Общественность коренного и малочисленных народов Республики Алтай выражают свою обеспокоенность по поводу сложившийся ситуации по особо охраняемым территориям федерального значения (ООПТ) в Республике Алтай, потому что жизнеобеспечение нашего народа напрямую зависит от состояния природных ресурсов и территорий, не затронутых промышленным освоением. 

К сожалению, сегодня мы вынуждены констатировать факт ущемления прав коренных народов в практике деятельности федеральных ООПТ в Республике Алтай. В настоящий момент у нас имеется три ООПТ федерального значения, это Алтайский биосферный заповедник, Катунский биосферный заповедник и Сайлюгемский национальный парк, которые занимают примерно 15 процентов территории нашей республики. Если посмотреть руководство этих ООПТ, то можно увидеть что при формировании администрации этих учреждений не соблюдается кадровый паритет принятый негласно в Республике Алтай, когда руководитель русский, а его заместитель алтаец или наоборот. Это выражается в том, что среди федеральных ООПТ нет ни одного директора из людей коренной национальности, их нет и среди многочисленных заместителей директоров (только в Сайлюгемском национальном парке 4 заместителя). Возможно, неумением общаться с местными жителями и неспособностью учесть их интересы и объясняется в последнее время вновь вспыхнувший конфликт между сотрудниками Сайлюгемского национального парка и жителями самого удаленного села нашей республики - села Аргут. В этом селе, состоящем из 15-20 домов, где нет электричества, связь они увидели в 2019 году, нет медицинской помощи, куда ведет горная дорога длиной 40 км, на преодоление которой уходит 3-4 часа на автомобиле УАЗ, нацпарк построил свою базу. Казалось бы, вариантов для сотрудничества масса, но нацпарк, не понимая местный менталитет и действительность приграничной территории, начинает действовать как слон в посудной лавке. В конце декабря 2019 года вследствие конфликта сотрудники опергруппы нацпарка вынуждены были убегать от разгневанных жителей, отстреливаясь, т.е. производя выстрелы вверх. Через некоторое время, вместо того, чтобы разобраться в источниках конфликта и устранить его, директор Национального парка увольняет сотрудников из коренных жителей и отправляет в это село целую группу из вооруженных бойцов ОМОН, охотнадзора, своих инспекторов и пограничников, тем самым еще более усугубляя конфликт между коренными жителями и национальным парком. Печальный итог, или «Финита ля комедия» 10-летнего существования Национального парка «Сайлюгемский».

Национальный парк в отличие от заповедника, где запрещена всякое хозяйственная деятельность, наиболее привлекательная ООПТ федерального значения в отношении коренных и местных жителей в условиях Горного Алтая, когда местные жители выживают в основном за счет отгонного животноводства, и частота смены пастбищ является его непременным атрибутом. Но на сегодняшний день именно вокруг зонирования национального парка и появляются очаги конфликтов между коренными жителями и администрацией нацпарка.

Удивляет тот факт, что в последнее время администрация Национального парка «Сайлюгемский» штрафует жителей за пастьбу скота. Там же очень узкая полоса, пригодная для пастбищ домашнего скота, со скудным травостоем. Особенно в зимний период зажатая скалистыми горами долина реки Аргут имеет очень мало полян шириной 50-200 метров, через несколько сот метров, иногда километров каньонов. Видный ученый Г.Г. Собанский в своих работах не раз подчеркивал, что в настоящее время в отличие от советского времени нет конкуренции в долине реки Аргут за пастбища, то есть домашний скот не конкурирует с горным козлом и барсом. Наоборот, из-за скученности горного козла (основного объекта питания снежного барса, в некоторых местах встречались стада численностью более 300 голов) бывают эпидемии злокачественной катаральной горячки, свойственной горным козлам. Возникает резонный вопрос, почему в этап проектирования и разработки положения, не говоря уже о зонировании парка, не были допущены местные жители из числа общин, проживающих там? Ведь все рекомендации по управлению жизнедеятельностью населения в национальных парках предписывают это делать на ранних этапах, чтобы исключить будущие конфликты, в которые непременно оказываются, втянуты все органы власти.

Если посмотреть протокол общественных слушаний, без которого нельзя создать национальный парк, то ответственные чиновники клятвенно обещались, что при создании нацпарка «Сайлюгемский» Минприроды РФ учтет интересы местных жителей и директора назначат из их числа, но создав национальный парк на их территории, забыли исполнить обещанное. Пришли в администрацию нацпарка люди Анатолия Банных, который известен охотой на архаров и падением вертолета, сопровождавшихся смертью людей, позже все же погиб при крушении вертолета на Телецком озере, кстати, тоже в заповеднике, «Алтайском». Ладно, люди в условиях, например, Саяно-Шушенского национального парка поймут и, возможно, и найдут выход из положения, в крайнем случае, заплатят за посещение парка, но что делать местному населению в условиях Горного Алтая, когда эти территории связаны с образом жизни и являются вопросом выживания - будь это пастьба скота, охота и сбор дикоросов и так далее?

С.Танытпасов

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 голосов)