Руководитель Антикоррупционного комитета Амыр Айташев дал большое интервью о своей деятельности, о своих планах. Беседу с ним продолжает Полина Белых.

- С Сашей Тихомировым, известным также как Саид Бурятский, я познакомился в 2001 году в Москве. Я в то время осуществлял контроль деятельности российско-иранского колледжа "Расуль-Акрам", в котором он тогда обучался. Мне понравился этот смышленый парень, и когда меня попросили порекомендовать молодых людей в образовательный центр "Фаджр" в Египте, который набирал студентов для годичного курса арабского языка, я без колебаний порекомендовал Саида, наряду с нынешним муфтием Республики Алтай Жанболатом Охтаубаевым. Этот центр славился интенсивным курсом изучения арабского языка, его выпускники всего через год в совершенстве владели как устным, так и письменным арабским. Через год Саид вернулся в Россию, а Жанболат поступил дальше в Каирский университет "Аль-Азхар".

Саид же в качестве переводчика пошел на работу в газету "Современная мысль", ставшую ныне информационным агентством "Исламньюс", а также сотрудничал с рядом издательств. Помимо арабского и родного бурятского он хорошо владел и русским языком, его мама была русской женщиной и он был полукровкой. Он был направлен также на курсы администрирования в Кувейт, которые закончил с отличием. Побывал у нас, в Республике Алтай, в качестве переводчика шейха Джасема аль-Мутавва, верховного судьи Кувейта по гражданским делам, который гостил здесь у меня с семьей - женой и сыном.
Я лично относился к Саиду как к младшему брату, готовил из него управленца высшего звена, способного работать по линии исламских организаций с арабскими странами Персидского залива. Мы женили Саида на девушке из хорошей семьи, ее отец был отставным полковником авиации, своего сына - первенца он назвал в мою честь.
Во время одной из неформальных встреч с окружением президента Калмыкии Кирсана Илюмжинова мы договорились, что Саиду предложат должность муфтия Калмыкии. У них в республике около 10 процентов населения - мусульмане чеченцы и дагестанцы, много мусульман-калмыков, но из-за близости Дагестана и Чечни было нежелательно, чтобы мусульманской общиной руководил выходец из этих республик. Поэтому кандидатура Саида, который к тому времени стал известным на Кавказе, да и по всей России проповедником и лектором, подходила для Калмыкии, ведь буряты и калмыки - оба монголоязычные народы. И вот в один день мне звонит мой товарищ, который извещает, что Саид Бурятский перешел на сторону главаря террористов Доку Умарова и принес ему присягу. От этой новости я был в большом шоке. Сам по себе Саид был абсолютно мирным человеком, не служил в армии, не проходил никакой боевой подготовки. Да и в личных беседах отзывался о боевиках на Кавказе как о малообразованных обманутых людях. И тут такое - берет на себя ответственность в нескольких терактах, призывает на вооруженную борьбу с властями.
Хотя впоследствии следователи выяснили, что непосредственного участия в террористических актах Саид не принимал, было возбуждено дело по статье "Терроризм", потому что в своих видеовыступлениях он призывал к незаконной вооруженной борьбе. Его переход на сторону боевиков вызвал большой резонанс, и ФСБ и силы Рамзана Кадырова были обеспокоены притоком молодежи в бандформирования. Впоследствии оперативники ФСБ рассказывали, что около 200 молодых людей, вдохновленных призывами Саида, перешли или пытались перейти к боевикам. Сюда, в республику по этому делу прибыли два оперативника ФСБ России, с которыми я встретился и высказал свое мнение. На это они предложили выехать с ними на Кавказ, чтобы попробовать уговорить Саида сдаться. Но перед этим два сотрудника нашего местного управления ФСБ, в звании полковника и подполковника, предупредили меня, что никоим образом на такое соглашаться нельзя, так как возможны различные провокации со стороны тех, других фсбшников. Поэтому я согласился выехать на Кавказ, но потребовал, чтобы это стало возможно только при совместных действиях с силами кадыровцев и при предоставлении гарантий безопасности от Рамзана Кадырова. Такого они обещать не смогли, и убыли восвояси.
Впоследствии в Следственном управлении ФСБ в Лефортово я встречался со следователем, который вел дело Саида Бурятского, он рассказал, что опросил всех его знакомых по Москве, и так и не смог выяснить, каким образом он связался с боевиками. Стало лишь известно о письме от Доку Умарова, в котором тот укорял Саида в том, что он призывает к одному, а делает другое и призывал присоединиться к террористам. Что и произошло - в один прекрасный день Саид отправил свою семью в Египет, а сам купил билет в Назрань и улетел в Ингушетию, где в лесах встретился с боевиками. Впоследствии Саид был убит силами федеральных войск в одном из ингушских сел, уголовное дело в отношении него было закрыто по смерти.
- А каково ваше личное отношение к этим бандформированиям, к их деяниям?
- Это движение, в которое выродилось чеченское национальное сопротивление, после всех этих страшных терактов, произошедших в 90-е годы и позднее, не обладало никакой правотой. Может быть, в том бардаке, который происходил в стране в начале 90-х, чеченцы и имели право на национальное государство, но после того как это все превратилось в терроризм, такое терпеть было нельзя. Поэтому переход Ахмада-хаджи Кадырова на сторону федеральных сил был наилучшим выходом из той бойни. Думаю, лучшим отражением моего мнения будет заявление моего духовного наставника, муфтия Азиатской части России Нафигуллы Аширова, сказавшего, что после того, как появился легитимный с исламской точки зрения правитель Чечни, такой как Рамзан Кадыров, любая борьба против него - мятеж, по шариату караемый смертью.
Поэтому очень и очень обидно, что таким упырям как Умаров удалось заманить на гибель такого очень перспективного парня, как Саид. Юношеская романтика, идеализм, то, что не видел войны, смерти, утянули его на неверный путь.
- Следующий вопрос от читателей: почему молчите по поводу "Алтайской ямы"?
- По данному вопросу мы не бездействуем, все злоупотребления и махинации при строительстве "Алтайской ямы" подробно описывались в "Листке" на протяжении всего строительства. Теперь же пришла пора федеральной власти вынести свой вердикт, государственная машина уже пришла в движение, вот, вышел отчет Счетной палаты. Сейчас там очень шаткая ситуация, денег на продолжение строительства и исправление ошибок нет, поэтому основной подрядчик - ОАО "Сибмост" - хочет выйти из игры, но пока не может. К нам весной этого года обратились из авторской программы Аркадия Мамонтова, который с нового года перепрофилировался на расследование тем коррупции в России. Но, кажется, тема для них отложилась, поэтому мы понемногу будем оглашать результаты наших расследований по ОЭЗ, которые мы готовили для программы Мамонтова.
- Ещё один вопрос от наших читателей: каковы практические результаты вашей деятельности?

Продолжение следует...

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.00 (8 голосов)