Хлеб - гениальное изобретение человечества, рожденное четырьмя стихиями. И каждой из них можно поклоняться - солнцу, земле, воде и огню. И еще: хлеб всегда добр, даже в мире, в котором много злобы. И поэтому очень важно быть к хлебу добрым и внимательным, и это нужно не только хлебу, это нужно каждому из нас, потому что рядом с хлебом человек становится лучше.

А вот у войны был свой хлеб. Небогатый, отмеренный хлебной карточкой. Хлеб суровый, но еще более необходимый, чем в мирное время.

И если сейчас, в преддверии годовщины Победы в Великой Отечественной войне, так важно писать об ее ветеранах или о тружениках тыла, то не менее важно вспомнить и о том, как в те годы обстояло дело с хлебом.
Лучшее - фронту, а для себя в тылу пекли лепешки с добавлением лебеды или мерзлой прошлогодней картошки, хорошего, настоящего хлеба почти не видели…
Обратите внимание: все самые сокровенные слова о хлебе рождались на бесхлебье. "Кто нужды не видал - и счастья не знает"; "Не отведав горького, не узнаешь и сладкого"… В Нейбранденбурге, в фашистском концлагере писатель и поэт Григорий Люшнин ходил, держась за стены, грыз кору осины, пил ее сок и складывал в своем истощенном сознании слова-стихи всего лишь об одной хлебной крошечке, случайно найденной в кармане шинели:
Крошка хлеба на землю упала -
Меньше хлеба на крошку стало.
Где-то в поле неубранном нашем
Сколько зерен лежит вдоль пашен!
Вот собрать бы их вместе -
да в кучу,
Хлеб бы выпекли белый, пахучий.
Мы б окрепли и сильными стали,
Мы б фашистские тюрьмы
сломали.
Снова б вышли в бои, под бомбежку!
Да, жалеть надо хлебную крошку…
История в данном случае беспристрастна, потому что у голода - своя боль и своя жестокость. "В хлебном магазине, - вспоминает очевидец, - мальчишка выхватил кусок горбушки у женщины и ест, его бьют, а он все равно продолжает есть…".
В годы войны дети взрослели в очередях за хлебом. Недаром уже потом, спустя многие десятилетия, у Дины Евгеньевны Кудрявцевой, нашей местной поэтессы, родилось такое стихотворение:
По хлебу дочка тосковала,
Паек за раз она съедала.
Мечтала булку съесть одна,
Когда закончится война…
И война закончилась, и вскоре хлеба стало вдоволь, но разве съешь целую булку сразу? Это были просто голодные мечты!
"Лежу и думаю. О чем? О хлебе. О корочке, обсыпанной мукой", - так писала поэтесса Вера Инбер в блокадном Ленинграде. Хлеб войны. Каким он был? Как решалась продовольственная программа в годы войны - обо всем этом вы можете узнать, посетив Национальную библиотеку, спросив там такую книгу, как "Хлеб" Виктора Степаненко.
Эта книга - яркое лирически-публицистическое произведение, в котором на строго документальной и научной основе дано художественное осмысление темы хлеба. Она энциклопедична по содержанию - рассказывает об истоках хлебопечения и хлебопашества, их современном состоянии, о роли хлеба в жизни человека, много страниц посвящено хлебу в годы войны.
Читаешь некоторые строки - и кровь леденеет в жилах: спустя десятилетия на заросшем хлебном когда-то поле были найдены останки незахороненного солдата, который сжимал изо всей силы в кулаке колоски с зернами пшеницы, и проросли эти зернышки даже через ладонь солдата… Это страшно и символично, а мальчик, нашедший этого безымянного солдата, потом очень долго кричал по ночам от страха…
В одной из книжек, представленных на выставке, помещена справка о нормах выдачи хлеба населению города Ленинграда. Вот некоторые цифры из нее: 16 июля 1941 года иждивенцам и детям по 400 грамм, 2 сентября 1941 года - по 300 грамм, 11 сентября - по 250, 1 октября - по 200, а потом и по 150 и по 125 граммов хлеба, только в 1943 году вернулись к прежним первым нормам - по 400 грамм… Учительница Соузгинской школы Ольга Анатольевна Майманова не тапк давно проводила открытый урок на тему "Дети войны" и выдала детям несколько картофелин в мундире, 125 грамм черного хлеба, ровно столько, сколько выдавали на семью в годы войны в блокадном Ленинграде. Они все это капроновой ниткой разделили на равные части, на четверых, это была так называемая маленькая семья. Дети, конечно, сделали какие-то выводы, достаточно ли этой еды?
Один ребенок даже попробовал и сказал: "Так мало… Так они что, так и сидели все время голодные? Я не наелся, а они целый день это ели…". Так образно педагог постаралась донести до учеников всю трудность тех военных лет, чтобы дети могли проникнуться переживаниями детей того времени и лучше осознать то, насколько же они счастливее детей тех военных лет!
Иногда можно наблюдать такую картину: девочка стоит на остановке автобуса вместе с мамой и лениво жует сдобную булку: "Мам, я больше не хочу…" - "Ну так выброси в урну…" - говорит молодая мама своей дочке.
Сейчас хлеб можно увидеть везде: на полу, под ногами, хлеб, выброшенный из окна вагона скорого поезда. Хлеб - на свалке… Где только ни находят хлеб, отвергнутый сытым невежеством! И заходятся в гневе, боли и жалости сердца людей старшего поколения, переживших голод. А видя, как небрежно обращаются с хлебом взрослые, дети подчас просто издеваются над хлебом, пиная буханку, как футбольный мяч, а малыш, выйдя на улицу со сладкой булочкой в руке, порой, съев половину, кидает остаток на землю…
Есть такая поговорка: "Рыба - вода, ягода - трава, хлеб - всему голова!" И хоть рыба не вода, а ягода не трава, хлеб все же действительно всему голова. Не надо быть пророком, чтобы предсказать будущее хлеба. Он всегда будет так же необходим людям, как сейчас.
В этом высшее предназначение хлеба и повседневная суть его. И чем спокойнее в мире, тем больше будет хлеба на земле. Хлеб и мир - понятия очень близкие; и потому тоже дорог хлеб как символ мира и благополучия.
Может, настанет день, когда государства будут обмениваться не нотами и санкциями, а рецептами национальных хлебов? Как знаком миролюбия? Ведь издавна известно: принесший хлеб пришел с миром и дружбой.
А еще мне хочется напомнить читателям об одной мало известной сказке Андерсена о девочке, наступившей на хлеб. Если бы все дети прочли эту сказку, то, может, меньше валялось бы кусков хлеба под ногами.
А суть сказки такова: девочка эта была очень гордая и спесивая, она ради нарядов была готова даже родную мать забыть. Раз ее попросили отнести хлеб для своей матери, которая жила очень бедно, так она, чтобы не запачкать башмачки, бросила в грязь болотную свой хлеб и наступила на него, и тут же хлеб стал погружаться вместе с ней в черную жижу, все глубже и глубже - только пузыри пошли… Автор этих строк тогда был еще ребенком, он побежал к своему деду и спросил у него, правда ли, что если наступишь на хлеб, провалишься сквозь землю? "Правда, - мудро ответил дед, - от стыда только одного провалишься…" А наказание для девочки было еще страшнее: она не могла наклониться, чтобы достать для себя маленький кусочек хлеба, когда уже стала умирать от голода.
И автор пишет о том, что он благодарен взрослым за то, что его с детства приучили: НЕ браниться, когда во рту хлеб, НЕ брать его грязными руками, НЕ лепить из мякиша никаких фигурок, НЕ бросаться им и НЕ выносить из дома вместе с мусором. Именно такое НЕ и должно определять наше отношение к хлебу. Всегда. Во все времена.
Спасибо библиотекарям Комплексного читального зала за такую познавательную работу в читателями, большими и маленькими, что они проводят классные часы и беседы, воспитывают школьников, как надо бережно относиться к хлебу, ценить каждую крошечку…
И однажды на одной из выставок была представлена тарелочка со 125 граммами черного ржаного хлеба, внешне похожего на хлеб военных лет… Смотришь - и душа замирает: так было, так жили и голодали люди в то военное лихолетье, и как же хорошо, что нас это не коснулось, что мы едим хлеб досыта…
Слава миру на Земле,
Слава хлебу на столе!
Татьяна Колосова

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 голосов)