Осипов Михаил Дмитриевич родился в 1934 году, 23 июня ему исполнилось 84 года. Живет в Горно-Алтайске. Когда началась война, ему было 7 лет, и в то время он считался уже полноценным работником. Трудился в Гортопе, возил грузы на лошади, учиться в школе довелось очень мало. Однако никакого рабочего стажа и прибавки к пенсии за военные годы у него нет, обращения в различные инстанции ничего не дали, хотя чтобы найти доказательства его работы, далеко ходить не надо - Михаил Дмитриевич родился и всю жизнь жил в Горном Алтае. Вот что он нам рассказал.

"Когда началась война, мне было 7 лет. Я помню, как четыре дядьки забирали на войну мужчин из Кызыл-Озека, в том числе отца и братьев. Мать говорит: «Надо уезжать теперь, отца нет, как будем жить. Поехали в Куташ, там родная сестра, вместе нам легче будет».

Мы и переехали. Меня сразу на лошадку посадили, и я возил дрова, лес. Всю войну работал в Гортопе. В школе почти не учился.

Документы теперь никак не найдут, а кому тогда нужно было все это записывать… То тут работаю, то куда-то отправляли. Отправляли раз в Сайдыс убирать сено на граблях.

Помню, штанишки мать ситцевые только сшила, а я их все изорвал. Об рычаг задевал, когда работал. Девочка там была, сейчас я тебе притащу брюки, говорит. Смотрю - тащит. Клетчатые. Американские, говорит. Это, наверное, из посылок с гуманитарной помощью. Нет, говорю, позориться не буду. А такие никто не носил - позор был клетчатые носить. Отдал сестре младшей, она тоже отказалась.

Отец не вернулся, его признали врагом народа. Тогда мода такая была, сразу врага народа "пришивали"…

Еще такая несправедливость со мной произошла в 1953 году. Когда переходил работать в артель, то поехал рассчитываться в город, на следующий день в артели уже работал. Один день, получается, пропустил, не работал. А меня осудили полгода платить за этот день. Жестоко тогда относились. Сразу осудили. За что осудили? Один день съездил в Гортоп, увольняться в контору в город, обратно машиной вернулся, на другой день вернулся. А мне присудили полгода платить. Перед армией как раз.

Но в армию забрали меня в пограничные войска. Судимых в погранвойска не брали, а меня взяли. Служил на Дальнем Востоке. Был командиром отделения. Взрывсклад был в горе, самый тяжелый пост был. Приходилось и задерживать перебежчиков. Обещали наградить, но так и не наградили. Потом перевели в Таджикистан, оттуда уже комиссовали.

Стаж работы у меня большой, всю жизнь на горячей сетке, работал в котельных бригадиром. Считаю несправедливым, что в стаж не вошло время, когда я работал во время войны. Взяли небольшой срок работы перед армией, хотя я работал, повторяю, с семи лет. Но этот стаж нигде не указан. Пытался добиться, чтобы вошло в пенсию, что-то ведь должно быть, людей награждали, а меня нигде не записали, перед армией два или три года записали, а остальное так и ушло на ветер.
Обращался везде, в Фонде пенсионном - "ищем, ищем". Я им - искать-то что? Майма - вот она, больше нигде не надо искать. Документы должны все там лежать. "Пока не поступили". Я-то думал, может, что-то добавят. Столько работал, был на хорошем счету…"

Многих из тех, кто жил и работал вместе с Михаилом Дмитриевичем, конечно, уже нет в живых, но прошло не так уж много времени и установить факт его работы в годы войны, как нам кажется, не такая уж неосуществимая задача.

Соб. инф.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 2.75 (2 голосов)