С Валерием Яковлевичем Регером мы знакомы уже несколько лет, но наши встречи чаще всего происходили то в Доме ветеранов, то на концертах, то в библиотеке, когда я брала у него интервью. Он в то время был еще солистом ансамбля "Красная гвоздика", и причем признанным солистом. Его все любили и за замечательный голос, и за тематику песен, да просто за то, что и человек он прекрасный, с ним каждому есть о чем поговорить, что обсудить…

Мне кажется, что наши с ним мысли в чем-то схожи: как он не любит песни, над которыми нельзя задуматься, так и мне больше нравится писать статьи о людях, чья судьба меня по-настоящему тронула. Это как раз такой случай! Хотя, честно говоря, обратные случаи бывают редко, чаще жизнь сталкивает меня именно с такими людьми, с которыми с первого слова беседы завязывается разговор, и потом он продолжается так легко и свободно, словно реченька журчит…
Эта встреча у нас случилась в неврологическом отделении Республиканской больнице. Случилась совершенно неожиданно, не в самое лучшее время нашей жизни, когда вдруг обоим довелось заболеть… Вот и встретились в неврологии, но поговорить-то можно везде, вот и разговорились… Он начал рассказывать о себе и думал, с чего же начать? С детства? Но, по словам Валерия, детства у него не было, его украла война… С юности? Ее тоже нельзя отнести к хорошему периоду жизни нашего героя, хотя в этой жизни значимо все, и радостные периоды, и грустные, тяжелые.
Родился Валерий Яковлевич Регер в далеком 1942 году в Алтайском крае, в одной из деревушек под городом Славгородом, 11 апреля, где его нашли завернутым в пеленки, к которым была прикреплена записка, а на ней указаны имя, отчество и фамилия. Так с этим бумагами его и отправили сначала в детский приемник, а потом был детский дом в селе Устянка. Но вспоминать свое детство Валерий не любит, хотя и винить ему никого не хочется, да по существу и винить-то некого… Он так и говорит о себе: "Я - детдомовский, вообще без родителей, у меня даже фотографий никаких нет. С восьми месяцев в детдоме… Петь начал очень рано, лет с четырех, у нас в детдоме был очень хороший музыкальный руководитель… Когда мне исполнилось десять лет, меня вместе с одной девочкой, которая тоже хорошо пела, отправили в Красноярск на фестиваль детских домов, с песней "Бухенвальдский набат", я там занял первое место… Получил приз - пианино - на детский дом…" А было это в 1952 году, за год до смерти Сталина. На мальчика стали оформлять документы, чтобы отправить учиться в Москву. Прошло время - и никакого ответа. Директором детского дома у них была женщина, которую все воспитанники звали "мамой". Наверное, он уже тогда понимал, что музыка - это его путь, коль Богом дано… И от обиды начал сбегать из детского дома. Когда же его поймали в третий раз, то мама-директор ему сказала: "Ну что ты бегаешь? Время сейчас такое, ты немец, во всем виновата только твоя фамилия…" А ту девочку отправили учиться… Ему же, видно, не судьба была! Потом он сбежал последний раз в тринадцать лет и повел свою собственную жизнь, начал с пастуха, четыре года пас коровушек. Летом, ясное дело, любой сеновал, любой кустик ночевать пустит, а зимой жил неделю у одной бабушки, неделю - у другой… В стране было голодно, в детдоме - тоже, наедаться он стал только тогда, когда пас коров: молочко всегда, люди кормили все по очереди. В шестнадцать лет поступил учеником в валяльный цех, и восемнадцать лет своими руками валенки валял, это очень трудная и вредная работа… "Кислота, постоянный пар в цехе, постоянный кипяток, - вспоминает Валерий. - Шесть классов окончил в детском доме, потом, уже после того, как женился и мне исполнилось двадцать три года, жена взяла меня за руку и отвела в вечернюю школу, в восьмой класс, минуя седьмой… Так окончил десять классов и поступил в сельхозтехникум, закончил который с красным дипломом, хотя ни одного дня по специальности зоотехника не работал. Тогда был брошен такой клич: "Каждому району - свой колбасный цех!"
А жили мы тогда в селе Хабары Хабаровского района, жена работала в торговле, в райпотребсоюзе, меня и сагитировали поехать выучиться на мастера по колбасному делу. Конечно, сразу согласился! Эта учеба была прямо при мясокомбинате, и когда уже переехали сюда, в Горно-Алтайск, то работал долгое время мастером колбасного цеха… А пока жили в селе, активно участвовал в художественной самодеятельности, в то время это очень приветствовалось, будь то посевная или, наоборот, уборочная, надо было выезжать с концертом на две недели, и попробуй только директор не отпустить участников! Причем, все дни оплачивались, две недели осенью, две недели - весной". Судя по его воспоминаниям, он пел все время, пока жили на селе. Переехали в город - стал "огородным" певцом. Пел, пока пропалывает грядку или огород копает… Жена, бывало, выговаривала ему: "Валера, ну ты опять разорался, соседи, смотри, не полют ничего, только слушают тебя… Дай людям хоть маленько поработать, пой потише, что ли…" А потише не получалось, хотелось во весь голос, что тут поделаешь! Но и "огородное" пение вскоре закончилось, когда не стало жены… Прожили вместе сорок четыре года, не так уж много до золотой свадьбы осталось, но пути господни неисповедимы… А случилась эта беда несколько лет назад… Я спрашиваю у Валерия Яковлевича: "А как Вы попали в "Красную гвоздику"? На это он отвечает так: "Позвонила мне Жукова Людмила Архиповна, дальше договаривались через Татьяну Викторовну Соломатину, они со старшей дочерью подруги. Я сразу согласился пойти в ансамбль, потому что при жизни жены хоть на огороде пел, а тут совсем перестал. Вот я пошел да и остался здесь… И это было правильное решение. Иногда жалею, что все так получилось в жизни, не удалось выучиться, а с другой стороны, как посмотрю на весь этот бардак в шоу-бизнесе, может, и хорошо, что я не там… А так по жизни работал долго в колбасном цехе, в мебельном 12 лет, я высшего разряда столяр-краснодеревщик, в 90-е годы занялся торговлей. В то время не пел, никакой самодеятельности не было на предприятиях, междусобойчики же не считаются. Но петь не разучился, да этому и нельзя разучиться. Вот уже сорок лет как не делаю валенки, а если понадобится, сделаю запросто, потому что ремесло не забывается, а песня - тем более. Если дано Богом, то дано навсегда. Во-первых, это для меня очень хорошо, потому что этим я как-то продлеваю свою жизнь. Не настолько я, конечно, верующий, но если тебе это Богом дано, почему ты талант свой хоронишь, почему его людям не отдаешь?
Помню, когда я только в "Гвоздику" пришел, и с Женей Коростелевым мы познакомились поближе, я спросил: "А что, может, шашлычки где-нибудь на берегу организуем? Не знал тогда, что у него дача в Рыбалке. Поехали, пожарили шашлыки, Женя вынес баян, мы оба не употребляем, это уже пройденный этап, ничего хорошего в этом нет, а что остается для поднятия духа? Правильно, спеть! Вот и запели мы, а там у его соседа гостиничный комплекс построен, все туристы на балкон высыпали, я пою за кустом, а Женя играет на баяне, его хорошо видно, меня же нет. И вот вечером его жене говорят: "Ох, как у тебя муж поет!" - "А это не муж был вовсе…" - "А кто?" - "А мужик какой-то за кустом сидел…" - "Да ты что?" Вот такой импровизированный концерт получился…
- А какие песни больше петь любите? На какую тему?
- Я и патриотику люблю, и военные песни, знаю их очень много, больше всего люблю песни, которые что-то значат. То есть если человек слушает и может задуматься, а не просто "Бом-бом-бом…", три слова на всю песню.
Самые любимые назвать затрудняется, так их много. Хотя многие годы ему доверяли только патриотические и военные песни, потому что в его голосе звучит металл. В хоре он не поет, так как у него такая вибрация голоса, что ее слышно, а других - нет. "Нет, жена не пела, так, бубнила что-то", - откровенно говорит Валерий. А дочками своими Валерий по праву гордится, старшая Ирина, еще учась в школе, работала старшей пионервожатой, брать зарплату за этот в общем-то нелегкий труд отец ей не разрешил: занимайся, пожалуйста, своими пионерами, но деньги не бери, так ее наградили тогда путевкой в Артек. Младшая, Наталья, одно время училась у меня в четвертой школе, где я вела русский язык и литературу, хорошенькая, смышленая рыженькая девочка, так что мы виртуально почти родственники… Внуков у него трое, он ласково называет их "три бандита…", старший "бандит" уже Академию закончил… Да, в жизни было всякое, в том числе и два инфаркта, но он, как сам говорит, не собирается посыпать голову пеплом, два раза в неделю регулярно ходит на репетиции, где можно попеть, пообщаться, что дорогого стоит.
Итак, у него две дочери и три внука… "Да, Вы вовсе не бедный!" - утверждаю я. Кроме пения, увлечение - огород, 15 соток в городе, прямо возле дома по улице Заречной. В огороде только теплиц пять штук, в полный рост, десятиметровых в длину. Помидоры, перцы, огурцы - все растет… Огурцы уже надоели даже, хотя в прошлом году их было больше. Правда, сил стало меньше, но пока справляется, да и дети помогают…
Читать приходится с лупой, телевизор смотрит, хорошо, что тарелки эти появились и можно смотреть многочисленные музыкальные каналы. Из певцов больше других любит Антонова, потому что песни у него нормальные, и слова, и мелодия. Басков поет хорошие вещи, но, по его мнению, ему не надо было уходить из оперы. "Я бы на его месте там остался, но он, конечно, погнался за большими деньгами. Обидно!" И я согласна, вспомним хотя бы судьбу Евдокимова… А если у всех этих певцов из шоу-бизнеса «фанеру» поотбирать и заставить петь своими голосами, то больше половины из них потеряются, думает он. Не потому, что из него звезды не получилось, но ведь часто из ничего делают знаменитость. А семидесятилетний юбилей был 11 апреля восемь лет назад в Доме Ветеранов. Концерт шел два с половиной часа, спел Валерий Регер на нем около тридцати песен. Да, ему восемь лет назад исполнилось семьдесят, но когда он выходит на сцену в концертном костюме и начинает петь, никто ему столько не даст, самое большее - 45-50 лет. Если на концерте разные песни, а не одна патриотика, то его голоса хватает на несколько часов.
Например, поет песню "Хлеб всему голова", комок подкатывает к горлу, и если после нее еще одну такую же спеть, то трудно, поэтому надо чередовать песни. Не любит песни, над которыми нельзя задуматься, и не может петь, не пропуская все через себя. "А если песня не трогает, я ее петь не буду, - уверяет наш герой. - Например, "Не сыпь мне соль на рану…", хотя и хорошие вроде слова, но не моя это песня, не моя…" Иногда случается, что он не принимает какую-то новую аранжировку, и поет так, как привык или вообще не будет петь. "Ну, не могу - и все тут!" - говорит Валерий.
Всю жизнь Валерий Регер прожил на земле, сейчас стало труднее управляться с огородом, вроде бы можно продать и переехать в "скворечник", но что там делать-то? И дочери говорят: "Папа, ты семьдесят лет ковыряешься в земле, ты же там загибнешь!"
Дом у него почти благоустроенный: вода есть, отопление водяное, канализация, только бы газ скорее подвели, обещали в 2013 году, а идет уже 2019-ый…
- Вы считаете свою жизнь счастливой?
- Да нормальная жизнь! Радостных моментов все равно было больше, не радостные - это только детские годы. Если честно, то детства не было совсем, не было детства, не было юности… А так жизнь вполне нормальная, в нормальных коллективах работал. Что не заработана хорошая пенсия, так она у 80% россиян такая! Она заработана, просто не оплачивается… А в целом все нормально!"
А в понимании людей этого поколения "нормально" значит "хорошо", они не произносят красивые слова, но если посмотреть повнимательнее со стороны, то их жизнь можно считать даже красивой и вполне состоявшейся. Разве не так?
И сейчас она резко повернула на 180 градусов. Встретил новую любовь на склоне лет, хотя кто сказал, что на склоне? 78 - это еще юность старости. И еще можно прожить какое-то время в окружении детей и внуков, петь песни и радоваться жизни… Где-то в мае у него случился микроинсульт, после которого он прошел реабилитацию, но помогло ненадолго, только приехал в город, как снова пришлось вызывать скорую, и все прошло один в один… А ведь сколько работы еще, приближается 90-летие Шукшина, надо ехать и петь там, да и других дел хватает, и он надеется, что силы еще хватит, особенно если рядом такой золотой человек, как его Галчонок, с ней и песни звучат лучше, и жизнь веселей. Пожелаем же им счастья на долгие годы! Ну а врачи-неврологи всегда стоят на страже нашего здоровья…

Ваша Татьяна Колосова

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 голосов)