Бывает, что человек долго не смотрится в зеркало и незаметно теряет контроль над своим видом: ему кажется, что и причёска в порядке, и лицо чистое, и взгляд искрится. Но вот попадает он в зал с зеркалами, и впору ужаснуться: глаза тусклые, на лбу от сосредоточенности на решении постоянных проблем застыла глубокая борозда, одежда мятая и потерявшая былую элегантность. 

Писательский и журналистский труд зачастую можно сравнить с зеркалом: литературное отражение действительности порой способно показать социуму жизнь в таком ракурсе, на который общество (включая власть) уже перестало обращать внимание.

Работая в такси, я вижу жизнь изнутри, и по-моему есть масса граней нашего бытия, которые требуют и отражения, и осмысления, и исправления. Отчасти поэтому я и пишу. А вы почитайте и сделайте выводы.

Мой очередной пассажир - сотрудник ФСБ - ответил по телефону, что скоро выйдет, а когда он сел в машину, я пристал к нему с вопросом:

- А я слышал, что в здание ФСБ запрещено проносить сотовые телефоны - как же вы мне ответили?

- А я как раз забирал сотовый из кабинки.

- А тех, кто всё-таки пронесёт с собой телефон, какое наказание ждёт? Расстрел?

Накануне я как раз обдумывал, в какое всё же гуманное время мы живём: никто не приходит арестовывать посреди ночи, чтобы отправить в ГУЛАГовские лагеря, как в 1937-м; разбойники не выскакивают с ножом из подворотни, чтобы отобрать кошелёк; ушли в прошлое смертоносные дуэли и кровавые битвы захватнических войн; на закованных в цепи идущих на смерть гладиаторов мы смотрим только в фильмах, удобно расположившись на диванах перед экранами больших плоских телевизоров.

- Расстрелять, конечно, не расстреляют, но взыскание наложить могут, или вообще из органов попрут - смотря какую информацию разгласишь, - предположил эФэСБэшник.

"Нет, мир определённо стал немножечко гуманней, - думал я. - Определённо!"

Но тут в машину сел не совсем трезвый паренёк, который поведал, что приехал домой на побывку со службы по контракту. Не стану передавать весь разговор (а то вдруг разглашу какую-нибудь военную тайну), но вкратце он сказал следующее:

- Был в Сирии. Должен был сопровождать автоколонну, но попал в наряд. А колонну в тот день расстреляли противотанковыми ракетами: даже бронированные автомобили разорвало в клочки. Как подумаю о том, что меня спасла случайность, так слёзы бегут, - и парень вытер с глаз скупую мужскую влагу.

- Так, может, это знак? Может быть, тебе стоит уйти со службы? - спросил я.

- Ты что! Где я ещё заработаю столько денег?

Моё умозаключение об ушедших в прошлое кровавых войнах было напрочь разбито. "Ну, хорошо, хоть в тюрьмы невинных не сажают", - у меня ещё оставалась надежда на то, что мы живём в самую настоящую Эру Милосердия.

Однако буквально через сутки мне пришлось расставаться и с этой иллюзией, выслушивая грустный рассказ одной молоденькой пассажирки, которая ехала проведать брата в следственный изолятор в Кызыл-Озёке.

- Представляете? - говорила девушка. - Приспичило моему брату справить малую нужду прямо на улице. А тут как раз маленькие девочки проходили - они позвонили родителям, которые в полиции работают, и брат даже до дома не успел дойти, как его арестовали и в полицию отвезли. А там ему "объяснили", что лучшим вариантом для него будет написать явку с повинной. Брат всё подписал. Мы пытались не доводить дело до суда, но родители девочек (сотрудники полиции) запросили с нас в качестве компенсации морального вреда двести тысяч рублей. У нас таких денег нету. Мы решили нанять адвоката: поменяли аж трёх правозащитников, но бесполезно: суд назначил наказание в виде пяти лет лишения свободы - "за развращение малолетних".

Писающих юношей, замечу, я наблюдаю едва ли не каждый день. Обычно это та часть молодёжи, которую изрядно мочегонит от употребления пива, продающегося ныне на каждом углу.

Но мало того, что алкогольное опьянение не даёт им адекватно воспринимать действительность, так ещё и нормы морали, царящие в молодёжной среде, претерпели в последнее время извращенное искажение - и если раньше человек в критической ситуации стал бы искать какие-нибудь "кусты", то теперь, как приходится замечать, в среде молодых людей считается крутым, никуда не скрываясь, помочиться в лучшем случае на ближайшую стену и как ни в чём не бывало продолжить пить напитки, скромно именуемые пенными.

Вульгарные и показушные качества - скромность и стыдливость - нашего современного общества меня, кстати, немного напрягают. Например, пиво сегодня "продавцам" по закону нельзя называть пивом, поэтому-то на всех точках продаж разливных напитков мы и видим надписи: хмельное, пенное, бочковое…

А вот подрывать здоровье нации употреблением порошковых алкогольных напитков закон допускает легко. С одной стороны, конечно, для совершеннолетних - полная свобода выбора (искушений), и личное здоровье - личное дело каждого, но с другой - именно персональные здоровья и формируют генофонд нации.

И от трезвости рассудка во многом зависит культура поведения людей. Или бескультурье…

Предстающие передо мной то тут, то там картины "писающих мальчиков" я всегда воспринимаю с некой душевной болью. Не потому, что я - консервативный пуританин или изнеженный ботаник, нет… Но за Державу обидно: бескультурье рулит.

Будь моя воля, каждое решение власти, каждое направление развития города, республики, страны я бы подчинил Министерству культуры. Ведь культура должна проявляться во всём: в образовании и воспитании, в бизнесе, в строительстве и архитектуре, в туризме, в кино и на телевидении, и так же тщательно - в области пресечения правонарушений и назначения наказаний.

Не знаю, есть ли смысл в нестеснительно жёстком наказании "брата" моей пассажирки? У всех, кому я пересказывал эту историю, на пару минут "отвисала челюсть": не может быть! Я и сам не понял, какого эффекта в этом случае желает добиться система правопорядка: исправить человека в колонии? Но я возил в такси зеков, сидевших и по десять, и по пятнадцать лет, и знаю, что культуры зона им не прибавила. К тому же, один бывалый ЗэКа (так в народе называют заключенных со сталинских времён строительства Беломорканала - "заключенный каналоармеец") рассказывал мне, что первым делом на зоне принято спрашивать не имя, а статью, по которой человек сел. Например, уважения братвы заслуживает воровство, а вот статьи с сексуальным подтекстом сразу же настраивают зону на всеобщее презрение, причём, даже если по недопониманию кто-то пообщается, покурит или чифирнёт с таким осуждённым - тот сразу попадает в тоже совсем никем не уважаемую касту "обиженных". В общем, жизнь на зоне и так не сахар, а с сомнительной статьёй и вовсе соль.

Поэтому о каком исправления и о какой пользе для общества в случае применения данного наказания можно говорить? Может, конечно, ни девушка, ни, соответственно, я подробностей "преступления века" в Горно-Алтайске не знаем, и какое-то "развращение" действительно присутствовало, но давайте включим телевизор и посмотрим дневные передачи, которые могут смотреть и смотрят наши дети, и мы увидим развращение небывалых масштабов.

Мне представляется более реальной немного другая картина (оговорюсь, что не претендую на достоверность): юридически грамотные сотрудники полиции выбрали уголовную статью потяжелее, чтобы тяжестью наказания оправдать запрашиваемую сумму в двести тысяч рублей, а когда денег не получили, дали ход делу; а уж наш гуманный суд не стал назначать срок в пятнадцать лет - по максимуму, предполагаемому данной статьёй, а присудил "всего" пять. На самом же деле опытный адвокат, судя по информации из Интернета, может отмазать даже от административного наказания в виде штрафа за справление нужды в общественном месте.

Мой хороший горно-алтайский товарищ на днях вернулся из путешествия по Индии и рассказал, что даже в откровенно бедных районах Дели стоят бесплатные туалеты и рукомойники. По моему, и наша власть прежде чем наказывать, должна обеспечить доступность туалетов в городской черте. Впрочем, я уже как-то раз писал об этом…

Для меня вопросы наказания всегда вторичны и по определению это тупиковые ходы, поскольку раз нужно наказывать за что-то, то это что-то уже произошло. А как говорится, любое заболевание легче предотвратить, нежели лечить. И любое преступление или нарушение общественного порядка тоже следует предотвращать, направляя целеустремленные усилия в область воспитания, в область культуры, в область создания человеческих условий существования. Хотя бы таких, чтобы у молодёжи были шансы реализовать себя иначе, чем в баре с пивом или на войне в Сирии…

Просто таксист

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (4 голосов)