На прошлой неделе в региональном парламенте прошло заседание рабочей группы по тарифам ЖКХ. О наиболее интересных моментах обсуждений – наш нижеследующий материал. Вел заседание Асет Заргумаров, один из основных докладчиков – министр регионального развития Константин Зорий. Он сообщил, что к отопительному период республика сегодня готова: на 1 октября 2021 года жилфонд (из запланированного) готов на 100 процентов, котельные (также из запланированного) – на 100 процентов, тепловые сети (порядка 164 км) – на 100 процентов, водопроводные сети (658 км) — на 99,5 процента, осталось доделать работы в Турочакском районе и селе Соузга.

Кроме того, была оказана финансовая поддержка муниципальным образованиям – около 13 млн на Горно-Алтайск, около 9 млн — Майминский район, от 3,5 до 4 млн – на Усть-Коксинский, Чойский, Шебалинский районы, чуть меньше миллиона на каждый – Усть-Канский, Кош-Агачский, Чемальский, Улаганский районы. На эти средства выполнялись капремонты котельных, водопроводов, теплосетей.

 

«Может быть, какие-то котельные «заморозить»?»

От города выступил Айдар Елеков, он повторил информацию о готовности, отметил основные ресурсоснабжающие организации и сказал, что на зимний период городу требуется около 5 тысяч тонн угля, нормативный запас на 40 дней сейчас обеспечен.

От Майминского района выступила Светлана Зеленина, начальник отдела ЖКХ администрации района. Асет Асылбекович, предваряя ее выступление, коротко отметил, что по данному району есть большие претензии к ресурсоснабжающей организации («WK Восток Энерго») и споры в части тарифного регулирования.

- Всего на территории Майминского района 120 многоквартирных домов, 9 управляющих компаний провели работу по подготовке к отопительному периоду, сейчас готовность 100 процентов. По котельным – в настоящее время завершена подготовка 21 котельной (15 газовых, 6 угольных), по крышным котельных (их пять, они расположены в Алгаире) дополнительно будет произведена замена двух газовых котлов и установка четырех электрокотлов в качестве резервного источника питания. Выполнен ремонт угольных котельных (в Бирюле, Верх-Карагуже, Манжероке, Соузге), двух газовых котельных в Майме (№№1 и 13). По тепловым сетям готовность 100 процентов, капремонт теплосетей выполнен по котельным в Соузе (№6) и Бирюле (№21). По водопроводным сетям готовность составляет 99 процентов, сейчас проводятся работы по капремонту водопроводных сетей в Соузге, до 1 ноября работы будут выполнены. Закончены работы по водопроводу в Майме – остров Пихтовый, ул. Источная, 64, ул. Подгорная, 28-28а, ул.50 лет Победы, ул. Нагорная, а также село Подгорное, переулок Ягодный. По топливу – теплоснабжающая организация МУП «Кристалл» заключила договор на поставку угля в размере 1659 тонн, перед началом отопительного периода был обеспечен нормативный запас угля, – рассказала Зеленина.

Глава Улаганского района Владимир Челчушев сообщил, что «у нас все котельные готовы. Мазут закуплен, уголь завезен, вес согласно контрактам. Обеспеченность 100-процентная, запас есть».

Асет Заргумаров попенял насчет качества подготовки информации – хотелось бы узнать, каково состояние сельских котельных, каков износ котлов, по каким программам выделялись средства, из каких бюджетов, есть ли потребность в деньгах, где слабые места и так далее.

Аскар Тулебаев поинтересовался – была раньше в городе программа по установке индивидуальных теплопунктов, утепляли фасады, а сейчас домкомы и ТСЖ обращаются, отмечая, что оборудование сейчас ни им не принадлежит, ни городу, а просто висит в воздухе. Когда-то оно выйдет из строя, кто тогда будет его ремонтировать или менять? На эти вопросы постарался ответить Айдар Елеков: «В прошлом году утепление фасадов было, в этом году с 25 числа планируем объявить конкурс на прием заявок на утепление фасадов... То оборудование, которое предоставляется ТСЖ и УК, эти АИТП, переходит автоматически на содержание УК, они обязаны его содержать».

- Уточню — речь идет об оборудовании, за которое Виктору Александровичу Облогину по суду присудили выплачивать? Я так понял, что он за него сейчас выплачивает средства. И оборудование ни у него, ни у города, ни у кого? – спросил депутат. – Хотя оборудование эксплуатируется УК.

Елеков ответил, что здесь комментировать не готов, может быть, документы не оформлены, но эксплуатирует АИТП управляющая компания, это общедомовое имущество.

- А целесообразно ли такое количество котельных в городе? – спросил Заргумаров, напомнив о том, что тема такая уже как-то поднималась на рабочих группах. – Это же негативно влияет на тарифообразование. Делались ли расчеты? Может быть, какие-то котельные «заморозить»?

- Тарифоорбразование будет увеличиваться, скорее всего, за счет количества ветхих сетей... Но лично мое мнение – чем больше котельных, тем меньше протяженность сетей, и это наоборот уменьшит тариф, – был ответ.

Бесхозных сетей быть не должно, но они есть

Асет Заргумаров спросил у Константина Зория, какова ситуация с паспортами готовности в Онгудайском и Турочакском районах: «Есть информация из Ростехнадзора, что один из этих районов не совсем ответственно отнесся к этому...» – «Оба района. Турочакский район отнесся вообще безответственно, мы вместе с Ростехнадзором с фонарями искали местных руководителей, нам сказали: «Я в отпуске» и телефон отключили. Поэтому сегодня в ручном режима с сотрудниками министерства помогаем, чтобы они могли получить паспорта готовности... С другими районами таких проблем не возникло».

По словам Заргумарова, неоднократно поднимался вопрос с бесхозными сетями, и сейчас их количество уменьшается или нет? «Их в принципе уже быть не должно. У нас есть уникальный случай по Майме, где Валерий Валентинович Данилов нашел превышение количества теплосетей, заложенных в тариф, по акту их оказалось меньше. Через суд добиваемся снижения тарифа – по факту получаем все наоборот, мы плюсом получили в текущем году 626 тысяч на бюджет, субсидии по выпадающим доходам. Почему и приглашен сегодня Валерий Валентинович – общественник, без зарплаты проводит огромную работу. Второй год уже обсуждаем тему с превышением сетей и к чему мы идем? Должна быть прозрачность, открытость, понимание, как формируется тариф, но понимания как не было, так и нет, мы не сдвинулись с места вообще ни на шаг. Мы не понимаем, сколько котельная вырабатывает тепла – говорим, что, оказывается, на выходе нет счетчиков. Я был с рабочим визитом в нескольких котельных – оказывается, они есть, есть понимание, сколько тепла вырабатывается. Отсюда можно судить об эффективности котельных и правильно ли мы вкладываем средства – по республиканскому бюджету на теплоснабжение огромные деньги идут, не реконструкцию, модернизацию».

- Это все выделяется в основном на первоочередные вещи и пока не выделяем мы или выделяем в небольшом объеме на энергосбережение. Хотелось бы гораздо больше, – говорил Зорий. – Буквально на прошлой неделе был Госсовет и было заявлено о том, что федеральные ресурсы будут направляться на систему ЖКХ, в первую очередь – на вопросы по энергосбережению, по замене ветхих и установке более эффективных котельных, котлов, оборудования и так далее. К сожалению, оборудование у нас не все эффективное и мы не можем в одночасье все заменить и приходится «латать дыры»... По вопросу оценки эффективности ситуации, когда существует множество мелких котельных – мы этот вопрос прорабатывали совместно с городом, планировали оптимизироваться, но маломощные котельные ликвидировать и одну-две энергоемкие запитать на сопредельные территории не представляется возможным – у нас сети таковы, что не выдержит гидравлика... Если то, о чем озвучивается на федеральной площадке, будет доведено в том виде, в котором говорится – тогда, наверное, можно говорить о полной реконструкции всей сети с точки зрения эффективной ее работы... У нас же котельные росли с учетом стихийной застройки, с учетом развития города или района в том или ином направлении, то есть, росли по мере потребности, и сегодня если провести топливно-энергетический анализ, то, конечно, можно подобрать более эффективную схему и на этом этапе заниматься реконструкцией котельных участков, ремонтом и так далее... Это пока не совсем удается и отсюда высокий тариф получается, и мы это понимаем, а не платить сегодня высокий тариф тоже не можем, потому что тогда не будет работать система, – да, она не совсем эффективная, но чтоб ее сделать эффективной и снизить тариф, нам необходимы довольно глобальные ресурсы...

Асет Заргумаров снова проакцентировал внимание собравшихся на бесхозных сетях — где, в каких муниципалитетах, какие, сколько и когда они прекратят таковыми быть? Нужны данные. Представитель Комитета по тарифам РА отметила, что сети не зря зовутся бесхозными, чтоб определить протяженность, нужно провести техническое обследование. «Сейчас комитетом инициирована работа и по поручению Главы будут оформлены и документы, и сети тепло- и водоснабжения. Когда бесхозные сети передадут кому-то на баланс, затраты на них лягут в тариф, и нужно решать либо проблему полезного отпуска, либо снижения расходов, иначе тариф будет расти. Но могу сказать, что во всех района эта проблема присутствует», – говорила она.

- Каков сейчас у нас износ сетей? – спросил Аскар Тулебаев.

- Боюсь обмануть, по разным районам разные цифры, но есть районы, где износ доходит до 60 процентов, – сказал Константин Зорий. – В городе – в районе 30-40 процентов.

 

Многоквартирников не будет — и ситуация решится сама собой

Заргумаров напомнил ситуацию с котельной в Акташе: «Большие средства тратятся на эту котельную, что понятно – это единственная котельная на мазуте... Стоимость мазута сейчас, как я понимаю, только растет. Может, все-таки перейти на другой вид топлива? Либо остаться на этом виде топлива, но провести какие-то мероприятия, вложения, чтобы уменьшить расходы на содержание этой котельной? Второе — по вашей информации, у нас из 412 квартир центральное теплоснабжение имеют только 194, остальные топятся самостоятельно, индивидуальными средствами. То есть, грубо говоря, полдома так, полдома – так. Такого же быть не должно, это ложится на плечи тех, кто отапливается центральным теплоснабжением, и имущество-то общее... Надо какое-то решение принимать. Где у нас граница балансовой принадлежности? Стоят ли там счетчики? Какой объем? Как счета выставляются? Чисто по площади? Но тогда встает вопрос – насколько эффективна эта котельная, если не знаем, сколько тепла она дает на выходе, сколько полезного, может, на трубу все спускаем? Надо чтоб понимание было... Может, тогда вообще отключать полностью дома? Или ставить счетчики на границы колодцев?»

Глава Улаганского района Владимир Челчушев пояснил – была мысль перевести эту котельную на уголь, но когда сделали проект и посчитали стоимость мероприятия, оказалось нецелесообразно: «По новым требованиям – это дорогое строительство, сейчас от этого варианта отказались, сейчас рассматриваем совместно с минрегионом вариант по модернизации, пока окончательного решения нет. В свое время от теплоснабжения люди отключались, но они все в системе, и кого-то отключить, отрезать – мы просто не готовы. Но решение есть... программа по ветхому жилью работает и в скором будущем, скорее всего, у нас этих многоквартирников не будет и проблема в этой части решится сама собой».

Какова задолженность населения за тепло, за воду? – прозвучал вопрос от депутата Тулебаева. Айдар Елеков ответил, что по городу задолженность населения за тепло на текущую дату составляет 42,6 млн рублей, за воду — 15,8 млн рублей. В немалой степени накоплению долгов способствовала ситуация с пандемией и решение правительства не начислять пени и штрафы за неуплату. При этом в прошлом году от тепла и воды не был отключен ни один абонент. Аскар Рыспекович усомнился в этом: «Избиратели говорили, что практика такая была, и даже зимой отключали от тепла».

 

Длина теплосетей завышена в 2 – 6 раз

Перешли к обсуждению ситуации в Майме, где дело доходит до судов.

- Конкретно сейчас у прокуратуры с комитетом споров нет, сейчас спор с администрацией Майминского района по поводу отмены дополнительного соглашения к концессии... Если будет принято решение, что концессия, вернее, допсоглашение, было оформлено неверно, то, возможно, прокуратура обратится в суд насчет отмены решения Комитета по тарифам, – сказала представитель Комитета по тарифам.

- Можно, я проясню ситуацию? – Взял слово Валерий Данилов. – Все, что сейчас произошло с «WK Восток Энерго» – это результат передачи предприятий ЖКХ в частные руки, в том числе отопления, потому что цель этих предприятий – не предоставление недорогих и качественных коммунальных услуг, а прибыль. Прибыль любой ценой. Назову несколько цифр – в этом году повышение стоимости тепла произошло в Майме на 32 процента, в Кызыл-Озеке – на 43 процента, соответственно, из бюджета Республики Алтай выпадающих доходов запланировано 77 млн рублей на всю республику, из них 27 млн (или 35 процентов) заложено на «WK Восток Энерго», на одно предприятие. За счет чего у них произошло такое повышение тарифа? За счет того, что у нас Майминская районная администрация поставила на кадастровый учет теплосети по съемке 2010 года. Кроме того, государственная регистрация теплосетей произведена без регистрации координат границ, то есть, с грубейшими нарушениями. На съемке 2010 года существуют теплосети к домам, которые сейчас давно уже перешли на газ. То есть, это лишних процентов 20 теплосетей туда заложено. Сейчас жители Маймы и все предприятия Маймы, как у Гоголя платят за «мертвые души» – здесь платят за потери отключенных теплосетей, вот эти лишние деньги, которые я назвал, такое повышение стоимости тепла. Потери в теплосетях в городе – 15-16 процентов, в Майме сейчас – 25 процентов. Таких потерь нигде в РА в теплосетях нет, только в Майме. За счет чего такие потери? За счет дополнительного концессионного соглашения – оно не вяжется с таблицей исходных данных. Комитет по тарифам согласно приказу Минэнерго должен считать тепловые потери по таблице исходных данных. В ней должны быть расстояния от колодца до колодца и диаметры труб. Так вот, в этой таблице «WK Восток Энерго» завысил некоторую длину теплосетей в два, три, шесть раз! Это факт, установленный прокуратурой. Эта таблица исходных данных не идет с допсоглашением, то есть, с данными съемки. Циферки должны идти одна в одну по каждой котельной, но они не идут. В съемке гораздо больше теплосетей чем даже в той врущей таблице... То есть, с теплосетями надо наводить порядок. У меня вопрос к министру регионального развития – концепция, которую вы разрабатываете, вы какую форму собственности предприятий туда планируете – частные предприятия, которые получают 5 процентов прибыли сверх, или муниципальные предприятия, предназначенные для отапливания или предоставления коммунальных услуг?

 

Предупреждение номер раз

- На сегодня уже было озвучено, что как таковое создание государственных предприятий, ГУПов, невозможно... – стал говорить Константин Зорий.

- Почему? МУПы же – пожалуйста, – перебил его Данилов.

- МУПы пожалуйста, но это же нужны средства... Второе – те средства, которые сегодня планируются к выделению из федерального бюджета, большая их часть планируется на выделение концессий. В любом случае, от концессии мы никуда не уйдем. По тем фактам, которые вы называете — я бы попросил документы, откуда вы это все взяли. Если концессионер нарушает условия соглашения... все, что концессионер на себя взял, он должен исполнять, – сказал Зорий.

- По концессии: основа концессионного соглашения – это кредитный договор. Первоначальный договор, по которому заключено соглашение, предусматривал равномерную разбивку всех платежей на все 10 лет. «WK Восток Энерго» через три года перезаключает кредитный договор, где основные платежи смещены на последний месяц последнего года. В этот месяц «WK Восток Энерго» должен заплатить, насколько я помню, 115 млн рублей. А помесячно по годам у них платежи – только проценты практически. Всего был кредит на 156 млн, запишите эту цифру. Согласно закону, если концессионер досрочно расторгает концессию по причине банкротства или любой другой причине, организация, которая заключала договор концессии, ему возвращает средства, потраченные на реконструкцию этих котельных. Сейчас по стране уже много судебных решений о досрочном расторжении концессии и о возврате этих средств, – предупредил Валерий Данилов. Константин Зорий же ответил, что условия расторжения концессии любой из сторон четко прописаны и исходя из этого устанавливается ответственность сторон.

Валерий Данилов стоял на своем: «Это может произойти. Сейчас, после отмены дополнительного соглашения – а я думаю, что оно все-таки будет отменено, дело находится в Арбитражном суде, оно несколько затянуто – после этого будет иск на отмену тарифа. Там кроме завышения длины теплосетей много чего еще прокуратуры нарыла. Первый раз тарифы снизили на 11 процентов – после того, как я поднял шумиху с длиной теплосетей, в «WK Восток Энерго» убрали незапланированную прибыль и тариф снизился. Повышение было за счет того, что они потери теплосетей рассчитали на 65 км, а в договоре концессии значилось 19 км. Сейчас в допсоглашении — 54 км. Так сколько там километров-то? Правдивые, достоверные таблицы исходных данных «WK Восток Энерго» не предоставляет, хотя чтобы их сделать, нужно два человека и 20 дней работы на все котельные». – «А вы можете такую работу сделать?» – спросил Сергей Кухтуеков. «Да запросто. Делал, когда работал на котельной. У меня есть достоверная таблица на котельную №3. Так завысить длину теплосетей – и ничего им не делается... Уголовное дело не возбуждается, хотя прокуратура подала все документы в полицию, ответа пока нет».

«Он бескорыство делает, а вы за это зарплату получаете»

- На это все нужно обратить внимание, человек проделал огромную работу и те цифры, о которых он говорит, прокуратура подтверждает, – указал Асет Заргумаров. – Есть решение суда о том, что надо пересмотреть тариф. Длина теплосетей была завышена – по логике, тариф должен быть пересмотрен.

- Помимо решения суда здесь пересмотрены зоны, – подчеркнула представитель Комитета по тарифам, – организация когда изначально заходила, ей по концессии передавалось определенное количество котельных, она на них потратила инвестиции. Это все было включено в инвестиционную программу и тариф, так как он котловой, у организации был равномерно распределен между всеми системами теплоснабжения. В дальнейшем, когда зона распределилась между «WK Восток Энерго» и «Энерго Алтай», все инвестиции распределились только на расходы и потребителей «WK Восток Энерго». То есть, вся инвестиционная составляющая легла на потребителей «WK Восток Энерго».

- То есть, это одна из объективных причин того, почему такая высокая стоимость тепла? А есть необъективные причины — те, о которых я сказал? – спросил Данилов. «Давайте дождемся решения суда. Если это подтвердится, значит... Тариф не пересматривается от того, что Комитет захотел. Нужно решение суда», – сказала представитель. Последовала короткая перепалка о том, кто правомочен менять тариф и почему он вырос, и объективные ли на то причины.

- В Майме есть тариф что-то около 1800 рублей за гигакалорию, а у «WK Восток Энерго», если мне память не изменяет, 3200 рублей, – взял слово Сергей Кухтуеков. – Котельные находятся на расстоянии около 500 метров друг от друга. Эта информация у нас уже звучала и ее все подтверждают. Мы уже полтора года задаем вопрос – чего нам не хватает, чтоб сдерживать рост тарифов и даже снижать? По моему мнению и мнению многих коллег, не хватает квалифицированного независимого аудита, чтобы, с одной стороны, помочь Комитету по тарифам разбираться в той информации, которую им предоставляют, потому что, как мне сказали, полномочий недостаточно, хотя я думаю, что при желании Комитет мог бы и более глубоко копнуть... И в целом я не вижу, чтоб у нас тут много людей сидело и что они отдают все силы для того, чтобы сдержать тариф и сказать нашим избирателям, что мы работаем в этом направлении и тариф не будет расти и даже, может быть, будет снижен... Я вижу только, что у нас один человек абсолютно бескорыстно и бесплатно в свое свободное от домашних дел время занимается защитой прав потребителей. Поэтому мы предлагали найти возможность Валерию Валентиновичу создать команду независимых аудиторов, перетрясти все цифры, побывать на всех котельных, посмотреть все планы и дать парламенту, правительству и заинтересованным министерствам реальные цифры и факты. С соответствующими выводами прокурорского реагирования и судебными решениями. Но до сих пор Валерий Валентинович работает как активист на бескорыстной основе.

По мнению Кухтуекова, потратив несколько десятков тысяч на поощрение труда активистов, можно сэкономить десятки миллионов и принести пользу всему населению, но надо ли это власти? Асет Заргумаров предложил конкретизировать сумму вознаграждения для независимых аудиторов и прописать механизм и источники финансирования. Также он считает, что выводы независимого аудита не повлияют на тариф – он устанавливается Комитетом по тарифам: «В любом случае, опять заходим в суд, он принимает решение о пересмотре тарифа и не факт, что он будет пересмотрен в сторону снижения». Сергей Владимирович не согласился: «Все-таки миллионы рублей уже были найдены и тариф снижен на 11 процентов». Тут же депутатам попеняли – мол, сами вызываетесь вместе с общественниками поучаствовать в работе Комитета, и сами же это делаете только на словах.

- Так не приглашают, – ответил Аскар Тулебаев и попенял ответно: – Странно получается – вот человек бескорыстно делает, а вам зарплату платят налогоплательщики, это те же потребители, а позиция у вас такая – вот у меня такое впечатление складывается – что вы на стороне тех, кто эти услуги предоставляет. Потому что все заключается в вас». «Мы очень плотно работаем с Валерием Валентиновичем по Майме», – отвечали ему.

 

А нечего было в газету писать!

Асет Заргумаров спросил мнения Данилова как члена общественного совета – удовлетворяет ли его работа Комитета в плане предоставления информации, прозрачности, открытости? «Последнее время мне никакую информацию не предоставляют вообще, запретили», – сказал Валерий Данилов. «Я поясню. Это началось после того, как появились статьи в газетах с некими непроверенными цифрами. Поэтому вам информацию и прекратили давать. Я думаю, вы это знаете», – сказала представитель Комитета по тарифам. «С непроверенными цифрами? Откуда я их взял-то?» – спросил Данилов. «Это по вашему мнению цифры непроверенные?» – спросил депутат Кухтуеков. «То есть статьи в газетах послужили поводом для того, чтобы члену общественного совета не давать информацию? Я считаю, не совсем это правильно», – уточнил Заргумаров.

Валерий Данилов сказал следующее: «Раньше, лет 6 назад, общественный совет работал по-другому. В члены совета приглашали тогда, когда тариф формировался, считался. Люди могли прийти и посмотреть, как цифры формируются, поучаствовать в этом процессе. В каждой организации есть человек, который считает это все. Чтобы было меньше ошибок при расчетах, общественники могли их замечать, влиять на процесс. Сейчас в общественный совет приглашают только тогда, когда тариф утверждается, и никаким образом общественники влиять на тариф не могут («Напрасно вы такое говорите, общественный совет у нас активно участвует...» ) три человека осталось в общественном совете («В связи с пандемией работы реже стали проводиться...»)».

Сергей Кухтуеков призвал Комитет прислушаться к депутатам и общественникам – оказалось, уже год назад все хором говорили Комитету, что выбранный ими сейчас стиль работы неудобен общественности, но этого не приняли во внимание. Этот депутат также поддержал мысль своего коллеги: «Такое чувство, что вы работаете не в интересах граждан, а в интересах поставщиков услуг». С ними в целом согласился и Заргумаров, отметив, что если человек переходит на публикации, это тоже минус работе органов власти и определенный сигнал.

- Я журналист газеты «Листок», по теплу у меня уже 10 серий публикаций – почему у нас такое дорогое тепло. Как события развиваются – я читателей информирую. Сотрудничаю только с «Листком», потому что другие газеты мою информацию не берут, – сказал Данилов.

- Мы же предлагали им эту информацию. В «Звезде Алтая» попробуйте напечатать, – подтвердил Кухтуеков и его поддержали другие депутаты.

«Я вру? Идите в суд!»

- Наверное, рабочие материалы неподтвержденные выкладывать в средства массовой информации – это преждевременно, – сказал Константин Зорий.

- Как понять – неподтвержденные? Есть закон о фейках и любая организация или человек может подать на меня в суд, указав, что я опубликовал недостоверную информацию, – ответил Валерий Данилов. – Тогда я на суде покажу документы, откуда я взял эту информацию. Цифры с потолка я не беру.

Дискуссию свернули, Асет Заругмаров попросил Валерия Данилова обращаться в парламент в случае возникновения недопонимания с Комитетом по тарифам или минрегионом. «А Комитету по тарифам хочется сказать – повернитесь к людям! И вы когда-нибудь будете взрослые и у вас не будет хватать средств рассчитываться за эти платежи, – сказал Аскар Тулебаев. – Мы просто видим, как все это растет в геометрической прогрессии. У нас рядом Бийск, Белокуриха, другие города Алтайского края, где, как нам говорят, много потребителей... Я понимаю, что у нас транспортная удаленность, удорожание, но не так же». – «Наша задача – баланс интересов потребителей и поставщиков. Мы не можем повернуться лицом только к потребителям...», – отвечала представитель Комитета. Депутат посоветовал не забывать о балансе и не делать из него крена в одну сторону.

Инна Жулаева

Интересный материал? Подпишитесь на наш канал в Telegram https://t.me/listock04 , чтобы получать больше интересных новостей.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 голосов)