Поехали мы с друзьями в Кош-Агачский район. Доехали до турбазы "Белый бом", там цена палатки на берегу Чуи 250 р. с человека, баня 600 р. за час. Отправились дальше до Кош-Агача. На монгольском рынке Ольга Трибунская купила зелёный чай в очень красивой упаковке. А я для сына приобрёл монгольскую шапку а для старшей дочери красную штормовку (цена шапки 3 тыс. рублей, штормовка - 2 тыс.руб очень хорошего качества). Залили бензина под "завязку" (как потом выяснилось, бензин в Кош-Агаче разбавляют!). Там же на монгольском рынке спросили, какая цена до Укока.

Нам ответили, что если с одной ночёвкой - 20 тыс. Ну откуда у бедных «евреев» такие деньги? А был среди нас человек из Израиля - 20 лет как там живёт, хоть сам и белорус, а его мама с Украины. Короче, поехали до Джазатора (Беляши). Ведь Александр Иванович уже на пенсии, а у «батьки» Лукашенко получает сто долларов и подрабатывает у себя в Израиле - моет машины. Ну, доехали до «старой заставы», там отметились. С нами хотели ехать ещё и супруги Николаевы из Чендека. Но не успели отремонтировать свою «Ниву». Они вообще-то из Санкт-Петербурга, несколько лет как перебрались в Чендек. Галина занимается огородом и вяжет, он - строит «сферы». Отъехав от заставы, отдохнули, искупались и нарвали эдельвейсов. Ещё я думал нарвать арчин (можжевельник), но на обратном пути забыл про него, так как машина всё время глохла. Приехали в Джазатор. У Сосовых палатку в огороде не стали ставить, а поехали дальше. Турбазу кое-как нашли, за свалкой ещё с километр. Потом высказали им за указатель - обещали поставить. В 3 км от села казахи держат турбазу на реке Аргут, под названием «Кабарга». Если мне не изменяет память, хозяин Альберт, директор этой турбазы, в недалёком прошлом был председателем Джазаторского сельского совета. Казах. Там же живут и его родители. С палатки берут 100 руб., за баню 150 - и мойся сколько влезет. Там всё четко отработано - полторашка кумыса стоит 150 руб., заказывай творог, сметану, баранину - вечером всё привезут. Вокруг столько новосибирцев, омчей и томичей. Вот что значит не жадничать - и всегда есть клиенты! Мы это всё заказывали. Потом решили заказать авто до села Аргут (вышло 8 тысяч, но сторговались за 7). Ещё это село называется Красный Аргут (Кызыл Аргут), там раньше была коммуна. И Сосов ею руководил. Его уже давно нет в живых. Когда мы 4 года назад были здесь, то его жена была ещё жива, и я с нею беседовал, она была теленгиткой и рассказывала, как Сосов сватался к ней. Мне она подарила шерстяные носки, а вторые я купил за 200 рублей. Те подарки я отдал старшей дочери Юлии. В прошлый раз мы бывали здесь вместе с ней и Верой Фёдоровной Тозыяковой- сейчас ей идет 92-й год!

Ещё село Аргут, по-моему, называлось Кара - Куре (Чёрная долина). Предводитель коммуны Сосов, с Московской области. Мама Сосова умерла 2 года назад. У них было два сына, Михаил и Николай. Михаил умер около 2 лет назад, а Николай совсем недавно. Работал на таможне в Ташанте.
На следующий день на УАЗе «Фермер» мы рванули, как застоявшиеся кони. На перевалах останавливались. Дорога узкая, с огромными валунами. Куда там на моих «Жигулях» и на николаевской «Ниве»! Внизу река Кокса впадает в Аргут (с алт.- мешок для приготовления кумыса). Аргут течет почти до Инегеня, где и впадает в Катунь.
Величавы Карагемские пороги (Чёрное местечко)! Так их называл Владимир Иванович Неустроев, мастер спорта СССР по туризму. Сейчас ему 85 лет.
Добрались до речушки, которая течет с пика Шенелю (Ченелю) - высота 3888 метров. Вода разлилась, было жарко и ледники активно таяли. И мы решили ехать обратно, только повернули, как навстречу УАЗ-462. Мы шофёру сказали, что не переехать. Он решил попробовать - получилось, тогда и мы за ним. И оказались в с.Аргут – от Джазатора 47 км. Я там не был более сорока лет. Сделали много снимков и пошли икать мою знакомую. Она оказалась на покосе, а её сын строил себе дом в Джазаторе.
И тут я вспомнил Мухана Берсимбаева - председателя колхоза в Джазаторе. Кстати, колхоз- миллионер. Так вот, когда в 70-е годы колхозу вручали орден Ленина, Мухан сказал такую речь: «Мой Джазатор граничит с Китаем, Монголией, Казахстаном и даже с Кош-Агачским районом!». Вот таки были юморные люди.
В Аргуте мы сфотографировались и купили вяленого мяса. Ольга Трибунская выяснила, как отсюда выходят к Белухе, и местные ей всё рассказали.
Там, где мост через Аргут, прижимы выложены брёвнами и засыпаны камнями, иначе всё размоет. После переезда реки на одном из поворотов полетел передний мост. Благо возвращался «отчаянный» на «уазике», он нас и вытянул. Потом снова ждал перед следующим перевалом и опять вытянул. Мы просто же зашли пешком. На одной из стоянок к нам подошла бабушка с просьбой дать лекарство от кашля для внучки, но у нас собой его не оказалось. Перебрав в пути передний мост, мы вернулись на базу «Кабарга». В пути были целый день. Кстати, здесь есть электричество и подсолнечное масло бесплатно. Посоветовали хозяевам сделать книгу предложений - чтобы было куда благодарности писать. Обещали подумать.
На обратном пути Ольга Трибунская ушла на Джумалинские ключи. В сентябре, когда мы побывали у неё в гостях в Замульте, она нам со старым туристом Владимиром Черкаевым рассказала, что с четырьмя новосибирцами они всё- таки вышли к Белухе. Побывав ещё и на перевале, с которого открывается вид на плато Укок. Я трижды был на Укоке, последний раз в 1989 году, но мы заезжали со стороны Монголии, через заставу Аргамджа.Когда водитель сжег сцепление на нашем Камазе, через 3 дня прискакал монгол на маленькой лошадке. Долго ходил вокруг машины и наконец, спросил водителя, есть ли у него молоток. Тот сказал - посмотри в «бардачке». Там лежала полукувалда. Монгол её вытащил, оказалась ему по пояс. Долго на неё смотрел и спросил- меньше нет? Водитель ответил- нет.(Монгол через слово говорил на русском). Приторочил к седлу «молоток» и лошадка стала заваливаться. С горем пополам уехал. Через час прискакал снова, привёз банку сметаны и боурсаки. И спрашивает «комбата», есть ли сапоги? Ответ тот же - посмотри в «бардачке». (Надо сказать, у него нога 47 размера, у монгола 32.) Увидел их, вопрос – а меньше есть? Нет. Но можно их на валенки одевать, отвечает водитель. Я укатился под машину от смеха. Монгол ускакал и через час привёз шкурки лисы. Спустя пару часов автолавка привезла сцепление. Сделав его, мы быстренько поехали, а то от жирных сурков, которых стреляли, совсем «ошалели». Монгольская таможня вышла вся в трусах. Ну, а наши на заставе «Аргамжа» сказали, чтобы мы открыли пломбы в автолавке. Мы ответили - если на себя берёте ответственность, срывайте. Ну, они и отстали. С нами была казашка из Мухор-Тархаты, звали её Марта. Она занималась северным завозом. И руки у неё были огромными, потому как всю жизнь доила коров. Приходила на автобазу в разноцветной национальной одежде.
Ну, мы отвлеклись. На старой заставе поинтересовались об Ольге Трибунской. Сказали - отчаянная деваха. А мы продолжили путь. Решили ехать в Ташанту (в Кош-Агаче на выезде из Джазатора подъехали на СТО, они сказали, что в Кош-Агаче везде разбавляют бензин). В 1970 году я на речке Бар-Баргуза строил оросительную систему. Да и врач Прищепа просил наделать снимков. Он начинал строить её в 1969 году, учась на врача, и был здесь в стройотряде.
В Ташанте нам сказали, что можно взять лошадей, но пока ездите, могут снять колёса. Мы отказались от такой перспективы.
На обратном пути, заехав в Жана-Аул, купили две 2-литровых банки кумыса за 320 рублей.
Вспомнил, на Бар-Баргузе в юрте жил горбатый казах. Летом 70-го у него утонула внучка. Он дальше Онгудая нигде не был.
А бензин мы с тех пор стали брать 95-й. Дорога до Ташанты отличная, не то что до Джазатора. На берегу Чуи перекусили и поехали до турбазы «Белый Бом», туда, где палатка 250, а за баню 600 в час. Дело к вечеру. И тут «иностранца» прорвало! Вы бы, говорит, ещё за воздух брали! Когда приехали, в баке было 20 литров бензина, когда спохватились осталось 10 литров. Видимо, слили его у нас за критику.
Приехав домой и ночь отдохнув, отправились на Телецкое озеро. Остановились у Юли и Лёши Акпашевых. На следующий день - в с.Чуря, там сейчас два дома детского врача Василия Алексндровича Чалбина, сам он всю жизнь после института живёт и работает в городе. Но много лет жил в Чуре.
Очень хороший детский врач и Юлия Акпашева(Сумачакова).
Потом поехали в Ново-Троицк, где родился Василий Чалбин и Пётр Бедушев. Приехали и видим - мужик пытается завести трактор. Мы спросили - как называется речка (мы догадывались, что Пыжа), а он нам - нальёте 100 грамм, может, я и вспомню. Вчера утопил трактор, был пьян, вот пытаюсь завести. Мы искупались в Пыже.
Когда мы были нынче на «Родниках Алтая» с В.Черкаевым, то на обратном пути заехали в с.Тондошка. А по пути подвезли до села бабушку и я у неё спросил: «Кто это у вас вековые сосны режет?» Она ответила, что местные и режут, работы-то нет. Вот и продают кемеровчанам и новосибирцам. А под шумок кто ещё... Вот бы чем нашему правительству заняться- создавать рабочие места. А не только в Москву за «деньгой» летать.
Утром в Иогаче на пирсе выясняли возможность попасть на песчаную косу на Кырсае. Погода была никудышная. В итоге в Артабыше за 2 тысячи с человека договорились. Набралось 7 человек. Спросили, почему «Пионер Алтая» туда не ходит, ответили, что местным катерщикам это не выгодно. Вот и мягко предупредили, чтобы Южаков туда не совался...
На крытом катере дошли до Яйлю и взяли курс на водопад Корбу. Потом переплыли на другую сторону озера. Там есть небольшой водопад, а внизу баня, все за 50 рублей с человека. Стоит на берегу, и всё «фильтруется» в озеро. После вдоль берега наблюдали много водопадов, один назван туристами «Сорок грехов». Добравшись до косы, наблюдали неприятную картину - стоят машины. После открытия перевала Кату-Ярык поток авто увеличился.
Здесь вотчина супругов Мадышевых - Владимира и Аллы. Она родом из Риги. Из-за непогоды я не стал их навещать.
Переночевав у Акпашевых, двинулись к своротку на село Бийка, на пасеку к В.Реймеру. У него замечательный мёд и немецкий порядок во всём.
Когда мы 23 августа поехали в Курмач-Байгол с Е.П. Кандараковой, она пыталась продать книгу по всем выпускникам Курмач- Байгольской школы за всё её существование. Люди оказались неактивными. Дорезают последние кедры и кемеровские КАМАЗы вывозят его. Кандаракова спросила – что с вами? Молчат. А книгу она оставила в школе под расписку, продав всего десять штук по 100 рублей.

…Вообще, наездили и наплавали мы более 2000 км. До села Аргут, Ташанты и до мыса Кырсай. Четвёртого в городе, а 5-го мой «еврейский» гость отчалил на самолёте.
P.S. Планируются и осенние путешествия. И в Коксикинский район, в сёла Банное, Замульта, Чендек. И в Турачакский район, и в Чемал, Аскат и др. Об этом в других отчётах. Ну, вот пока и всё.

P.P.S. Когда мы с В.Черкаевым поехали в Турочак, то заехали на Чёртово озеро, что 5 км. от Верх-Бийска, сделать фото. Там на частной турбазе оказалась семья беженцев со Славянска, Донецкой области. Спросили разрешения пофотографировать. Позакомились и обменялись номерами телефонов для будущих встреч.

P.P.P.S. Возращаясь из путешествия по Усть-Коксинскому району, заехали к Кумашевой Татьяне в Шебалино. Кстати, работает в школе учителем русского языка и литературы. Она нас встретила очень гостеприимно. Поставила на стол всяческие разносолы и угостила уставших туристов «по полной программе». А уж затем, преодолев наше сопротивление нагрузила нас дарами со своего огорода. Огромное ей спасибо! И сказала в следующий раз – не проезжать мимо. Мы спорить не стали. Итак, за лето я был четыре раза на Телецком озере и с Черкаевым В. 10 мая в Яйлю у Веселовского Евгения. А потом и пошло, и поехало!..

Александр Иванцов

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 1.00 (1 голос)