«Сегодня федерализм эквивалентен родному языку»: в столице собрались представители дюжины национальных республик, повод для встречи — скандальный законопроект о добровольном изучении в школах родного языка. Участники круглого стола призывали объединиться для отстаивания конституционных норм, не скрывали, что ждут решительных шагов от Татарстана, а единственный представитель Госдумы намекнул, что «закон Аршиновой» имеет небольшие шансы на прохождение. Подробности — в репортаже «БИЗНЕС Online».

«Вы откуда? Кабардино-Балкария? Вот как Чувашстан, молодцы, закидали своего депутата камнями», — с такими словами, памятуя о петиции с требованием отозвать инициаторов законопроекта о добровольности изучения родных языков, депутатов от Чувашии Алену Аршинову и Олега Николаева, встречал участников круглого стола из кавказской республики представитель Алтая. «А мы тоже, — ответили на это представители КБР, — Марьяш (Ирина Марьяш, депутат Госдумы — прим. ред.) отозвала свою подпись под давлением общественности, когда увидела, какой резонанс вызвал этот законопроект в обществе». Круглый стол «Развитие родных языков в системе общего образования: политико-правовые аспекты», на котором представители национальных республик обсудили скандальный законопроект  проходил в «Доме на Патриарших» в Москве. Несмотря на приглашение, ни сами инициаторы закона, ни представители нацреспублик в Госдуме РФ на круглый стол не пришли, в основном ссылаясь на занятость.

В самом начале заместитель председателя всемирного форума татарской молодежи Айрат Файзрахманов напомнил о создании инициативной группы, которая приняла обращение к президенту РФ и Госдуме, а также о том, что соответствующую петицию подписали уже более 32 тыс. человек. «Мы обращаемся к гаранту Конституции РФ, с этим связано наше обращение». Он также отметил, что Госсоветом Татарстана были направлены обращения в республиканские парламенты с просьбой поддержать, из которых уже начали приходить положительные ответы от Калмыкии, Дагестана и Кабардино-Балкарии.

Модератор встречи, политолог Руслан Айсин, открывая работу круглого стола, подчеркнул, что Россия — страна многонациональная, но «нашему единству и этнокультурному многообразию, языковому в том числе, грозит большая опасность». «Наше собрание по поводу того, что ряд депутатов Госдумы новым законом пытаются изменить статус родных языков, изменить их обязательное изучение, перевести в статус факультатива. Как мы видим, это всколыхнуло круг общественности», — напомнил суть проблемы модератор. Слова о том, что депутаты Госдумы не откликнулись, но есть представитель от комитета по образованию нижней палаты, который прояснит позицию депутатов, вызвали некое оживление среди участников круглого стола: «Есть, представители Госдумы?» «Да, это я!» —  ответил заместитель руководителя аппарата комитета Госдумы по образованию Алексей Майоров, скромно расположившийся в уголке. «Так вас нужно за стол посадить, а то за спины, нам в тыл посадили! Вы теперь у нас главный вестник благой вести будете. Голубь мира!» — после просьбы других участников дискуссии Майоров сменил место дислокации. Но заметил: «На голубя я не очень похож». В итоге в отсутствие депутатов Госдумы удар общественного негодования Майорову пришлось взять на себя. При этом он сразу заметил, что присутствует здесь не как официальный представитель Госдумы, а пришел в частном порядке. 

«У меня есть несколько тезисов, которые могут помочь в вашей работе и прояснят ситуацию. У этого законопроекта есть конкретные авторы, этот закон Госдума не спускала, его внесли пять членов Думы, при этом четверо из них избраны от национальных республик», — начал было Майоров. Его тут же перебили возгласами: «Они не жили там!», «Это не их личная инициатива!» Диалог сложился не сразу, участники круглого стола неоднократно перебивали представителя аппарата Госдумы, Майоров был вынужден несколько раз прервать свое выступление, но позже национальная интеллигенция взяла себя в руки и дала возможность спикеру выступить. По словам представителя комитета по образованию, на данный момент закон находится в рассылке, с тем чтобы получить отзывы от регионов, которые должны быть направлены в Думу течение 45 дней. После чего Майоров перешел к конкретным советам: «Здесь есть представители органов, которые являются субъектами права законодательной инициативы, — обратился он к представителям местных парламентов, среди которых был и депутат Госсовета Татарстана Ильшат Аминов. — Никто не мешает из тех инициатив, которые здесь излагаются, сделать законопроект и внести его в Госдуму как альтернативный тому законопроекту, который сейчас есть. Это было бы более эффективно».  

При этом Майоров отметил, что знаком со всеми аргументами противников данного законопроекта, поскольку все письма, которые были направлены в Госдуму, приходят именно к нему. «И у закона есть не только те, кто против, но и те, кто за. Пока на 100 против 20 за», — отметил он. Ранее в беседе с «БИЗНЕС Online» один из инициаторов данного законопроекта, депутат Олег Николаев говорил обратное: мол, обращений от тех, кто одобряет данный законопроект, значительно больше. Впрочем, он также сказал, что татар в Татарстане, вопреки официальной статистке, лишь 40 процентов.

При этом Майоров отметил, что комитету придется рассмотреть и ту и другую сторону. «Не обижайтесь, если комитет на ваши обращения отвечать не будет, это невозможно, поскольку на сегодняшний день поступило уже порядка 600 обращений, столько ответов направить нереально», — добавил он. «Основная проблема в том, что не все граждане, проживающие на территории Татарстана, хотят учить татарский язык. Основная их аргументация — качество, то, как им преподают татарский язык. Я бы рекомендовал обратить внимание на качество преподавания языков», — процитировал он аргументы сторонников данной инициативы.

«Это не про закон», — возразил ему тут же Аминов. «Что они говорят? Мы учили татарский язык 11 лет, но не можем сказать ни слова», — продолжил Майоров. «Я учил французский язык 17 лет, и что? Кроме „шерше ля фам“, ничего сказать не могу», — не сдавался Аминов. «Нужно повышать качество преподавания татарского языка для русскоязычного населения», — заметил Майоров. «Это другой вопрос!» — возмутились участники круглого стола. «Качество с добровольностью изучения как соотносится?» — вмешался модератор встречи Айсин. «Не знаю», — ответил на это Майоров. «Для того чтобы улучшить качество русского языка, необходимо увеличить часы его преподавания, а для того, чтобы повысить качество татарского языка, его не надо преподавать», — под одобрительные аплодисменты резюмировал логику федеральных чиновников эксперт по национальному образованию Марат Лотфуллин. На что Майоров молча развел руками, но при этом добавил, что вероятность того, что этот законопроект будет принят, не очень велика. «Дай бог, — послышалось из зала. — Вашими словами, молитвами». «Это просто отвлекающий момент», — призвал не расслабляться Лотфуллин.

«ОСЕНЬ 2017 ГОДА НАМ ПОКАЗАЛА, ЧТО ЧЕМ БОЛЬШЕ МЫ МОЛЧАЛИ, ТЕМ БОЛЬШЕ ОНИ СЕБЕ ПОЗВОЛИЛИ»

Позже в ходе работы круглого стола не раз прозвучал призыв о необходимости обращения в Конституционный суд для того, чтобы проверить соответствие данного законопроекта главному закону страны. А представлявший Татарстан депутат Аминов и вовсе предложил назвать данную инициативу «Движением защитников Конституции РФ». «Это на самом деле так, мы еще не успели тут собраться, а на нас уже пытаются вешать какие-то ярлыки. Но тем не менее это люди, которые пришли защищать главный закон РФ, ее федеративное устройство. Я уже устал это повторять, но повторю в 2001-й раз: Конституция страны четко трактует все основные положения, касающиеся изучения государственных языков», — начал гендиректор ТНВ. При этом Аминов процитировал некоторые статьи Конституции РФ, согласно которым республики вправе устанавливать свои государственные языки, а в органах государственной власти и местного самоуправления они должны употребляться наряду с русским. Кроме того, депутат Госсовета указал на то, что основной закон страны гарантирует народам России право сохранения родного языка и создание условий для его изучения и развития.

«Все законы, принятые в образовательных стандартах в 2008-м, когда мы, к сожалению, промолчали. Уже тогда надо было бить во все колокола, должны себя покритиковать, мы сами допустили создание этой ситуации, что греха таить. И с каждым шагом положение о государственных языках республик ухудшалось. И мы все время думали, что это, в конце концов, школьных программ не коснется. Но осень 2017 года нам показала, что чем больше мы молчали, тем больше они себе позволили. Все образовательные стандарты, закон об изменении закона об образовании, действия различных органов — все, по сути, пока есть у нас такая Конституция, являются антиконституционными. Это просто очевидные вещи. Потому что говорить о вариативности государственного языка — это нонсенс. Говорить, что по желанию можно изучать государственный язык, — еще больший нонсенс. Тогда поменяйте Конституцию», — заявил Аминов.

Майоров ответил на это, что Конституционный суд не рассматривает законопроект, он рассматривает только закон. «Только в том случае, если этот законопроект станет законом, только тогда есть основания для того, чтобы обратиться в Конституционный суд о признании его недействительным соответствующим Конституции», — отметил он. «Там и в непринятом законе есть антиконституционные моменты. Просто никто не судится», — ответил ему на это еще один представитель Татарстана Лотфуллин. «Пока», — многозначительно добавил Аминов.

Лотфуллин также обратил внимание собравшихся на то, что данный законопроект — лишь вершина айсберга. «Можно было обойтись и без него для того, чтобы вывести родные языки из системы образования», — отметил он. «В рамках обязательного среднего образования не может быть ограничения права получения образования на родном языке. Это нарушение прав человека, нарушение Конституции, это градация народов и языков на сорта. Это недопустимо! С вымыванием родных языков из обязательной школьной программы прекратится и подготовка педагогов национальных языков, что через 10–15 лет приведет к исчезновению школ с родным языком обучения. А в регионах уже прекращена подготовка учителей родного языка и воспитателей для национальных детских садов, в связи с чем в регионах РФ вне республик детские сады работают исключительно на русском языке даже в местах компактного проживания отдельных народов. Для татар это крайне важно, потому что три четверти татар проживают вне РТ», — уверен он.

«Исключением из системы образования родных языков лишают народы возможности передачи своих языков будущим поколениям — это и есть насильственная ассимиляция... Это началось в 2017 году — очень символично, как раз к 100-летию революции. Через 100 лет Россия пытается вернуться к Российской империи — к своей внутренней политике, игнорируя Конституцию РФ, права и свободы народов... И вообще деление людей, народов и языков на градации недопустимо», — резюмировал Лотфуллин, в связи с чем предложил собравшимся не ограничиваться выступлением против законопроекта, а идти дальше в деле защиты прав, на что участники круглого стола утвердительно кивали головой.

«НИЗКИЙ ПОКЛОН ТАТАРАМ, КОТОРЫЕ ПЕРВЫМИ ЗАБИЛИ ТРЕВОГУ ОБ ЭТОМ НА ГОСУДАРСТВЕННОМ УРОВНЕ»

О том, что из государственной стратегии национальной политики РФ исчезло слово «развитие» [национальных культур], говорила директор центра этноконфессиональных проблем при союзе журналистов РФ, представитель Кабардино-Балкарии Сулиета Кусова. «Национальная политика рождается где-то в кулуарах. Какой дьявол кроется в деталях! Было уже одно рассмотрение в Думе, и там очень тонко, изящно из пункта национальной стратегии „развитие и сохранение национальных культур“ слово „развитие“ убрано. Ребята, ну танцуйте, бейте в бубны, шаманы, мы с вами, кулюм-булюм!» — охарактеризовала она роль, которая отводится представителям нерусской национальности ФАДН. «Понимаете? Вот что они хотят с нами делать. Империя знала, что делать с инородцами, а демократическая Россия не знает, мы ей мешаем. Поэтому решили нас сложить в какой-то кулек и завязать там и там: бейте в бубны, ребята, а мы тут будем строить суверенную демократию», — эти слова встретили громкие аплодисменты.

Кусова также призвала участников круглого стола «не быть наивными инородцами, детьми гор, степей калмыцких и так далее, а понимать, в каком государственном контексте мы работаем». «Игра с языком — это только один из маленьких нюансов по унификации многоголосого инородческого пространства, с которым власть, к сожалению, не знает, что делать. Было заявлено о создании российской гражданской нации. У нас есть одна структура, где все это куется (ФАДН). Первыми бить тревогу начали именно журналисты, потому что мы понимаем: не будет языка — не будет национальной прессы. Мой коллега Али Камалов провел большую конференцию, позвали депутатов, низкий поклон татарам, которые первыми забили тревогу об этом на государственном уровне: было обращение к Путину, на него была реакция. Али мне вчера звонил и говорил, что его вызывали в правительство: „Али, ну может быть, не будем так жестко?“ „Будем! Али, держись Татарстана, вот тут мы прорвемся!“» — утвердительно в заочной полемике ответила Кусова.

То, что Татарстан выступает более активно, отметил и вице-президент молодежной ассоциации финно-угорских народов Артем Малых. «В Елабуге проходил съезд, посвященный 100-летию со дня первого съезда удмуртского народа. Почему в Елабуге? Потому что именно там прошел первый съезд удмуртов 100 лет назад. Так вот, там не „Удмурт кенеш“, а удмурты Татарстана выступили с требованием высказаться против данного законопроекта, они потребовали внести данный пункт в резолюцию съезда», — рассказал в беседе с «БИЗНЕС Online» Малых.

Кусова также напомнила: когда утверждалась концепция преподавания русского языка, в Госдуме аргументировали идею тем, что  мол, изучение родных языков нарушает языковое единство и угрожает национальной безопасности. «Понимаете? Бедная несчастная власть не может распорядиться тем подарком, которым наделена Россия, — национальным многообразием. И не понимает, что та геополитика и внешняя политика, которую проводит Путин сегодня, — амбициозная, она в нас нуждается, потому что в России роскошный тюркский, финно-угорский мир, кавказские миры. Мы же сегодня контактеры с этими мирами, куда политика сегодня устремляет свой путь. Президенту России регулярно подсовывают не популярнейшие решения. И то, что было по языкам, — это было вредительски подсунутое непопулярное решение. Поэтому будем стучаться, товарищи!» — резюмировала она.

«ЗАКОНОМ ДЛЯ РЕАЛИЗАЦИИ И КОНТРОЛЯ РАБОТНИКАМИ ПРОКУРАТУРЫ СТАЛО ПОРУЧЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТА»

О том, что скандальный законопроект несет угрозу целостности России, сказал и депутат Госсобрания (Ил Тумен) Якутии Иван Шамаев. «Если вертикаль власть добьется своего, то будет потерян один из принципов федерализма. Это движение не должно ограничиться одним мероприятием, нужно вести системную работу. Это должно быть движение за реальный федерализм, поскольку сегодня федерализм эквивалентен родному языку», — отметил он. Депутат из Якутии также напомнил, что впервые представители национальных республик собрались за одним столом в 2009 году, когда из образовательной программы был исключен регионально-национальный компонент. «Из законодательного поля вычеркнуто понятие „национальная школа“, и это было подготовлено заранее. Раньше в законе о языках народов РФ была статья, что языки, на которых ведется обучение и воспитание в образовательной организации, определяются ее учредителем и уставом, в соответствии с законодательством РФ. Этой статьи там уже нет. Сейчас там есть лишь один пункт: язык и языки образования определяются локальными актами образовательной организации. Это очень такая скользкая формулировка, которая не применяется, если прокуратура принимается трясти национальные школы, что и произошло осенью 2017 года в Якутске», — призвал восстановить эту статью в законе и внести соответствующие поправки в закон об образовании Шамаев. «Мы должны поднять лозунг „сильные народы — сильная Россия“, а тезис, что укрепление государственности России произойдет только тогда, когда мы перейдем на один язык, не состоятелен», — резюмировал он.

Руководитель аппарата всемирного курултая башкир Рустям Баянов также отметил, что данный законопроект Башкортостан воспринимает как третью волну наступления против родных языков. «Первая была в мае 2017 года, когда другие национальные республики лишь наблюдали за РБ. Вторая волна — август, когда все школы были проверены прокуратурой. Без оснований на то», — считает Баянов, поскольку «законом для реализации и контроля работниками прокуратуры стало поручение президента». Именно в это время в республике был создан родительский комитет, «который довольно активно работает на ниве защиты родного языка». По словам Баянова, в данный момент с ними ведется системная целенаправленная работа при всемирном курултае башкир (аналог ВКТ — прим. ред.), чего нельзя сказать про всемирный конгресс татар (ВКТ), который вообще не ведет системной работы с татарскими родителями, не проводит разъяснительной работы в регионах, несмотря на то, что с появлением возможности выбора родного языка все татары, живущие за пределами Татарстана, могут воспользоваться этим правом и потребовать для своих детей в качестве родного татарский язык преподавания. По словам Баянова, помимо курултая в деятельность по работе с родителями вовлечено министерство образования республики и Общественная палата. 

Говоря о российской языковой ситуации, представитель Института языкознания РАН Ольга Казакевич отметила, что в России в настоящее время существует 150 языков коренных народов России. Ученый недоумевала по поводу родителей, которые выступают за отказ от изучения каких-либо языков. Слова о том, что законодатели, которые производят подобные законы, страдают лингвистической безграмотностью, которую порождает знание малого количества языков, от монолингвизма, и в нашей стране совершенно необходима пропаганда двуязычия, полилингвизма, были встречены аплодисментами. «Изучение языков — это воспитание толерантности, а безграмотность лингвистическая — это большая беда наших правителей», — добавила она.

При этом председатель РОО «Алтай-Курултай» Василий Кудирмеков напомнил историю, когда бывший глава Алтайского края Лапшинов поприветствовал депутатов в Госдуме на алтайском языке, на что Владимир Жириновский начал кричать, что алтайский — это варварский язык. «После этого его вызвали на дуэль, об этом пресса писала и после этого лидер ЛДПР больше не посещал Алтай», — отметил он. По словам Кудирмекова, на Алтае проблема еще глубже: нет денег для печати книг на национальном языке. «Эти проблемы нам создала Россия», — добавил он. «Нас хоть и мало, всего 68 тысяч человек, но наш язык оказался государственным. Мы за спиной татар, чеченцев — сильных народов, приняли закон о том, что алтайский язык — государственный», — напомнил Кудирмеков и предложил делегировать представителя данного движения Файзрахманова в Госдуму, где 5 июля будут слушания комитета по национальным вопросам.

При этом Казакевич напомнила, что подобные инициативы порождают языковые конфликты, которые, «как известно, могут выразиться в бог знает что». «В Англии после запрета корнского языка возникли подряд два восстания в Корнуэле, они были очень жестоко подавлены, в результате которого погибла треть мужского населения Корнуэла. Это примеры, которые следует вспоминать время от времени. Порождения языковых конфликтов — это преступление против государственности», — резюмировала она.

Об этом же напомнила и член союза писателей РФ, ведущий научный сотрудник сектора кабардино-черкесской литературы Мадина Хакаушева: «Данный законопроект — это вершина айсберга деструктивной общенациональной политики, которая началась не сегодня и не вчера. Оказалось, что в России сегодня насчитывается 48 русских националистических организаций, из них 8 запрещенных и 21 радикальная, 12 из которых исповедуют фашизм и православный фундаментализм. Мы наивно полагали, что 4 ноября — это день народного единства, который касается всех национальностей России; оказывается, это день национального единства чисто русских. Потому что 4 ноября каждый год уже более 10 лет проходят русские марши под черно-желтыми стягами, которые скандируют „Россия для русских“. И это уже реальная угроза не для отдельных народов, но мина замедленного действия, которая заложена в основу РФ. Законопроект тоже не сегодня возник, это история, которая была предрешена. Это манифестация абсурда». Она напомнила, что именно с запрета родных языков начался развал СССР, вспомнив 1978 год, когда все вузы Грузии были переведены на русский язык и студенты вышли на улицу бастовать. «Потому что это тоже был результат насильственной русификации. Обвиняют Грузию, обвиняют всех в сепаратизме, а фактически сепаратисты больше представлены в Госдуме. Все историки определяют именно 1978 год как преддверие обрушения Советского Союза. Именно деструктивная языковая реформа легла в основу обрушения СССР. Теперь мы задаемся логическим вопросом: что это, невежество Госдумы или открытая провокация, направленная на развал постсоветской России, направленная против народов РФ и больше всего против русского народа, потому что репутация мирового сообщества русских будет абсолютно и навсегда потеряна?» — задается вопросом Хакаушева.

«КОМИТЕТ МАТЕРЕЙ БЕСЛАНА НАПИСАЛ ОБРАЩЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТУ РОССИИ С КРИТИКОЙ ДАННОГО ЗАКОНОПРОЕКТА»

При этом в беседе с «БИЗНЕС Online» еще один представитель КБР, руководитель кабардино-балкарского общественного правозащитного центра Валерий Хатжуков, отметил, что сдерживать несогласную с такой политикой молодежь в республике становится все сложнее и сложнее: «Это не случайно: без всякого преувеличения над нашей культурой нависла реальная угроза. Молодежь в республике негодует. Нас это тревожит, пока мы их сдерживаем. Мы предлагаем цивилизованные решения этой проблемы, но с каждым днем это становится сложнее, потому что они видят, что происходит. Они говорят: „Вот, вы говорите, давайте правовыми методами, а то, что происходит, — разве это не противоречит самой сути Конституции РФ?“ И с ними очень сложно спорить. Поэтому мы очень надеемся, что объединим усилия всех народов России для защиты своих прав». По словам правозащитника, за последние 10 лет в республике минимум на 50% уменьшилось преподавание на родном языке. «Закрыты все классы начальной школы, где преподавали на родном языке. Тиражи книг на родном языке уменьшились в разы. Мы считаем, что в Татарстане все нормально, власти Татарстана делают все возможное. Мы опыт Татарстана ставим в пример властям нашей республики», — отметил он.  

Представитель Осетии Алихан Хоранов с досадой отметил, что у них в республике данным вопросом преимущественно занимаются общественники. В частности, комитет матерей Беслана написал обращение президенту России с критикой данного законопроекта. По словам Хоранова, ситуация в Осетии такова, что обучение в школах проходит на русском языке, а осетинский язык изучается как предмет. На данный момент в республике есть единственная школа, в которой идет обучение на осетинском языке. Как оказалось, в Осетии в унисон Татарстану звучат призывы к тому, что язык должен сохраняться в семье, но, как уверен Хоранов, язык, который вышел из обращения, из семьи в общественную среду не выйдет. «Школа — это единственная возможность вернуть язык в общественное пространство, единственная возможность — это нормальное качественное школьное образование», — отмечает он. По словам представителя Осетии, в 2006 году были внесены изменения в Конституцию республики, согласно которым исчезла норма о том, что глава Осетии должен знать русский и осетинский языки. «К сожалению, сегодня знание национального языка не дает никаких преимуществ его носителю, хотя изучение его отнимает время», — отметил Хоранов, в связи с чем предложил выступить с инициативой, чтобы сподвигнуть парламенты республик в качестве законодательной принять норму об обязательности знания государственных языков госслужащими.

«НАСТУПЛЕНИЕ НА ЯЗЫКИ — ЭТО НЕ КУЛЬТУРНЫЙ ВОПРОС, ЭТО ВОПРОС ПОЛИТИЧЕСКИЙ»

Завершало работу круглого стола выступление журналиста и общественного деятеля Максима Шевченко, который довольно резко высказался по данному поводу: «Моя позиция по этому вопросу ясна: я считаю, что закон о запрете изучения национальных языков преступный. Это моя принципиальная позиция, он уменьшает гражданские права многонационального народа РФ, который в Конституции так и назван. И мотивы принятия этого закона, и того, что Путин сказал в Йошкар-Оле, не объяснимы, потому что никакой русский язык нигде не ущемляется. Более того, я не знаю ни одного человека, который, изучая татарский, кабардинский или другой язык, перестал бы быть русским. Проблема не в этом совершенно, проблема лежит в политической плоскости. Современная власть превращает Россию в корпорацию, главная задача которой добывать нефть, газ, полезные ископаемые с транспортировкой их потом за границу — на Запад либо в Китай в ущерб, естественно, населению страны: в Китае газ продается по 80 копеек, а в Красноярском крае по 5,2 рубля своим же людям. В этой ситуации иметь разветвленную систему национального культурного представительства — это большая угроза для корпоративной власти, которая строит фашистское государство. Им нужен один единственный субъект: одна партия, одно медиапространство и одна нация, никакого разнообразия не должно быть, потому что оно „вредит“. Поэтому это наступление на языки — не культурный вопрос, это вопрос политический. Русских противопоставляют другим народам», — констатировал общественник.

По словам Шевченко, «Единая Россия» представлена в Госдуме 52 процентами, поэтому голосуй — не голосуй, закон примут, «если Путин сказал». Только широкая общественная демократическая коалиция способна защитить это безусловное гражданское демократическое завоевание. Тут же Шевченко предложил собрать постоянно действующую структуру, которую позже решили назвать «Демократический конгресс народов РФ». «Я готов заступаться за право, за каждый народ, даже самый маленький. Обязательное преподавание национальных языков в школах. Это принципиальная позиция», — отметил общественный деятель. При этом он посоветовал активистам перенести языковую проблему в политический контекст.

Председатель совета ассамблеи народов России Светлана Смирнова возразила журналисту, призвав не политизировать вопрос, а ответственно подойти к решению проблемы, исходя из общих интересов. «Вы говорите не политизировать, хотя первое политическое лицо страны, президент России Путин, участвовавший в политическом процессе президентских выборов, уже политизировал этот вопрос. То есть власть имеет право политизировать, а мы должны как такие клоуны быть», — парировал ей Шевченко.

В результате по итогам круглого стола было принято решение о создании общественного «Демократического конгресса народов РФ» в защиту языков. В оргкомитет нового движения вошли практически все участники круглого стола, в том числе и Шевченко. Движение планирует выступить против возможного принятия законопроекта, а также займется «вопросами федерализма», будет защищать права республик и «отстаивать действующую Конституцию РФ». «Это движение должно превратиться в защиту реальной федерации», — пояснил позже в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» депутат Ил Тумена Шамаев. Шамаев также напомнил о феномене Бурятии, когда после упразднения Усть-Ордынского автономного округа в 2008 году число носителей бурятского языка значительно возросло — пассионарная сила бурят перешла в изучение языка. «Этот феномен ученым еще предстоит изучить», — отметил депутат из Якутии.

Максим Шевченко: «Наступление на языки – это не культурный вопрос, а вопрос политический»
 
«Сегодня федерализм эквивалентен родному языку»: в столице собрались представители дюжины национальных республик, повод для встречи — скандальный законопроект о добровольном изучении в школах родного языка. Участники круглого стола призывали объединиться для отстаивания конституционных норм, не скрывали, что ждут решительных шагов от Татарстана, а единственный представитель Госдумы намекнул, что «закон Аршиновой» имеет небольшие шансы на прохождение. Подробности — в репортаже «БИЗНЕС Online».
 
«Вы откуда? Кабардино-Балкария? Вот как Чувашстан, молодцы, закидали своего депутата камнями», — с такими словами, памятуя о петиции с требованием отозвать инициаторов законопроекта о добровольности изучения родных языков, депутатов от Чувашии Алену Аршинову и Олега Николаева, встречал участников круглого стола из кавказской республики представитель Алтая. «А мы тоже, — ответили на это представители КБР, — Марьяш (Ирина Марьяш, депутат Госдумы — прим. ред.) отозвала свою подпись под давлением общественности, когда увидела, какой резонанс вызвал этот законопроект в обществе». Круглый стол «Развитие родных языков в системе общего образования: политико-правовые аспекты», на котором представители национальных республик обсудили скандальный законопроект  проходил в «Доме на Патриарших» в Москве. Несмотря на приглашение, ни сами инициаторы закона, ни представители нацреспублик в Госдуме РФ на круглый стол не пришли, в основном ссылаясь на занятость.
 
В самом начале заместитель председателя всемирного форума татарской молодежи Айрат Файзрахманов напомнил о создании инициативной группы, которая приняла обращение к президенту РФ и Госдуме, а также о том, что соответствующую петицию подписали уже более 32 тыс. человек. «Мы обращаемся к гаранту Конституции РФ, с этим связано наше обращение». Он также отметил, что Госсоветом Татарстана были направлены обращения в республиканские парламенты с просьбой поддержать, из которых уже начали приходить положительные ответы от Калмыкии, Дагестана и Кабардино-Балкарии.
 
Модератор встречи, политолог Руслан Айсин, открывая работу круглого стола, подчеркнул, что Россия — страна многонациональная, но «нашему единству и этнокультурному многообразию, языковому в том числе, грозит большая опасность». «Наше собрание по поводу того, что ряд депутатов Госдумы новым законом пытаются изменить статус родных языков, изменить их обязательное изучение, перевести в статус факультатива. Как мы видим, это всколыхнуло круг общественности», — напомнил суть проблемы модератор. Слова о том, что депутаты Госдумы не откликнулись, но есть представитель от комитета по образованию нижней палаты, который прояснит позицию депутатов, вызвали некое оживление среди участников круглого стола: «Есть, представители Госдумы?» «Да, это я!» —  ответил заместитель руководителя аппарата комитета Госдумы по образованию Алексей Майоров, скромно расположившийся в уголке. «Так вас нужно за стол посадить, а то за спины, нам в тыл посадили! Вы теперь у нас главный вестник благой вести будете. Голубь мира!» — после просьбы других участников дискуссии Майоров сменил место дислокации. Но заметил: «На голубя я не очень похож». В итоге в отсутствие депутатов Госдумы удар общественного негодования Майорову пришлось взять на себя. При этом он сразу заметил, что присутствует здесь не как официальный представитель Госдумы, а пришел в частном порядке. 
 
«У меня есть несколько тезисов, которые могут помочь в вашей работе и прояснят ситуацию. У этого законопроекта есть конкретные авторы, этот закон Госдума не спускала, его внесли пять членов Думы, при этом четверо из них избраны от национальных республик», — начал было Майоров. Его тут же перебили возгласами: «Они не жили там!», «Это не их личная инициатива!» Диалог сложился не сразу, участники круглого стола неоднократно перебивали представителя аппарата Госдумы, Майоров был вынужден несколько раз прервать свое выступление, но позже национальная интеллигенция взяла себя в руки и дала возможность спикеру выступить. По словам представителя комитета по образованию, на данный момент закон находится в рассылке, с тем чтобы получить отзывы от регионов, которые должны быть направлены в Думу течение 45 дней. После чего Майоров перешел к конкретным советам: «Здесь есть представители органов, которые являются субъектами права законодательной инициативы, — обратился он к представителям местных парламентов, среди которых был и депутат Госсовета Татарстана Ильшат Аминов. — Никто не мешает из тех инициатив, которые здесь излагаются, сделать законопроект и внести его в Госдуму как альтернативный тому законопроекту, который сейчас есть. Это было бы более эффективно».  
 
При этом Майоров отметил, что знаком со всеми аргументами противников данного законопроекта, поскольку все письма, которые были направлены в Госдуму, приходят именно к нему. «И у закона есть не только те, кто против, но и те, кто за. Пока на 100 против 20 за», — отметил он. Ранее в беседе с «БИЗНЕС Online» один из инициаторов данного законопроекта, депутат Олег Николаев говорил обратное: мол, обращений от тех, кто одобряет данный законопроект, значительно больше. Впрочем, он также сказал, что татар в Татарстане, вопреки официальной статистке, лишь 40 процентов.
 
При этом Майоров отметил, что комитету придется рассмотреть и ту и другую сторону. «Не обижайтесь, если комитет на ваши обращения отвечать не будет, это невозможно, поскольку на сегодняшний день поступило уже порядка 600 обращений, столько ответов направить нереально», — добавил он. «Основная проблема в том, что не все граждане, проживающие на территории Татарстана, хотят учить татарский язык. Основная их аргументация — качество, то, как им преподают татарский язык. Я бы рекомендовал обратить внимание на качество преподавания языков», — процитировал он аргументы сторонников данной инициативы.
 
«Это не про закон», — возразил ему тут же Аминов. «Что они говорят? Мы учили татарский язык 11 лет, но не можем сказать ни слова», — продолжил Майоров. «Я учил французский язык 17 лет, и что? Кроме „шерше ля фам“, ничего сказать не могу», — не сдавался Аминов. «Нужно повышать качество преподавания татарского языка для русскоязычного населения», — заметил Майоров. «Это другой вопрос!» — возмутились участники круглого стола. «Качество с добровольностью изучения как соотносится?» — вмешался модератор встречи Айсин. «Не знаю», — ответил на это Майоров. «Для того чтобы улучшить качество русского языка, необходимо увеличить часы его преподавания, а для того, чтобы повысить качество татарского языка, его не надо преподавать», — под одобрительные аплодисменты резюмировал логику федеральных чиновников эксперт по национальному образованию Марат Лотфуллин. На что Майоров молча развел руками, но при этом добавил, что вероятность того, что этот законопроект будет принят, не очень велика. «Дай бог, — послышалось из зала. — Вашими словами, молитвами». «Это просто отвлекающий момент», — призвал не расслабляться Лотфуллин.
 
«ОСЕНЬ 2017 ГОДА НАМ ПОКАЗАЛА, ЧТО ЧЕМ БОЛЬШЕ МЫ МОЛЧАЛИ, ТЕМ БОЛЬШЕ ОНИ СЕБЕ ПОЗВОЛИЛИ»
 
Позже в ходе работы круглого стола не раз прозвучал призыв о необходимости обращения в Конституционный суд для того, чтобы проверить соответствие данного законопроекта главному закону страны. А представлявший Татарстан депутат Аминов и вовсе предложил назвать данную инициативу «Движением защитников Конституции РФ». «Это на самом деле так, мы еще не успели тут собраться, а на нас уже пытаются вешать какие-то ярлыки. Но тем не менее это люди, которые пришли защищать главный закон РФ, ее федеративное устройство. Я уже устал это повторять, но повторю в 2001-й раз: Конституция страны четко трактует все основные положения, касающиеся изучения государственных языков», — начал гендиректор ТНВ. При этом Аминов процитировал некоторые статьи Конституции РФ, согласно которым республики вправе устанавливать свои государственные языки, а в органах государственной власти и местного самоуправления они должны употребляться наряду с русским. Кроме того, депутат Госсовета указал на то, что основной закон страны гарантирует народам России право сохранения родного языка и создание условий для его изучения и развития.
 
«Все законы, принятые в образовательных стандартах в 2008-м, когда мы, к сожалению, промолчали. Уже тогда надо было бить во все колокола, должны себя покритиковать, мы сами допустили создание этой ситуации, что греха таить. И с каждым шагом положение о государственных языках республик ухудшалось. И мы все время думали, что это, в конце концов, школьных программ не коснется. Но осень 2017 года нам показала, что чем больше мы молчали, тем больше они себе позволили. Все образовательные стандарты, закон об изменении закона об образовании, действия различных органов — все, по сути, пока есть у нас такая Конституция, являются антиконституционными. Это просто очевидные вещи. Потому что говорить о вариативности государственного языка — это нонсенс. Говорить, что по желанию можно изучать государственный язык, — еще больший нонсенс. Тогда поменяйте Конституцию», — заявил Аминов.
 
Майоров ответил на это, что Конституционный суд не рассматривает законопроект, он рассматривает только закон. «Только в том случае, если этот законопроект станет законом, только тогда есть основания для того, чтобы обратиться в Конституционный суд о признании его недействительным соответствующим Конституции», — отметил он. «Там и в непринятом законе есть антиконституционные моменты. Просто никто не судится», — ответил ему на это еще один представитель Татарстана Лотфуллин. «Пока», — многозначительно добавил Аминов.
 
Лотфуллин также обратил внимание собравшихся на то, что данный законопроект — лишь вершина айсберга. «Можно было обойтись и без него для того, чтобы вывести родные языки из системы образования», — отметил он. «В рамках обязательного среднего образования не может быть ограничения права получения образования на родном языке. Это нарушение прав человека, нарушение Конституции, это градация народов и языков на сорта. Это недопустимо! С вымыванием родных языков из обязательной школьной программы прекратится и подготовка педагогов национальных языков, что через 10–15 лет приведет к исчезновению школ с родным языком обучения. А в регионах уже прекращена подготовка учителей родного языка и воспитателей для национальных детских садов, в связи с чем в регионах РФ вне республик детские сады работают исключительно на русском языке даже в местах компактного проживания отдельных народов. Для татар это крайне важно, потому что три четверти татар проживают вне РТ», — уверен он.
 
«Исключением из системы образования родных языков лишают народы возможности передачи своих языков будущим поколениям — это и есть насильственная ассимиляция... Это началось в 2017 году — очень символично, как раз к 100-летию революции. Через 100 лет Россия пытается вернуться к Российской империи — к своей внутренней политике, игнорируя Конституцию РФ, права и свободы народов... И вообще деление людей, народов и языков на градации недопустимо», — резюмировал Лотфуллин, в связи с чем предложил собравшимся не ограничиваться выступлением против законопроекта, а идти дальше в деле защиты прав, на что участники круглого стола утвердительно кивали головой.
 
«НИЗКИЙ ПОКЛОН ТАТАРАМ, КОТОРЫЕ ПЕРВЫМИ ЗАБИЛИ ТРЕВОГУ ОБ ЭТОМ НА ГОСУДАРСТВЕННОМ УРОВНЕ»
 
О том, что из государственной стратегии национальной политики РФ исчезло слово «развитие» [национальных культур], говорила директор центра этноконфессиональных проблем при союзе журналистов РФ, представитель Кабардино-Балкарии Сулиета Кусова. «Национальная политика рождается где-то в кулуарах. Какой дьявол кроется в деталях! Было уже одно рассмотрение в Думе, и там очень тонко, изящно из пункта национальной стратегии „развитие и сохранение национальных культур“ слово „развитие“ убрано. Ребята, ну танцуйте, бейте в бубны, шаманы, мы с вами, кулюм-булюм!» — охарактеризовала она роль, которая отводится представителям нерусской национальности ФАДН. «Понимаете? Вот что они хотят с нами делать. Империя знала, что делать с инородцами, а демократическая Россия не знает, мы ей мешаем. Поэтому решили нас сложить в какой-то кулек и завязать там и там: бейте в бубны, ребята, а мы тут будем строить суверенную демократию», — эти слова встретили громкие аплодисменты.
 
Кусова также призвала участников круглого стола «не быть наивными инородцами, детьми гор, степей калмыцких и так далее, а понимать, в каком государственном контексте мы работаем». «Игра с языком — это только один из маленьких нюансов по унификации многоголосого инородческого пространства, с которым власть, к сожалению, не знает, что делать. Было заявлено о создании российской гражданской нации. У нас есть одна структура, где все это куется (ФАДН). Первыми бить тревогу начали именно журналисты, потому что мы понимаем: не будет языка — не будет национальной прессы. Мой коллега Али Камалов провел большую конференцию, позвали депутатов, низкий поклон татарам, которые первыми забили тревогу об этом на государственном уровне: было обращение к Путину, на него была реакция. Али мне вчера звонил и говорил, что его вызывали в правительство: „Али, ну может быть, не будем так жестко?“ „Будем! Али, держись Татарстана, вот тут мы прорвемся!“» — утвердительно в заочной полемике ответила Кусова.
 
То, что Татарстан выступает более активно, отметил и вице-президент молодежной ассоциации финно-угорских народов Артем Малых. «В Елабуге проходил съезд, посвященный 100-летию со дня первого съезда удмуртского народа. Почему в Елабуге? Потому что именно там прошел первый съезд удмуртов 100 лет назад. Так вот, там не „Удмурт кенеш“, а удмурты Татарстана выступили с требованием высказаться против данного законопроекта, они потребовали внести данный пункт в резолюцию съезда», — рассказал в беседе с «БИЗНЕС Online» Малых.
 
Кусова также напомнила: когда утверждалась концепция преподавания русского языка, в Госдуме аргументировали идею тем, что  мол, изучение родных языков нарушает языковое единство и угрожает национальной безопасности. «Понимаете? Бедная несчастная власть не может распорядиться тем подарком, которым наделена Россия, — национальным многообразием. И не понимает, что та геополитика и внешняя политика, которую проводит Путин сегодня, — амбициозная, она в нас нуждается, потому что в России роскошный тюркский, финно-угорский мир, кавказские миры. Мы же сегодня контактеры с этими мирами, куда политика сегодня устремляет свой путь. Президенту России регулярно подсовывают не популярнейшие решения. И то, что было по языкам, — это было вредительски подсунутое непопулярное решение. Поэтому будем стучаться, товарищи!» — резюмировала она.
 
«ЗАКОНОМ ДЛЯ РЕАЛИЗАЦИИ И КОНТРОЛЯ РАБОТНИКАМИ ПРОКУРАТУРЫ СТАЛО ПОРУЧЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТА»
 
О том, что скандальный законопроект несет угрозу целостности России, сказал и депутат Госсобрания (Ил Тумен) Якутии Иван Шамаев. «Если вертикаль власть добьется своего, то будет потерян один из принципов федерализма. Это движение не должно ограничиться одним мероприятием, нужно вести системную работу. Это должно быть движение за реальный федерализм, поскольку сегодня федерализм эквивалентен родному языку», — отметил он. Депутат из Якутии также напомнил, что впервые представители национальных республик собрались за одним столом в 2009 году, когда из образовательной программы был исключен регионально-национальный компонент. «Из законодательного поля вычеркнуто понятие „национальная школа“, и это было подготовлено заранее. Раньше в законе о языках народов РФ была статья, что языки, на которых ведется обучение и воспитание в образовательной организации, определяются ее учредителем и уставом, в соответствии с законодательством РФ. Этой статьи там уже нет. Сейчас там есть лишь один пункт: язык и языки образования определяются локальными актами образовательной организации. Это очень такая скользкая формулировка, которая не применяется, если прокуратура принимается трясти национальные школы, что и произошло осенью 2017 года в Якутске», — призвал восстановить эту статью в законе и внести соответствующие поправки в закон об образовании Шамаев. «Мы должны поднять лозунг „сильные народы — сильная Россия“, а тезис, что укрепление государственности России произойдет только тогда, когда мы перейдем на один язык, не состоятелен», — резюмировал он.
 
Руководитель аппарата всемирного курултая башкир Рустям Баянов также отметил, что данный законопроект Башкортостан воспринимает как третью волну наступления против родных языков. «Первая была в мае 2017 года, когда другие национальные республики лишь наблюдали за РБ. Вторая волна — август, когда все школы были проверены прокуратурой. Без оснований на то», — считает Баянов, поскольку «законом для реализации и контроля работниками прокуратуры стало поручение президента». Именно в это время в республике был создан родительский комитет, «который довольно активно работает на ниве защиты родного языка». По словам Баянова, в данный момент с ними ведется системная целенаправленная работа при всемирном курултае башкир (аналог ВКТ — прим. ред.), чего нельзя сказать про всемирный конгресс татар (ВКТ), который вообще не ведет системной работы с татарскими родителями, не проводит разъяснительной работы в регионах, несмотря на то, что с появлением возможности выбора родного языка все татары, живущие за пределами Татарстана, могут воспользоваться этим правом и потребовать для своих детей в качестве родного татарский язык преподавания. По словам Баянова, помимо курултая в деятельность по работе с родителями вовлечено министерство образования республики и Общественная палата. 
 
Говоря о российской языковой ситуации, представитель Института языкознания РАН Ольга Казакевич отметила, что в России в настоящее время существует 150 языков коренных народов России. Ученый недоумевала по поводу родителей, которые выступают за отказ от изучения каких-либо языков. Слова о том, что законодатели, которые производят подобные законы, страдают лингвистической безграмотностью, которую порождает знание малого количества языков, от монолингвизма, и в нашей стране совершенно необходима пропаганда двуязычия, полилингвизма, были встречены аплодисментами. «Изучение языков — это воспитание толерантности, а безграмотность лингвистическая — это большая беда наших правителей», — добавила она.
 
При этом председатель РОО «Алтай-Курултай» Василий Кудирмеков напомнил историю, когда бывший глава Алтайского края Лапшинов поприветствовал депутатов в Госдуме на алтайском языке, на что Владимир Жириновский начал кричать, что алтайский — это варварский язык. «После этого его вызвали на дуэль, об этом пресса писала и после этого лидер ЛДПР больше не посещал Алтай», — отметил он. По словам Кудирмекова, на Алтае проблема еще глубже: нет денег для печати книг на национальном языке. «Эти проблемы нам создала Россия», — добавил он. «Нас хоть и мало, всего 68 тысяч человек, но наш язык оказался государственным. Мы за спиной татар, чеченцев — сильных народов, приняли закон о том, что алтайский язык — государственный», — напомнил Кудирмеков и предложил делегировать представителя данного движения Файзрахманова в Госдуму, где 5 июля будут слушания комитета по национальным вопросам.
 
При этом Казакевич напомнила, что подобные инициативы порождают языковые конфликты, которые, «как известно, могут выразиться в бог знает что». «В Англии после запрета корнского языка возникли подряд два восстания в Корнуэле, они были очень жестоко подавлены, в результате которого погибла треть мужского населения Корнуэла. Это примеры, которые следует вспоминать время от времени. Порождения языковых конфликтов — это преступление против государственности», — резюмировала она.
 
Об этом же напомнила и член союза писателей РФ, ведущий научный сотрудник сектора кабардино-черкесской литературы Мадина Хакаушева: «Данный законопроект — это вершина айсберга деструктивной общенациональной политики, которая началась не сегодня и не вчера. Оказалось, что в России сегодня насчитывается 48 русских националистических организаций, из них 8 запрещенных и 21 радикальная, 12 из которых исповедуют фашизм и православный фундаментализм. Мы наивно полагали, что 4 ноября — это день народного единства, который касается всех национальностей России; оказывается, это день национального единства чисто русских. Потому что 4 ноября каждый год уже более 10 лет проходят русские марши под черно-желтыми стягами, которые скандируют „Россия для русских“. И это уже реальная угроза не для отдельных народов, но мина замедленного действия, которая заложена в основу РФ. Законопроект тоже не сегодня возник, это история, которая была предрешена. Это манифестация абсурда». Она напомнила, что именно с запрета родных языков начался развал СССР, вспомнив 1978 год, когда все вузы Грузии были переведены на русский язык и студенты вышли на улицу бастовать. «Потому что это тоже был результат насильственной русификации. Обвиняют Грузию, обвиняют всех в сепаратизме, а фактически сепаратисты больше представлены в Госдуме. Все историки определяют именно 1978 год как преддверие обрушения Советского Союза. Именно деструктивная языковая реформа легла в основу обрушения СССР. Теперь мы задаемся логическим вопросом: что это, невежество Госдумы или открытая провокация, направленная на развал постсоветской России, направленная против народов РФ и больше всего против русского народа, потому что репутация мирового сообщества русских будет абсолютно и навсегда потеряна?» — задается вопросом Хакаушева.
 
«КОМИТЕТ МАТЕРЕЙ БЕСЛАНА НАПИСАЛ ОБРАЩЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТУ РОССИИ С КРИТИКОЙ ДАННОГО ЗАКОНОПРОЕКТА»
 
При этом в беседе с «БИЗНЕС Online» еще один представитель КБР, руководитель кабардино-балкарского общественного правозащитного центра Валерий Хатжуков, отметил, что сдерживать несогласную с такой политикой молодежь в республике становится все сложнее и сложнее: «Это не случайно: без всякого преувеличения над нашей культурой нависла реальная угроза. Молодежь в республике негодует. Нас это тревожит, пока мы их сдерживаем. Мы предлагаем цивилизованные решения этой проблемы, но с каждым днем это становится сложнее, потому что они видят, что происходит. Они говорят: „Вот, вы говорите, давайте правовыми методами, а то, что происходит, — разве это не противоречит самой сути Конституции РФ?“ И с ними очень сложно спорить. Поэтому мы очень надеемся, что объединим усилия всех народов России для защиты своих прав». По словам правозащитника, за последние 10 лет в республике минимум на 50% уменьшилось преподавание на родном языке. «Закрыты все классы начальной школы, где преподавали на родном языке. Тиражи книг на родном языке уменьшились в разы. Мы считаем, что в Татарстане все нормально, власти Татарстана делают все возможное. Мы опыт Татарстана ставим в пример властям нашей республики», — отметил он.  
 
Представитель Осетии Алихан Хоранов с досадой отметил, что у них в республике данным вопросом преимущественно занимаются общественники. В частности, комитет матерей Беслана написал обращение президенту России с критикой данного законопроекта. По словам Хоранова, ситуация в Осетии такова, что обучение в школах проходит на русском языке, а осетинский язык изучается как предмет. На данный момент в республике есть единственная школа, в которой идет обучение на осетинском языке. Как оказалось, в Осетии в унисон Татарстану звучат призывы к тому, что язык должен сохраняться в семье, но, как уверен Хоранов, язык, который вышел из обращения, из семьи в общественную среду не выйдет. «Школа — это единственная возможность вернуть язык в общественное пространство, единственная возможность — это нормальное качественное школьное образование», — отмечает он. По словам представителя Осетии, в 2006 году были внесены изменения в Конституцию республики, согласно которым исчезла норма о том, что глава Осетии должен знать русский и осетинский языки. «К сожалению, сегодня знание национального языка не дает никаких преимуществ его носителю, хотя изучение его отнимает время», — отметил Хоранов, в связи с чем предложил выступить с инициативой, чтобы сподвигнуть парламенты республик в качестве законодательной принять норму об обязательности знания государственных языков госслужащими.
 
«НАСТУПЛЕНИЕ НА ЯЗЫКИ — ЭТО НЕ КУЛЬТУРНЫЙ ВОПРОС, ЭТО ВОПРОС ПОЛИТИЧЕСКИЙ»
 
Завершало работу круглого стола выступление журналиста и общественного деятеля Максима Шевченко, который довольно резко высказался по данному поводу: «Моя позиция по этому вопросу ясна: я считаю, что закон о запрете изучения национальных языков преступный. Это моя принципиальная позиция, он уменьшает гражданские права многонационального народа РФ, который в Конституции так и назван. И мотивы принятия этого закона, и того, что Путин сказал в Йошкар-Оле, не объяснимы, потому что никакой русский язык нигде не ущемляется. Более того, я не знаю ни одного человека, который, изучая татарский, кабардинский или другой язык, перестал бы быть русским. Проблема не в этом совершенно, проблема лежит в политической плоскости. Современная власть превращает Россию в корпорацию, главная задача которой добывать нефть, газ, полезные ископаемые с транспортировкой их потом за границу — на Запад либо в Китай в ущерб, естественно, населению страны: в Китае газ продается по 80 копеек, а в Красноярском крае по 5,2 рубля своим же людям. В этой ситуации иметь разветвленную систему национального культурного представительства — это большая угроза для корпоративной власти, которая строит фашистское государство. Им нужен один единственный субъект: одна партия, одно медиапространство и одна нация, никакого разнообразия не должно быть, потому что оно „вредит“. Поэтому это наступление на языки — не культурный вопрос, это вопрос политический. Русских противопоставляют другим народам», — констатировал общественник.
 
По словам Шевченко, «Единая Россия» представлена в Госдуме 52 процентами, поэтому голосуй — не голосуй, закон примут, «если Путин сказал». Только широкая общественная демократическая коалиция способна защитить это безусловное гражданское демократическое завоевание. Тут же Шевченко предложил собрать постоянно действующую структуру, которую позже решили назвать «Демократический конгресс народов РФ». «Я готов заступаться за право, за каждый народ, даже самый маленький. Обязательное преподавание национальных языков в школах. Это принципиальная позиция», — отметил общественный деятель. При этом он посоветовал активистам перенести языковую проблему в политический контекст.
 
 
Председатель совета ассамблеи народов России Светлана Смирнова возразила журналисту, призвав не политизировать вопрос, а ответственно подойти к решению проблемы, исходя из общих интересов. «Вы говорите не политизировать, хотя первое политическое лицо страны, президент России Путин, участвовавший в политическом процессе президентских выборов, уже политизировал этот вопрос. То есть власть имеет право политизировать, а мы должны как такие клоуны быть», — парировал ей Шевченко.
 
В результате по итогам круглого стола было принято решение о создании общественного «Демократического конгресса народов РФ» в защиту языков. В оргкомитет нового движения вошли практически все участники круглого стола, в том числе и Шевченко. Движение планирует выступить против возможного принятия законопроекта, а также займется «вопросами федерализма», будет защищать права республик и «отстаивать действующую Конституцию РФ». «Это движение должно превратиться в защиту реальной федерации», — пояснил позже в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» депутат Ил Тумена Шамаев. Шамаев также напомнил о феномене Бурятии, когда после упразднения Усть-Ордынского автономного округа в 2008 году число носителей бурятского языка значительно возросло — пассионарная сила бурят перешла в изучение языка. «Этот феномен ученым еще предстоит изучить», — отметил депутат из Якутии.
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.50 (1 голос)