На телефон «народного корреспондента «ЛИСтка»» (8-800-700-87-39) позвонила жительница Чойского района Исупова Надежда Алексеевна. Надежда Алексеевна вновь подняла проблему кладбища в деревне Салганда, про которую мы уже писали около года в статье «Кладбищенская история». Вот что она рассказала Сергею Михайлову:

- Я снова поднимаю вопрос, кладбищенский вопрос, о погосте, о салгандинском погосте. Понимаете? Настаёт лето и снова начинается одно и тоже: никто ничего нам не огородил. Родина начинается с растоптанного кладбища, где покоятся ветераны войны? Бакасов, Танзыкова Зоя Константиновна, Танзыков Василий Романович, Трушкоков Алексей Ананьевич, Алмадаков Петр Петрович, лежат наши ветераны войны! А кладбище-то – все разбито! Сейчас не до этого, я все понимаю. Не до этого в том году было, в прошлом не до этого, в позапрошлом не до этого... А что это такое? Вандализм! Где она, Родина-то?!

С.М.: - Но вообще, сейчас же 75-летие Победы, самое время оградить его.

- Так вот именно! Вы понимаете, они все прошли войну. Некоторые от ран погибли, все там лежат, вот. Ну вот какая им почесть? Те, кто уже умер, лежат там. Ничего не огорожено. Опять скотина ходит, ломает оградки низкие, небольшие. Ломает оградки, столики, все на свете. Как так можно, где мы живем?! Где?! Я не понимаю!

С.М.: - 24 июня хотят праздновать 75-летие парада Победы, отмечать. В 45-м году же был парад победы, когда нацистские знамена бросали на Красную площадь. Вот к этому моменту- эпидемия не эпидемия - пусть рабочие в масках делают, они должны сделать. Вас как представить?

- Исупова Надежда Алексеевна. В том году я вам звонила, вы напечатали. Вы знаете, Сергей Сергеевич, я помню другие времена, другие, когда кругом были озимые. И там, за кладбищем, росли озимые, скот пасся. Не дай бог скотине за траву зайти куда-то. Там было все четко, все отлаженно. Я родилась и выросла в Советском Союзе, и я все это помню. Мне сейчас вот это все претит. Все претит! Никто меня не поддерживает, в общем-то.

С.М.: - Сейчас вот всего лишь 24 июня будет 75-летие Победы. Сейчас, я думаю, все эти безобразия все-таки немножко хотя бы устранят. Вот там нашли кости солдата, дедушки, в Чое, в церкви, думаю тоже похоронят 24 июня.

- Да, да. Я это читала и знаю про эти кости, да, которые лежат. Мне рассказывала Люда Мысак про это.

С.М.: - Напомните для читателей, Салганда это…?

- Салганда – это поселение, там примерно 10-12 дворов, кладбище, там хоронят на этом кладбище.

С.М.: - Это Чойский район, я правильно вас понимаю?

- Да, Чойский район, вот прямо за Паспаулом, туда, к Чаптыгану, горе вот этой.

С.М.: - Раньше-то там было большая деревня, а сейчас там немножко это…

- Да, да. Там и детдом был когда-то, и семилетка была. Но кладбище действующие! И оно когда-то было загорожено. Но загорожено небрежно, очень давно.

С.М.: - Вы фамилии то известные называете, допустим Танзыкова, это Евгения Танзыкова предки?

- Да! Танзыкова Зоя Константиновна, это учительница старая!

С.М.: - Евгений Танзыков… Мы с ним депутатами были, это его предок, получается, там лежит?

- Да. Трушкоков Алексей Ананьевич, 46 лет проработал в школе, умер от ран. В голову ранение и в ногу. Там лежат очень много, очень много ветеранов войны. И вот мы все ходим и ездим, и подделываем, подделываем все. Нельзя так жить!

С.М.: - Сейчас, я думаю, такой момент, что власть надо брать за грудки и говорить, что вы там на 9 мая показывали красивые видео, а давайте-ка покажите, что вы не только на словах, а давайте вот сделайте элементарно ограду. Сделаете её один раз, и она будет там стоять 25 лет.

- Конечно! Мы сами согласны, наши дети согласны, внуки, понимаете, чтобы привезли хотя бы это… Люди настолько бедны, что они даже элементарный горбыль не могут взять! Нам горбыль хотя бы нужен, чтобы… На эту ограду. Горбыль элементарный!

С.М.: - Мне кажется, что лучше столбики бетонные, чтобы они подольше простояли, как-то вот, смонтировать.

- Да кто нам даст, эти столбики бетонные!?

С.М.: - У главы Республики Алтай Хорохордина есть фонд на такие случаи, вот пусть раскошелится. Спасибо, что позвонили.

- Вам большое спасибо, что вы, все-таки, народная газета, печатаете нас! Наши чаяния, боль нашей души, из которой выбраться не можем! Мы видим…! А кто нас знает-то? Москва – отдельно, это как Ватикан в Риме! Все, и мы отдельно живем. Кто знает про наш Паспаул? Никто. Все забыто давно!

С.М.: - В Республике знают, конечно… Ну ладно, сейчас, дай бог, получится.

Запись разговора обрабатывала Валька Грибная.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 голосов)