Ещё в дообеденное время 7 марта в газету обратилась мама ученицы 1 класса одной из кош-агачских школ, которая была сильно расстроена чем-то и очень взволнована. Пожалуй, именно дрожащий голос и взгляд моей собеседницы, полный безысходности, побудили не оставить её историю без внимания. Может быть, кто-то останется равнодушным, но подумайте, никто не застрахован от того, что в такой ситуации вдруг окажутся ваши близкие люди.

Дело в том, что к автору этих строк достаточно часто обращаются по поводу школьных поборов: то требуется сдать деньги на тюль, то на тряпки для мытья полов, то ещё на что - то. Но обычно эти вопросы, возможно, разрешаются сами собой, либо родители, беспокоясь о благополучии своих детей, предпочитают промолчать.

На этот раз, на первый взгляд, ситуация развивалась примерно так же, но, как выяснилось, инициаторы знали о том, что у молодой мамы нет денег на подарок учителю ко Дню 8 марта.

Но зачем же они организовали этот сбор денег? Вариантов ответов напрашивается много, судить вам, уважаемые читатели.

Как рассказывает женщина, в 00 часов 26 минут ночи 7 марта ей на телефон пришло сообщение со следующим содержанием: "Завтра до 12.00 часов крайний срок. Как без подарка оставим (инициалы учителя)".

В этом сообщении, пришедшем с номера председателя родительского комитета, также были указаны два номера телефона, в случае, если один из них будет недоступен.

Откуда найти неработающей маме требуемые деньги в столь короткий срок? Пусть даже это 150 рублей. Для кого - то подобные перебои с финансами незнакомы, но не каждому покажется радостным событием сбор денег на подарок учителю, когда их попросту нет…

Переживания нервной бессонной ночи перенеслись на утро 7 марта. У входа в школу её остановила председатель родительского комитета и снова потребовала деньги: "150 рублей давай. Мы и так за тебя платим". По словам родителя, это происходило на глазах у детей и ещё одном родителе, чей ребёнок учится в этом же классе.

На вопрос, почему председатель родительского комитета отправляет сообщения в час ночи, женщина получила резкий ответ: "Я сама знаю, когда тебе отправлять сообщения".

Данная беседа, которая была для неё унизительной, привела её в отчаяние, говорит мама ученицы.

При нашем разговоре женщина плакала и говорила, что терпит подобное обращение уже достаточно долго, но не хочет конфликтовать, так как конфликт может отразиться на ребёнке. Преследования со стороны женщины, являющейся председателем родительского комитета, начались ещё с детского сада, тогда та, как говорит моя собеседница, работая медиком, требовала с неё родительскую плату за детский сад и считала себя вправе при всех делать ей замечания по поводу внешнего вида ребёнка. "Если конкретно, нижнего белья. Хотя ребёнок был опрятно одет", - поясняет мама.

"Как и в то время, моя уязвимость была в том, что я не располагаю достаточным количеством денег, чтобы соответствовать запросам окружающего меня общества", - говорит женщина.

Выслушав рассказ, автор этих строк, как полагается, решила узнать мнение другой стороны.

Связавшись по телефону с председателем родительского комитета, удалось узнать только то, что у неё был конфликт с одним из родителей, но деньги собираются не на подарок учителю, а на подарки детям и чаепитие.

"Можете спросить у других родителей. А я сейчас позвоню родителю, с которой у меня был конфликт", - сказала она, и, не ответив, что именно хочет ещё сказать ей, положила трубку.

Спрашивать кого - то из родителей никто не собирался, ведь личностные разбирательства - это не столь стоящая тема, сколько сама ситуация, в которой оказался человек, показывающая ценности нашей жизни.

И каковы же эти ценности? Давайте подумаем.

Спустя некоторое время раздался телефонный звонок, собеседница спросила: "Могу я узнать, кто мне звонил?". (На самом деле никто на этот номер не звонил с данного телефона). Затем она продолжила: "И что Вы хотите от нас, от родителей? Вы хотите, чтобы каждый отдельно дарил подарок учителю? Мы были детьми, тоже делали подарки учителям. Вы предлагаете всё это отменить?".

Женщина представилась родителем ученика того же 1 класса и сказала, что работает в комитете по делам несовершеннолетних.

С её слов, деньги собирались как раз на подарок учителю и на торт для чаепития за 2 000 рублей. На вопрос, сколько родителей согласились собрать, она сказала, что собрано только 1 500 рублей на данный момент, что составляет примерно третью часть от требующейся суммы.

Женщина заявила, что деньги никто не требовал, а сообщения в час ночи пришли всем родителям, но никто на это так не реагировал, а на чаепитие могут остаться все желающие дети, и их никто выгонять не будет. По её словам, она понимает, что для кого-то 150 рублей - это деньги, и что их может действительно не быть.

Правда, то, что у родителей нет денег, часто трудно скрыть и от детей - вся суровая действительность у них на глазах. Да и кто оставит своего ребёнка на чаепитие после такого тонкого намёка, мол, "мы платим за тебя", то есть, вместо тебя за твоего ребёнка?

Обратившаяся в редакцию мама рассказала, что помимо 150 рублей на чаепитие и подарок учителю, классный руководитель вела сбор денег на подарки детям, по 100 рублей с каждого родителя.

"Эти деньги у меня были, так как заранее предупредили, что надо будет сдать. Я отдала 100 рублей учителю и сказала, что больше у меня нет".

В назначенный день в послеурочное время в классе собрались родители и дети, все готовились к праздничному мероприятию. "Я забрала ребёнка, и мы ушли. И никто не поинтересовался, почему я забираю свою дочь", - рассказывает мама первоклашки.

Мне было очень тяжело и обидно в тот момент, когда за меня никто не вступился, все промолчали, будто я оказалась кругом неправа, а мой ребёнок, по сути, был не нужен в этой школе. Был бы человек послабее характером, всё могло бы закончиться плачевно, ведь не все молодые родители готовы к таким испытаниям", - говорит женщина.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (7 голосов)