Некоторое время назад думал я во время необъятных российских новогодних каникул рвануть на северо-запад Японии - шагать по обращенной к континенту безлюдной кромке ледяного моря. А после этого с красной, обветренной мордой вваливаться на постоялый двор и осторожно, понемножку, погружаться озябшим телом в пышащее жаром фуро. Чтобы потом уже, после слегка отдающей сероводородом горячей воды попивать местное сухое сакэ, подхватывая палочками невероятное, тающее во рту во рту сасими. И любезничать с румяной хозяйкой, которой в ее простой провинциальной жизни вдруг привалило счастье угождать забавному и любознательному господину иностранцу.

Но возникли неожиданные проблемы: на продуваемом холодными ветрами северо-западе Японии в понедельник опять на береговой линии нашли четверых северокорейских покойников. Частично в виде скелетов. У двоих на лохмотьях френчей - намертво привинченные значки с портретом генералиссимуса Ким Ир Сена.

Короче, энергично шагаю я, значит, по пустынному берегу Японского моря, регулирую дыхание, и вдруг вижу на своем пути мертвеца с берцовыми костями, торчащими из лохмотьев штанов, но с сияющим эмалью значком с портретом вождя на партийной тужурке. И, чертыхаясь, начинаю нервно тыкать в телефон, сообщая в местную полицию об интересной находке. Репортерское нутро мне командует: это же супер, потом такое напишешь - все с ума сойдут! А внутренний обыватель шепчет - нахрен, Вася, тебе это надо? Зачем российскому гражданину гулять по берегу Японского моря рядом с неживым товарищем из дружественной КНДР?

Впрочем, это все хаханьки, но статистика поражает - только в ноябре на северо-западном побережье Японии найдено 28 более-менее целых или раздолбанных деревянных шхун из КНДР - с покойниками внутри или без, но с отломанными рулями и с безнадежно заглохшими моторами китайской сборки. Число находившихся в лодках или валявшихся на берегу мертвецов приближается к двум десяткам.

Причина одна - экономические санкции: резкое сокращение притока валюты заставило Пхеньян продать китайцам права на доходную ловлю в прибрежных водах КНДР в Желтом море. Одновременно все, что может плавать, отправлено в Японское море - кальмара и крабов даже в условиях санкций можно контрабандой за драгоценные юани толкнуть тем же китайцам. Главная в КНДР газета "Нодон синмун" приравнивает морской промысел к священному бою, а рыбацкую шхуну - к танку или боевому катеру. С потерями на народной войне не считаются. Главное - выручка и валюта.

Короче, вопрос пока не решен: может и рвану я в новогодние дни к Японскому морю, к холодному ветру, серому морю, горячим источникам и местным страшным рассказам о мертвецах. Только сегодня, кстати, у побережья префектуры Ниигата нашли еще две лодки с покойниками - о наличии эмалевых значков с портретами вождей на их лохмотьях не сообщается.

Василий Головнин, Каспаров.ру

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 голос)