Олене Билозерской и всем женщинам и девушкам, воюющим за Украину

До свидания, девочки!
Девочки,
постарайтесь вернуться назад.

Б.Окуджава

Начать бы в старинном стиле, мазками на полотне
Выписывать: жили-были, в заморской иной стране,
Где летом луга пестрели и свежесть несли ветра,
Герои и менестрели, торговцы и мастера.
Ветра разгоняли тучи. В долинах цвели сады.

И замок стоял над кручей, а может быть, у воды,
А может, у края леса, где сосен стволы стройны,
И в замке жила принцесса, любимица той страны.
Она не вздыхала томно, возвышенна и бледна,
Она не стихала скромно за вышивкой у окна -
Принцесса была отвагой известна не без причин,
Владела пером и шпагой получше иных мужчин,
Видали ее летящей на лошади поутру,
Но двор ее был блестящий, как быть надлежит двору,
Художники и поэты вились средь ее гостей,
Писали ее портреты, сонеты слагали ей,
Она же любила книги, читала порой всю ночь,
А всякий, кто плел интриги, был изгнан с позором прочь.
И если звенели шпаги, то это был лишь турнир.
На башнях плескались флаги. В стране был покой и мир...

Но это не наша сказка.
Но это другой пейзаж.

Принцесса наденет каску, и берцы, и камуфляж, вдали от придворных
хроник и велеречивых од поправит тяжелый броник и выступит в свой
поход. Покуда бомонд в Европе вальсирует на балу, она будет спать в
окопе, прижавшись щекой к стволу, и будет брести по грязи, считая свои
шаги, одна, в темноте, без связи, покуда вокруг - враги, и будет
лежать в засаде, и оптикой мучить глаз, и губы кусать в досаде - "Как
видно, не в этот раз!" Но, всматриваясь до рези туда, где сидит
жлобье, увидит, как кто-то лезет на бруствер - стрелять в нее.
Наложится перекрестье. И ткнется в плечо приклад. И тело в прицеле -
"двести". И быстрый отход назад.

Она отогреет руки. Она повторит процесс. Вас что, не учили, суки -
нельзя обижать принцесс?!

Но это не вся работа. Придется, вскочив во сне, с грохочущим пулеметом
стоять под огнем в окне, ворочая ствол горячий (четырнадцать
килограмм!), и пулю считать удачей, оставившую лишь шрам. Хромая, с
разрывом связок, спешить на передний край...

Мы не выбирали сказок. Но выпал расклад - играй.

Играй, хоть тебя не гонят под пули закон и суд, и будет порыв не
понят, и орденом обнесут, и всякий бы счел за благо не лезть на рожон
к судьбе, но воина долг - отвага, девиз на твоем гербе.

И пули просвищут мимо, как было уже не раз. Для каждого побратима
найдет она пару фраз, ее ж - кто спасет от стресса? Психологов нет в
АТО. О том, что она принцесса, не знает вообще никто.

А суки все прут с востока, и нету конца войне, и сказка у нас жестока,
а быль так еще вдвойне, и падают с неба мины, и снова идут бои, и, что
еще горше, в спину наносят удар свои - бывают не лучше "Града"
союзники прежних дней... Героям нужна награда - и все же всего важней
дожить до финала пьесы, где зло, наконец, падет!

Вернитесь живой, принцесса. Пожалуйста. К тем, кто ждет.

Русским оккупантам

Как вы будете драпать, суки!
Все бросая и все кляня,
Патетично ломая руки -
"А меня-то за что, меня?
Ну какой я, к херам, агрессор?
Я ж не Путин и не Шойгу!
Я ж не доктор и не профессор -
Что я знаю и что могу?
Мне ваще что хохлы, что греки!
Разбирать их - не мой, блин, труд!
Мне ж сказали - Крым наш навеки!
Кто же знал, что опять наврут?
Мне сказали - и я, не споря,
Верил в новые рубежи!
Я ж все продал, чтоб жить у моря!
И куда мне теперь - в бомжи?!"
Как вы будете бить друг друга -
Локтем, когтем, бедром, багром,
Дочь - мамашу, супруг - супруга,
На последний спеша паром!
Рвать одежду, топтать упавших,
Биться мордами о забор
С обреченностью проигравших,
Осознавших свой приговор,
Как вы будете лезть на стенку,
Получая прикладом в лоб,
А очнувшись - зубрить Шевченко,
Чтоб опять на колени - хлоп!
Но не пустят рабов до рая,
Сколько вы ни лижите плеть,
Лишь потыкают берцем с края
И презрительно бросят: "Геть".
Ну а тем, кто в одном исподнем
Все ж сумеет прорваться в порт,
Чтоб по скользким от крови сходням
На последний взобраться борт,
Только более будет тяжко,
И не от тесноты кают,
Просто рушащаяся Рашка -
Это очень плохой приют.
Вам от бублика выйдет дырка,
А возможно - и в голове,
Вас поучит еще Кадырка
Шариату в своей Москве.
А считавших, что только яйца
Круче русской блатной души,
Приспособят пахать китайцы
Целый день за стакан лапши.
Да и собственные бандиты,
Раздражительные весьма,
Будут очень на вас сердиты.
После - голод, зима, чума...
В виде всем подлецам науки,
Завтра вашему - быть таким,
И за вас не впряжется, суки,
Даже Асад и даже Ким.
Пусть хоть всех вас затравят псами
Иль утопят в дерьме параш,
Заслужили вы это сами,
Всей страною вопя: "Крым наш!"
Ибо подлости - нет прощенья!
Заслужил - что купил, то жуй! -
Не один лишь тиран отмщенье,
Но и каждый его холуй.
Все получите честь по чести,
Вас ничто уже не спасет.
А в бомжи или в грузы 200 -
Это, суки, как повезет.

2018

Юрий Нестеренко

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.10 (5 голосов)