правительстве, не давал им спокойно жить. И мы помним, как в мае 2016 года, после того как прошел пикет перед зданием районной администрации, Александр Бердников дал ответ через СМИ, что берет вопрос под свой контроль. В том, что он в курсе проблемы, сомневаться не приходится, мы просим не затягивать и предпринять все возможное.

Причем, некоторые наши жители толком не знают статус земель, как начинается сенокос - так проблемы. Хотелось бы, чтобы до общественности доводили ситуацию с землей, как она меняется, как продвигается этот вопрос.

Какой бы ни был ответ, мы должны об этом знать, чтобы это обязательно где-то прозвучало. Есть сайт правительства, работает пресс-служба, идет XXI век, почему порой нужно ходить обивать пороги, чтобы что-то узнать?

Я все это держу под контролем, встаю и ложусь с этим вопросом. Что-то узнаю от глав сел, от районных депутатов. Кстати, нужно отметить, что депутаты от партии «Родина» делают запросы в правительство. Евгений Соколов, например, активно продвигает этот вопрос.

Наш депутат в Госсобрании тоже должен энергично работать по этой теме. Пока мы не видим активной защиты интересов крестьян со стороны региональной власти перед лицом федеральной.

Почему этот маленький кусочек земли не могут нам отдать – сколько там гектаров нам нужно?.. Глава республики пообещал в феврале в Москве решать этот вопрос, так что надежда есть. Мы надеемся на слово нашего главы. Он обещал.

Беседовала Александра СТРОГОНОВА

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 2.50 (1 голос)