Продолжение. Начало в здесь

Региональная экологическая общественная организация «Сакральный Алтай», исходя из многочисленных обращений граждан по вопросам использования пищевой продукции, лекарственных растений, мониторя эти вопросы, решила провести с министерством сельского хозяйства, ведомством, которое непосредственно занимается данным вопросом, круглый стол и привлечь все структуры, связанные с этой темой. Мероприятие состоялось 21 февраля. Присутствовало 42 участника, из них 20 человек – приглашенные из разных ведомств.

Роман Башаров, член «Сакрального Алтая», рассказал об особенностях заготовки кедрового ореха:
- Леса Республики Алтай имеют большой потенциал для многоцелевого освоения. На настоящий момент идея комплексного использования кедровников реализуется только на бумаге. При комплексном использовании акцент делается на прижизненное использование кедровников, заготовка древесины кедра не имеет главенствующей роли.
Среди направлений такого использования заготовка кедрового ореха, использование дикорастущих ягод и грибов, использование лекарственно-технического сырья, охотничье хозяйство. Проблема слабого вовлечения пищевых лесных ресурсов и лекарственных растений в освоение в промышленных масштабах заключается, во-первых, в желании лесопользователей получать большую прибыль в короткие сроки за счет заготовки кедровой древесины, во-вторых, в отсутствии средств для организации переработки заготовленной продукции в промышленных масштабах. То есть, о чем здесь уже говорили, нужен большой стартовый капитал. Переработке ореха, хвои, древесины, отходов влечет создание современных технологических линий, это почему-то возможно в Китае, и там выгодна переработка нашего ореха, со всеми транспортными расходами. Там выгодно, а у нас, выходит, нет. В настоящее время в Республике Алтай более 90 процентов объемов собираемого ореха идет на продажу и в основном в Китай.
Природные ресурсы в Республике Алтай есть. В лесном плане (редакция 2012 года) указано, что «Республика Алтай обладает большими запасами кедрового ореха, имея в лесном фонде 1 101 200 га кедровых насаждений. Возможный объем заготовки кедрового ореха по республике в документе оценен в 7035,5 тонны». Я сегодня услышал про 17 тысяч тонн ореха. Так вот – из полутора тысяч тонн ореха можно получить 200 тонн высококачественного пищевого белка, который в разы превосходит соевый белок, 150 тонн крахмала, 500 тонн замечательного кедрового масла, которому пальмовое масло в подмётки не годится. Если сравнить с подсолнечником, то для получения такого же количества растительного масла нужно засеять более тысячи гектаров самых плодородных земель. Если наладить в республике переработку кедрового ореха и получать ценнейшую продукцию – кедровое масло, белок, крахмал, спирт, краску, уксусную кислоту, уголь и т.д. – это в разы превысит доход от использования древесины, обеспечит население рабочими местами, повысит их благосостояние.
Правильно ставит вопрос о развитии своей перерабатывающей отрасли в республике министр сельского хозяйства Александр Поликарпович Манзыров. Из республики должна уходить готовая продукция, а не сырьё. Это дополнительные деньги, которые останутся в республике, что отразится на увеличении благосостояния населения.
Но, чтобы претворить в жизнь эту задумку, всё упрётся в финансирование. Для создания экологичного и прибыльного производства, создания высокотехнологичных линий, по переработке сырья производимого в Республики Алтай, нужно долгосрочное капиталовложение. Это большая сумма, под миллиард, потому что современные станки наша промышленность не выпускает, надо покупать за границей. Отдельным арендаторам, как и кооперативам, это не под силу, и главное – не даёт быструю прибыль, поэтому для них является не привлекательным. Отсюда напрашивается такой вывод. Чтобы перейти на комплексное использование кедровых лесов, необходимо: министерству лесного хозяйства – принудительно перепрофилировать людей с рубки лесов, на переработку даров леса; Правительству РА – разработать программу, с ней выйти в Правительство РФ, защититься и добиться выделения средств на создание технологических линий по переработке кедрового ореха при министерстве лесного или сельского хозяйства. Контрольный пакет акций создаваемого предприятия должен принадлежать Правительству Республики Алтай, быть ему подконтрольным. Не лично главе правительства, а быть республиканской общественной собственностью при министерстве сельского хозяйства, лесного хозяйства или другого ведомства и при смене правительственного кабинета быть неприкасаемым. Нужно также найти честного, грамотного руководителя для этого предприятия, который деньги пустит не на приобретение личных дорогих иномарок, яхт и постройку своих дворцов, а на развитие современного производственного комплекса для переработки местного сельскохозяйственного сырья. Правильную заготовку дикоросов, выращивание сельскохозяйственной продукции нужно оставить за отдельными предпринимателями и кооперативами, у которых головное комплексное предприятие по переработке будет гарантированно принимать продукцию по договорным ценам и будет оказывать им помощь в развитии их производственных мощностей. Чтобы не допустить варварского уничтожения природных запасов лекарственно-технического сырья, контроль за правильной заготовкой дикоросов наряду с соответствующими ведомствами возложить на общественные экологические организации Республики Алтай, для чего их наделить соответствующими полномочиями. И самое главное — надо каждому в голове пересмотреть отношение к кедру, относиться к нему не как к куску ценной древесины, а как к хлебному дереву, святому дереву, которое бесплатно кормит и лечит всех, кто находится рядом.
О системе контроля за нишевой продукцией рассказала Людмила Борисова, замруководителя Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека в Республике Алтай.
По ее словам, представляемая ею служба ежегодно контролирует дикоросы, ягоды (черемша, клюква, брусника, лук-слезун, ранетки и прочее), грибы и орехи в рамках санитарно-гигиенического мониторинга. Исследования проводятся во всех районах республики, и за прошедшие годы не было ни одной пробы, которая бы не соответствовала нормативным требованиям: «На территории республики загрязненных радионуклидами, солями тяжелых металлов, нитратами орехов, ягод и грибов не обнаружено. То есть, у нас произрастают экологически чистые, качественные дикоросы. Вместе с тем, при переработке не все так благополучно: у нас в реестре 13 предприятий, использующих это сырье, и сожалению, контроль за производством и контроль за качеством сырья проводится очень неудовлетворительно. Так, в текущем году вообще не проводили производственный контроль 7 предприятий из 13, а те предприятия, которые все же организовали свой производственный контроль, сделали исследования только на микробиологические показатели. Так, при исследовании БАДов выявлена нестандартная продукция – например, больше всего у нас исследовали свою продукцию ООО «Лекарственная травы», было сделано 32 пробы, из них 6 – нестандартные, продукция содержала бактерии группы кишечных палочек, ООО «Нарине» исследовали всего две пробы и одна была нестандартная, «Аквилегия» из Шебалинского района исследовала три пробы, две из них были нестандартные, тоже содержали кишечные палочки. Учитывая, что у нас сейчас объявлены «надзорные каникулы» для малого бизнеса, эти предприятия исключены из государственных проверок и вся ответственность за качество выпускаемой продукции возложена на предпринимателей. За пределы Республики Алтай идут на реализацию больше всего наши БАДы, и неприятно, что продукция уходит в другие регионы не всегда качественная: уже из трех регионов России (Новгородская область, Курганская область, Магаданская область) пришла информация о реализации там нашей некачественной продукции. Причем речь идет о довольно серьезных несоответствиях стандартам: например, содержание дрожжей в БАДах превышает норму иногда в 300 раз, содержание железа в пантовой продукции меньше нормы в десятки раз. Конечно, при проверке перерабатывающих предприятий в таких случаях мы выявляем массу нарушений – и в санитарном содержании помещений, и в соблюдении личной гигиены работников, иногда оказывается что персонал не прошел гигиеническое обучение или не прошел медосмотр. За выявленные нарушения на должностных лиц наложено 16 административных штрафов на общую сумму в 48 тысяч рублей, изъята некачественная, опасная для здоровья продукция объемом в 95 кг. Такая ситуация не только по БАДам – аналогичная история и по меду, например. Так, в ООО «Республиканский пчелоцентр» более 35 тонн меда и медопродукции ежегодно выпускается в реализацию, а производственный контроль за 2016-20ё7 годы проходил только по качеству сырья кедрового ореха (1 раз), воды (1 проба), контроль за качеством проведенной дезинфекции также прошел лишь однажды (5 проб). Хочу подчеркнуть, что для предупреждения выпуска недоброкачественной продукции контроль должен быть организован начиная с процессов производства сырья, процессов выращивания и сбора трав, ягод, грибов и так далее. Затем контроль процессов производства, контроль готовой продукции. Контроль производства должен быть основан на принципах ХАССП (прим. ред. – ХАССП (англ. Hazard Analysis and Critical Control Points (HACCP) — анализ рисков и критические контрольные пункты) — концепция, предусматривающая систематическую идентификацию, оценку и управление опасными факторами, существенно влияющими на безопасность продукции). На сегодняшний день должный контроль не внедрен ни на одном предприятии».
Член «Сакрального Алтая», руководитель чемальского филиала данной организации Елена Чевалкова, выступила с докладом о методике сбора лекарственных трав и проблемах ресурсов лекарственных растений: «Я занималась этим в нашем Горно-Алтайском ботаническом саду, работала там 7 лет. Первое — ресурсы. Ежегодно выделяются определенные квоты заготовки по каждому виду растений, особенно это касается редких, но в то же время очень востребованных видов растений: золотой корень, красный корень, маралий корень, пион и так далее. Запасы этих растений в Республике Алтай просто огромны – это так, но в силу особенностей горной местности места обитания этих растений очень уязвимы (чем выше горы, тем они более уязвимы), и поэтому не всегда большой биологический запас какого-то сырья может означать возможность большого объема заготовки этого сырья. Такие растения как красная щетка и шикша в последние годы стали очень востребованными, а в связи с тем, что они растут высоко в горах и больше нигде, при неправильной заготовке их заросли зачастую просто уничтожаются, и они не подлежат восстановлению. Поэтому организованную, не хаотичную заготовку сырья надо начинать с исследования ресурсов. В 70-х годах томскими учеными были проведены обширнейшие обследования по 43 видам растений и представлены подробные данные по местам обитания по районам республики, с данными о продуктивности (допустим, обозначено, в каких местах максимальна продуктивность маральего корня, и где она ниже. Таким образом, можно определить, в каких местах его можно заготавливать, а в каких лучше не надо, потому что это может привести к его истреблению). Книга была выпущена в 1981 году и с тех пор такой серьезной работы не проводилось. Думаю, что так и по всей стране. Начинали такую работу в нашем ботсаду с 2004 по 2007 год, и это надо продолжать, чтоб у нас были точные данные, а цифры по квотам — адекватными. Второе, что хочу сказать — собственно правила заготовок. Это нужно для того, чтобы наши возобновляемые природные ресурсы действительно были возобновляемыми. То есть, при соблюдении простых правил — сколько, где, чего можно брать — ресурсы наши будут неистощимы... Также при соблюдении этих правил мы получаем качественное сырье для переработки, которое сможем и поставлять на любой рынок».
Елена Чевалкова продемонстрировала небольшую брошюрку, выпущенную в 2000 году и разработанную сотрудниками ботсада, в том числе и ею, в книжечке говорится о правилах заготовки различных видов растений с учетом их биологических особенностей. Какие-то травы в одном месте можно заготавливать раз в два-три года, а если речь идет о заготовке корневищ — периодичность заготовок может возрастать до 10 лет, у высокогорных видов — до 15 лет. Важно и то, сколько особей можно взять за раз и сколько нужно оставить для размножения. Обязательно нужно соблюдать и сроки заготовок растений или их частей.
- Приезжает человек из Алтайского края, из Республики Алтай, из Китая (я так понимаю, нам это уже серьезно грозит) с деньгами и говорит — нам нужно столько-то тонн такого-то сырья, и местные идут готовить... Причем бывает, что местный человек, живя рядом с этими растениями, раньше о них никогда не слышал. Та же красная щетка, которая очень уязвимая, высокогорная и растет только на гольцах — человек ходил мимо нее, пас, а тут ему принесли деньги и сказали — нам надо, и он, не зная о ее особенностях, целиком ее уничтожает и потом она там просто никогда не вырастет. Это происходит в силу неграмотности, не в силу злого умысла по большей части. Потому мое второе предложение – на государственном уровне организовать обязательное всеобщее обучение заготовителей правилам заготовки растений. («Это нереально!», - уверен Андрей Карасев, житель Каракокши. Елена Николаевна считает, что вполне реально, главное — начать). Для этого можно использовать районные административные ресурсы, подключить министерство образования, сотрудников ООПТ, которые готовы этим заниматься, потому что они болеют этим... На уровне школ нужно вводить уроки экопросвещения в школах, - говорила докладчик.
Анастасия Кавунова, старший помощник Горно-Алтайского межрайонного природоохранного прокурора РА, говорила о контроле за краснокнижными растениями на территории Республики Алтай: «Свою тему я бы обозначила как ответственность в сфере добычи растений, занесенных в Красную книгу. У нас установлен запрет на добычу растений, занесенных в Красную Книгу РФ и РА. Основной урон растениям наносится, прежде всего, сбором цветов для букетов. Устанавливались факты продажи подобных букетов. В Красную книгу РА внесено 180 видов растений, лишайников, грибов. Штрафные санкции за уничтожение, сбор, хранение, перевозку краснокнижных растений для граждан установлены в размере от 2,5 до 5 тысяч рублей. Сумма незначительная, но необходимо помнить, что виновник должен возместить нанесенный объектам растительного мира ущерб. О случаях нанесения такого ущерба необходимо сообщать в органы внутренних дел региона, в лесничества региона, непосредственно в министерство природных ресурсов, в природоохранную прокуратуру. Необходимо помнить, что добыча растений возможна на территориях заповедников региона и администрации заповедников необходимо об этом уведомлять. В соответствии с Лесным кодексом, гражданам запрещается осуществлять заготовку и сбор грибов, дикорастущих растений, виды которых занесены в Красные книги РФ и РА, а также грибов и дикорастущих растений, которые признаются наркотическими средствами в соответствии с федеральным законом. Помимо этого, КоАП предусматривает административную ответственность за уничтожение редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных и растений, занесенных в Красную книгу Российской Федерации. Про штрафы для физлиц я уже сказала, а штрафы для юрлиц составят от 500 тысяч рублей до миллиона рублей, думаю, такие санкции для хозяйствующих субъектов являются значительными. Помимо этого, есть санкции на республиканском уровне за уничтожение редких и находящихся под угрозой исчезновения растений, занесенных в Красную книгу Республики Алтай — штраф для граждан от 2 до 5 тысяч рублей, для юрлиц штрафы идентичны штрафам по КоАП. Уголовная ответственность наступает за действия, повлекшие гибель популяции растений. Компенсация ущерба же осуществляется либо добровольно, либо по решению суда».
Директор Горно-Алтайского центра сертификации Татьяна Пахорукова рассказала, что в ее сфере действуют два самых главных закона – это №184-ФЗ «О техническом регулировании» и технический регламент «О безопасности пищевой продукции», утвержденный Таможенным союзом в 2011 году. «У нас все предприниматели считают, что если звучат слова «Таможенный союз», значит, это к ним не относится. Таможенный союз был заключен сначала тремя странами — Россия, Казахстан, Белоруссия, теперь стран уже пять (прибавились Армения и Кыргызстан) и все показатели безопасности к производству пищевой продукции они контролируют. По техническому регламенту Таможенного союза, все продукты, о которых мы говорим, будь то орехи, травы, грибы, ягоды и прочее, подлежат обязательному подтверждению соответствия этому регламенту. То есть, там написаны требования по безопасности и заготовители обязательно должны заявлять о своем производстве, что же касается сертификации, то она сейчас производится на добровольной основе. ХАССП — это не что иное как санитарные требования на предприятии, и вы это заносите в программу производственного контроля. Все санитарные нормы и правила, которые были у нас до вступления в Таможенный союз, действуют и по сей день. Если брать смеси сухого растительного сырья для производства горячих напитков, то они относятся к требованиям предприятий безалкогольной продукции, и все санитарные нормы, которые заложены в СанПин, вы должны, в соответствии с регламентом Таможенного союза, выполнять. Если вы хотите делать БАДы — то это регистрация проходит в Москве, и сумма не всем нашим производителям по карману. Если вы собираетесь делать смеси из сухого пищевого и растительного сырья — тогда вы подлежите обязательному декларированию. Многие изготовители у нас не хотят свою продукцию контролировать и обращаются в органы по сертификации, которые находятся за пределами нашей республики. У нас на территории республики есть две лаборатории — центр гигиены Роспотребнадзора и Республиканская ветеринарная лаборатория, они находятся рядом, на Коммунистическом проспекте, обе аккредитованы, могут сделать анализы абсолютно по всем показателям безопасности, заложенным в техническом регламенте. Но есть препятствие для заготовителей смесей сухого растительного сырья — у нас нет для них ГОСТов. На орех (правда, очищенный) есть государственный стандарт, там заложено, каким он должен быть — вкус, цвет, запах и тому подобное, На ягоды тоже есть государственные отраслевые стандарты, а на сухие смеси — нет. Технические условия придется разрабатывать самим...
Декларирование должно быть от имени того, кто хочет заняться заготовкой. Кооператорам немного сложнее будет. Я пока даже не могу посоветовать, как это будет выглядеть. Вот специалист Роспотребнадзора говорил, что в каком-то сырье обнаружили кишечную палочку, в каком-то дрожжи... Изготовитель, идя собирать травку, не знает, кто только что посидел на этой травке, кушал ли хлеб (отсюда дрожжи), пролетала ли птичка или пробегал зверь (кишечная палочка)... Декларирование вы обязаны предоставить в любой центр сертификации, предоставляете подтверждающие протоколы испытаний.
«Безработных у нас много, особенно в сельской местности, и люди стихийно, теневым способом заготовкой нишевой продукции занимаются. Мы пригласили представителя министерство труда и занятости населения, чтобы узнать о возможностях подготовки и обучения такой категории населения», - говорила Зинаида Тырысова и представила собравшимся Ольгу Турову, замминистра труда и социального развития РА. Она рассказала, что при подготовке кадров упор делается на рабочие профессии, например, водители разных категорий, каменщики, штукатуры, газосварщики, продавцы, повара, официанты... В 2017 году обучение прошли 1043 безработных гражданина по 37 специальностям. Более 80 процентов обученных трудоустроились к тем работодателям, кто заявлял о необходимости подготовки и повышения квалификации кадров. Отделения службы занятости есть во всех районах. К сожалению, в 2017 году по нишевой продукции к нам запросов от работодателей на подготовку кадров не поступало.
Сергей Чевалков — практик, занимается переработкой лекарственных растений. Он рассказал, что является индивидуальным предпринимателем и занимается переработкой больше 15 лет: «В Республике Алтай порядка 10 предприятий, занимающихся именно переработкой лектехсырья. В общей сложности они перерабатывают до 100 тонн трав в год, причем доля местного сырья тут — меньше половины, остальное завозится из Алтайского края и других регионов России. Наши предприятия в основном изготавливают травяные чаи, редко кто налаживает более глубокую переработку, выпуская безалкогольные бальзамы, БАДы. Для того, чтоб организовать более глубокую переработку, нужно приобрести помещение, привести его в соответствие санитарным нормам, купить оборудование, тоже соответствующее санитарным нормам – это все стоит достаточно дорого. Более глубокая переработка – это, например, выпуск биологически активных добавок – уже говорилось, что такая документация оформляется в Москве, соответственно, стоимость большая, и если делаешь несколько наименований — там уже стоит задуматься над бюджетом. Также на предприятии нужно организовать собственный контроль качества. Конечно, у нас есть две аккредитованные лаборатории, но, во-первых, это не всегда удобно, и достаточно долго. В идеале нужно, чтоб на каждом предприятии была своя небольшая лаборатория, чтоб работники могли ежедневно контролировать качество выпускаемой продукции. Конечно, это тоже дополнительные, достаточно большие деньги. Хорошо, допустим, мы все это прошли, произвели продукцию — дальше встает вопрос продвижения товара. Если ты делаешь БАДы, то они без рекламы не продаются, то есть, нужно вкладывать очень большие деньги в рекламу. Как работать с дистрибьюторами — тоже отдельный вопрос. Не все так просто, выйти на рынок с какой-либо большой дистрибьюторской компанией, поставить свой товар в их прайс-лист... У нас также наблюдается недостаток квалифицированных кадров – нет специалистов, способных разработать хороший продукт, его произвести, затем нужен грамотный менеджмент... Кроме того, в нашей республике стоимость электроэнергии в полтора-два раза дороже, чем в соседних регионах, что очень сказывается на рентабельности производства. И все эти вопросы малому предприятию нужно решать в отсутствие возможности получить долгосрочный кредит под небольшой процент. Как правило, если люди начинают, у них нет какого-то залога и банк не может выдать им кредит. Но даже если и есть залог, кредиты, как правило, выдаются под такой процент, который, опять же, всю рентабельность сводит к нулю — ты просто работаешь на банк. Я это проходил, знаю. Поэтому почти все предприятия, занимающиеся переработкой, останавливаются на стадии выпуска травяных чаев, это самое простое, и рынок сбыта можно найти прямо здесь – нас очень сильно спасает то, что наш регион туристический, у нас очень много гостей, и травяные чаи — они просто везде. Чтобы дальше пройти в сторону глубокой переработки, нужно решить вышеуказанные вопросы – и это еще не все вопросы. Сырье, произрастающее в Республике Алтай – оно очень качественное, и когда говоришь с представителями больших компаний, торгующих сырьем, у них наше сырье занимает особую нишу. Во-первых, оно дороже, потому что качественнее, и в нем больше действующих веществ. Оно более ароматное, вкусное, что касается чаев. В общем-то, потенциал есть, и с реализацией таких чайных трав как душица, зверобой, чабрец, смородина, бадан, зизифора и прочее, проблем нет, их всегда не хватает. Перекупщики эти позиции в первую очередь стараются из республики вывезти, потому что их можно достаточно дорого продать».
Серьезной проблемой Сергей Чевалков назвал сохранение наиболее уязвимых, трудно возобновляемых видов – таких как красная щетка, красный корень, золотой корень, чабрец, и если не наладить контроль за этим, через непродолжительное время эти виды можно потерять. А для того, чтобы отрасль переработки лекарственно-технического сырья стала одним из значимых направлений экономики Республики Алтай, нужно создать приемлемые экономические условия для предпринимателей и предприятий, и одно из главных условий – долгосрочное кредитование под небольшой процент. Без этого развить глубокую переработку будет проблематично.
Светлана Панкратьева («Сакральный Алтай») сделала небольшой доклад на тему «Выращивание и создание плантаций лекарственных и пищевых растений». « Я сама езжу в экспедиции, все это вижу, наблюдаю, как заготавливают растения... На территории республики произрастают более двухсот видов ценнейших полезных растений, многие из которых оригинальны. Республика Алтай является одним из наиболее перспективных районов России для сбора дикорастущих и культивируемых лекарственных и пищевых растений. С другой стороны, в связи с тем, что в настоящее время наблюдается все продолжающееся увеличение антропогенной нагрузки на природные экосистемы, ареалы многих ценных лекарственных растений резко сокращаются, а некоторые из них уже находятся на грани полного исчезновения. Поэтому выращивание и создание плантаций лекарственных растений на сегодняшний день перспективно как для развития экономики РА так и для природы. Востребованы и доступны к культивации следующие виды: душица обыкновенная, зверобой продырявленный, тимьян ползучий, панцерия шерстистая, родиола розовая (золотой корень), маралий корень, галега, календула лекарственная, донник белый, донник желтый, пырей ползучий, эхинацея пурпурная, расторопша пятнистая, василек синий, полынь эстрагон, лофант анисовый, полынь эстрагон… Есть виды, которые можно выращивать, предлагать покупателю и тем самым отвлекать от тех растений, которые находятся на сегодняшний день под угрозой исчезновения. Выращивание растений на плантациях включает комплекс мероприятий... вообще, эта тема периодически всплывает, обсуждается, мы пробовали выращивать в определенных хозяйствах определенных районов лекарственные травы, но идея потом проваливается... Сегодня создание таких плантаций — это уже необходимость. Нужны желающие выращивать, специалисты, готовые помочь, и структуры, готовые оказать поддержку. У нас есть сельхозколледж, сельхозфакультет, они могут и должны поучаствовать. В России уже есть опыт развития плантаций, потому что спрос превышает предложение, даже с такими видами как иван-чай — казалось бы, сорняк, но собранные его объемы не покрывают потребности».
Тамара Мендина («Сакральный Алтай») рассказала об алтайских традициях сбора сакральных растений: - На протяжении многих веков алтайцы и их предки жили в гармонии с природой, почитая и уважая ее законы, весь жизненный уклад основывалось на одухотворении окружающей природы. У алтайцев можжевельник самое священное, почитаемое, этнически значимое растение, бережно хранящееся в каждой алтайской семье. Для некоторых алтайских родов можжевельник является тотемным растением. Он обязательно присутствует практически во всех обрядах коренных жителей Республики Алтай. Мы, алтайцы, берем можжевельник с восьмого дня новолуния до двадцать второго лунного дня с соблюдением определенных правил. Каждая семья в год может взять шесть пар арчына (можжевельника обыкновенного) и три пары кырчына (можжевельника казацкого) для собственных нужд. Несколько дней до поездки в тайгу за можжевельником нельзя употреблять алкоголь, не посещать дом, где находится покойник, ограничить потребление острого и сильно соленого питания, не скандалить. По прибытии на место надо успокоиться, не шуметь. В первую очередь надо покурить трубку, затем развести символический огонь, сидя около огня, представиться Хозяину Алтая и озвучить цель приезда, сказать благопожелание, окропить огонь молоком, повязать белую ленту (дьалама) на взрослую ветку кустарника (можжевельника). В первую очередь ветки можжевельника берут для собственных нужд, затем, если кто-то попросил можжевельник привести ему, то от имени этого человека окропляется огонь, ставится дьалама и затем можно брать ветки можжевельника для того человека, который заказал. С одного куста берут пару – мужскую и женскую. С одного куста в зависимости от размера можно взять до трех пар. Можжевельник ломают только руками, категорически запрещается резать ножом, рубить топором. Арчын и кырчын кладут в отдельности в свою постель. Постель – это белая материя длиной от пальцев левой руки до подмышки. Все это заворачивается в покрывало (материал светлого тона длиной примерно 120 см) Алтайцам неприятно, что можжевельник стал объектом наживы, когда на базарах и в других общественных местах продают можжевельник, срезанный ножом, связанный веником... Необходимо отметить, что взятый таким методом можжевельник теряет свою сакральность и силу целебного воздействия.
Если есть у мировых религий храмы – у одних мечеть у других костел, дацан, церковь – то для нас, коренных жителей, наша природа – наш храм и когда люди из-за незнания или же специально нарушают веками сложившиеся правила поведения и пользования дарами природы – это вызывает у нас глубокое сожаление и отторжение. По моему глубокому убеждению, уже давно настало время упорядочить правила природопользования законом Республики Алтай или же нормативными документами исполнительной власти, особенно это касается в первую очередь можжевельника, святых источников, родовых сакральных мест.
***
Запланированные выступления закончились и перешли в режим свободного микрофона. Приехавший из Каракокши Андрей Карасев выразил несогласие с тезисом «местные не хотят работать»:
- Это неправда, у нас огромное желание работать. Другой вопрос — работать на своей земле на китайского предпринимателя – да, на это нет никакого желания. Здесь говорили, что любовь к растениям нужно прививать с детства — это все очень хорошо и правильно, но насколько это будет эффективным? Я в деревне живу, со мной рядом растет кедр, я с детства на него лазаю, собираю шишки, когда плодоносит. Я на нем не ломаю ветки. Но вот житель соседнего села приезжает, еще шишка не дозрела, он ее сбить не может — обламывает ветки по самое... Поэтому нельзя обобщать. Теперь вопрос прокуратуре – вот вы говорите, штраф от 2 до 5 тысяч рублей незаконным заготовителям. А какие органы власти контролируют этот момент? Кто выписывает штраф? Кто вообще может поймать с дикоросами краснокнижными? («Вы можете обратиться в лесничество...» - начала отвечать Анастасия Кавунова) Лесничество этим не занимается, им это неинтересно абсолютно. Они занимаются заготовкой кедра, ну или лесных насаждений, и никто травами не интересуется вообще. Рвут как хочется. У нас предложение... Многие растения растут только там, где их ареал обитания, и вот мы считаем, в каждом районе, где произрастают краснокнижники, нужно создавать парко-хозяйственные зоны для выращивания таких растений. И если все сделать правильно, можно спрос на рынке закрыть именно сбором с питомных зон, тогда дикорастущие не нужно будет трогать. Но для открытия таких зон у нас нет законопроекта... При этом – захочу я взять в аренду, например, 4 гектара — мне надо будет платить за это где-то 120 тысяч. Как с этим справиться простому жителю, хоть даже у него огромное желание работать? А приедет, к примеру, китаец с деньгами – ему везде зеленый свет...
Наталья Табакаева напомнила, что изначально на круглом столе говорили о потребительской кооперации – «организуйте кооператив и займитесь...». Чтоб заняться, сначала нужно землю взять, «у всей деревни не хватит денег взять эту землю в аренду», резонно заметил Карасев. Евгения Сахнева напомнила о варианте с безвозмездной арендой, и Наталья Табакаева ее поддержала, сославшись к тому же и на Лесной кодекс. «На словах это есть. Я конкретных ответов на свои вопросы не услышал», - не согласился Андрей Карасев. Зинаида Тырысова пообещала взять вопрос на контроль и сопоставить и изучить ответы разных ведомств по этому поводу.
Серафима Сыева (Горно-Алтайский НИИ сельского хозяйства) затронула проблему семян при выращивании лекарственных растений: «Производить травы в промышленном объеме — это очень трудоемкая работа. Лекарственные растения, которые официально числятся и официально производятся – семена эти находятся за пределами России, в основном это Украина. Выращивать их в наших условиях не всегда, но возможно — ту же календулу, например. Будет заказ — будем работать. Интродукция нашей флоры, флоры Горного Алтая, производится и производилась Новосибирским ботсадом, Горно-Алтайским...». Она также предложила произвести исследования в каждом районе на уровне сельских поселений по редким и нуждающимся в охране растениям и составить зеленые карты, чтоб было видно, что где и в каком состоянии есть.
Зинаида Тырысова спросила у нее, есть ли семенной фонд лекарственных растений дикой природы. Сыева ответила, что сбор и хранение семенного фонда диких растений ими не ведется.
Наталья Гусельникова (замдиректора политехнического колледжа им. Гнездилова) рассказала, что на базе колледжа готовят специалистов лесного и лесопаркового хозяйства, с дополнительным образованием.
Жительница Каракокши Мария Ельденова, видимо, впечатлившись большим количеством представителей министерств, присутствующих на мероприятии, стала задавать вопросы, не совсем относящиеся к теме круглого стола: «Вам знакомы законы о КМН? Когда вы выдаете земли, вы нас никогда не спрашиваете! Как вы защищаете мои права?» - эмоционально вопрошала она, обращаясь к представителям минприроды РА. Затем Мария Ивановна поинтересовалась – когда выдаются деляны под вырубку леса, кто-то учитывает, какие растения в том месте произрастают? «Все учитывается», - отвечали ей, но с этим была не согласна уже не только она: в поднявшемся шумном обсуждении вспомнили и про падание ступеней ракет в алтайскую тайгу, и о выбросах с промышленных комбинатов не такого уж далекого Усть-Каменогорска (Восточный Казахстан), вырубки кедра. Ирина Зубюк, представляющая Центр гигиены Роспотребнадзора РА, коротко прокомментировала данные вопросы. Относительно кедра понимания так и не было достигнуто.
- Имеют ли право арендаторы не запускать местных жителей на свою территорию для сбора кедрового ореха? - поинтересовалась Зинаида Тырысова у представителя прокуратуры. «Нет, не имеют, - был ответ. - Доступ свободный даже на арендованную территорию». Также она спросила у замминистра природных ресурсов Ирины Обуховой о квоте на сбор лекарственных трав по районам. Ответ был – нет, никаких квот минприроды не определяет и не выдает. Тогда руководитель «Сакрального Алтая» предложила, что для сохранения и рационального использования лекарственных трав, кедрового ореха необходимо вести квоты на сбор.
По окончании круглого стола зачитали резолюцию. В частности, для развития внутреннего рынка и экспорта нишевой продукции с высокой маржинальностью Правительству Республики Алтай было решено рекомендовать разработать региональную программу поддержки малых сельскохозяйственных предприятий по заготовке, переработке и сбыту кедрового ореха, лекарственных трав, грибов. Разработать отраслевые стандарты переработки пищевых лесных и других дикоросных ресурсов для кустарных и промышленных предприятий. Совершенствовать правовое регулирование пищевых лесных ресурсов и других недревесных ресурсов с учетом почитания алтайского народа особых видов растений (можжевельник, кедр). Способствовать созданию кооперативов по сбору и первичной переработке (сушка, резка и складирование) нишевой продукции с высокой маржинальностью и так далее. В каждом сельском поселении завести «Зеленую книгу» по лекраственным травам, грибам. Прозвучали также рекомендации для минсельхоза, комитета ветеринарии и других ведомств, всего 16 рекомендаций.
Инна Жулаева

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 голосов)