Эта строчка из стихотворения известного поэта мне очень нравится, и я полностью с ней согласна: да, все судьбы - как названия планет, у каждой что-то новое, свое, и нет планет, похожих на нее… Я продолжу и дальше:

И если кто-то
незаметно жил
И с этой
незаметностью дружил,
Он интересен был
среди людей
Самою незаметностью
своей!

Поэтому на вопрос одной своей знакомой женщины из Соузги, что, мол, о ней писать-то, я ответила именно этими строчками: "Все люди интересны, и каждый по-своему!" И на протяжении нескольких минут еще объясняла ей, что же интересного именно в её жизни. А эта женщина не кто иная, как известная почти всей Соузге Наталья Васильевна Ётка. Известна потому, что она торгует на местном базарчике собственной огородной продукцией, что долгое время работала в соцзащите по уходу за пожилыми людьми, что занимается не только огородом, но и разведением дикорастущих растений и вообще еще и потому, что человек она очень общительный…
Родилась она в 1957 году в селе прямо напротив Черемшанки Нижняя Устюба, сейчас это село называется просто Уба, и относится теперь к Республике Алтай, а раньше - к Алтайскому краю. Отец ее, Степанов Василий Павлович, работал чабаном, а его отец, Павел Антипович, приехал сюда в конце ХIХ века из средней полосы России, убегая от крепостного права. Ехали-ехали, понравилось им место, где стояло это село, а оно было очень большое в те времена, крепостного права здесь не было, вот и решили поселиться. Там сама Наталья прожила до тринадцати лет, была там ферма, пасли овец, неплохо жили, но вот прослышали, что в Соузге начал строиться мясокомбинат и переехали сюда. В те годы многие сюда переезжали, мечтая о лучшей жизни, хотя и знали, что работы будет непочатый край, но кто в то время труда боялся? Когда они переехали сюда в 1970 году, то жили две-три семьи в одной квартире, они же вместе с семьей отцовской сестры, Галины Южаниновой.
Но вскоре Южаниновым дали квартиру в новом доме, одной из двухэтажек, отец же отказался, сказав, что хочет жить в своем доме, значит, так тому и быть! Ему не прекословили… Перетащили стандартный домик из Убы, где были кухонька да спаленка, но им хватало места. А детей в семье было трое… Мама же родом из села Дубровка, ее отца отправили на строительство Чуйского тракта. Жили они еще тогда в поселке Катунь, что напротив Рыбалки, мама работала почтальоном, везде ходила и разъезжала на лошади, отец ее сразу приметил и влюбился с первого взгляда, она очень симпатичная была, так и поженились, перевез ее в Устюбу, а через полгода сыграли свадьбу. Наталья в семье была из детей старшей, на ее долю досталось много заботы и работы, но она об этом не горевала - делать все умела и от работы не бегала. Перехали родители в Соузгу в 1970 году, а в 1973-ем случилась трагедия, отец попал в аварию и погиб, а через пять лет брат уехал в Новосибирск учиться от Мясокомбината, и потерялся там, только спустя полгода его нашли, мертвого…
"Но жизнь продолжалась, - бодрым голосом говорит Наталья Васильевна, - я окончила восемь классов, а потом девятый и десятый… Хотела поступить выучиться на метеоролога, но не получилось, потом поехала еще раз в Иркутск, тоже пыталась поступить, но опять не судьба…
И только спустя года три поступила в Томский геологоразведочный техникум, и после его окончания вернулась домой практически по распределению, шесть сезонов отработала техником-геофизиком, профессия очень нравилась, коллектив - тоже, с некоторыми и до сих пор общаемся. В 1983 году вышла замуж, в 26 лет, уехали с мужем в Ташкент, так как муж родом оттуда…"
- А скажите, у Вас такая фамилия необычная - Ётка, откуда она?
- У мужа отец был белорус, он переехал потом в Ташкент, да так там и остался и всю жизнь жалел об этом… Ну а мы потом вернулись на Алтай… Родился сын, и на этом закончилась моя работа в геологоразведочной экспедиции, так как не на кого было сына оставить.
С мужем сначала жили неплохо, но потом он вдруг ударился в загул и именно в такое время, когда больше всего была нужна его помощь и дома, и по огороду. Вот и сейчас, можно сказать, что мы неплохо сотрудничаем, но о семейной жизни уже и думать не хочется, потому что я отлично знаю, что рано или поздно он все равно загуляет снова, а я не умею прощать…
Да, Наталья из таких женщин, у которых есть характер, прощать она не умеет да и не хочет… А может, так и надо? Уж слишком мы, бабы, жалостливые, поплакался мужик, мы и растаяли, а так нельзя, как ей кажется.
- Сама я тоже могу, конечно, выпить, но считаю, что должна быть мера и работу по дому надо делать вовремя. А сын Женя женился, дочка у них растет, они мне иногда и помогают: то картошку посадить, то еще какие дела огородные сделать, вот и мне легче. Последние годы работала в соцзащите по уходу за бабушками местными, многим нужна помощь, эта работа мне тоже нравилась, всегда с людьми, и график почти свободный, пришлось помогать сыну с внучкой, так можно к бабушкам и в выходной ходить поработать, и вечерами, а ей (внучке) уже четыре года… Зовут ее Настя. Да и люблю я ее очень, она у меня одна, да и сын один, вот всю душу им и отдаешь, но в этом и есть женское счастье, наверное, быть нужной родным…
Наталья рассказывает, что с бабушками она проработала двадцать два года и даже устала уже, сама уже к бабушкам подошла да и стала бабушкой на самом деле, но она отлично помнит каждую из своих подопечных: это Пупышева Евдокия Антоновна, Бакумова Мария Семеновна с Афанасием Афанасьевичем, Баклушина Глафира Ивановна и еще много разных фамилий называет, но это, по ее словам, самые последние бабушки, а так хоть она и помнит всех, но, наверное, всех называть и не надо. Им, когда она только начала работать в соцзащите, говорили, что ухаживать за бабушками означает делать все по дому, но если раньше эти услуги для самих бабушек и дедушек были бесплатными, то теперь они за все платят сами, и цены кусаются все-таки. Я знаю еще по службе соцработников в городе, что такая система никого в восторг не приводит, но так решило государство (или некоторые представители этого государства), а вот правильно это или нет, уже не нам решать… Но я считаю, что это вопрос спорный! Уж за всю свою жизнь они заслужили доброго к себе отношения и помощи бесплатной, хотя бы после восьмидесяти лет, разве я не права? Но ко всем своим бабушкам Наталья всегда относилась с безграничной нежностью и заботой, даже к таким из них, у кого и характер совсем вздорный, что даже дети родные от них в конце концов отказываются, ну а им нельзя, вот такие дела…
И все-таки ухаживать за престарелыми на дому дешевле для государства, чем содержать их в Доме престарелых, например, а это важно… И это, наверное, истинная правда. Потому что и содержание персонала, и питание, и лечение - все это стоит недешево, говорят, что государство выделяет тысяч по двадцать пять на каждого проживающего, да еще пенсионеры сами деньги выплачивают…
Один из соузгинцев смог попасть в такой дом, и сначала был счастлив, но спустя время стал сбегать оттуда, говоря, что дома лучше, хоть и труднее… И вот сейчас ищет себе квартиру снять, сказав, что там очень плохо, и кормят ужасно, и все остальное не устраивает. И тем бабушкам, за какими приходилось ухаживать и Наталье, сначала ее забота очень нравилась, когда все было бесплатным, им и дрова приносили, и воду, и в магазин за продуктами ходили, и документы оформляли, и лекарства покупали, и снег чистили…
Они любили соцработника, они его ждали, а потом началась перестройка, и все услуги стали платными, и даже она свою работу стала ненавидеть, и, как ей кажется, бабушки стали ненавидеть и ее. И она думает, что лучше эту службу убрать совсем, чем создавать видимость благополучия в нашем обществе, да и мне так кажется, что это именно только видимость, а настоящей заботы что-то не видно…
На одном из праздников, посвященном Дню соцработника, министр социального развития выступала в Майме со сцены и говорила, как все у нас хорошо, как все замечательно, а им запретили что-нибудь говорить, а сказали, чтобы сидели и молчали, а получилось, как в басне у Крылова, что "…кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку…".
Да, сейчас очень приятно вспомнить, как работала в экспедиции, но вынуждена была уйти, потому что там все лето было в разъездах. Вот и пошла в соцзащиту…
Но это все, как говорится, дела государственные, а как же личная жизнь идет у Натальи? А неплохо идет, хоть нет бывшей любви с мужем, но дружеские отношения сохранились, и это важно, ну а дела всякие огородные она любит, и даже сама научилась прививать плодовые деревья, что не каждому удается, занимается и садом, и огородом, семена уже забыла, когда и покупала, все сама разводит, а помидоры у нее такие, что позавидовать можно, и сейчас дома лежат в коробках "остатки бывшей роскоши", как она говорит. Тут же и баклажаны, и перцы, в огороде еще не убрана капуста, потому что рано, пусть стоит до первых заморозков, только слаще и сочнее станет… И одна груша еще стоит с плодами, которые как сорвешь, кажутся очень твердыми, деревянными, а полежат несколько дней - и кажется, что вкуснее ничего не бывает! Но больше всего Наталья Васильевна любит цветы, и у нее их столько, что на любой вкус: и однолетники, и многолетники: розы, флоксы, сентябринки, и бадан притулился в огороде, на горочке, не говоря уж о других травах… Из однолетников ей больше всего нравятся астры и душистый табак, вечером зайдешь в огород, и такой медовый аромат от них разносится, что душа радуется, еще она любит бархатцы и циннии, да любые цветы! И каждой травке нашлось место в ее огороде, ведь эти травы - лекарственные, и лечиться ими совершенно не вредно, тут и удовольствие от травяных чаев, и польза великая…
А ходить за грибами и ягодами - для нее это лучший отдых, пока ноги еще носят. Радует ее, что сейчас какую-то работу они делают вместе с мужем, Петром Александровичем, такой период настал в его жизни, когда стал помогать ей. Например, избавляются от девичьего винограда, который настолько разросся, что заполонил все вокруг, до самой крыши. Одной ей было бы не справиться, она обрезала, а муж вытаскивал за ограду, так все очистили. Она очень правильно назвала его растением-монстром, словом, вредителем. Как она сама говорит, что силы все-таки потихоньку стали ее покидать, но до сих пор она очень любит ездить на велосипеде, а это ведь спорт. И ей очень хочется подольше оставаться на плаву, чтобы и на велосипеде подольше покататься, и в горы еще походить, ведь жизнь продолжается, несмотря ни на что!
Вспоминает Наталья Васильевна, как однажды она твердо решила уйти от мужа, но не совсем уйти, а разделиться: он остался в новом доме, что строили для сына, а она ушла в старую избушку, где все отопление перемерзло, сначала спала, как на улице: зима - и у нее в домике температура минусовая была, сама печку разобрала, сама кирпичи чистила, наняла людей камелек сложить, и только тогда отогрелась. Вот и получается, как в пословице: я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик… Все она умеет сама, жизнь заставила, но иногда, я уверена, и ей тепла и ласки хочется, и, может, наступит все-таки такое время, когда ей захочется вдруг простить мужа... И я вспоминаю строки из стихотворения Юлии Друниной:
А я лишь теперь понимаю,
как надо
Любить и жалеть,
и прощать, и прощаться…
По-моему, Наталья заслуживает к себе уважения, и большого уважения, у нее много в деревне "сподвижников" насчет бережного отношения к природе, к цветам и другим растениям.
Она в свое время помогала с выращиванием культурного винограда Зое Игнатьевне Козик, и чему-то училась у нее, главное, обмениваться опытом. И, честно говоря, я от такого друга бы не отказалась и даже завидую ей немного, ее твердому характеру, ее умению делать любую работу, хоть мужскую, хоть женскую, потому что в деревне нет работы мужской или женской, она вся обычная, деревенская. И хочется пожелать ей жить долго-долго, оставаясь бодрой и здоровой, хотя и у нее есть свои болячки, куда мы без них? Никто не застрахован…
Я вспомнила наше первое знакомство с Натальей, которое состоялось совершенно случайно, она пришла ко мне как к журналисту за помощью, когда ей на местном базаре подсунули фальшивую купюру, точнее, не фальшивую, а вроде игрушечную, сувенирную, пять тысяч рублей. Как так получилось, что она не сразу это заметила, сама удивляется теперь, но вот так вышло. В полиции ей в помощи отказали по причине маленького ущерба и в принципе невозможности поймать мошенников, осталось только в газете написать об этом, чтобы обманутых было меньше, из солидарности, наверное. И статья была напечатана, скорее всего, она привлекла внимание людей, потому что больше про такие случаи ничего не было слышно. Хорошо бы!
Вот такой интересный человек живет в нашей Соузге, а сколько их еще, таких вроде незаметных, но интересных людей. Ведь у каждого человека есть своя изюминка!
Ваша Татьяна Колосова, Фото автора

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 голосов)