Алексей Тюхтенев, покинувший пост первого зампреда Правительства РА, подробно рассказал о ситуации членам Общественного Движения "За Республику", ответил на вопросы, после чего от имени Движения было принято заявление. Заседание прошло 20 августа. Присутствовало около 20 человек во главе с бывшим председателем Правительства РА Владимиром Петровым, причём многие присутствующие в те или иные периоды сами были республиканскими министрами, депутатами и т.д. Репортаж публикуется в сокращении, полная версия: lis121.ga/18555- 

А.С.Тюхтенев: - Многих интересуют истинные причины моего очередного ухода из правительства. Есть такая поговорка - дважды в одну воду не входят, - так что, возможно, я принял неверное решение пойти во второй раз, первым замом Председателя Правительства РА. Также хочу рассказать, как я оцениваю текущую ситуацию – внутриполитическую и структурную – в правительстве республики и как она может развиваться, и каким образом это повлияет на развитие республики, какую роль в этом играют находящиеся здесь представители федеральных органов власти. Замечу, что это чисто мой личный прогноз.
Как я уже говорил, когда я услышал от главы республики, что мне предлагается добровольно уйти в отставку, я решил согласиться, но при этом попытался всё-таки выяснить, в чём истинная причина моего снятия с должности. После долгих настойчивых расспросов мне всё же была названа следующая «причина»: я якобы не обеспечил «тылы» главе республики.
Я полагаю, что эту ситуацию нужно оценивать с трёх позиций.
Первое. Сейчас новая плеяда руководителей в регионах, которые очень сильно беспокоятся о положительном информационном поле вокруг своих персон, и вся деятельность «заточена» под это. Сами знаете, как это происходит, - телевидение формирует положительный имидж руководителя, освещает его деловые поездки (кстати, шаблонно и, с точки зрения журналистики, примитивно).
Второе. Внутриполитические вопросы, связанные с муниципальными образованиями. Это самая тяжёлая проблема, которой никто не занимался, кроме главы республики и меня. Все же остальные члены правительства и специалисты, связанные с организацией деятельности органов местного самоуправления, практически от этого очень далеки. Они не умеют работать с людьми, а ведь когда я проходил согласование в администрации президента при назначении на должность, было озвучено требование: мы должны выстроить прозрачный прямой диалог с общественными институтами, то есть населением. Но этого у нас так и не произошло. А затем возник конфликт в Улагане, затем в Кош-Агаче, и практически эти конфликты до сих пор не решены, а попросту заморожены. Заморожены также конфликты в Чемале, Усть-Коксе, но это предпочитают замалчивать. Единственное, что не смогли купировать, - это конфликт в Онгудайском районе. [...]
Третье. Пути реализации государственной политики в сфере межнациональных отношений, в которых национальный компонент практически отсутствует. Почему? Объясню. Любые вопросы, связанные с реализацией национальной политики, связанные, скажем, с активизацией либо либерализацией отношений власти с национальными организациями, никак не решались, не принималось никаких мер по улучшению этих отношений. Например, у нас есть совет по межнациональным отношениям, но там – сплошной формализм и никакой реальной деятельности. Мы очень долго дискутировали, провести ли нам конференцию по изучению алтайского языка. Когда я в конце прошлого и начале нынешнего года предлагал её проведение, это было воспринято отрицательно. Лишь когда я напомнил о поручениях Президента РФ (по поводу уделения особого внимания изучению национальных языков народов России и подготовки преподавателей этих языков), только после этого было принято решение о проведении конференции. [...] Эта моя настойчивость, видимо, очень многим не нравилась.
Ещё один момент. Я работал ранее руководителем территориальных федеральных органов, в окружных федеральных органах и высказывал позиции, касающиеся подготовки специалистов, которых направляли к нам в регион. Скажем, направили в нашу республику нового регионального министра. Человек понятия не имеет, куда он приехал, абсолютно не имеет желания изучать ни историю, ни национальный состав, ни культуру, ни традиции народов… И им приходится объяснять, что вы приехали не в мононациональный регион, что вы должны подходить к местным реалиям с учётом сложившихся в регионе традиций, поскольку именно это создаёт баланс национальных интересов. То же касается и руководителей федеральных органов. Я видел, что в ряд федеральных органов власти уходила однобокая, абсолютно необъективная информация, и всё это давалось только на базе того, что формировал аппарат правительства [...]
А в кадровом направлении у нас – скажу так – руководитель поменялся, а больше ничто не поменялось. Система у нас выстроена так, что любой человек, приходя в команду, уважает в первую очередь мнение главы. Министры поначалу были уверены, что я настроен против кого-то из них, хочу их сместить, и лишь со временем поняли, что если я пришёл работать в команду, то не буду заниматься внутренними интригами. Затем идёт формирование института заместителей. Формирование проходит через руководителя аппарата, который и сейчас является членом правительства, а ранее был заместителем, и все кандидаты пропускаются через это «сито». Если руководитель аппарата давал согласие, тогда всё двигалось дальше, шло к первому заму. Здесь тоже возникали коллизии, многим это не понравилось, и они стали представлять всё это в тёмных цветах.
Кроме того, я поставил вопрос насчёт государственных средств массовой информации – что их кадровый потенциал должен быть выстроен таким образом, чтобы люди соответствовали требованиям, работали с коллективами, а уж национальная газета должна иметь к тому же профессиональных переводчиков. А то дожили до того, что там не было по штату заместителя и переводчика! И вот такие "гнойнички" возникают регулярно, но любая проблема, касающаяся районов, газет, у нас замалчивается... [...]
Взять тот же Онгудайский район – никто же не хотел вести с депутатами и главами диалог! Не встречались с представителями района, на письма отвечали формально. В результате накопилось недовольство. Немалую роль в этом сыграл руководитель аппарата [Донской], он не мог согласиться с тем, что его в своё время не избрали как заместителя. И сейчас он понимает, что ему очень сложно [получить одобрение Госсобрания]... В этом составе я не вижу у него перспектив как зама согласоваться.
Отдельный вопрос касается формирования имиджа нашего региона. Процесс, начатый 12, 13 лет назад предыдущим руководством республики по дискредитации общественных институтов, отдельных руководителей, продолжается и сейчас. Когда 28 апреля прошла первая сессия в Онгудайском районе по вопросу удаления с должности главы района, я и депутат Госдумы Иван Белеков выслушали от руководства Сибирского Федерального округа достаточно много необъективных оценок, касающихся межнациональных отношений в республике. Живя и работая в нашем регионе, сложно подумать, что у нас действительно такое возможно. Полагаю, что виной – политический и информационный фундамент, который был создан в прошлом, а в настоящее время должностные лица органов власти региона и территориальных федеральных органов не имеют желания его поменять.
В.И.Петров: - Но всё это общие слова, а какие-то конкретные претензии вам были предъявлены?
А.С.Тюхтенев: - А что тут можно предъявить, если во всех рейтингах как у зама губернатора по социальной политике и как зама по внутренней политике у меня положительные показатели?
В.И.Петров: - Вот поэтому-то и не надо было писать заявление…
А.С.Тюхтенев: - Владимир Иванович, это довольно спорный вопрос.
С.С.Михайлов: - Алексей Степанович, как вы считаете, Олег Леонидович, заявив, что вы его тылы не защитили, ожидает, что господин Донской его тылы хорошо защитит?
А.С.Тюхтенев: - Я полагаю, он надеется, что Анатолий Михайлович [Донской] и его команда (считаю, что все, кто будет назначен замами председателя правительства - это будет команда Анатолия Михайловича) постараются обеспечить его тылы. По существу и управляет, и формирует, и организовывает внутриаппаратную и внутриполитическую работу реально именно Анатолий Михайлович. У меня поначалу были кое-какие иллюзии, что это носит временный характер, но по факту это оказалась выстроенная система.
В.К.Манышев: – Правительство – коллегиальный орган, там более полутора десятков человек. А другие министры вас в ваших начинаниях поддерживали, соглашались?
А.С.Тюхтенев: - То, о чём вы говорите, имело место, когда я работал в конце 90-х годов. Сейчас инструменты, позиция и формы управления на региональном уровне совершенно другие, никто там никакого слова практически не имеет. [...] Министры могут работать напрямую, но прежде чем работать напрямую, скажем, с Курултаем, они проходят информационное сито аппарата правительства.
А.Н.Алчубаев: - Вы хотели сказать насчёт прогноза ситуации.
А.С.Тюхтенев: - Один из самых непростых вопросов – это муниципальный уровень. Всех волнует вопрос выборов [глав районов]. Этот вопрос был заморожен, в т.ч. и мною. Одной из причин являлось то, что мы должны были подготовиться к общероссийскому голосованию. Я, кстати, считаю, что в результате принятия поправок в Конституцию будут внесены изменения в большое количество федеральных законов по формированию органов власти, в том числе и в 131-ФЗ, и после этого, будем надеяться, политические конструкции будут несколько изменены. Если это произойдёт, то тогда, возможно, в районах ситуация успокоится. Но до этого надо с ними вести диалог. Помните, депутат Дёмина вносила законопроект, он сейчас до следующей сессии отложен? Я тогда встречался с представителями всех фракций и убедил их дождаться принятия поправок, принятия новых законов, чтобы действовать потом в зависимости от этого. Все согласились, и Мария Фоминична не настаивала, чтобы рассмотреть её вопрос немедленно. И здесь всё будет зависеть от того, с какой конструкцией мы будем иметь дело в дальнейшем.
Что касается конфликтов в районах между Советами депутатов и главами, я считаю, это из-за того, что нынешняя конструкция априори конфликтная. Проблема-то в чём? Сейчас практически все главы районов – это люди, которые не живут интересами района! Они приезжают на какое-то время – на пять дней, скажем, - и уезжают на выходные, и это в лучшем случае.
В.И.Петров: - "Вахтовики"!
А.С.Тюхтенев: - Их "вахтовиками" так и называют. А если какое мероприятие в региональном центре, то их и неделями не видно на рабочем месте. Заместители у них такие же есть. Поэтому пока к власти не придут люди, которые хотят жить интересами района… У меня был случай по Усть-Кану. Один молодой человек просился замом главы района. Спросил, каково моё мнение [о его кандидатуре]. Я ему говорю: "Вот у тебя маленькие дети. Ходят в школу. Готов ты поехать туда с семьёй, перевезти детей?". Он подумал и говорит: "Наверное, нет". Я ему ответил, что тогда нет смысла, получится очередное усиление конфликта в районе.
И такая ситуация – практически в любом районе республики, за исключением Чои и Турочака.
В.А.Облогин: - Алексей Степанович, а если не произойдёт изменений в 131-ФЗ, ведь основа конфликта, как вы правильно заметили, в этом? Ведь в истории нашей республики не было ранее таких конфликтов. Я сам много лет проработал и знаю, кому я служу, что делаю, и какая ответственность на мне лежала. А в данной ситуации двойственность положения глав районов к этому и приводит. И ныне действующий федеральный закон ведь позволяет это делать, в шести или семи регионах России проходят всенародные выборы глав муниципалитетов, а мы почему не можем так же сделать?
А.С.Тюхтенев: - Что касается сельской местности, районного уровня, у нас ведь двухуровневая система местного самоуправления, то информацией [о намерениях федерального центра] я не владею. Знаю, что глав городов – региональных центров – будут избирать, закладывается такой механизм. А что касается сельской местности, то здесь надо оценивать ещё и с позиций местных особенностей. [Здесь А.С.Тюхтенев привёл в качестве примера конфликтные ситуации в Кош-Агачском и Улаганском районах, причём в Кош-Агаче, по его мнению "если там будут прямые выборы, ещё неизвестно, во что это может вылиться, поскольку никогда там не будет удовлетворённого человека с той или другой стороны"]
В.В.Данилов: - Алексей Степанович, человек действует либо исходя из своего мировоззрения, либо из-за того, что складываются обстоятельства неодолимой силы, заставляющие его действовать в определённом ключе. Можем ли мы создать такие обстоятельства, чтобы повлиять на решения по проблемам, которые сегодня были озвучены?
А.С.Тюхтенев: - Знаете, как говорят чиновники об этом? Как только руководитель почувствует для себя угрозу, он начнёт принимать какие-либо решения. С моим увольнением была такая примерно ситуация. Вот если дальше он почувствует, что из-за этой неразберихи в структуре правительства, в подборе кадров, межнациональных отношениях, взаимодействии с органами МСУ появится серьёзная для него угроза, тогда ему придётся принимать решения.
В.А.Облогин: - Не всегда это получается. Лукашенко вон какая величина, а не понял ничего...
В.В.Данилов: - Одно из предложений - приступить к созданию такой силы, которая могла бы влиять на принимаемые решения.
А.С.Тюхтенев: - Нужно всё же молодое поколение привлекать. В этом будет сила, не только совет старейшин [вопрос о его формировании при ОД "За республику" обсуждали в начале заседания]
Некоторое время участники заседания обсуждают вопросы формирования ОД "За республику", затем В.И.Петров рассказывает, как пытался в ходе личной встречи донести до Хорохордина сложившиеся в республике обычаи кадрового паритета:
В.И.Петров: - Я ему говорю: "Мы тогда [в 1990-е] своих привели, и многие вопросы решили в республике. "Северные" районы, районный коэффициент, ЭЭР «Алтай», Семипалатинская программа - наши же решали люди! Но Хорохордин это не воспринял. Вот мы и решили всё это предать гласности, в том числе и по Алексею Степановичу. Он получил поддержку 100 процентов депутатов, а его убрали - год не проработал!
С.С.Михайлов: - Убрал человек, который через Курултай не прошёл!
В.И.Петров: - Да, которого отверг Курултай! И правильно сделали [депутаты], потому что он [Донской] только стукачеством занимается!
А.С.Тюхтенев: - Очень многие связывает это [снятие] с моей прошлой профессиональной деятельностью. Отслеживаю в Интернете. Якобы я в 2011 году ушёл из федерального органа, что я должен сидеть в тюрьме и т.д. Это была колоссальная полугодовая работа по проверкам. Там массу документов перелопатили - Виктор Александрович [Облогин], наверное, представляет. Если бы там что-то было бы, то, естественно, меня никто бы не согласовал, я бы никогда не прошёл проверок и не получил группу доступа [первые замы губернаторов проходят проверки по линии АП и получают доступ к секретной информации].
С.С.Михайлов: - Алексей Степанович, у меня к вам три вопроса.
Первый касается событий 2011 года. Эта история, когда вас Медведев ругал, она закончилась тем, что те земли, которые там фигурировали, были в итоге захвачены барнаульцами и были частично распроданы, кто-то стал фигурантом уголовного дела. Получается, вся эта сложная интрига была затеяна для того, чтобы данные земли захватить?
А.С.Тюхтенев: - Да. Я вам скажу даже больше: когда я был руководителем управления и мешал этому процессу, как все считали, я просто соблюдал закон. Мне тогда предлагали разные должности [«увод на повышение»], но я понимал, что если я туда уйду, то назавтра меня «попросят», и всё.
С.С.Михайлов: - Второй вопрос по пресловутым барнаульцам. Бердников уже год как ушёл, а у вас нет ощущения, что Донской остался «смотрящим» от Бердникова, этаким центром кристаллизации для старой части команды?
А.С.Тюхтенев: - Ну, чтобы и вас не обидеть, и Донского – отчасти это так. [смех в зале]
С.С.Михайлов: - Третий вопрос касается личности самого Главы Республики Алтай, он отчасти жёсткий. Я беседовал с одним депутатом Республики Алтай, и в отношении Хорохордина он сказал такую шокирующую вещь: что у него, мол, есть привычки, которые в обществе очень не одобряются, и из-за этого Хорохордин политику практически не ведёт, а Донской имеет на него какое-то, можно сказать, недозволенное влияние.
В.И.Петров: - Поставляет ему "продукцию"... [смех в зале].
С.С.Михайлов: - Вот Олег Леонидович к нам в республику приехал, живёт здесь, у него интерес к этому есть? Хочет он хорошо выглядеть – хотя бы перед Москвой?
А.С.Тюхтенев: - Я так понимаю, желание у него есть – перед федерацией выглядеть в лучшем свете, а иначе зачем создавать информационный пул и весь этот информационный фон? Это же только для федерации, не для населения. Те, кто живут в районах, они видят реальные результаты.
А первую часть вашего вопроса я не хочу комментировать, я этого не знаю, и это за пределами обсуждаемых нами проблем.
С.С.Михайлов: - По поводу конфликтов в районах. У меня такое ощущение, что свояк Бердникова, поставленный в Коксе, в Онгудае человек поставленный, они - "гастролёры", "вахтовики". Они же, по большому счёту, конфликты порождают. Ладно бы, если бы местные. У самого Хорохордина нет ощущения, что нужно просто поставить местных и всё успокоится?
А.С.Тюхтенев: - Видимо, нет этого ощущения.
Завершая обсуждение, участники движения единогласно приняли заявление с осуждением кадровой политики Хорохордина.

Аудиозапись заседания обрабатывал Андрей Марков

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 2.75 (4 голосов)