В начале июля 2018 года группа сотрудников Гринпис России обследовала выборочные рубки в кедровых лесах Горного Алтая, в кварталах 114 и 121 Иогачского участкового лесничества Турочакского лесничества Республики Алтай. Участки, на которых проведены рубки, относятся к категории защитности "леса орехово-промысловых зон", доля кедра (сосны сибирской) в составе древостоя составляет более семидесяти процентов. Согласно данным ЕГАИС учета древесины и сделок с ней, оба квартала предоставлены в аренду Автономному учреждению Республики Алтай "Иогач-лес". В ходе обследования выявлен ряд значительных нарушений действующего законодательства, в связи с чем материалы направлены в прокуратуру Республики Алтай.

По деляночным столбам можно предположить, что это были рубки ухода. Однако, никакие виды рубок ухода, предусмотренные действующим законодательством, не подходят к этим насаждениям и этой категории защитности. Из "классических" рубок ухода в насаждениях старших классов возраста могут проводиться только проходные рубки - но, согласно пункту 35 действующих Правил ухода за лесами, в кедровых лесах с классом возраста 40 лет проходные рубки должны вестись до 120-летнего возраста. А по пням спиленных деревьев установлено, что возраст господствующей части древостоя превышает 160 лет. "Неклассические" рубки ухода тут тоже запрещены: согласно пункту 14 Правил ухода за лесами, рубки обновления, рубки переформирования, рубки реконструкции, рубки сохранения, ландшафтные рубки не проводятся в орехово-промысловых зонах. Рубка единичных деревьев к данному случаю также не подходит, поскольку заготавливаются не единичные деревья, а большие объемы древесины, при этом единственный прямо прописанный в Правилах ухода конкретный случай рубки единичных деревьев - семенников при осветлениях и прочистках - не соответствует возрасту насаждения. Таким образом, никакой вид рубок ухода законным образом не мог быть проведен в насаждениях этого возраста и этой категории защитности.

По сути это обычная приисковая рубка - выборка самых крупных и ценных с коммерческой точки зрения деревьев, и оставление худших - отставших в росте, более тонких и (или) имеющих разнообразные пороки. Приисковые рубки давно уже не предусматриваются даже Правилами заготовки древесины (раньше - Правилами рубок главного пользования), не говоря уже о Правилах ухода за лесами. На обеих обследованных рубках вырублены в первую очередь именно самые крупные кедры, и лишь в небольшом количестве - деревья кедра меньших диаметров и пихта (главным образом на волоках).

Диаметр - не единственный критерий отбора деревьев в рубку. Если дерево имеет те или иные пороки, например - следы старых задиров или ожогов, то оно, что вполне естественно для приисковой рубки, оставляется - а рубится ближайшее крупное и здоровое.

Такие рубки в этих кедровниках проводятся уже не в первый раз, о чем свидетельствуют пни от более старой заготовки древесины. Последовательное проведение нескольких приемов приисковой рубки приводит к сильному разреживанию старых древостоев, что, в сочетании с повреждениями корней и оснований стволов, существенно снижает их устойчивость. При этом ни более молодых поколений кедра, которые могли бы сменить старые по мере из разреживания, ни кедрового подроста на пройденных рубкой участках почти нет. Еще один-два приема такого ухода - и кедровники превратятся в редины, если не начнут рассыпаться раньше в результате утраты биологической устойчивости.

Широкие волока дополняют опасное изреживание древостоев в пасеках, дополнительно способствуя как частичной утрате лесной среды, так и росту ветровой нагрузки на оставшиеся деревья.

На оставшихся деревьях очень много задиров, особенно вблизи волоков - это приведет к дополнительному ослаблению оставшейся части кедра и снижению устойчивости подвергшихся "приисковому уходу" насаждений.

Трелевка и вывозка древесины на погрузочную площадку осуществлялась по руслу ручья, что прямо запрещено действующим законодательством. Погрузочная площадка размещена непосредственно на берегу реки Карасу, притока реки Кочеш, впадающего в реку Пыжа; на погрузочной площадке оставлены порубочные остатки, неликвидная древесина и иные отходы - что прямо противоречит статье 65 Водного кодекса РФ.

Вывозится в первую очередь именно очень крупная и ценная кедровая древесина (именно такую очень любят китайские импортеры и многие ориентированные на них переработчики внутри России). Древесина похуже, разумеется, вывозится в последнюю очередь. Значительная часть древесины относительно низкого качества просто бросается в лесу.

Это безобразие с оставлением вырубленной древесины в лесу - из-за того, что на нее не нашлось покупателя, или из-за того, что не смогли вывезти по временным дорогам в распутицу, или по каким-либо иным причинам - продолжается десятилетиями. В лесах можно найти целые штабеля давно брошенной кедровой древесины, теперь не годящиеся даже на дрова.

Согласно указу Президента РФ от 7 мая 2018 г. № 204 "О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года", правительству РФ необходимо обеспечить "экологическое оздоровление водных объектов, включая реку Волгу, и сохранение уникальных водных систем, включая озера Байкал и Телецкое".

Эти кедровники представляют собой как раз часть прителецкой тайги, от которой зависит жизнеспособность водной системы в целом - то есть фактически проведение разорительных для леса рубок, явно снижающих биологическую устойчивость лесных экосистем и их способность выполнять средообразующие функции, явно противоречит смыслу президентского указа.

Кроме того, эти кедровники чрезвычайно важны для жизни и благополучия местного населения, поскольку кедр для него - не только важнейший элемент окружающей природной среды и культуры, но и в буквальном смысле слова дерево-кормилец. Конечно, для тех, кто его рубит и продает древесину, он тоже в каком-то смысле кормилец - но лишь временный, и этим никак нельзя оправдать оставление после рубок расстроенных и утрачивающих устойчивость насаждений.

И особо отметим то, что эти рубки проводятся государственным учреждением - то есть и все перечисленные выше нарушения законов, правил, природоохранных норм и интересов людей тоже совершены государственным учреждением (или, возможно, его подрядчиками). Учреждение при этом занимает явно привилегированное положение по сравнению с любыми иными организациями и гражданами, оно подведомственно Министерству природных ресурсов, экологии и имущественных отношений Республики Алтай, которое, согласно постановлению правительства Республики Алтай от 21 мая 2015 года № 135, как раз и отвечает в регионе за осуществление на землях лесного фонда федерального государственного лесного надзора (лесной охраны). Как говорят в таких случаях , "ворон ворону глаз не выклюет", поэтому и остаются пока все эти нарушения незамеченными и совершенно безнаказанными.

Посомтрим, как на это отреагирует прокуратура.

Фото Юлия Петренко и Михаил Крейндлин

Источник: forestforum.ru

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.50 (1 голос)